Задать вопрос юристу
 <<
>>

«Отцеубийца» против Парменида

Теория Идей, изложенная в «Федоне», является гипотезой судьбы, основанной на доктрине бессмертия души. В начале диалога «Парменид», в котором об этом поставлен вопрос, это выступает еще и в качестве гипотезы, которая представляется для решения проблемы «одного» (единого) и «иного» (множества), или, говоря современным языком, Идеи и материи.

Уча

Античная философия

стниками диалога являются элеаты — Парменид и его ученик Зенон, — и тогда еще молодой Сократ. Зенон доказывает, что «многое» не может существовать, ибо если оно существует, то предполагает постоянные противоречия (некая вещь должна быть одновременно холодной и горячей, равной и неравной и т. д.). Зенон говорит, что положение «существует многое» при обстоятельном рассмотрении влечет за собой еще более смешные последствия, чем признание существования «одного». На это Сократ отвечает с помощью теории Идей: ощущаемые, чувственные вещи принимают участие в Идеях, что объясняет их множественный характер. Например, одна вещь может быть подобна другой, затем неподобна, что означает, что она участвует в Идее Подобия, а затем в Идее Различия; но эти Идеи сами по себе остаются едиными: Подобие не участвует в Различии, и Различие не Участвует в Подобии. Другими словами, «Одно» (Единое) есть лишь сторона Идеи, и Множество — это сторона ощущаемых вещей. Таким образом передаются возможности таких суждений, как «А есть В», или суждений одновременных, таких, как «А есть В плюс С», без того, чтобы было нарушено единство Идей, в которых участвуют А, В и С.

Присутствующий при этой беседе старый Парменид слушает Сократа и улыбается, видя его молодое рвение к аргументации, но перечисляет трудности, порождаемые теорией Идей:

1) Существуют ли Идеи сами по себе и раздельно ли существует то, что им причастно, — Идея в каждой из чувственных вещей, таких, которые могли бы например, показаться смешными, — грязь, сор, вблос?

2) Как понимать приобщение (приобщающиеся к Подобию становятся подобными, скажем, к Великости — великими и т. д.)? Приобщается ли к целой Идее или к ее части каждая приобщающаяся к Идее вещь, или возможен какой-то иной подход? Ведь тогда она теряет свое первоначальное единство и оказывается отделенной от самой себя.

3) Можно ли видеть в Идее синтетическое единство, которое включает в себя все вещи, которые к ней причастны? Как понять, например, Подобие и подобные вещи: ведь для того, чтобы собрать их в Идее Подобия, придется допустить третье единство, которое содержало бы подобные вещи плюс само Подобие, и далее — четвертое единство для объединения третьего единства и предыдущих, и так до бесконечности. Ари

133

Роже Каратини

134

стотель позднее использует эту критику теории Идей для аргумента, получившего впоследствии название «третий человек». Идея не является более концептом, понятием (она пала с предыдущим аргументом) и не является парадигмой (= моделью).

4) Если Идеи существуют, они непознаваемы и недосягаемы; это трансцендентальные реальности, что означает пребывание вне всякого опыта или возможности познания. Они не могут быть объектами науки, поскольку реальность в самой себе не может быть познана иначе, чем через науку о себе, происходящую из самого ума.

Парменид делает вывод, что теория Идей и теория приобщения — это несостоятельные гипотезы, которые все же нуждаются в проработке.

Парменид поощряет искания Сократа, которому он дает импульс для тренировки в критике этой гипотезы, проверяя все ее следствия, затем противоположной гипотезы, а далее предлагает применить это диалектическое упражнение к своей собственной теории, то есть изучить следствия гипотезы «Одно (Единое) существует» и гипотезы «Одно (Единое) не существует». После критики теории Идей критике подвергается элеатский тезис о невозможности множественности. Толкование диалога «Парменид» очень сложно, поскольку в этом диалоге множество отступлений от основной темы. Однако тщательный анализ показывает главную цель Платона — ни больше ни меньше как к отрицанию элеатизма: это некий вид самоубийства доктрины. Платон вкладывает в уста основателя Элейской школы такие слова:

«Выскажем же это утверждение, а также и то, что существует ли единое или не существует, и оно и иное, как оказывается, по отношению к самим себе и друг к другу безусловно суть и не суть, кажутся и не кажутся («Парменид», 166 с).

Такой вывод чреват полным скептицизмом: невозможно утверждать ничего связного ни о какой реальности, всякое утверждение влечет за собой множество противоречий. «Парменид», как и «Теэтет», оставляет вопрос открытым. Но в следующем диалоге «Софист» Платон предлагает решение проблемы Сущего, Бытия и познания, требующее отказа от элеатской теории Единого, или, говоря словами Платона, приходится «подвергнуть испытанию учение нашего отца Парменида и всеми силами доказать, что в каком-то отношении Небытие существует и, наборот, Бытие каким-то образом не существует».

Античная философия

Посмотрим теперь, как Платон в «Пармениде», разделывает элеатов под орех. Он применяет тот же метод, что и при проверке теории Идей: каковы следствия из двух противоположных гипотез — «Единое существует» и «Единое не существует»? Находить эти следствия — значит находить свойства, признаки, которые можно принимать или отвергать по поводу той и другой гипотезы Единого. Речь идет не о перечне всех возможных признаков: он совершенно бесполезен при изучении ценности частных положений типа «Единое есть белое», «Единое есть сыпучее», «Единое есть холодное» и т. п. Речь идет о самых общих положениях типа «Единое подвержено порче» (в «порчу», возможно, включено «белое», «сыпучее» и т. п.).

Впервые в истории философии мыслитель пытается свести все представления, связывающие общие признаки, к малому их количеству (начиная с Аристотеля обозначающие слова будут называться категориями). Категории, которые Платон рассматривает в «Пармениде», представлены в логическом, а не в произвольном порядке. Таким образом Платон является первым в ряду философов, решавших эту проблему. За ним последуют Аристотель (»Категории», первая часть «Органона»), Спиноза (субстанция, причина самой себя, атрибут, модус, Бог), Кант (учение о категориях разума), Гегель (диалектическая триада). Перечень общих понятий Сущего в «Пармениде» можно представить как общее оглавление онтологического трактата, современного той эпохе: Единое / Множество; Подобие / Различие; Движение / Покой; Порождение / Разрушение; Бытие / не-Бы-тие. Из каждой категории проистекает другая, менее общая. Например, понятие «Единый, Одно» предполагает не иметь ни части, ни целого; если оно не имеет ни части ни целого, то можно доказать, что оно не имеет ни начала, ни конца; следовательно, не имеет геометрической формы. И так далее. Как видим, такое «диалектическое упражнение» действительно является «тяжким бременем», по признанию Парменида. Чтобы придать правдоподобие этой вымышленной беседе, Платон делает главным персонажем Парменида, а не Сократа (которому должно было бы быть приблизительно двадцать лет, когда умер Парменид, т. е. около 450 г. до н. э. Добавим, что этот диалог был создан около 366 г. до н. э.). Кроме того: диалог «Парменид» является, по сути, настоящим монологом, поскольку отвечает на вопросы Парменида самый младший из этой группы,

135

Роже Каротини

«который будет менее притязателен и отвечал бы именно то, что думает».

Имя этого юного «участника массовки», статиста (Аристотель) только подчеркивает вымышленный характер сцены: великий Аристотель родился через пятнадцать лет после смерти Сократа и вошел в Академию около 366 г. до н. э.

Вот перечень гипотез, рассматриваемых согласно их следствиям, иными словами: что следует для Единого и иного, если Единое

а) существует и б) не существует.

1-я гипотеза: если Единое существует, оно единое, а не многое: значит, у него нет частей, начала, конца, середины, очертаний, оно не находится в ином и в себе самом, лишено движения и вообще изменения, тождества, различия, подобия, числа, меры и времени, но тогда оно никак не причастно бытию, т. е. не существует и как единое;

2-я гипотеза: но если Единое существует, оно причастно бытию, и тогда ему можно приписать все предикаты, отвергнутые в 1-й гипотезе.

3-я гипотеза: если Единое существует, то иное оказывается множеством, причастным (в каждой своей части и в целом Единому).

4-я гипотеза: если Единое и иное существуют, но совершенно отдельно друг от друга, то иное не причастно Единому и Единое не существует для него.

5-я гипотеза: если Единого не существует, оно одновременно оказывается причастным и непричастным разным идеям.

6-я гипотеза: если Единое не является абсолютным, совершенным, оно не может также быть объектом осмысления.

7-я гипотеза: если Единое не существует, то иное может быть определено через несхожесть, взаимное отличие вещей.

8-я гипотеза: если Единое не существует абсолютно, то и иное не может быть никак определено.

Не вдаваясь в детали платоновского анализа, приведем для примера третью гипотезу:

«Если Единое таково, как мы его проследили, то не должно ли оно, будучи, с одной стороны, одним и многим и не будучи, с другой стороны, ни одним, ни многим, а кроме того, будучи причастным времени, быть какое-то время причастным бы

136

Античная философия

тию, поскольку оно существует, и какое-то время не быть ему причастным, поскольку оно не существует?» И далее:

«...[существует] время, когда оно [Единое] принимает свое участие в Бытии, и время, когда оно от него избавляется...»

В какой момент может осуществляться этот переход? Этого не может быть, когда Единое неподвижно (= «принимает свое участие в Бытии»), поскольку оно еще не изменяется; и это не может происходить, когда оно угасает, поскольку оно уже не Единое. Значит, это должен быть отрезок времени, который не имеет времени, иначе говоря, миг, мгновенный перерыв времени, «вдруг», ибо это «вдруг», видимо, означает нечто такое, с чего начинается изменение. Таким образом, сказать, что есть Единое, которое изменяется — значит сказать, что оно существует иногда и в прерывистости, и в продолжительности (ибо изменение есть продолжение, постоянный процесс), что является противоречием. Гипотеза не может быть доказана.

Экзамен по диалектике в «Пармениде» является радикальным пересмотром всей предшествующей философии. Он беспощадно разит элеатизм, как и теорию Идей, как и досократи-ческие учения (гераклитово движение, плюрализм Эмпедокла, Анаксагора и Демокрита, космологию пифагорейцев). Он говорит о философской отваге Платона, который не колеблется в возрасте почти шестидесяти лет начать все с чистого листа. Платон в «Пармениде» готовится не только к методологической революции последних диалогов, но и к великолепному синтезу «Тимея».

<< | >>
Источник: Каратини Р. Введение в философию. — М.: Изд-во Эксмо, 2003. — 736 с. 2003 {original}

Еще по теме «Отцеубийца» против Парменида:

  1. Купцов А.Г.. Странная история оружия. Артиллерия: маршалы СССР против России - Адольф Гитлер против Германии, 2003
  2. Третья партида Титул тринадцатый Закон VI О ТОМ, ЧТО ПРИЗНАНИЕ, В КОТОРОМ НЕ БУДЕТ ВСЕ ТОЧНО УКАЗАНО ИЛИ КОТОРОЕ ПРОТИВ ПРИРОДЫ ИЛИ ПРОТИВ ЗАКОНОВ НАШЕЙ КНИГИ, НЕ ДОЛЖНО ИМЕТЬ СИЛЫ
  3. 3. ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ СОБСТВЕННОСТИ
  4. 2. 2. ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ ЗДОРОВЬЯ
  5. Тема № 28. Преступления против правосудия
  6. Тема № 19. Преступления против семьи и несовершеннолетних
  7. Тема № 30. Преступления против военной службы
  8. 2. 1. ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ ЖИЗНИ
  9. Против кодификации в целом
  10. 4. 2. 1. Система иных преступлений против государства
  11. Секретные агенты против ЭТА
  12. 2. ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ ЖИЗНИ, ЗДОРОВЬЯ, СВОБОДЫ И ДОСТОИНСТВА ЛИЧНОСТИ
  13. § 4. Преступления против личной свободы
  14. Глава четвертая СОУЧАСТИЕ В ПРЕСТУПЛЕНИЯХ ПРОТИВ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА
  15. § 6. Процессуальные средства защиты ответчика против иска
  16. Глава четвертая БОРЬБА С ПРЕСТУПЛЕНИЯМИ ПРОТИВ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА
  17. Глава пятая ПРИГОТОВИТЕЛЬНЫЕ К ПРЕСТУПЛЕНИЯМ ПРОТИВ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА ДЕЙСТВИЯ
  18. Глава первая ПОНЯТИЕ ПРЕСТУПЛЕНИЙ ПРОТИВ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА