Задать вопрос юристу

Давид Юм

Юм (1711—1776) — по национальности шотландец и родился в Эдинбурге. На родине он был прославленным историком, а во Франции (где он жил с 1734-го по 1737 г. и с 1763-го по 1765 г.) его почитали как философа; именно с ним Руссо в 1766 г.

отправился искать убежища в Англии. Его главные сочинения — «Трактат о человеческой природе» (два тома вышли в 1739 г.,

Роже Каратини

360

а третий — в 1740 г.), «Исследование о человеческом уме» (1748 г.), и «Исследования о принципах морали» (1751 г.); «Эссе» на общественно-политические, морально-этические и экономические | темы (1741— 1742 гг. и 1748 г.), «Политические беседы» (1752 г.), восьмитомная «История Англии» (между 1754-м и 1759 гг.) и «Естественная история религии» (1757 г.). В 1767—1768 гг. Юм занимал пост помощника государственного секретаря в правительстве вигов Рокингема; затем он уехал в Шотландию, где и \ умер в 1776 г., отказавшись собороваться перед смертью, до конца отстаивая таким образом свои атеистические убеждения. Посмертно, в 1779 г., были опубликованы «Диалоги о естест^ венной религии», написанные, вероятно, около 1749 г.

Давида Юма принято считать агностиком, настоящим вра- *| гом рационализма. Продолжая критику абстрактных идей ^ Беркли и доводя ее до самых крайних выводов, он отрицает существование Духовной Субстанции по тем же причинам, которые привели Беркли к имматериализму, но его отрицание Ду-; ховной Субстанции приводит его к атеизму (когда его спрашивали о том, что породило его атеизм, он отвечал не без юмора, ; что он обязан своим безбожием учению «его высокопреосвященства Беркли, епископа из Клойна»). Юм утверждает, что ум не имеет дела ни с какими вещами, кроме впечатлений, складывающихся из отдельных восприятий. Он видит в идее Действующей Причины источник метафизических заблуждений. Он считает, что, считая материальный мир порождением Другого Существа, являющегося его причиной, фактически, люди вынуждены утверждать объективное существование причинно-следственных связей. Этот процесс видится ему так: я привык в своей житейской практике к тому, что некое явление В следует за неким явлением А: но правомерно ли из этого делать вывод, что А является причиной существования В? Учение о причинности, как считает Юм, конечно, очень удобно, особенно в быту, скажем, помогает избежать ожога, когда человек имеет дело с огнем, но с философской точки зрения оно не имеет реальных оснований: что дает человеку право делать выводы, выходящие за рамки конкретного опыта (восприятие регулярного появления и следования во времени события В после пространственно смежного с ним события А), и понимать эти факты как свидетельство необходимого порождения этого следствия В этой причиной А? Что дает основание верить в то,

Современная философия от Декарта до Ницше

361

что и в будущем всякое появление А повлечет за собой появление Ш Поскольку ничто не может убедить меня в том, что завтра все будет так, как сегодня (только разве картезианская теория о том, что Бог творит мир непрерывно: но ведь Юм не верит в Бога), что огонь будет гореть завтра, как он горит сегодня, то единственным решением проблемы бытия для Юма является скептицизм: все сводится к психическим переживаниям, к описанию свидетельств органов чувств, когда человек пытается установить причину явлений; учение Юма о причинности связано с его убеждением в каузальном характере процессов ассоциирования.

В действительности Юм не был яростным агностиком, старавшимся уничтожить все философские концепции, как его часто представляют. Его философское учение легче понять, если вспомнить, что он формулировал принципы своего учения под влиянием Ньютона и эстетика и моралиста Хатчесона. Ньютону Юм обязан идеей о человеческой личности, являющейся частью природы и неотделимой от нее, а потому не имеющей возможности за ней наблюдать: духовную жизнь можно описать тем же образом, каким описывают Вселенную, с помощью повсеместно действующего закона философской антропологии, соответствующего закону всемирного тяготения, а точнее, с помощью механизма ассоциирования (ассоциации сходства и контраста и пространственной и временной смежности). У Хатчесона Юм позаимствовал его теорию познания, опирающуюся на некоторую совокупность чувственных переживаний в сознании субъекта, который из общечеловеческого чувства симпатии, то есть особого рода притяжения между людьми (подобного гравитации Ньютона), передает мне, наблюдателю, животные чувства и естественные верования (наподобие идеи причинности).

Что касается разума, то Юм признает за ним способность как к анализу, так и к синтезу, предвосхищая, таким образом, некоторые положения работы «Критика чистого разума» Канта. Анализ состоит в уточнении логической формы двух идей, между которыми существует причинная связь; тут необходима связь элементов в единое целое, и тогда мы получим знание бесспорное, математического типа (индуктивные умозаключения дают знание научное, точное), синтез соединяет две идеи, которые опыт и привычки обыденного сознания заставляют

Роже Каратшш ?

м

меня объединять: он порождает знание спорное, которое я могу| подвергнуть критике, порожденной моим скептицизмом (фиН зика и метафизика). Вот на этом фоне Кант и скажет свое но* вое и точное слово во всех областях философии. О нем мы ceni* час и поговорим.

<< | >>
Источник: Каратини Р. Введение в философию. — М.: Изд-во Эксмо, 2003. — 736 с. 2003

Еще по теме Давид Юм:

  1. Правители знакомы с общественным мнением
  2. §198. Ожидание Царя-Мессии
  3. Глава десятая
  4. 1.2.1. Источники гражданского и торгового права Франции
  5. Глава 47
  6. 1. Первая мировая война
  7. 9.1. Источники права Российской империи
  8. Глава четвертая
  9. Медь Чермного моря
  10. Сноски (примечания) в тексте
  11. 3.3.2. Классификация и характеристика концепций обучения
  12. 10.2. Типы финансовой политики
  13. 1.2 ПРАВОВЫЕ СИСТЕМЫ СОВРЕМЕННОСТИ
  14. 6.2. Взгляды на глобализацию и государство
  15. 10.1. философия качества
  16. Постановка проблемы