Аристотель о душе

Точка зрения Аристотеля сильно отличается от точки зрения Платона. Для него понятие «душа» — то же самое, что для современных психологов психика: его не интересует ни ее материальность, ни ее бессмертие, он не касается ни человеческих судеб, ни загробной жизни.

Отвергнув учения своих пред

Метафизика

шественников, которые рассматривали душу то как движущее начало, приходящее в движение самостоятельно, то как основу, Аристотель дал свое знаменитое определение души:

«Именно поэтому душа есть первая энтелехия естественного тела, обладающего в возможности жизнью» («О душе», II, I, 412 Ь).

Энтелехия обозначает фактическую данность или осущест-вленность неопределенной материи при помощи формы; субстанция определяется как сочетание материи и формы. «По-видимому, главным образом тела, и притом естественные, суть сущности, ибо они начала всех остальных тел» (там же, II, I, 412 а), а из естественных одни наделены жизнью, другие — нет. Но тело, наделенное жизнью, не может быть душой. Душа —это сущность в смысле формы живого тела, следовательно, душа — энтелехия такого тела. В соответствии с вышеприведенным определением душа становится синонимом жизни, входя в необходимый набор условий существования конкретного организма. Аристотель заявляет: представим себе, что топор — организм; его душа — набор условий существования его субстанции (ош1а); так вот, если отделить субстанцию от топора, он перестанет существовать. Это, подчеркивает философ, только абстрактный пример, поскольку топор — это всего лишь топор, а не живое существо, несущее в себе одновременно и движение, и покой. Но мы не знаем, отделяется душа от тела или нет; возможно, что душа выполняет функции, отличные от функций тела, но нам это неведомо.

Таким образом, все живые существа, растения или животные, имеют душу, неотделимую от тела (следовательно, смертную?), и в соответствии со своим местом в природе их души обладают одной или несколькими функциями, а именно переваривать пищу, расти, чувствовать, желать, двигаться, думать (в свою очередь, способность думать разделяется на интуицию и способность к рассуждению). Растения не могут переваривать пищу; животные способны чувствовать, желать, двигаться, а люди, помимо всего этого, обладают способностью рассуждать. Эти свойства строго иерархичны: без души, умеющей переваривать пищу, нет души, умеющей чувствовать, и из всех органов чувств самое главное — осязание (некоторые животные обладают осязанием, ни имея других органов чувств); желания

661

Роже Каротини

или опасения никогда не возникают там, где нет ощущений; а способность рассуждать предполагает наличие всех остальных.

Однако в одном из утверждений Аристотель отказывается от психофизиологической позиции; а именно тогда, когда рассматривает интеллектуальную сторону души («О Душе» III, IV и V). Аристотель считает, что интеллект никак себя не проявляет до появления мысли; таким образом, в отличие от органов чувств, орган, обеспечивающий работу интеллекта, не существует. Это утверждение вступает в противоречие с положением, согласно которому душа неотделима от тела, но Аристотель прямо заявляет, что следует присоединиться к мнению «тех, кто утверждает, что душа — вместилище идей», при условии, что речь идет об интеллектуальной душе, а не о душе в целом. После этого он посвящает буквально несколько строк вопросу рационального познания. Думать — это в некотором смысле означает стать субъектом воздействия мысли: необходимо признать тот факт, что интеллектуальное (рациональное познание) включает в себя одновременно понятие субъекта и объекта; и субъект и объект должны обладать некоторой природной общностью, в соответствии с которой один (объект) действует, а другой (субъект) испытывает на себе действие. Интеллект, представленный таким образом, является чистым листом, на котором ничего завершенного не написано; но он способен получать сообщение: это — субъект интеллекта.

Через познание этот субъект становится материей просвещенной по отношению к другому отдельному, бесстрастному интеллекту, а именно действующему интеллекту, то есть объекту. С этим понятием мы уже встречались, это действительно бесплотная нерушимая, вечная часть нас самих. В комментариях Аверроэса встречаются попытки отождествить ее с Божественным разумом, присущим человеческой душе, априорным условием любой мысли. Возможно, здесь подразумевается «способность думать», возникшая раньше появления первой буквы. Свои исследования души философ завершил такими словами: «Воображение, связанное с рассуждением, имеется у тех, кто наделен разумом. Ведь это уж дело разума — поступать так или этак».

<< | >>
Источник: Каратини Р. Введение в философию. — М.: Изд-во Эксмо, 2003. — 736 с. 2003

Еще по теме Аристотель о душе:

  1. Детская психология — наука о душе ребенка
  2. Учение о душе в античном материализме
  3. Понятие души у Аристотеля
  4. Аристотель
  5. Раздел первый РАЗВИТИЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ЗНАНИЙ В РАМКАХ УЧЕНИЯ О ДУШЕ
  6. Политические взгляды Аристотеля
  7. Аристотель и перипатетики
  8. Псевдо-Аристотель
  9. КОММЕНТАРИЙ К КНИГЕ АРИСТОТЕЛЯ «ПОЛИТИКА»
  10. Метафизические произведения Аристотеля
  11. §287. Маймонид: между Аристотелем и Торой
  12. Реакция августинцев (францисканцев) на культуру Аристотеля, полученную через арабов и евреев