Задать вопрос юристу
 <<
>>

Ценность морали и ценность истины

В ходе истории человечества относительно морали наблюдается, можно сказать, «прогресс». Постепенно происходит «специализация» нравственности: моральное сознание начинают понимать как нечто отличное от политического сознания (греки), от религиозного сознания (XIX в.), от социально-тоталитарного сознания (гегельянство), от социальности современных доктрин, основанных на приоритете государства (Штир-нер, Кьеркегор и экзистенциалисты, Ницше).

Иначе говоря, моральные ценности, первоначально смешиваемые с другими ценностями, выделяются в отдельную область. Мы помним, что моральная ценность сначала представлялась абсолютной, затем ее стали отличать от ценностей возможностей, которые относятся к другим предварительно установившимся ценностям, а также от субъективных ценностей, то есть ценностей удовольствия и счастья. Этот абсолютный характер был присущ и ценности Истины, и ценности Красоты. Попробуем сравнить Добро и Истину, рассматривая их как объект напряженности в потенциальном бытии. Наш жизненный опыт предоставляет нам только относительные истины. То, что стало истиной сегодня, скажем истины квантовой физики, столетие назад не существовало, таким образом, не было ощутимой истиной. Другой пример: вкус вина варьируется в зависимости от состояния моего здоровья, а то, что я считаю политической истиной здесь и теперь, не является таковой в другом месте и в другое время. Но ведь то, к чему я устремлен, что я называю Истиной, должно быть всегда идентично себе самому, независимо от обстоятельств и условий, в которых я о ней думаю (и все это независимо от того, что абсолютной Истины в нашем жизненном сознании не существует, каким бы софистическим оно ни было: это потенциальное бытие, но, дискутируя о нем, мы возводим его в Бытие). Итак, несмотря на многообразие нравов и менталите-тов, невзирая на то, что мораль самурая совершенно отлична от морали нефтяного магната, мы продолжаем надеяться на универсальное Добро, которое заключается в его всеобщности. Но какой же «универсализм» проявляется в действительности? Ведь существовала нацистская мораль, самая скверная у эсэсовцев, которые мучили свои жертвы и видели в этом свой «моральный долг». Эсэсовский палач принадлежал своей морали

686

Мир ценностей

687

совсем так же, как его жертва принадлежала своим убеждениям и своей морали. Единственное общее между палачом и жертвой — это факт их связи, какова бы ни была природа объекта. Поэтому утилитарная мораль (вроде морали гедонистов, эвде-монистов или британских утилитаристов XIX в., т. е. мораль наслаждения) не является этикой в подлинном смысле слова, а представляет собой образ жизни. Утилитарная мораль использует шкалу ценностей, обоснованную не ею; полезное — это пригодное для чего-либо (иерархия полезности зависит от иерархии того, для чего это полезное используется); наслаждение — это аффективное состояние, которое сопутствует удовлетворению желания: градация наслаждений зависит от градации желаний.

Ценность морали и ценность истины, таким образом, предстают как абсолютные и безусловные. При их сравнении необходимо учитывать различия в тех их свойствах, которые связаны с действием и сознанием. Действительно, ценность морали как таковой нацелена на действие, поскольку она стремится из потенциального бытия в бытие, тогда как истина остается ценностью, навязывающей себя рассудку в качестве нормы собственной активности для постижения реальности.

Для их различения необходимо действие интеллектуальное, покоряющее истину, и действие моральное, покоряющее добродетель. Значит, их приходится рассматривать по отношению ко времени. Интеллектуальная активность развернута к объекту, который уже имеется, то есть к прошлому; и процесс понимания ведет от внешнего к внутреннему, от окружающего мира во «внутреннее Я». Напротив, моральная ценность обретает значение только в осмыслении будущего; она имеет смысл только тогда, когда принадлежит достижению и открытию. Моральное действие кое-что добавляет внешнему миру, проникая в него отношением, которого до этого не существовало. Его процесс — выражение чувств от меня во внешний мир. Иначе об этом можно сказать так: Истина берет на себя, тогда как Добро себя предлагает. То, что предлагает себя в моральном действии, — это будущее, представленное в нашем сознании в качестве неопределенной возможности, которая станет представленной реально в мире, как только будет реализована. Можно добавить, что ценность истины стремится к необходимости, тогда как моральная ценность стремится к возможности. Единство этих двух ценно

Роже Каротини

стей состоит в том, что возможность и необходимость равно-сущностны для становления «внутреннего Я», которое осуществляется посредством своей активности. Исчезновение этой возможности (надежды) вызывает отчаяние: главной пыткой отчаяния является то, что человек хочет и не может умереть, как бы находясь в агонии. Именно о такой ситуации говорит Кьеркегор:

«Если кто-нибудь падает в обморок, мы подаем ему воду, капли, одеколон, но когда человек впадает в отчаяние, можно только сказать: дайте ему возможность, только возможность. Это единственный путь его спасения. Когда она дана, к отчаявшемуся возвращается дыхание, возвращается жизнь, потому, что без возможности человек не может говорить и дышать...»

Именно нравственностью объясняется особый аспект морального долга по сравнению с разумным обязательством, которое выражается в формальном соблюдении законов или необходимости повиноваться порядку, что мне безапелляционно вменено. Моральный долг подвигает меня на реализацию моральной ценности, сохраняя свою свободу. Сущность моральной ценности не зависит от нас (она абсолютна), но ее существование зависит от нас. Если я отказываюсь от Истины, я обманываю себя и страдаю от этого, хотя и не приношу страдания миру. В крайнем случае я могу умереть, потому что необходимость моего «внутреннего Я» — это его существование «здесь и сейчас». Отказ от этой необходимости порождает отрицание существования. Мое существование обусловлено бытием, определенным законом Ньютона. Если я безрассудно полагаю, что это не так, то, шагнув через окно десятого этажа, я упаду и разобьюсь. Но, отрицая Добро, нарушая моральные нормы, я ничего не теряю, я не пострадаю: от этого пострадает лишь нрав-. ственность и мир. Если я убиваю своего ближнего, то это он пострадал, а не я; если я позволяю разгореться войне, то от этого опустеет только мир, я же ничем не рискую, если сумел вовремя спастись. Это те чувства, которыми моральная ценность воспринимается как имеющая отношение к наказанию или апелляции.

Моральная ценность в ее конкретной реализации зависит не только от нас. Необходимо нечто большее, чем наше желание как таковое: Добро должно быть для добра, а не для удовольствия или интереса, которые его сопровождают. Хотя из-

688

Мир ценностей

689

\ вестный случай, рассказанный Евтифроном, основательно | обсуждался, тем не менее смерть убийцы не считалась безнравственной, по какой бы причине она ни наступила — была ли она случайной, допущенной по неосмотрительности или стала мщением. В этом случае смерть понимается как возмездие за преступление. (Евтифрон видит преступление своего отца именно в том, что он не имел санкции на наказание убийцы и таким образом осквернился, нарушив закон благочестия.)

Моральная ценность — это согласие нашей воли с законо-порядком, которое проистекает из него, но не является им. Это особое отношение между мной и Добром, называемое независимостью сознания, согласно которому моральная ценность должна непрерывно быть создаваемой индивидуально, то есть любой моральный акт должен быть актом революционным и уникальным.

<< | >>
Источник: Каратини Р. Введение в философию. — М.: Изд-во Эксмо, 2003. — 736 с. 2003 {original}

Еще по теме Ценность морали и ценность истины:

  1. § 5. Социальные ценности и нормы
  2. 21.5. ХРАНЕНИЕ ЦЕННОСТЕЙ
  3. Ценность
  4. Примечание об использовании термина «ценность»
  5. ТРАДИЦИОННЫЕ СЕМЕЙНЫЕ ЦЕННОСТИ
  6. 14.3. Репродуктивная ценность
  7. § 5. Опросники личностных ценностей
  8. Глава 4 Ценности и этика информационного обслуживания
  9. Иерархия ценностей культуры (цивилизации)
  10. Глава 5 Изменение ценностей во времени
  11. Моральная и эстетическая ценности
  12. ЧТО ТАКОЕ СОЦИАЛЬНЫЕ ЦЕННОСТИ И НОРМЫ?
  13. 13. Постулат ценности
  14. 8.1. Наличные деньги, ценности