Задать вопрос юристу

Новая Академия и скептицизм

После смерти Платона Академия последовательно сменяла руководителей: Спевсипп (приблизительно 393—339 гг. до н. э.), Ксенократ (400—314 гг. до н. э.), Полемон из Афин (ок. 340—270 гг. до н. э.). Знаменитыми представителями школы этого периода были Гераклид Понтийский (IV в.

до н. э.), а в начале III в. до н. э. Кратет и Крантор; этот последний является автором небольшого трактата «О скорби», который был известен Цицерону.

Первое поколение платоников исчерпало себя во внутрен

Роже Каратини

них распрях, Академия затерялась среди новых интеллектуальных течений (Аристотель, стоики, эпикурейцы). До нашего времени не дошло ничего, кроме заглавий произведений Спев-сиппа и Ксенократа, и, судя по доксографическим сборникам, кажется, что Академия IV в. больше всего была озабочена моралью: «академики» призывали жить согласно природе и искать то, к чему влекут естественные склонности: здоровья, согласия, разумной жизни.

Слава Академии возродилась в III в., после Кратета; именно в это время заговорили о Новой Академии, которую последовательно возглавляли знаменитые философы: Аркесилай из Питаны (316—241 гг. до н. э.), Карнеад (215—129 гг. до н. э.), Кли-томах из Карфагена (187—110 гг. до н. э.), Филон из Ларисы (148/150—85/77 гг. до н. э.) и Антиох из Аскалона (ок. 130— 69 гг. до н. э.). Два последних сколарха вышли в пределы римского «периода»: Цицерон знал Филона в Риме между 88-м и 85 г. до н. э. и был учеником Антиоха в Афинах в 79 г. до н. э.

Для понимания основ позиций Академии следует учитывать влияние стоической мысли в III в. до н. э. Греческая классическая философия — и Платона, и Аристотеля — отличалась интеллектуальной стройностью, тогда как доктрины стоиков были амбициозны и догматичны. Достаточно сказать, что Платон не колебался по прошествии шестидесяти лет поставить под вопрос теорию Идей; Аристотель стремился вникнуть в идеи предшествовавших философов и позволил себе писать главы книг, заканчивающиеся на знаке вопроса, тогда как философы-стоики навязывали тоталитарное и окончательное видение мира. И это обернулось большим злом для греческой мысли. Аркесилай, первый представитель Новой Академии, противопоставил претензиям стоиков сократическую дерзость: «Я знаю, что я ничего не знаю», — и доказал, будучи искусным диалектиком, что это ощущение неопределенности было у таких великих философов, как Анаксагор и Платон. Как можно быть уверенным в ценности стоической науки, основанной на сравнительных представлениях, если ошибки чувств, мыслей, порожденные опьянением или безумием, приводят к ошибочным представлениям, неотличимым от истинных? Существуют вещи, о которых мы не имеем определенного представления: скажем, начиная с какого числа зерен можно говорить о «мере зерна»? Такого рода критические замечания можно встретить у скептика Карнеада, который нападает на физику и теологию

202

Античная философия

203

стоиков. И все же Карнеад не столь радикален, как его предшественник, ибо допускает существование критерия истины: это правдоподобие. Однако правдоподобие не порождает ничего, кроме мнений, и на нем нельзя построить научное определение, и потому содержание знания неизбежно оказывается относительным. Как об этом писал французский историк философии, живший в первой половине XX в., Эмиль Брейер:

«...речь более не идет о противопоставлении абсолютной уверенности стоиков и полной неуверенности «новых академиков», а о том, что же происходит между ними, когда выявляются все нюансы: это вероятностный подход Карнеада, особенно отчетливый в свете негативных категорических суждений Аркесилая».

В присутствии реальности я не имею ничего, кроме собственных мнений, более или менее правдоподобных, более или менее вероятных; так, скрученную веревку я принимаю в темноте за змею (вероятное мнение), но, если принимать во внимание мой опыт восприятия, я вижу, что она не двигается, не имеет окраски змеи, я всматриваюсь во все ее особенности и прихожу к более вероятному представлению: это просто свернутая веревка.

Мы еще вернемся к рассмотрению этих идей, как и к критике Карнеадом понятия Совершенного Бога.

Здесь же надо сказать несколько слов о моральных последствиях скептического отношения к вещам. Факт отсутствия какой бы то ни было физической определенности не ведет к невозможности иметь правила действия. В противоположность стоикам платоники Новой Академии не связывали человеческие действия с необходимостью или случайностью мира. Для Аркесилая существует внутренний критерий нравственного поведения, который не имеет ничего общего с познанием внешнего мира: правильное действие, по его мнению, навязывается нам некой внутренней необходимостью, определенностью, собственным разумом и характером. Неважно, как Аркесилай определил этот критерий; возможно, здесь присутствует, как у первых последователей Платона, аллюзия на природные склонности; впрочем, некоторые тексты показывают его склонность принимать очевидно близкие ему тезисы об атараксии и равнодушии к бедам. Итак, философы Новой Академии отчасти соблазнились скептическим гуманизмом с его природной, натуралистской тенденцией; они отклонились и от ортодоксального платонизма, и от последующих догматических учений.

Роже Каратини

204

Начиная с Филона из Ларисы мысль философов Академии теряет силу и оригинальность, она, в свою очередь, замораживается некоторым догматизмом. Теперь надо дождаться романского периода, чтобы увидеть возрождение платонизма.

* * *

Пиррон из Элиды (ок. 365—275 гг. до н. э.) был современником Зенона из Китиона и Эпикура; он следовал за Александром Великим в его войнах в Индии, где его поразили полуголые бесстрастные мудрецы, которых греки будут называть гим-нософистами. Пиррон основал свою школу около 330 г. до н. э., в своем родном городе (Элида находится в западной части Пелопоннеса). Как и Сократ, он ничего не писал, и мы знаем основные направления его учения по более поздним свидетельствам Цицерона, Тимона из Флиунта (ок. 320 — ок. 230 гг. до н. э.), перипатетика Аристокла из Мессены и от врача-философа Секста Эмпирика (П/Ш вв. н. э.), а также, конечно, из записей Диогена Лаэртия. Пиррон в течение жизни имел множество учеников, среди них наиболее известны Тимон и Навси-фан. Самыми знаменитыми после Пиррона скептиками были Секст Эмпирик, Энесидем из Кноса (I в. до н. э.) и Агриппа (даты жизни неизвестны, жил после Энесидема).

Учение Пиррона основано на «временном прекращении рассуждения» (еросЬе), которое ведет к тишине и атараксии. Вот что писал о Пирроне со слов его учеников Диоген Лаэртий:

«Пиррон из Элиды был сыном Плестарка... он везде сопровождал Анаксарха (философ-атомист, ученик ученика Демокрита. — Авт.), в том числе и до Инда к гимнософистам и магам, откуда он и привез свою мудрость и такую замечательную, глубокую идею, что нельзя познать полностью никакую истину и что нужно приостанавливать свое рассуждение... Он утверждал, что нет ни красоты, ни уродства, ни справедливого, ни несправедливого, что на самом деле не существует в действительности ничего, но что со всякой вещью люди справляются согласно своему обычаю и закону. Ибо одна вещь не есть больше это, чем то... Энесидем сообщает, что он философствовал по принципу размышления в сомнении, но все же без неосторожных поступков».

Диоген Лаэртий продолжает, излагая скептические учения в общем (без необходимости их сводить к Пиррону); он перечис

Античная философия

ляет, в частности, два вида причин, по Энесидему, сомневаться в ощущениях или в суждениях (одному жарко в тени и холодно на солнце; другой находит удовольствие в сельском хозяйстве, тогда как его товарищ предпочитает медицину; яблоко выглядит незрелым, но хорошо пахнет; установления меняются в соответствии с временем и народами и т. д.); он сообщает, что скептики отказываются от всех классических эпистемологических элементов (определение, доказательство, критерий, теория доказательств, причинность, наука) и что высшее благо они видят в сомнении, «которое ведет к тени спокойствия».

Скептицизм имеет множество обликов: это школа счастья через атараксию (Пиррон), антидогматическая полемика (Ти-мон из Флиунта), общий интеллектуальный скептицизм (философы Новой Академии), возведенный в систему последующими скептиками (Энесидем, Агриппа). Интересно выделить скептицизм врачей-философов (II—III вв. до н. э.): теоретикам медицины и ученым, последователям учения Гиппократа, в начале этого периода противопоставляется эмпирическая школа скептиков, самым заметным представителем которой является Секст Эмпирик, автор двух произведений, которые до нас дошли достаточно сохранившимися: «Пирроновых основоположений» и «Против математиков» (этим словом в античности обозначали ученого вообще). Эти тексты, которые представляют собой истинный требник скептицизма, содержат множество исторических заметок и представляют большую ценность для историков греческой философии. Что касается основной доктрины Секста Эмпирика, она общая для всех скептиков: мы не можем достичь не только абсолютной истины, но и сколько-нибудь постоянного, неизменного знания; единственные суждения, которые мы можем формулировать, — это суждения о видимости явлений, которые ведут нас по жизни. Таким образом, мы узнаем, что мед сладок, и потому пытаемся его попробовать; но это наблюдение находится вне рассмотрения сущности сладости или установления связи между поглощением меда и ощущением сладости: у нас нет основания утверждать, что в меде есть «правило произведения сладости»; все, что можно установить, — это то, что обычно это чувственное ощущение следует за съедением меда. И так далее. Скептицизм реабилитирует общее чувство, ощущение и осуждает притязания науки и метафизики: мы встретим это отношение у английских философов XVIII века.

<< | >>
Источник: Каратини Р. Введение в философию. — М.: Изд-во Эксмо, 2003. — 736 с. 2003

Еще по теме Новая Академия и скептицизм:

  1. Принципы жизни• кинизм, скептицизм, стоицизму эпикуреизм
  2. Международная Академия Биржевой Торговли «ФОРЕКС КЛУБ»
  3. Доклад профессора Копылова В. А. (МОСКОВСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ ЮРИДИЧЕСКАЯ АКАДЕМИЯ)
  4. Глава 24 Преодоление скептицизма в отношении Сионских протоколов. — «Господь явил чудо, но русские люди его не поняли и не оценили». — Мнение Л. А. Тихомирова. — Признание «убийственной правды документа».
  5. Е.А. ЕРШОВА. ТРУДОВОЕ ПРАВО В РОССИИ. РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ ПРАВОСУДИЯ, 2007
  6. Богданова Е.П.. Основы аудита. / М., Московская финансово-промышленная академия – 66 с., 2005
  7. Анисимов С. А. Кандидат технических наук (РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ ГОСУДАРСТВЕННОЙ СЛУЖБЫ ПРИ ПРЕЗИДЕНТЕ РФ)
  8. Тютюнник А.В.. Учебное пособие по дисциплине «Бухгалтерский учет в банках» / Московская финансово-промышленная академия. - М. - 101 с., 2004
  9. Новая СИСТЕМА
  10. Новая Конституция
  11. Орлов А. Б.. Психология личности и сущности человека: Парадигмы, проекции, практики: Учеб. пособие для студ. психол. фак. вузов. — М.: Издательский центр «Академия». — 272 с., 2002
  12. «Новая восточная политика» Брандта
  13. 2.4. НОВАЯ ПАРАДИГМА УПРАВЛЕНИЯ
  14. Новая аттическая комедия
  15. Новая математика
  16. НОВАЯ ВОЛНА
  17. ..И новая кровь 27