<<
>>

Гераклит Эфесский

Эфес — ионийский город на побережье Малой Азии, между Милетом и Колофоном, расположенными напротив острова Самос. Гераклит родился там около 540 г. до н. э., и его «акмэ» приходится на 504—500 гг.

до н. э.: он принадлежал к поколению, которое следовало за поколением Пифагора и Ксенофа-на, и был современником Парменида. Учения Ксенофана и Парменида мы рассмотрим в параграфе об Элейской школе. Диоген Лаэртский описывает Гераклита как человека утончен

48

Античная философия

'Полностью фрагменты из сочинения Гераклита «О природе», сохранившиеся в произведениях различных античных авторов, приведены в книге Э.Н. Михайловой и А.Н. Чанышева «Ионийская философия» (М., 1966). — Прим. пер.

49

ного, возвышенного, благородного, надменного, гордого и высокомерного, связанного дружбой с эфесским мудрецом Гер-модором, возглавлявшим партию аристократов Эфеса. Гермо-дор пользовался доверием персидского царя Дария и был изгнан из Эфеса согражданами, без сомнения, по этой причине; легенда повествует, что он служил переводчиком у римлян, когда децемвиры — коллегия из десяти человек, избиравшаяся для выполнения специальных государственных поручений, — составляла Законы двенадцати таблиц (один из древнейших сводов римского обычного права для Южной Италии). Гераклит имел учителя. О нем известно по «Письмам» (которые являются апокрифами, но которые, без сомнения, были написаны кем-то знавшим его труды) и по его прозаическому произведению «О природе», от которого до нашего времени дошло 130 фрагментов1. Это философское произведение состояло из трех частей, последовательно рассматривающих Вселенную, политическую жизнь и теологию. Это первое чисто философское произведение в истории западной философии, предшествующее одноименной поэме Парменида, который, впрочем, ссылается на Гераклита, критикуя его. Стиль Гераклита отличался сложностью, равно как и его чрезвычайно оригинальные идеи, что и побудило древних дать ему прозвище Темный. Гераклит умер около 480 г. до н. э. Приведем рассказ Диогена Лаэртия о конце его жизни:

«...Он настолько превратился в мизантропа, что сторонился всех и решился жить в горах, питаясь травами и растениями. Из-за этой диеты он заболел водянкой и тогда спустился в город, чтобы посоветоваться с врачами, которым задал вопрос в форме загадки, могут ли они сменить дождливое время на засуху [вылечить от водянки]. Когда они [врачи] не поняли его, он закрылся в хлеву и пытался вылечиться, высушив эту воду теплом, жаром навоза, в который зарылся. Но излечение не наступило и от этого средства. И он закончил свои дни в возрасте шестидесяти лет».

Роже Каратини

50

Гераклитова философия, по всей видимости, является продолжением милетской: мир не создал никто ни из богов, ни из людей, он существрвал вечно, будучи огнем, мерами разгорающимся и мерами погасающим. Первичная субстанция — это огонь, который через свои трансформации производит воду, землю и все другое. Согласно Аэцию, Гераклит учил, что вечный круговращающийся огонь — это Бог, а судьба — это Логос (разум), созидающий все сущее из противоположных стремлений. Дотошному собиранию знаний, полимафии, Гераклит противопоставлял мудрость, то есть познание замысла, устроившего всё через всё.

Человек, по мнению Гераклита, обладает двумя средствами познания истины: чувственным восприятием мира и Логосом. Согласно Стобею, душе присущ самообогащающийся логос.

Что касается непосредственного чувственного восприятия, то Гераклит говорил:

«То, чему нас учат зрение и слух, то я ценю выше всего»;

«Глаза более точные свидетели, чем уши».

Именно пренебрежение к «полимафии» подвигло его на уничижительные слова против создателя теогонии Гесиода, географа Гекатея Милетского и против своих предшественников — Ксенофана, Пифагора:

«Многознание уму не научает, иначе оно научило бы Гесиода и Пифагора, а также Ксенофана и Гекатея»;

«Пифагор, сын Мнесарха, зашел в своих научных разысканиях дальше, чем другие, и, подбирая нужное из написанного, он ведет себя так, будто это его собственная мудрость, которая в действительности всего ли полимафия и обман».

Но Гераклит не ограничился переделкой в своем духе и в собственной терминологии милетской космологии: он претворил ее в философское мировоззрение, которое принесет великолепные плоды в диалектической философии XIX века. В основе его системы находится принцип противоположности, которым именуется «борьба» (полемос). Борьба всеобща, справедливость в распре, и все рождается через распрю и по необходимости (судьбе). Рождение и жизнь проходят в конфликте противоположностей, который люди находят справедливым или несправедливым, тогда как для Бога все прекрасно, хорошо

Античная философия

51

и справедливо — день и ночь, зима и лето, война и мир, чрезмерное изобилие и голод; вещи холодные становятся теплыми, а теплые холодными; прямое и кривое, добро и зло суть одно и то же; если бы борьба прекратилась, то вселенная была бы разрушена:

«Гомер был не прав, говоря: «Если б раздоры исчезнуть могли между людьми и богами!» Он не видел, что он молится за разрушение вселенной; ибо, если его молитва была бы услышана, все сущее погибло бы...»

«Борьба — отец всего и всему царь. Одним она определила быть богами, а другим — людьми. А из тех одним — рабами, а другим — свободными».

Борьба — это глубинный изначальный конфликт, и она же порождает прекраснейшую гармонию, ибо противостояние сил компенсируется их взаимным* дополнением, наподобие того как это происходит с противоположными концами натянутого лука. Реальность (под которой Гераклит понимал как физическую вселенную, так и человека и его историю, так же это будет понимать и Гегель) не является местом постоянных конфликтов и потрясений, которые собираются это место взорвать, но содержит в себе динамизм внутренний, который движет эволюцией, развитием: противоречие противоположностей соразмерно, теза и антитеза находятся в равновесии и основываются на единстве вещей, которые они производят. Эта гармония противоположностей контролируется каждую секунду силами высшего порядка, правосудия, справедливости, персонифицированными в Дике, богине Правды, и в Эриниях (божествах-мстительницах), исполнительницах ее воли. «Гелиос (Солнце) не преступит меры, а не то Эринии, союзницы Дике, разыщут его» — это классическое выражение идеи космического правосудия принадлежит Гераклиту.

Разделейность настоящего содержит и его единство. Для Гераклита, как и для милетцев, отдельные существа — одушевленные или неодушевленные — появляются из первичной субстанции. Но огонь, которому он отводит эту роль, не просто первичная материя, как вода или воздух; это сила деятельная, вечноживущая, которая «мерами разгорается и мерами погасает». И это объясняет бесконечное изменение мира, которое он утверждает своими знаменитыми формулами: «Все течет и все

Роже Каратиш

52

изменяется» и «Невозможно дважды войти в одну и ту же реку», раскрывающими то, что называется гераклитовым движением.

Гераклит утверждал, что мир одновременно есть единство (животворящий вечный огонь) и множественность (бесконечность его разделенных частей, которые изменяются каждое мгновение), в силу действия принципа противостояния, борьбы. Это непрерывное становление не случайно, не произвольно; оно основывается на высшем законе природы, или, говоря языком Гераклита, на Мере, или Справедливости.

* # *

Мы не будем особо останавливаться на деталях гераклито-вой космологии; это задача истории науки. Зато мы должны подчеркнуть, что философ из Эфеса развил основы того, что позже назовут «моралью» и что греки именовали «мудростью». Гераклит презирал «большинство», толпу, народные религии; он был одновременно и безудержным индивидуалистом — даже немного анархистом —. и человеком, поддерживавшим элитарную систему, защитником представления о духовной элите. Сохранившиеся фрагменты говорят о том же:

«Что у них за ум, что за разум? Они верят народным певцам и считают своим учителем толпу, зная, что большинство плохо, а меньшинство хорошо»;

«Один для меня равен десяти тысячам, если он наилучший»;

«Мистерии [имеются в виду орфический или дионисийский культы, сохраняемые посвященными. — Авт.], практикуемые толпой, — это уже не священные мистерии»;

«И они (обычные люди. — Авт.) обращают свои молитвы к этим изображениям... не зная, что такое боги, что такое герои»;

«Глаза и уши — плохие свидетели для людей, имеющих грубые души».

Презрение к вульгарному упрощению, осуждение суеверий, присущих массовому сознанию, а заодно и пользующихся популярностью Гомера и Гесиода, мы встречаем и у Ксенофана. Для Гераклита нет Бога, кроме животворящего огня, первоосновы мира, и нет другой ценности, кроме морали, каковая со

Античная философия

53

стоит в необходимости следовать общему мировому закону. В этом Гераклит предвосхищает мораль стоиков, которую мы рассмотрим позднее.

<< | >>
Источник: Каратини Р. Введение в философию. — М.: Изд-во Эксмо, 2003. — 736 с. 2003 {original}

Еще по теме Гераклит Эфесский:

  1. Ираклий (Гераклий)I
  2. Сады отдохновения
  3. БУДДИЗМ И КУЛЬТУРНОЕ ЕДИНСТВО АЗИИ
  4. 12. О ЦАРЯХ ТРОИ И О ТОМ, КАК ОНА БЫЛА ВПЕРВЫЕ РАЗРУШЕНА ПРИ ЦАРЕ ЛАОМЕДОНТЕ
  5. Конфигурация Византийско-Восточнохристианской цивилизации и ее основные структурнотерриториальные компоненты
  6. Заключение
  7. Другие источники, относящиеся к досократикам
  8. Заключение
  9. Флорентийская уния и ее отвержение Москвой
  10. Милетская школа
  11. Общие положения
  12. ПРИМЕЧАНИЯ
  13. Узлы философии словесности: мимесис и символ
  14. § 1. ВВЕДЕНИЕ
  15. Глава 24
  16. ТИВЕРИИ ПРОВОЗГЛАШЕНИЕ ТИВЕРИЯ КЕСАРЕМ. СЕМЕЙНЫЕ ЕГО ОТНОШЕНИЯ. НАЧАЛО ПРАВЛЕНИЯ
  17. Движущиеся столбы
  18. Моделирующая функция мифа
  19. Герои