Задать вопрос юристу

Время и развитие

Время, столь бесчеловечное, перестало интересовать философов в конце XIX — начале XX в. Бергсон заменил его идеей продолжительности; Эйнштейн сделал из временной координаты величину, связанную с пространством и движением системы координат, в которой его измеряют: релятивистская фи

624

Метафизика

зика заменяет понятие «время» понятием «пространство — время»; наконец, экзистенциализм Хайдеггера, согласно которому человек является центром Вселенной, должен также размышлять и на тему времени: лицом к лицу с миром человек испытывает состояния, неразрывно связанные с положением во времени (беспокойство, скука, одиночество и т. д.).

Действительно, время с его необратимым порядком, превращающим будущее в прошлое, выражает, как говорит Лагно, мое бессилие перед вещами. Метафизический страх — это следствие странного чувства падения в последний момент, в момент моей смерти; когда я испытываю такие состояния, как ожидание или нетерпение, я смутно осознаю что-то вроде внутренней пустоты, которая останавливает мою жизнь; эти проявления и есть «сознание времени» (Луи Лавель). Время — это ограничение Бытия, моего бытия; в каждый момент времени у меня чуть меньше возможности получить знание и совершить какие-то поступки и чуть больше воспоминаний, чуть меньше надежд на жизнь и чуть больше уверенности в смерти. По поводу таких размышлений высказывались различные мнения.

Позиция идеального мудреца, стоика, состоит в том, чтобы принять это изменение, мое изменение как составную часть всеобщей необходимости; смиренное принятие смерти, без надежд на перевоплощение и без веры в бессмертие души (т. е. отказавшись от религиозной веры) уподобляет смерть человека естественной смерти животных. Примиряясь с временем, мудрец применяет формулу «Будь тем, кто ты есть, до тех пор, пока не станешь отрицанием самого себя». «Я не знаю, что такое то, что не имеет названия ни в одном языке», — вторит ему Ж.Б. Боссюэ. Противоположное отношение состоит в неприятии времени, и это наиболее распространенное среди людей мнение. Мировая литература полна всевозможными вариантами стремления к вечности человечества: вечное проклятие в греческой мифологии, вечность первородного греха в Библии, поиск мифической страны, где можно вечно жить после смерти в египетских «Книгах мертвых», отчаянное чувство безвозвратно уходящего времени в поэзии («О время, останови свой бег» — крик боли у Ламартина, «Эти нимфы, я их хочу увековечить» — метафизическое стремление к вечности у Малларме), поиски утраченного времени, которого уже нет, у романтиков («потеря времени» приобретает такое же значение, как в выра

625

Роже Каротини

жении «я потерял мать») и т. д. Третье отношение — религиозное: оно заключается в том, чтобы иметь представление о вечности, более или менее хорошо разработанное при помощи тезисов о бессмертии души, Страшном суде, загробной жизни или реинкарнации (умереть — означает воскреснуть).

Таким образом, человек во времени обретает поиски вечности, бесплодные поиски, которые принимают в человеческом опыте различные формы. Это может быть невротическим отношением, которое, как это показал психоанализ, представляет собой увековечение детских конфликтов, все еще живых и действенных в бессознательном невропата; или это может быть поведением, полным страсти, особенно любовной, в которой возлюбленный предстает объектом поисков вне времени, обладание которым желают увековечить («я буду тебя любить вечно»): счастливая любовь ободряет, увековечивая настоящее, несчастная любовь — это страдание, связанное с невозможностью увековечить любовную связь (миф о Филемоне и Бавкиде, вечных супругах, иллюстрирует стремление человека спасти отношения от изменения); наконец, наука предлагает вечный мир, в котором прошлое равноценно настоящему и будущему («2 плюс 2 всегда будет 4», — говорит арифметик, чье «всегда» более точно, чем «всегда» влюбленного) и в котором изменение не является ухудшением, но изменением материи и энергии, количество которой остается постоянным во Вселенной в той или иной форме. Преобразование в жизни сознания научной вечности ставит человека перед лицом ценности вечности, ценности, которая, в сущности, не может быть настоящей (что ее сделало бы временной) и которая сводится до «присутствия отсутствия».

<< | >>
Источник: Каратини Р. Введение в философию. — М.: Изд-во Эксмо, 2003. — 736 с. 2003

Еще по теме Время и развитие:

  1. Взгляды науки и русского общества на Петра Великого. – Положение московской политики и жизни в конце XVII века. – Время Петра Великого. – Время от смерти Петра Великого до вступления на престол Елизаветы. – Время Елизаветы Петровны. – Петр III и переворот 1762 года. – Время Екатерины II. – Время Павла I. – Время Александра I. – Время Николая I. – Краткий обзор времени императора Александра II великих реформ.
  2. § 7. ОСНОВНЫЕ ЧЕРТЫ РАЗВИТИЯ ПЛАТФОРМ В КАЙНОЗОЙСКОЕ ВРЕМЯ
  3. § 8. ОСНОВНЫЕ ЧЕРТЫ РАЗВИТИЯ ГЕОСИНКЛИНАЛЬНЫХ ОБЛАСТЕЙ В КАЙНОЗОЙСКОЕ ВРЕМЯ
  4. Время Ивана Грозного. – Московское государство перед смутой. – Смута в Московском государстве. – Время царя Михаила Федоровича. – Время царя Алексея Михаиловича. – Главные моменты в истории Южной и Западной Руси в XVI и XVII веках. – Время царя Федора Алексеевича
  5. 1.1.6. Развитие образования и педагогической мысли в новейшее время
  6. § 3. ГЛАВНЕЙШИЕ ЧЕРТЫ РАЗВИТИЯ ЗЕМНОЙ КОРЫ В ДОКЕМБРИЙСКОЕ ВРЕМЯ
  7. § 8. ОСНОВНЫЕ ЧЕРТЫ РАЗВИТИЯ ПЛАТФОРМ В НИЖНЕПАЛЕОЗОЙСКОЕ ВРЕМЯ
  8. § 10. ОСНОВНЫЕ ЧЕРТЫ РАЗВИТИЯ ПЛАТФОРМ В ВЕРХНЕПАЛЕОЗОЙСКОЕ ВРЕМЯ
  9. Новое время — новая эпоха в развитии культуры
  10. § 8. ОСНОВНЫЕ ЧЕРТЫ РАЗВИТИЯ ПЛАТФОРМ В МЕЗОЗОЙСКОЕ ВРЕМЯ
  11. § 9. ОСНОВНЫЕ ЧЕРТЫ РАЗВИТИЯ ГЕОСИНКЛИНАЛЬНЫХ ОБЛАСТЕЙ В МЕЗОЗОЙСКОЕ ВРЕМЯ