Задать вопрос юристу

Дуализм и картезианство

На том этапе, на котором мы находимся, мучения утрированного сомнения, которые мы испытывали на первом этапе, больше нас не терзают. Поскольку существование Бога гарантирует истинность нашего разума, то мы можем быть уверены в истинности всех ясных и отчетливых идей, которые могут у нас быть; среди этих идей фигурируют объект изучения геометрии, протяжение (величина) и объект изучения механики (которая считалась наукой теоретической), движение.

Но что сказать о тех мыслях, в которых мы все еще сомневаемся, потому что они смутные, и которые мы привыкли — когда мы не философствуем, — относить к внешнему миру, к материи, отличной от моего разума.

Прежде всего, существует ли этот внешний мир, или мы по-прежнему должны воздерживаться от окончательного суждения и считать его фантазией? Но многое изменилось со временем Первого «размышления»: мы знаем, что Бог существует, что он бесконечен и всесовершенен. Это Совершенное Существо не могло бы обмануть: к чему бы он заставлял меня верить в существование мира, который не существует? Он мне не дал никаких способностей узнать, существует ли мир (в то время как он гарантирует истинность моих ясных и отчетливых идей), и он вложил в меня «очень большую склонность» считать, что мои чувства идут от телесной субстанции; отныне, пишет Декарт в Шестом «размышлении»:

«...я не вижу, каким образом можно было бы его извинить за обман, если бы и действительно эти идеи исходили или были

Роже Каратини

312

бы порождены другими причинами, а не телесными вещами А следовательно, необходимо признать, что некоторые тела существуют».

Бог у Декарта был обоснованием моего разума; теперь он —\ гарант существования внешнего мира. Но это не означает, чтс он — гарант наших чувств; вещи, конечно, отличаются от те) чувственных впечатлений, какие мы о них имеем, и в любол* случае мы должны стремиться их познать путем умопостижения, а не через чувственный опыт, роль которого сводите* лишь к тому, чтобы нас предупредить о присутствии матерю (предупреждение, которое не может быть обманом, ПОСКОЛЬК) Бог всесовершенен). Это учение называется теорией Божест-j венной правдивости; Спиноза будет объяснять ее с антиклери-i кальных позиций. \

Вот мы и подошли к картезианской теории субстанции, которую как только не определяли. ,',

Декарт считает, что существует две категории вещей: кате^ гория разума и категория материи; разум и материя — это две-реальности общего характера, которые находятся ниже («sub-stare» по-латыни) частных явлений. Разум — это мыслящая субстанция, res cogitans, материя — это протяженная субстанция, res extensa: обе они были созданы субстанцией бесконечной, совершенной и вечно существующей — Богом. То, что в субстанции есть сверхчувственного, является атрибутом этой субстанции; основными атрибутами разума являются мыслительная способность и воля; основными атрибутами материи являются протяжение и движение. На этой основе я могу ду-j мать об общих определениях субстанции, называемых модуса-i ми: например, фигура — модус протяжения, ибо я не могу представить себе фигуру без протяжения (величины), тогда как возможно представить себе протяжение без фигуры. Наука о'! материи как раз и имеет своей целью разобраться в модусах протяжения и движения, а именно в математических законах Вселенной; модусами разума являются аспекты создания. Единичные вещи (идея, материальный факт) являются акциденциями субстанции.

Когда речь идет о человеке, то дуализм, о котором мы только что говорили, описывается в тех же терминах: человеческое существо является одновременно разумом, поскольку обладает душой и материей, поскольку обладает телом (идея души в дан

Современная философия от Декарта до Ницше

313

ном случае не предполагает сверхъестественной судьбы человека). Ежесекундно я устанавливаю связь между этими двумя субстанциями: любое движение моего тела чувствуется как понятие, и наоборот любая идея выражается в движении моего тела («движение» нужно понимать в самом общем смысле; в терминах современной биологии изменение на молекулярном уровне является движением тела). Такой параллелизм между душой и телом является особым уделом того, кто существует между разумом и материей; такой параллелизм позволяет разработать математические методы исследования физических явлений, к чему стремился Декарт: каждому материальному явлению соответствует модус разума (например, уравнение). Дуализм Декарта является привлекательным способом разобраться в реальном мире; утверждение Декарта о том, что существует взаимодействие между мыслящей субстанцией и телесной, между душой и телом, порождает массу проблем, которые будут пытаться разрешить его последователи (Спиноза, Мальбранш, Лейбниц).

<< | >>
Источник: Каратини Р. Введение в философию. — М.: Изд-во Эксмо, 2003. — 736 с. 2003

Еще по теме Дуализм и картезианство:

  1. Глава 5 На пути к дуализму: Хорватия и хорватская политика. Австро-венгерский дуализм 1867 г. и Венгеро-хорватское соглашение 1868 г. 1850—1878 гг.
  2. 10. Дуализм фактов и норм
  3. § 4. "Дуализм" частного права
  4. 16. Дуализм фактов и норм и идея либерализма
  5. §234. Абсолютный дуализм как mysterium tremendum
  6. Индийская цивилизация
  7. Классический спиритуализм
  8. Бытие-в-мире
  9. 1. Особенности источников гражданского и торгового права стран континентальной Европы
  10. Философия в XVII и XVIII веках
  11. §1 . Понятие, история и принципы договора оптовой купли-продажи
  12. Полюса народа и формы мышления