Задать вопрос юристу
 <<
>>

Пространство и время

Вселенная распростерта в пространстве. В повседневном языке это слово часто употребляется в значении «место», где можно что-то расположить: «пространство между двумя объектами», «геометрия в пространстве».

Космологически пространство понимается как место, размер которого (большое или маленькое, имеющее такую-то форму и т. д.) был бы только одним из его свойств; проблемы, которые при этом возникают, связаны с эпистемологическими вопросами, имеющими отношение к геометрии и физике. Наконец, заметим, что традиционная философия отделяет пространство, гомогенное и пустое

617

Роже Каратини

618

окружение, но которое может быть заполнено, бесконечное и делимое до бесконечности, с измерениями, от конкретного размера, ощущаемого нашими органами чувств — преимущественно нашим зрением и осязанием.

Историю теорий пространства можно разделить на три периода, в течение которых последовательно преобладали философские, физические и математические точки зрения. Платон был первым, кто размышлял над идеей космоса, введя в «Ти-мее» то, что он называет chora, что переводится как «вместилище» и имеет спорное толкование. Классически под ним понимают субстанцию, похожую на эфир физиков XVIII в., это вместилище отпечатка вещей; однако в «Тимее» есть отрывок, который вызывает сомнения:

«...есть бытие, есть пространство chora, и есть возникновение, и эти три [рода] возникли порознь еще до рождения неба» («Тимей», 52 а).

Можно попытаться увидеть в этих трех терминах элементы гегелевской триады: бытие (сущность) — это прежде всего в себе («абсолютная сущность»), вне космоса, потом она для себя («относительная сущность»), рассеянная в chora, в космосе, и наконец, вернувшись в себя, оно реализуется в индивидуальной сущности, подчиняясь эволюции («возникновение»).

Аристотель, рассуждая о пространстве, связывает его с движением, вся его физика имеет целью прежде всего объяснить движение (количественное и качественное), которое он считает внутренним свойством природных вещей. Согласно Стагириту, пространство существует отдельно от тела, которое его занимает, что оно имеет значение (есть места, свойственные определенным телам: так, огонь стремится вверх, земля — вниз). Аристотель его определяет как неподвижную границу вместилища, непосредственно связанного с содержимым, но не образующего с ним единства.

Картезианское понимание пространства положило начало новому представлению о пространстве: разница между телом и пространством, в котором находится тело, существует только в наших мыслях, ибо сущность материи — «простираться». Аналогично тому, как, перестав мыслить, я перестал бы существовать, тело, которое не простиралось бы, не было бы телом. Физики конца XVII в. использовали понятие пространства, чтобы

Метафизика

обосновать понятие эфира, особого газа, посредством которого осуществляются такие действия на расстоянии, как гравитация или электростатические силы притяжения и отталкивания. Эта идея долго сохраняла влияние на умы, став составной частью системы мышления физиков до 1905 г.; теория волнового излучения света (Френель) придавала особое значение существованию вибрирующей механической среды, находящейся даже в пустоте, так как в ней распространялся свет, однако интересно, что ученые не проявили интереса к физическим свойствам, которыми должен был обладать эфир, чтобы соответствовать роли среды распространения. Электромагнитная теория света (Максвелл, 1860 г.) смотрит на свет как на электромагнитную пертурбацию, которая распространяется сквозь пространство, все еще называющееся «эфиром», но лишенное механических свойств, поскольку то, что «вибрирует», уже не материальная субстанция, а электрическое поле и магнетическая индукция, которая ему соответствует.

Физики второй половины XIX в. безуспешно стремились доказать наличие этого неподвижного эфира, заполняющего все пустоты окружающего мира; последние опыты, связанные с эфиром, были решающими (опыты Михельсона и Морли, с 1881 г.). Эти опыты имели целью измерить скорость Земли в эфире, исходя из следующего суждения: если Земля движется со скоростью V в неподвижном эфире и если отправить с Земли световой сигнал, который распространяется со скоростью с из неподвижного источника, скорость распространения света в эфире должна быть равна с + V, если сигнал отправлен в сторону перемещения Земли, и равна с — V в противном случае; поскольку эти два сигнала не имеют одинаковую скорость, они не пройдут одинаковое расстояние в течение данного времени, и эта разница должна быть обнаружена посредством наблюдения за перемещением интерференционных полос, полученных наложением двух сигналов в интерферометре. Опыт Михельсона—Морли не имел положительного результата: при любых условиях опыта перемещение интерференционных полос было нулевым. Все происходило так, будто Земля была неподвижна в эфире; но поскольку невозможно было принять такой вывод, пришлось схитрить в расчетах: голландец Лоренц изменил закон сложения скоростей Галилея, на котором был основан принцип опыта, чтобы получить нулевое перемещение полос, в соответствии с опытом. Эйнштейн в

619

Роже Карантини

1905 г. смог разрешить эту проблему: невозможно выявить скорость Земли в неподвижном эфире, потому что его просто не существует. С этого момента формулы Лоренца могут уже считаться основными формулами механики, и, так как они предполагают, что должна была взята с = константа, каким бы ни был эталон движения, эта гипотеза становится постулатом новой механики.

Точка зрения, которая превращает пространство из субстанции в идею, была довольно близка точке зрения Лейбница, который представлял себе пространство как последовательность сосуществований, то есть в виде относительного ряда, существование которого зависит от существования сущностей этого ряда. Это позиция математиков, понимающих пространство как совокупность «точек», каждая из которых представлена вектором (система п реальных чисел для пространства с п измерениями): пространство-вместилище — абстрактное или определенное — классические физики заменяют понятием векторного пространства, которое характеризуется числом компонентов вектора и его метрикой. Это и положило конец спорам философов.

Кантовская позиция осталась вне этих споров, потому что Кант ставит вопрос не о природе пространства, а о его трансцендентальной ценности. В результате проведенного им анализа Кант пришел к выводу, что пространство — это априорная форма чувственного опыта и что оно являет само по себе аподиктическую достоверность геометрических рассуждений; эта теория имела своей целью оправдать евклидову геометрию (единственную известную в эпоху Канта) и ее соответствие чувственному опыту.

<< | >>
Источник: Каратини Р. Введение в философию. — М.: Изд-во Эксмо, 2003. — 736 с. 2003 {original}

Еще по теме Пространство и время:

  1. § 1. Время и пространство
  2. А.Б. Есин ВРЕМЯ И ПРОСТРАНСТВО
  3. Заглавия, обозначающие время и пространство.
  4. Взгляды науки и русского общества на Петра Великого. – Положение московской политики и жизни в конце XVII века. – Время Петра Великого. – Время от смерти Петра Великого до вступления на престол Елизаветы. – Время Елизаветы Петровны. – Петр III и переворот 1762 года. – Время Екатерины II. – Время Павла I. – Время Александра I. – Время Николая I. – Краткий обзор времени императора Александра II великих реформ.
  5. Время Ивана Грозного. – Московское государство перед смутой. – Смута в Московском государстве. – Время царя Михаила Федоровича. – Время царя Алексея Михаиловича. – Главные моменты в истории Южной и Западной Руси в XVI и XVII веках. – Время царя Федора Алексеевича
  6. Лекция 9. Рабочее время и время отдыха
  7. 14. 4. Рабочее время и время отдыха
  8. 20. Время труда и время отдыха
  9. Глава 21. Правовое регулирование меры труда и отдыха (рабочее время, нормирование труда, время отдыха)
  10. Правовое регулирование меры труда и отдыха (рабочее время, нормирование труда, время отдыха)
  11. Этнос и пространство
  12. 3.2. СВОЙСТВА ИНФОРМАЦИОННОГО ПРОСТРАНСТВА
  13. Информационное пространство
  14. 3.1. ПОНЯТИЕ ИНФОРМАЦИОННОГО ПРОСТРАНСТВА
  15. Пространство как ресурс
  16. Этноцентрум и сакральное пространство
  17. ВОСПРИЯТИЕ ПРОСТРАНСТВА
  18. 3.4. Городское пространство