2. АБЕЛЯР И СПОРЫ ОБ УНИВЕРСАЛИЯХ

Абеляр является, без сомнения, самым крупным философом XII века. Он родился в Палле, близ Нанта; его отец мечтал о военной карьере для сына. В Париже он учился у Гильома из Шампо и был весьма беспокойным учеником, выступая против его крайнего реализма.

Тот пыл, который он проявлял во время споров, даже вынудил Учителя подать в отставку: «dixit» Абеляра — вот что погубило его репутацию, создав имя молодому победителю. Сокрушив таким образом своего преподавателя диалектики, Абеляр уехал в Лан учиться у Ансельма Ланского, но и там отношения вскоре испортились, и пылкий студент, изучающий богословие, перебрался в Париж преподавать философию и богословие. Тогда-то и случилось то прискорбное происшествие, которое Ф. Вийон в числе прочих пересказал в своей «Балладе повешенных»: будучи наставником юной Элоизы, племянницы каноника Фульберта, он влюбляется в свою ученицу, вступает с ней в связь и после появления ребенка женится на ней тайно, однако отказывается объявить об этом браке, потому что это означало бы конец его академической карьере. Элоизу он уговаривает удалиться в монастырь в Аржантей. Каноник, желая наказать его за такое поведение, которое он счел оскорбительным, нанял шайку головорезов, которые его каст

239

Роже Каротини

рировали. Абеляр выжил после этой операции и ушел в монастырь в Сен-Дени. В дальнейшем он продолжал преподавать теологию, переезжая из монастыря в монастырь, часто подвергаясь критике за свое отношение к вере, которое считалось чрезмерно рационалистическим (его трактат «О божественном единстве и троичности» был осужден на церковном соборе в Суассоне в 1121 г.). Он умер в 1142 г. О его личности много писали; в нем хотели видеть предтечу вольнодумцев XVII—XVIII вв., предшественника Руссо и Канта, но все же более справедливо назвать его предшественником святого Фомы Аквинского и наследником Иоанна Скота Эриугены и святого Ансельма.

Абеляр был, прежде всего, логиком, даже если он иногда и смешивал логику с богословием. Формальная логика, которую он преподавал, оперирует последовательным рядом предложений типа: «Всякий человек смертен», «Собака — животное», «Треугольник — это многоугольник»; эти логические суждения состоят из подлежащего и сказуемого, соединенных связкой «есть»; подлежащее и сказуемое являются общими понятиями, которые называются универсалиями. И в связи с этим встает фундаментальный вопрос, поднятый еще неоплатоником Пор-фирием во II в.: являются ли универсалии простыми объектами мышления, выработанными им, или это реальность, имеющая особый тип существования, находясь в определенном месте или в существе (наподобие души или же платоновских Идей)?

Допустим, что универсальное понятие — например, «человек» — будет телесно, будет вещью (res, как говорят по-латы-ни). Тогда такие предложения, как «Сократ — человек», «Платон — человек», означают, что Сократ и Платон, которые во всем остальном различаются, имеют между собой нечто общее, что является сущностью, то есть человеческую природу; точно так же все разнообразные собаки принадлежат к виду «собака»; и т. д. и т. п. Но все эти различные виды являются частью более широкого вида, принадлежа к роду «животное», а человек отличается от собаки тем, что он — животное разумное, тогда как собака — неразумное (это то, что в логике Аристотеля называется специфическим различием). Но вот мы и дошли до противоречия: если общее понятие «животное» существует в качестве res, то оно одновременно является чем-то и его противоположностью, что невозможно; следовательно, общее понятие не есть

240

Философия Средневековья и эпохи Возрождения

241

res, не есть реальная вещь. Другие трудности в том же роде заставляют сделать вывод, что универсалии просто выражают логическую функцию некоторых слов.

Означает ли это, что положение, выдвинутое Росцелином из Компьени около 1100 г., является просто смехотворным, потому что универсалии являются всего лишь flatis vocis, звуками голоса? Подход номиналистов совсем не устраивает Абеляра. Если бы это было так, можно было бы свести логику к грамматике и считать равно истинными такие предложения, как «Сократ — человек» и «Сократ — башня Клюни». Невозможно любому субъекту приписывать любой flatis vocis. Если исходить из конкретной реальности, то можно заметить, что конкретные индивиды находятся «в том же состоянии», что и прочие индивиды: Сократ и Платон оба находятся в человеческом состоянии; именно это мы и хотим выразить, говоря «Сократ — человек», «Платон — человек». Не существует универсального «человека»; существует «состояние», присущее многим индивидам, которых мы изолируем силой мысли, называя это «человек». Такая позиция не является номиналистской; она заставляет сделать важный эпистемологический вывод: любое истинное знание может относиться только к единичным объектам. Как это далеко от Аристотеля с его утверждением, что наука изучает только общее, и даже от Росцелина и номиналистов, которые полагали, что любое знание через универсалии — flatis vocis. В конечном счете, Абеляр ближе всего к Беркли, а также к таким философам, как Лейбниц и Кант. В этом можно убедиться, если изложить его учение об универсалиях по пунктам:

1) универсалии существуют только в мышлении, а не в материальных предметах, которые могут быть только единичными;

2) поскольку они обозначают формы, состояние вещей чувственного мира, они обладают телесной оболочкой, но в качестве абстракций они находятся вне чувственного опыта (ср. реализм и идеализм категорий у Канта);

3) универсалии, в качестве значений, могут существовать вне отдельных субъектов, к которым они применяются: можно рассуждать прямо на самом квадрате, существовал ли когда-либо какой-нибудь квадрат (ср. положения Декарта).

<< | >>
Источник: Каратини Р. Введение в философию. — М.: Изд-во Эксмо, 2003. — 736 с. 2003

Еще по теме 2. АБЕЛЯР И СПОРЫ ОБ УНИВЕРСАЛИЯХ:

  1. АБЕЛЯР ПЬЕР
  2. 1.2.10. Существуют культурные универсалии
  3. 14.7. Трудовые споры и порядок их разрешения
  4. Органы, рассматривающие трудовые споры
  5. Индивидуальные трудовые споры
  6. 26.3. Коллективные трудовые споры: порядок разрешения
  7. 3.16. Принципы института "Коллективные трудовые споры"
  8. Философские споры
  9. Споры об «оттепели» и роли Н.С. Хрущева в истории
  10. Индивидуальные трудовые споры
  11. Споры о теории модернизации
  12. Глава 19 ТРУДОВЫЕ СПОРЫ
  13. СПОРЫ О СУЩНОСТИ ИСКУССТВА
  14. Признание права на индивидуальные и коллективные трудовые споры
  15. ГЛАВА 20. ИНДИВИДУАЛЬНЫЕ ТРУДОВЫЕ СПОРЫ
  16. ГЛАВА 21. КОЛЛЕКТИВНЫЕ ТРУДОВЫЕ СПОРЫ