Задать вопрос юристу

Миф о пещере

Проблема познания является наряду с политической проблемой тем, что увлекало Платона в зрелые годы. Так называемую теорию Идей он изложил в четырех диалогах: «Менон», «Кратил», «Федон» и в книге VII «Государства».

В последней приводится знаменитый миф о пещере, который может служить ключом к платоновскому учению.

«Вообрази людей как бы в подземном пещерном жилище, которое имеет вход для света. Пусть люди живут в ней с детства, скованные по ногам и по шее так, чтобы, пребывая здесь, могли видеть только то, что находится перед ними, а поворачивать голову вокруг от уз не могли. Пусть свет доходит до них от огня, горящего далеко вверху и позади них, а между огнем и узниками на высоте пусть идет дорога, против которой вообрази стену, построенную наподобие ширм, какие ставят фокусники перед зрителями, когда из-за них показывают свои фокусы. Смотри же: мимо этой стены люди несут выставляющиеся над стеною разные сосуды, статуи и фигуры, то человеческие, то

115

Роже Каратини

116

животные, то каменные, то деревянные, сделанные различным | образом, и что будто бы одни из проносящих издают звуки, а другие молчат».

В этой аллегории представлена ситуация человека в состоянии невежества, незнания, и Сократ — официальный выразитель мнения Платона — так комментирует аллегорию: эти узники ничего не видят, кроме теней проносимых предметов, и эти-то тени и принимают за реальное бытие, «да и истиною будут почитать, без сомнения, не что иное, как тени».

Невежда, неподвижный из-за сковывающих его уз, обреченный находиться в пещере, принимает иллюзию за действительность, и потому он невежествен.

«Однако что происходит, когда какой-то из узников, при такой своей природе, был бы разрешен от уз, чтобы исцелиться от бессмысленности, — если бы кого-то из них развязали, принудили встать, поворачивать шею, ходить и смотреть вверх на свет. Делая все это, не почувствовал бы он боли и от блеска не ощутил бы бессилия взирать на то, чего раньше он видел только тени?

И что сказал бы он, если бы кто-то стал ему говорить, что тогда он видел пустяки, а теперь, повернувшись ближе к сущему и более действительному, созерцает правильнее, и если бы даже, указывая на каждый проходящий предмет, принудили его отвечать на вопрос, что это такое, не пришел ли бы он в затруднение и не подумал ли бы он, что виденное им тогда истиннее, чем указываемое теперь?»

Итак, оказаться на пути познания нелегко. Сначала предстоит сбросить цепи, которые нас удерживают. Но кто это делает? Текст говорит: «когда один из этих узников...», то есть речь идет не о коллективном освобождении, а об освобождении индивидуума (платоновский элитизм). Аллегория о пещере не дает объяснения, какие силы могут помочь освободиться от цепей. Не открывает она и того, почему нужно хотеть избавиться от заблуждения, если пребывать в нем удобно. Ведь освобождение от уз чревато не только неудобством — путь к Истине сопряжен со страданиями, потрясениями, которые заставляют сожалеть об утрате тихого незнания. На эти вопросы Платон ответил тремя теориями — души («Федон», «Федр»), любви

Античная философия

117

(«Пир») и знания-припоминания («Менон»), к которым мы обратимся позже.

Но и созерцание реальных вещей — не последний шаг в познании. Необходимо также открыть глаза навстречу самому свету, что является еще более тяжелым испытанием, чем предшествующие, и оно достигается созерцанием Солнца (аллегория Высшего Божества, Господа), «которое управляет всем, что существует» и которое является также причиной всего (причиной предметов-марионеток и причиной теней, которые они отбрасывают). Далее миф о пещере описывает ситуацию мудреца, который, после того как улицезрел истинные сущности вещей, не мог остаться равнодушным к тем, кто, наблюдая тени, оставались закованными в пещере.

«Но не возбудил ли бы он в них смеха и не сказали ли бы они, что, побывав вверху, он возвратился с поврежденными глазами и поэтому не следует даже пытаться восходить вверх? А кто взялся бы разрешить их и вывесть, того они, лишь бы могли взять в руки и убить, убили бы». («Государство» VII).

Здесь очевиден намек на процесс и приговор Сократа, вызывающий у Платона пессимизм: путь к Истине предназначен лишь для немногих; «большинство» довольствуется иллюзиями и не может от них отказаться. Философское знание постигает лишь небольшое число людей, и эти избранные обречены быть непонятыми и отвергнутыми (это понимание пришло к Платону во время его второго путешествия на Сицилию в 366 г. до н. э., когда он пытался применить учение о «Государстве» в политической практике).

<< | >>
Источник: Каратини Р. Введение в философию. — М.: Изд-во Эксмо, 2003. — 736 с. 2003

Еще по теме Миф о пещере:

  1. Пещеры карстовых областей
  2. ПУТЬ ИЗ ПЕЩЕРЫ
  3. Миф и архетип
  4. Миф как реальность и реальность как миф
  5. Миф об Эре
  6. Марка как полезный миф
  7. Оперативная магия языка и миф
  8. Развенчиваем миф об издании книг
  9. РЕЛИГИЯ И МИФ
  10. Миф и обряд
  11. Миф и утопия