Задать вопрос юристу

Бог Лейбница

Возможность существования бесчисленного множества непротиворечивых миров требует объяснения причины, в том смысле, как в математике говорят об обосновании бесконечного ряда. Лейбниц видит коренное различие между тем, что он называет бесконечным категорематическим, то есть имеющим значение само по себе (например: бесконечность членов геометрического ряда 1, 2, 4, 8, 16...

2П_1...), и бесконечным синка-тегорематическим, то есть понятием лишь в контексте, в данном случае обоснованием этой прогрессии (а именно тот факт, что каждый член выводится из предьщущего умножением на 2). Бог является, таким образом, последним основанием всего бытия; в качестве такого, Он всесовершенен, существует в инобытии и самодостаточен; Он содержит в себе все разнообразие существующих вещей; Он содержит максимальное количество сущего. Таков космологический аргумент Лейбница, который доказывает также существование Бога через реальность вечных истин (Бог является не только достаточной причиной всего существующего, но и обоснованием сущности) и с помощью онтологического аргумента, любимого всеми картезианцами (если существование Бога возможно, то Он существует; а Его существование возможно, поскольку Его совершенная беско

Роже Каратини \

344

нечность не предполагает никаких отрицаний, никаких проти* воречий; следовательно, Он существует).

Первым вопросом, который возникает в связи с Богом философии Лейбница, оказывается следующий: является ли Бої монадой? Ответ может быть только утвердительным, поскольку Бог обладает характеристиками монады (субстанция, перцеш ция и аппетиция). Он является субстанцией в качестве всемогущ щего первоисточника бесчисленного множества миров; Божественный разум, источник всего сущего, содержит во всех под-| робностях «полное индивидуальное понятие», которое Бог| мыслил, прежде чем сотворил этот мир; и наконец, в качестве) источника жизни Бог наделен волей: желание Бога — это виді аппетиции. Бог является, в некотором роде, образцовой мо^ надой. і

Второй вопрос затрагивает отношение Бога к монадам. И дей-ї ствительно, Бог, будучи значительно выше Вселенной, не является просто монадой. Он заключает в себе закон Вселенной, постоянную первопричину Вселенной, которую Он воспринимает ежесекундно во всем ее объеме: Его разум содержит возможность бесчисленного множества других миров, и его воля] выбирает некоторые из них по принципу оптимальности. Но, в | другом отношении, Бог не отделен от мира: между Богом и] нами существует общее основание; думая о себе, мы думаем о1 субстанции, о самом Боге, что порождает в нас стремление к бесконечности. Ход рассуждений здесь противоположен рассуждениям Спинозы: тогда как, по мнению Спинозы, человек должен был отречься от себя, чтобы прийти к Богу, по мнению Лейбница, он находит Бога в самом себе (ср. святого Августина: любовь к Богу, доведенная до презрения к себе). Следовательно, если любое существо отличается от Бога в своем существовании, то оно Ему тождественно в своей сущности, которая бесконечна: но эта бесконечность, с таким совершенством воплотившаяся в Боге, никогда не воплотится в нас.

Остается вопрос о квиетизме, учении, вызывавшем ученые споры в конце XVII в. (частично его разделял Фенелон в своих «Изречениях Святых»). Квиетизм утверждает, что душа, познавшая Бога, находится в состоянии непрерывной любви к Богу, что дарит ей абсолютный покой и избавляет от необходимости исполнения любых других моральных обязанностей или религиозных обрядов (определение Лаланда в его «Критическом и

Современная философия от Декарта до Ницше

345

специальном философском словаре»). По мнению Лейбница, учение квиетистов ошибочно: они предлагают человеку погубить себя во имя Бога, но забывают, что Бог находится в нас самих, таким образом, идея погубить себя ради объекта нашей любви не имеет никакого смысла: любить Бога — значит самоутверждаться, а не губить себя. Точно так же можно критиковать и мистицизм: практика мистицизма предполагает личный опыт, познание Бога изнутри; но, чтобы любить, надо знать, следовательно, любовь к Богу может в нас родиться, только если мы будем стараться его познать через то, в чем Он себя выразил, то есть через Природу. Любовь к Богу может быть лишь жизнью, напряжением сил, познанием и действием; аппетиция монады, это, в конечном счете, не что иное, как стремление к Богу.

<< | >>
Источник: Каратини Р. Введение в философию. — М.: Изд-во Эксмо, 2003. — 736 с. 2003

Еще по теме Бог Лейбница:

  1. Оптимизм Лейбница
  2. 4. ЛЕЙБНИЦ
  3. Бог, человек и Божья благодать
  4. §242. Тэнгри — «Бог-Небо»
  5. ГЛАВА I БОГ И РЕВОЛЮЦИЯ
  6. 1.2.5 Неведомый и истинный Бог
  7. §298. Мейстер Экхарт: Бог и божество
  8. 1.1 Бог и боги в Ветхом Завете
  9. §127. Религия бронзового века: Бог Неба и культ предков
  10. МЛ.Рейснер, Н.Ю.Чалисова «Я еемь Истинный Бог»: образ старца Халладжа в лирике и житийной прозе ‘Атгара
  11. От анализа к восприятию
  12. XVIII век: Царская Европа на севере
  13. Глава VI ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ИДЕИ В 11ЕМЕЦКОЙ Ю1АССИ ЧЕСКОЙ ФИЛОСОФИИ КОНЦА XVIII ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫ ХЕХ В.
  14. Акт творения и его создания
  15. БОГОЯВЛЕНИЕ
  16. Жизнь и творчество
  17. СВЕРХЛЮДИ: ЧЕЛОВЕК СИЛЫ
  18. ТЕКСТ 4. ФИЛОСОФИЯ СИМВОЛИЧЕСКОГО МИРА ЧЕЛОВЕКА