Задать вопрос юристу

2.Смысл и интерес


Отсюда для субъективного определения ситуации возникают две проблемы, истоки которой лежат в социальной сфере. Первая проблема связана с «кодировкой» ситуации. Дело в том, что ситуации отчетливо различаются по тому, какая «модель» действия является правильной в той или иной ситуации, какой «код» или какой «лейтмотив» действует в ней.
Схема AGIL Тол- кота Парсонса была попыткой назвать для типичных функциональных сфер типичные лейтмотивы и доминантные коды, к которым должны приспосабливаться акторы, если они хотят быть «понятыми» в той или иной сфере. Итак, первая проблема такова: какая модель «действует» именно в этой ситуации и какое «ограничение» по какому коду вырабатывает этот действующий социальный смысл? Это проблема «правильного» социального смысла для определенного действия.
Вторая проблема связана с тем, что однажды приобретенный капитал, выражающийся в обладании промежуточными товарами, — медалью за работу в министерстве государственной безопасности ГДР(«штази»), статьей в «American sociological Review», особым талантом игры в футбол — в результате «революции» институционального определения производства пользы и в результате изменения функции социального производства для определенных первичных промежуточных продуктов может потерять свою ценность и даже стать антиценностью: ГДР может распасться, социология и «American sociological Review» могут утратить престиж или Бундеслига может прекратить свое существование. Поэтому акторы, которые обладают определенными промежуточными благами, ценность которых, однако, зависит от определенной общественной дефиниции, развивают «объективный» интерес, который не ставится под сомнение: заинтересованность в сохранении и расширении соответствующих функций социального производства. Этот интерес — высшая ценность всех акторов с соответствующим капиталом, выражающимся во владении промежуточными благами. На рис. 2 представлены эти отношения между общественным определением функции социального производства и социальным действием, а также объективным интересом партнера.
Производственные функции а, b и с описывают три различных процесса производства пользы в зависимости от вклада первичного промежуточного блага ПБ. Различия между производственными функциями а и с происходят
 

     Рис. 2. Смысл и интерес в зависимости от функции социального производства.
 
по причине двух описанных видов социальных определений: различия в социальном смысле из-за различных кодов, с одной стороны, и различия в объективном интересе из-за различных «состояний» общества. Коды 1 и 2 отвечают за две различные смысловые сферы и ограничения ситуации, которые актор в интересах производящей пользу и имеющей смысл деятельности должен расшифровать как герменевтическую задачу, не всегда простую — прибегая к помощи знаков, указывающих, какой смысл «действителен» на данный момент. А состояния 1 и 2 отражают различные оценки капитала, выражающего владение акторами промежуточными благами. Буквой Ь обозначена еще одна, третья производственная функция. Это вид производства пользы посредством ПБ, который не зависит от специфического кода или специфического состояния.
Это, если хотите, создание пользы посредством генерализированного капитала, которым располагает актор — например, его репутация, выходящая^ за рамки одной ситуации, или его человеческий капитал.
Позиции а’, Ь* и с’ отражают три результата производства пользы посредством промежуточного блага ПБ в размере ПБ’ для трех различных производственных функций, при этом функции пользы СУ/ХС = Ь(ПБ)и П = Г(СУ), ^ХС) представлены в упрощенном виде: для производственной функции а — при вкладе ПБ’-единиц соответствующего первичного промежуточного блага — размер прибыли составляет а’, и это увеличение пользы больше, чем для производственной функции Ь с прибылью Ь\ тогда как производственная функция с с с’ влечет за собой и вовсе отрицательный показатель пользы. •
Разница между показателями пользы а’ и с’ означает, с одной стороны, убыток из-за неправильно приписанных смыслов по-разному закодирован - * ным ситуациям. Это угроза «утраты смысла», посрамления и всех других последствий, когда, к примеру, похороны путают с веселым семейным праздником. С другой стороны, эта разница свидетельствует о возникшей попри-чине революции состояния угрозе потери специфического культурного капитала: что раньше давало признание и хорошее самочувствие, теперь приносит противоположные результаты. Медаль за работу в «штази» до 9 ноября 1989 г. означала нечто совсем иное, чем после этой даты: вчера — знак почета, сегодня — стигма. Профессора социологии, которые знакомы только со «своей» специфической парадигмой, которая грозит выйти из моды, точно знают, что это такое. Поэтому они так волнуются, когда кто-нибудь проникает на их участок.
Прибыль или угроза убытка в отношении смысла или капитала, конечно, могут покрываться ценностями пользы — в зависимости от «имеющего смысл» действия и «правильного» состояния. А если многое зависит от «правильного» смысла и от «правильного» состояния, то это обеспечивает сильную мотивацию либо к «правильному» субъективному обрамлению ситуации в соответствии с тем или иным кодом, либо к выбору высшей цели, которая не видит ничего иного, кроме сохранения институционального закрепления, которое определяет ценность ее «живого» капитала. Эта мотивация может уменьшить ценность того, что остается и при неправильном обрамлении, и это объем не зависящего от правильного «определения» ситуации производства пользы (здесь: величина Ь’).
Таким образом, в объективно данном соотношении прибыли и убытка — в отношении «смысла» или «интереса» — субъективные определения ситуации получают свою объективную основу: если бы «неправильный» смысл или «неправильный» интерес были бы связаны с большими убытками, тогда, по-видимому, и субъективные определения не сильно бы от них удалялись. Только когда на карту поставлено немногое, не имеет значения, если субъективное определение ситуации не совпадает с социальным смыслом и объективным интересом. И в особенности если есть общая основа производства пользы — независимо от специальных кодов и состояний, то проблема «правильного» субъективного обрамления также объективно утрачивает свою остроту.
Ценность пользы для смысла и интереса возникает из процессов тех или иных функций социального производства. Эти процессы не находятся под контролем отдельных акторов. Поэтому ценности пользы относятся к объективному социальному определению ситуации. Здесь важны не столько ее точные ценности, сколько то, что акторы обычно правильно оценивают соотношение между прибылью и убытком и обычно в состоянии действительно достоверно определить, к какому «типу» относится данная ситуация. Мы еще увидим, что у акторов при определенных условиях есть все основания следить за «объективно» возможными прибылями и убытками, если они определяют свою ситуацию субъективно, тогда как в других ситуациях это не так.
<< | >>
Источник: В.В. Козловский, Э. Ланге, X. Харбах. СОВРЕМЕННАЯ НЕМЕЦКАЯ СОЦИОЛОГИЯ: 1990-е годы / СПб.: Социологическое общество им. М.М. Ковалевского. — 704 с.. 2002

Еще по теме 2.Смысл и интерес:

  1. СМЫСЛЫ БАЗОВЫХ ПОНЯТИЙ
  2. СМЫСЛ И ЦЕЛЬ
  3. Смысл и коммуникативное намерение
  4. СМЫСЛЫ НАЦИОНАЛЬНОЙ САМОИДЕНТИФИКАЦИИ
  5. § 3. Право в субъективном смысле
  6. ОПРЕДЕЛЕНИЕ СМЫСЛА И ЦЕЛИ
  7. Каков смысл наказания?
  8. Смысл
  9. Лекция 4 Научное знание и здравый смысл
  10. Тест квазистатистического смысла
  11. ВЫЯВЛЕНИЕ ИДЕЙНОГО СМЫСЛА ПРОИЗВЕДЕНИЯ
  12. КОУЧИНГ ДЛЯ ПРЕОДОЛЕНИЯ КРИЗИСА СМЫСЛА
  13. ГРУППИЗМ ЗДРАВОГО СМЫСЛА
  14. Ичас М.. О природе живого: механизмы и смысл, 1994
  15. Новорожденный понимает смысл слов?
  16. ДВА СМЫСЛА «АССИМИЛЯЦИИ»