<<
>>

V. Эмпирические результаты

  Четыре когорты в сравнении
Прежде всего, покажем, отличаются ли друг от друга в убеждениях контроля, контрольных стратегиях и чувстве самоценности опрошенные нами в июне 1993 г. когорты и, если это так, то каковы эти различия.
К последующему анализу могут быть приобщены данные, полученные от 1178 опрошенных из общего числа 1254 принявшихучастие во втором опросе. Табл. 1 показывает возрастные специфические различия средних значений в оценке по шкалам настойчивости и гибкости в целедостижении, а также чувства самоценности среди четырех когорт. Табл. 2 показывает результаты упорядоченной probit-модели по 10 позициям CAMAQ-SV, касающимся трудовой деятельности опрошенных. Коэффициенты в этой таблице следует интерпретировать следующим образом: положительные коэффициенты одной когорты обозначают более высокую по сравнению с референтной когортой (1939— 1941) меру согласия по сделанным высказываниям членов этой когорты в соответствующей позиции; отрицательные коэффициенты, наоборот, сигнализируют о сравнительно низкой мере согласия. Параметры, выделенные курсивом, подтверждают в пределах 5 % допустимой ошибки значимый контраст с референтной когортой.
Как настойчивость и гибкость в целедостижении, а также чувство самоценности (табл. 1), таки все относящиеся к труду убеждения контроля (табл.
2)              различаются в четырех исследованных нами когортах. Результаты отражают в целом как обусловленные непосредственно возрастом, так и присущие именно данным когортам изменения. Члены самой старшей когорты, так называемого «поколения строителей», не обнаруживают особенно низкого чувства самоценности (табл. 1). Это соответствует данным психологии развития и психогеронтологии, которые говорят о стабильности самых различных индикаторов субъективного благополучия в пенсионном возрасте [62; 63]. Очевидно, здесь действует взаимное наложение первичного и вторичного контроля: согласно ожиданиям они показывают настойчивость ниже среднего в целедостижении (первичный контроль), а в гибкости приспособления цели они обнаруживают относительно высокие средние величины. Результаты табл. 1 показывают, что члены когорты 1929-1931 наиболее сильно обнаруживают ярко выраженные убеждения причинности в отношении внутренних факторов контроля (способность и усилие). Они имеют высшие положительные коэффициенты. Это вполне понятно ввиду приобретенного ими в ГДР опыта. В убеждениях самоэффективности, принимая во внимание значения их способностей, они не отличаются от других когорт. Относительно фактора усилий они дают, наряду с представителями когорты 1939-1941, меньшее количество утвердительных ответов, чем члены более молодых когорт. Для когорты 1939— 1941 это неудивительно, поскольку почти все ее члены — женщины в соответствии с нормальным пенсионным сроком, мужчины большей частью прежде времени — оставили активную трудовую деятельность. Члены этой когорты часто подчеркивают собственное воздействие на внешние причины или неизменное везение для своей профессиональной карьеры (самоэффективность), даже если они, по сравнению с другими когортами, не особенно убеждены в общей значимости этих факторов (убеждения причинности). Отчетливее всего они отличаются от всех других когорт в убеждениях самоэффективности с учетом социоэкономическихусловий.
Этот результат показывает, насколько сильно многие члены этой когорты все еще идентифицируют себя с той ролью, которую они играли в процессе построения общества ГДР.
Уход на пенсию (у женщин) и, соответственно, предпенсионный период (у мужчин), кажется, предлагает им достаточно свободы действий для гибкого приспособления жизненных целей к новым обстоятельствам. Очевидно, переходе пенсионный статус (досрочно) дает относительно надежную и обозримую жизненную перспективу и достаточную материальную обеспеченность. Он не провоцирует никаких драматических вмешательств в регуляцию развития. Предпенсионный период и обычная пенсия по возрасту, кажется, не отличаются в этом отношении друг от друга. Это весьма неожиданно с точки зрения «гипотезы о разочаровании», т. к. члены этой когорты все же обнаруживают особенно высокий уровень идентификации со старой системой ГДР, ибо она олицетворяет их собственные достижения в восстановлении после Второй мировой войны, с системой, которая целенаправленным содействием давала им особенно хорошие шансы восходящей мобильности. Многие, очевидно, сумели сохранить эту идентификацию и на время после перемены.
Обратим внимание на очевидно критическую ситуацию родившихся в 1939— 1941, которые находились и еще находятся в поздней фа$е своей трудовой жизни. По сравнению со всеми другими когортами у них обнаруживается значительно более низкое чувство самоценности (табл. 1). Причина этого отклонения заключается, возможно, в том, что ни первичные, ни вторичные стратегии контроля не достаточны для совладания с новыми требованиями или, по меньшей мере, эмоционального их преодоления. Члены этой когорты обнаруживают особенно низкую настойчивость, не компенсируя это более высокой гибкостью в целедостижении. Поэтому они не очень привязаны
Таблица /
Стратегии контроля и чувство собственной значимости (многофакторный классификационный анализ когорт 1929— 1931, 1939-1941, 1931 — 1953, 1959— 1961 годов рождения)*


Когорта

п

еїа

Отклонение среднего значения

Гибкость

І929 - ЗІ

304


1,34

Среднее значение^ 35,33

1939 - 41

304


- 0,83


1951 -53

293


-0,04


1959 - 61

277


-0,56




,13


Настойчивость

1929 - 31



-1,32

Среднее значение = 35,82

1939 - 41



- 0,75


1951 -53



1,47 ’


1959 - 61



0,71




Л


Чувство собственной значимости

1929 - 31



; 0,24

Среднее значение = 58,34

1939 - 41



- 1,43


І951 -53



0,74


1959 - 61



0,48




л


* Выделенные курсивом коэффициенты значимы по крайней мере на уровне 95%

к собственным целям, и не особенно сильно к ним стремятся или не в состоянии приспособить недосягаемые цели к данным условиям.
Взгляд на убеждения контроля показывает, что респонденты, принадлежащие к этой когорте, не менее других убеждены в присущих им способностях достижения профессионального успеха; но выявляется, однако, и тот факт, что, в отличие от более молодых когорт, они почти не видят смысла в улучшении своих профессиональных шансов за счет собственных усилий (см. табл. 2, убеждения самоэффективности). Все остальные когорты здесь в сравнении с референтной когортой 1939—1941 обнаруживают более высокий уровень согласия (положительные коэффициенты). Это тесно связано с убеждениями причинности относительно усилий и способностей, которые по сравнению с другими когортами особенно незначительны для когорты 1939- 1941. Если личное участие и судьба и без того воспринимаются как недейственные, то нет смысла тратить усилия. Члены когорты 1939—1941 полагают отчасти, наконец, что удача или возможность влияния на внешние условия, такие, как политика, экономика или социальные связи, важны для их профессиональных шансов.
Эти результаты соотносятся с особой ситуацией этой возрастной группы в процессе перелома в Восточной Германии: обесценивание их прежней жизни, разочарование и утрата перспектив сплетаются именно для этой когорты в узел, который особенно трудно распутать. Сравнение с другими когортами, а также различие в доверии к собственным усилиям вопреки собственным способностям позволяют предполагать, что эти результаты отражают
Таблица 2
Относящиеся к работе убеждения контроля (упорядоченная ргоЬК-модель, когорты 1929—1931, 1939—1941, 1951 —1953, 1959—1961 годов рождения)


Убеждения о собственной эффективности


Факторы влияния


п

способ

усилия

везение.

социально-

соци



ности


удача

экономич.
условия

альные
связи

Когорта
(1939-41)'

304






1929-31

304
/>0,032
0,13

0,18

0,34

0,31

1951-53

293

0,06

0,22

0,14

0,17

0,23

1959-61

277

0,02

0,22

0,09

0,08

0,18

Мlt;2)


0,22

0,26

0,64

0,41

0,57

и(3)


0,72

0,66

1,17

0,73

0,86

И(4)


1,52

1,29

2,08

1,54

1,55

константа


1,23

0,78

0,27

-1,03

-0,90

Chi2 (df-3)


0,56

8,59

4,82

10,25

8,05

sign.


0,90

0,04

0,18

0,02

0,04


Убеждения о причинности


Факторы влияния


п

способ

усилия

везение,

социально-

соци



ности


удача

экономич.
условия

альные
связи

Когорта (1939—41 )*

304 1




1


192-31

304

0,44

0,44

-0,01

0,04

0,34

1951-53

293

0,11

0,34

0,03

0,18

-0,08

1959-61

277

0,18

0,38

-0,01

0,26

-0,12

Мlt;2)


0,39

0,36

0,49

0,39

0,39

Д(3)


0,87

0,78

0,89

0,90

0,81

Д(4)


1,53

1,39

1,64

1,38

1,19

константа


0,72

0,62

0,66

0,63

0,32

Chi2 (df=3)


27,23

30,38

0,31

15,57

15,19

sign.


0,00

0,00

0,96

0,00

0,00

1В скобках дана референтная когорта
2Выделенные курсивом коэффициенты значимы по крайней мере на уровне 95%

утрату перспектив, следовательно, во многих случаях безнадежные виды на
профессиональную карьеру из-за сложного положения на рынке труда.
V, 
<< | >>
Источник: В.В. Козловский, Э. Ланге, X. Харбах. СОВРЕМЕННАЯ НЕМЕЦКАЯ СОЦИОЛОГИЯ: 1990-е годы / СПб.: Социологическое общество им. М.М. Ковалевского. — 704 с.. 2002

Еще по теме V. Эмпирические результаты:

  1. Эмпирические данные о результатах и оплате
  2. V.Результаты эмпирического анализа
  3. 4.Результаты эмпирического исследования
  4. 2.Неравный среди равных: результаты эмпирических исследований
  5. Оценка результатов при эксплицитных формах оплаты по результату
  6. Я эмпирическое
  7. Критика эмпирических исследрваний
  8. Глава 4 Эмпирическая социология
  9. СОЦИОЛОГИЯ г. НАУКА ЭМПИРИЧЕСКАЯ?
  10. § 3.4. Преобразование, обобщение и анализ эмпирических данных
  11. Эмпирическая личность и ее структура
  12. Отставание эмпирических исследований
  13. Эмпирическое Я и трансцендентальное Я
  14. Самосознание эмпирической личности