<<
>>

Философия в арабских странах

Ислам зародился на границе с Византийской империей; в VII—VIII вв. он распространился в Сирии, Месопотамии (культуры этих двух территорий издавна унаследовали ценности греческой цивилизации) и в западном Средиземноморье (Северная Африка, Испания, Южная Италия), в римском христианском мире.

Из их контактов родилась арабская философия, которую иногда нелегко отделить от арабской науки, также связанной с разработкой культурного наследия греков. Это наследие арабы смогли использовать без проблем, поскольку у них не было Отцов Церкви и епископов, которые запрещали древнегреческую культуру. В каком-то смысле даже мусульманским мыслителям Багдада и Басры были ближе «языческие» авторы, чем христиане, которые были для них одновременно противником военным и противником религиозным. Их роль в истории западной философии была двойная: с одной стороны, они непосредственно получили греческие тексты — философские или научные, — которые христианский Запад утерял или запретил, то есть они спасли наследие классической античности; с другой стороны, они помогали пониманию главных греческих учений своими комментариями, переводами, преподаванием. Уточнить, в чем состоит их вклад, можно, рассмотрев в общих чертах историю арабской философии, с момента ее зарождения до XIV века. Напомним, что не все авторы, которые пользовались арабским языком, были арабами (например, Авиценна был персом); что некоторые из них работали в ведущих школах Арабской империи, а другие были бродячими философами; отметим, наконец, что мы пользуемся здесь традиционной западной транскрипцией арабских имен.

Корни арабской философии (falsafa) чисто греческие: первые философы (falasifa) мусульманского мира были переводчиками греческих текстов (или с оригинальных греческих текстов, или с их переводов на сирийский). Вначале их привлек платонизм и неоплатонизм (Плотин, Гален, Прокл). Восходящее и нисходящее движение души в поисках Принципа, объясняющего реальность, восхождение души от сущего к Богу,

242

Философия Средневековья и эпохи Возрождения

243

стремление объяснить Вселенную через это Сверхсущее Единое Благо — все эти идеи неоплатонизма были, помимо всего, совместимы с мусульманским смистицизмом (суфизмом) и с интересом к наукам и природе, присущим Исламу. Самыми замечательными мыслителями этого периода были ал-Кинди, ал-Фараби и Авиценна (ибн Сина). На Авиценну (980—1037) большое влияние оказали комментарии к Аристотелю ал-Фараби, бывшего его учителем. Энциклопедическое наследие Авиценны содержит более 200 сочинений, оказавших на умы христианских средневековых философов глубокое воздействие: его основное научно-философское сочинение — монументальная энциклопедия «Книга исцеления» («а!-ЗЫ/а») со ссылками и комментариями на Аристотеля (по некоторым сведениям, он читал «Метафизику» сорок раз) и «Канон врачебной науки», использовавшийся в течение нескольких столетий для преподавания медицины. Среди идей, которые Авиценна передал Европе, особняком стоит идея о Первом Движимом, совершенно чуждая средневековой христианской мысли предшествующего периода: в каждой душе есть разум, способный получать от Бытийной реальности сверхчувственные, абстрактные формы; на первой ступени иерархической лестницы природы этот разум пуст, на второй ступени он содержит чувственные впечатления и образы (он уже утратил часть своей потенции), на третьей — он получает от Первого Движимого — сверхсущее единое благо — сверхчувственные формы, соответствующие чувственным впечатлениям.

Этим и объясняется метафизический характер эпистемологии Авиценны: существование науки возможно, потому что существует Единое Первое движимое для всего рода человеческого; Мальбранш дал такое определение Первого Движимого:

«Самое распространенное мнение — это мнение перипатетиков, которые утверждают, что предметы за пределами бытия посылают идеи, которые являются их подобиями. Эти идеи, будучи материальными и осязаемыми, могут быть познаны через движимый Разум или Движущее, и только через них он познает материальные тела...»

Эти представления Авиценна сочетает с теорией Плотина об осуществлении, которое нисходит от Бога, Сверхсущего единого блага, Первоначала, спускаясь к миру через ряд промежуточных невещественных звеньев: Бог познает самого Себя и

Роже Каротини

знание, которое Он имеет о Себе, Он воплощает в Первичной Сущности, в относительном неопределенном подлежащем; эта Сущность, мысля сама себя, порождает третью сущность, и так далее до последней, которая является не чем иным, как Первым Движимым рода человеческого, последним исхождением от Первоначала, порождающим чувственный мир и, в частности, людей, чей разум, каждого в отдельности, в большей или меньшей степени предрасположен к соединению с Первым Движимым. Это слияние может быть достигнуто через научное познание, но главным образом — через непорочную жизнь. Тогда каждый вопрос, поставленный человеческим разумом, является «как бы просьбой, удовлетворенной заранее»; разум находится в состоянии святости, вершиной которой является дух прорицания.

Философия Авиценны не могла не обеспокоить правоверных мусульман (впрочем, сунниты отвергли ее сразу, поскольку он был шиитом, следовательно, так или иначе, но еретиком в их глазах). Первым среди религиозных философов на идеи Авиценны отреагировал аль-Газали (1058—1111), чьи произведения носят красноречивые названия, как, например: «Воскрешение наук о вере», «Самоопровержение философов». Однако христианские богословы не ознакомились с этими работами, потому что их не интересовали чужие теологические споры. Для них аль-Газали (они его называли «Альгазель») был автором единственной книги, носящей название «Стремления философов», в которой он излагал, подвергая их резкой критике, учения ал-Фараби и Авиценны: по этой причине в средневековой Европе его считали учеником Авиценны. Критикуя философов, аль-Газали защищает тезис сотворения мира Богом из ничего и тезис о Страшном суде (воскрешение во плоти, загробное вознаграждение и наказание); он утверждает, что человеческий разум имеет границы, и относительно некоторых вопросов Истина достижима лишь Откровением.

После аль-Газали арабская философия, основывающаяся на логических и научных познаниях, заимствованных у греков, обретает второе дыхание, и это время отличается от времени Авиценны. Представляя собой теологию, право и мистицизм, она в высшей степени интересуется вопросами научной и духовной жизни. Это время представлено именем аль-Рази на востоке (1149—1209); на западе Авемпас (ибн Баджа, умер в

244

Философия Средневековья и эпохи Возрождения

245

1138 г.) из Сарагоссы; ибн Туфайль из Кадикса, Испания (1100—1185) и, самый знаменитый из всех, Аверроэс из Кордовы (ибн Рушд, 1126—1198). Аль-Рази преподавал в различных городах Персии и Центральной Азии (в частности, в Герате); он исходил из научных и философских взглядов аль-Газали, но особенно часто комментировал Авиценну. Что же касается арабских философов на территории Испании, то их известность в христианском мире была значительной. Авемпас был автором трактатов по логике и сочинения «Образ жизни уединившегося», в котором он восхваляет уединение и призывает к созерцательной жизни; в своем трактате «Послание о соединении разума с человеком» он основывает слияние со Сверхчувственным Движимым на психологии знания. Ибн Туфайль занимался примерно теми же вопросами, но утверждал, что постижение Высшего Начала бытия возможно с помощью интуиции мистического озарения.

Аверроэс, наряду с Авиценной, — самое громкое имя арабской философии. Он написал философско-теологический трактат «Совпадение религиозного закона и философии» о религиозных догматах; он ставил своей задачей освободить учение Аристотеля от последующих искажений; в своем трактате «Самоопровержение самоопровержения» он критикует трактат аль-Газали «Самоопровержение философов». На Западе он был особенно известен многочисленными комментариями к произведениям Аристотеля (наибольшей известностью пользовались комментарии к «Метафизике»), работами по медицине и огромным количеством небольших по объему трудов на самые разные темы, в которых он почти всегда выступает как комментатор, хотя стоит вспомнить и замечание Ренана: «Может быть, это была мера предосторожности, чтобы философствовать свободнее, скрываясь в тени чуждого имени». Данте поместит Аверроэса в Ад, представив его великим комментатором.

Обоснование Аверроэсом философского знания весьма самобытно: Истина целиком содержится в Коране, но поскольку Священная Книга адресуется всем людям — и тем, кто рассуждает, и тем, кто довольствуется увещеваниями, постольку тот, кто может понять Коран как философ, имеет право толковать его как философ. И наконец, в качестве комментатора Аверроэс постарался передать мысль Аристотеля по возможности точ

Роже Каротини

но и ясно: не будь этих комментариев, возможно, все по-разно-: му понимали бы «Метафизику».

Наряду с этими знаменитыми преемниками греческой философии, следует упомянуть и самобытную доктрину «Ишрак» (переводится «Мистическое озарение»), разработанную персом Сухраварди (1155—1191). Этот автор построил философию откровения, или озарения, которая связана с греческой философией (Эмпедокл, Пифагор, Платон), восточной философией и учением ислама. Основная мысль Сухраварди состоит в том, что существует знание реальности, превосходящее рациональное знание (но не в том религиозном смысле, как это понимает Коран), связанное с символикой света: Бог — это Свет Светов, познание — это внутреннее озарение. Духовный свет, исходящий от Бога, по мере удаления от Него теряет интенсивность. Ступени знания являются и ступенями света, озаряющего реальность. Высшее знание делает объект ясным, озаряя его (внутреннее откровение). Способом познания Истины Сухраварди признает интуицию, что весьма далеко от научного знания.

<< | >>
Источник: Каратини Р. Введение в философию. — М.: Изд-во Эксмо, 2003. — 736 с. 2003 {original}

Еще по теме Философия в арабских странах:

  1. 3. ВЛИЯНИЕ АРАБСКОЙ ФИЛОСОФИИ И ЕВРЕЙСКОЙ ФИЛОСОФИИ
  2. Арабские страны
  3. Примаков Е.М., Лебедев Е.А., Наумкин В.В.. Новейшая история арабских стран Азии 1917-1985, 1988
  4. 1. ФИЛОСОФИЯ В СТРАНАХ ЗАПАДНОЙ ЕВРОПЫ XI век
  5. 2. ФИЛОСОФИЯ В ЭПОХУ ВОЗРОЖДЕНИЯ В ДРУГИХ ЕВРОПЕЙСКИХ СТРАНАХ (ЗА ПРЕДЕЛАМИ ИТАЛИИ)
  6. АРАБСКИЙ ЯЗЫК
  7. под ред. проф. Ю.В. Крянева, проф. Л.Е. Моториной.. История и философия науки (Философия науки): учебное пособие, 2011
  8. ОБЪЕДИНЕННАЯ АРАБСКАЯ РЕСПУБЛИКА
  9. VI. Философия духа и философия культуры
  10. 3. ОТ ФИЛОСОФИИ ДУХА К ФИЛОСОФИИ КУЛЬТУРЫ
  11. Культура и наука арабского мира
  12. АРАБСКИЙ ВИТЯЗЬ САЛАДИН
  13. АРАБСКИЕ ХАЛИФЫ
  14. § 13. Предпосылки распада арабского халифата
  15. ОБЪЕДИНЕННЫЕ АРАБСКИЕ ЭМИРАТЫ