Что значит знать?

Жизнь моего эмпирического Я — это длинная история, в течение которой это Я имеет множество проявлений. Я, кем я являюсь в данный момент, — это мужчина таких-то лет в таком-то месте, погруженный в такие-то мысли, совершающий такое-то действие, имеющий такие-то ощущения, такие-то приятные или неприятные чувства; и тут кто-то заходит в комнату, где я нахожусь, в то время как я пишу эти строки и продумываю эти мысли, и мое Я изменяется: оно сидело, а теперь оно стоит, оно размышляло в тишине об абстрактных идеях, и вот оно живо разговаривает и внимательно слушает только что вошедшего человека, забыв о своих размышлениях о метафизике, как будто они никогда не существовали, и болтая совсем о других вещах. То же самое Я несколько десятков лет назад увлекалось игрой в мяч и верило, что очень просто добраться до Луны; сейчас игра в мяч не доставила бы ему никакого удовольствия, и оно уверено, что очень непросто долететь до Луны. Однако через его многочисленные проявления я всегда рассматриваю его как одно и то же Я, на основании его тождественности на протяжении лет, которая является воспоминанием о прошлых состояниях и их непрерывности. Это Я, одновременно одинаковое и различное, понимается как субъект, в противоположность всему тому, что не есть он, что играет роль объекта (принимая идею Гуссерля, двойственность субъект/объект заменим двойственностью эго трансцендентальное/интенцио-нальный объект).

Между субъектом и объектом существуют связи. На уровне Я психологического они состоят из воспринимаемых ощущений: я вижу, я трогаю и т. д.; в плане трансцендентального Я говорят об интуициях или мыслях: интуиция целого числа, аксиомы, уравнения. Познание — это основная связь, которая устанавливается между субъектом, который определен как познающий субъект, и объектом, в соответствии с которой объект становится познаваем. Но это определение требует уточнения. Прежде всего, какое направление имеет эта связь: от субъекта к объекту или наоборот? Глаз ли создает мое видение или это, скорее, видимый предмет, который, воздействуя на сетчатку

589

Роже Каратини

моего глаза, становится видимым? Мой ли интеллект создает понятие целого числа или это мир (естественный и сверхъестественный) доносит до моего сознания это понятие? Мы уже знаем, что возможны два ответа; они являются основой идеализма (субъектом создается объект) или реализма. Затем следует выделить виды познания и попытаться их охарактеризовать: перцептивное познание (житейский опыт или научный), познание разумом (интуитивное или рассудочное), эмоциональное познание (посредством симпатии, как ее описал Макс Ше-лер, через любовь и т. д.) воспринимаются как очень разные способы познания; нужно ли давать преимущество одному из видов за счет других и какая связь существует между ними? Наконец, необходимо описать, как выражается познание, каков его язык и каково значение языка, если говорить о его уместности (хорошо ли язык познания передает его содержание) и о качестве самого языка (понят ли он или даже просто понятен?). Ответы на эти общие вопросы нам позволят оценить истинность нашего познания.

Несомненно, именно здесь находится гордиев узел философии. У нас нет уважительной причины разрубить этот узел между реализмом и идеализмом: почему доводы вульгарного реализма будут менее убедительными, чем аргументы Юма, который основывается как раз на ежедневном опыте, чтобы построить свой эмпирический идеализм? Кто прав — Гегель или Декарт? Мировоззрение неопозитивистов Венского кружка лучше или хуже, чем мировидение поэтов Гёльдерлина или Рембо? А когда Сальвадор Дали заявляет: «Лучше всего на свете я знаю котлеты, так как я их ем» (надо понимать, что их субстанция после переваривания, превращается в мою телесную субстанцию), он мудрее или нет, чем Эйнштейн? Мы уже встречались с такими затруднениями относительно онтологической проблемы, и здесь мы не будем к ней возвращаться.

Способ ее решения зависит от исторических условий Я.

Это все равно что сказать, что философия — это дело моды. Витгенштейн, который разработал в «Логико-философском трактате» теорию строгого познания, которую взял за образец Венский кружок, во второй половине жизни (начиная с 1930 г. в Кембридже) выражал полное недоверие к абстрактным теориям.

В частности, он много раз утверждал (и в «Философских исследованиях», и в своих записях), что образование нам передает

590

Метафизика

591

систему понятий, которая становится чем-то вроде второй натуры для нашего Я познающего. Вот несколько отрывков из последних записей, оставленных Витгенштейном и опубликованных под названием «О достоверности»:

«Ребенок учится верить в массу вещей. То есть: он учится, например, действовать в соответствии с вещами, в которые верит. Ребенок постепенно формирует себе систему того, во что он верит, — систему, в которой многочисленные элементы остаются незыблемыми, но и многочисленные элементы могут более или менее сильно меняться. То, что установлено, установлено не благодаря своему внутреннему качеству, а потому, что крепко поддерживается всем окружением».

«Ребенок учится, веря взрослому. Сомнение приходит после веры».

«Любая проверка того, что мы принимаем за правду, любое подтверждение или опровержение занимает место уже внутри системы. И, несомненно, эта система не является более или менее произвольной или сомнительной отправной точкой всех наших доказательств; как раз наоборот — она принадлежит сущности того, что мы называем доказательством. Система является не столько отправной точкой доказательств, сколько их жизненным пространством».

«Возьмем, к примеру, ребенка, которому кто-то из взрослых сказал, будто он летал на Луну. Ребенок мне это рассказывает, а я в ответ говорю, что это только шутка и что этот человек никогда не летал на Луну, что никто еще на нее не летал, что Луна далеко, очень далеко от нас, что на нее невозможно ни залезть, ни долететь на самолете [не забудьте, что Витгенштейн писал эти строки в 1950 г.]. Но если ребенок ни за что не захочет с этим согласиться: может быть, у него есть своя точка зрения на то, как туда добраться, просто я этого не знаю, и т. д., что я смогу возразить? Что я мог бы возразить взрослым членам племени, которые верят, что люди иногда посещают Луну (может быть, они так интерпретируют свои сны), хотя и признают, что до нее нельзя подняться или полететь, используя обычные средства?..»

«Разве не так мы обучаем ребенка верить или не верить в Бога и разве это не зависит от того, что мы можем представить в пользу той или иной веры на вид правдоподобные доводы?»

Роже Каротини

Следовательно, не стоит предоставлять больше преимуществ общей структуре знания, чем структуре какого-либо другого знания. Интегральный рационализм XVII века и идеальное математической физики уступили место экспериментальной и качественной науке XVIII века, а потом она стушевалась перед математическим синтезом XIX века; XX век вновь вернулся к формальному идеалу картезианства: каким же будет строение науки в XXI веке? Только в XIX веке человек в обществе и развитии, в свою очередь, стал объектом науки; современная антропология изучает его, как физика изучает мир: система понятий, которую она разработала, чтобы его описать, претендует на то, чтобы быть такой же объективной и такой же стабильной, как и естественные науки; какой же станет антропология завтра? Что касается видов познания, то как их установить в порядке подчиненности? Это похоже на бессмыслицу: познание находится на уровне моего действия, и ботаника влюбленного, который отправляет послание, написанное «языком цветов», своей любимой, отличается от ботаники биологов: но чем одна превосходит другую?

То, что должно нас интересовать в процессе познания, которым мы наполняем объект до тех пор, пока его не поймем настолько, чтобы сделать его своим, — это намерение трансцендентального Я познающего. Теперь встает основная задача — ответить на вопрос: «Что такое понимать?»; и он ведет за собой два других: «Что такое означать?» и «Как познание движется вперед?».

<< | >>
Источник: Каратини Р. Введение в философию. — М.: Изд-во Эксмо, 2003. — 736 с. 2003

Еще по теме Что значит знать?:

  1. ЧТО ЗНАЧИТ ВЕСТИ РАСТИТЕЛЬНОЕ СУЩЕСТВОВАНИЕ?
  2. Глава 1. НЕРАЗРЫВНАЯ СВЯЗЬ: ЧТО ЭТО ЗНАЧИТ?
  3. Что нужно знать, чтобы анализировать общественное мнение
  4. Уильям СЕРЗ и Марта СЕРЗ. ВАШ РЕБЕНОК. ВСЕ, ЧТО ВАМ НУЖНО ЗНАТЬ О ВАШЕМ РЕБЕНКЕ С РОЖДЕНИЯ ДО ДВУХ ЛЕТ, 2009
  5. Смог - значит прав?
  6. Публичность — значит открытость
  7. Сердиться - значит мстить себе за ошибки других. Ж а н Ж а к Р у с с о
  8. КНИГА ПЯТАЯ I. О том, что есть государство, согласно Плутарху, и о том, что является в нем душой, и что членами.
  9. Изучив тему 7, студент должен: знать:
  10. «Откуда мне знать?»
  11. Изучив тему 8, студент должен знать:
  12. Не только знать, но и действовать
  13. КАК УЦЕЛЕЛА «СТАРАЯ» ЗНАТЬ
  14. Изучив тему 1, студент должен: знать:
  15. Изучив тему 2, студент должен: знать:
  16. Изучив тему 3, студент должен: знать:
  17. Изучив тему 4, студент должен: знать:
  18. Изучив тему 5, студент должен: знать: