<<
>>

УШАК-ПАША

После смерти султана Абдул-Гамида молодой султан Селим III еще более ожесточенно развернул военные действия при поддержке европейских держав, в первую очередь Англии и Пруссии, которые опасались усиления России.
Весной 1790 года князь Потемкин приказал контр-адмиралу Ушакову с эскадрой из 3 кораблей, 4 фрегатов и нескольких мелких судов выйти в крейсерство к берегам Анатолии для борьбы с турецким судоходством. Ушаков, кроме кораблей и фрегатов, взял репетичное судно и 11 воорркенных крейсеров. Он поднял флаг на корабле «Святой Александр», и 16 мая эскадра выступила из Севастополя, а 21 мая была в виду берегов Анатолии. Ушаков приказал крейсерам брать неприятельские суда, сопротивляющиеся —• истреблять. Но первые два судна, обнарркен- ные вечером 21 мая, укрылись от крейсеров под пушками батарей Синопа. Ушаков подошел с главными силами и блокировал Синоп. Его суда лавировали у входа в бухту, беспокоя неприятеля выстрелами, светом фонарей и фальшфейеров. Утром эскадра вступила на рейд, где были обнаружены два фрегата, шхуна кирлангич, полугалера, три лансона, чектер- ма, две шайки и вновь построенный корабль. Контр-адмирал намеревался атаковать, но слабый восточный ветер и угроза батарей, которые могли поражать подходящие корабли продольным огнем, заставили его ограничиться обстрелом города и судов. Замешательство турок увеличил капитан 2-го ранга Псгкочин. Его корабль «Святой Георгий» вошел глубже в бухту и жестоким огнем нанес повреждения неприятельским фрегатам. Пока длились эти действия, крейсеры, посланные Ушаковым, утопили 4 и взяли 8 торговых судов, а также сотню турок, освободили более 50 греков и 12 пленных русских солдат. Два судна как неблагонадежные разгрузили и сожгли перед Синопом. 24 мая эскадра отправилась к Самсу ну. По пути крейсеры потопили еще два судна. Не найдя в Самсуне кораблей, 25 мая Ушаков ограничился обстрелом крепости. Пройдя вдоль Кавказского побережья к Крыму, он 28 мая отправил в Севастополь шесть трофейных судов с грузом пшеницы и пленными под прикрытием четырех крейсеров, а сам пошел к Анапе, где, как он узнал от пленных, в порту стоят суда. К вечеру 29 мая были обнаружены у Анапы корабль, фрегат и 6 мелких судов. Из-за туманов, штилей и встречного течения их удалось атаковать лишь 31 мая. За это время турецкие суда выгрузились и встали у крепости, где развернули дополнительную батарею из корабельных орудий. Турки открыли огонь, хотя их ядра не долетали до нападающих. Так как проведенные ночью промеры показали малые глубины, Ушаков приказал тянуть корабли завозами и сжечь турок брандскугелями. Обстрел был начат около полуночи и продолжался всю ночь; неприятельские орудия усиленно отвечали, но безуспешно. Русские снаряды подожгли строения на берегу, однако истребить корабли без бомбардирских кораблей и брандеров не удалось, и 5 июня Ушаков вернулся в Севастополь, где готовилась другая эскадра. Флотоводец своим крейсерством как бы вызывал противника на бой. Зная, что турки непременно появятся, Ушаков торопился снарядить корабли. В середине июня Потемкин дал разрешение выводить флот; он предписывал, не нападая на города, добиваться победы над неприятелем в море. К 26 июня были готовы 10 кораблей, 6 фрегатов и другие суда. Денег не хватало, Ушакову приходилось занимать, он даже заложил свой дом.
Контр-адмирал соединил 4 корабля и 2 фрегата в кордебаталию под своим флагом; авангард Голенкина и арьергард составили по 3 корабля и 2 фрегата. Все было готово, чтобы сразиться с неприятелем, который, как полагал Ушаков, будет высаживать десант в Керченском проливе. И флотоводец не ошибся. 1 июля большой турецкий флот прошел мимо Георгиевского монастыря на восток. Следующим утром в море отправилась русская эскадра. 6 июля, подойдя к Феодосии, Ушаков узнал, что турки проходили накануне. Правильно решив, что они ночуют в Анапе, флагман поторопился войти в Керченский пролив и встал на якоре у мыса Такиль ранее, чем появился неприятельский флот. В десятом часу 8 июля со стороны Анапы при попутном восточном ветре появилась эскадра капудан-паши Гуссейна (10 линейных кораблей, 8 фрегатов и 36 меньших судов). Ушаков приказал построить линию из кораблей и фрегатов, оставив легкие суда под ветром. Капудан-паша построил в линию только линейные корабли; вторую линию составили фрегаты, за которыми шли легкие суда. Принимая бой под парусами, Ушаков поднял сигналы сняться с якоря и построить линию баталии. Турки, используя наветренное положение, атаковали и в полдень открыли огонь, направив основные усилия против русского авангарда капитана бригадирского ранга Голенкина. Гуссейн пытался поставить его в два огня. Но корабли Голенкина успешно отбивали натиск турок. Тем временем Ушаков приказал фрегатам выйти из линии и идти на помощь авангарду, чтобы поставить неприятеля в два огня. Таким образом, флагман оригинально решил проблему резерва. Остальным кораблям он приказал сосредоточить огонь на неприятельском авангарде и части кордебаталии. Линейные корабли сомкнули линию, после чего контр-адмирал повел кордебаталию на сближение с неприятелем. Около 15.00, пользуясь установившимся благоприятным ветром, Ушаков сблизился с турками, чтобы вести огонь из всех орудий. Корабли «Рождество Христово» и «Преображение Господне» нанесли повреждения нескольким турецким кораблям. Ядра и картечь крушили корпуса, рангоут, наносили большие потери десантным войскам на палубах. Капудан-паша пытался защитить поврежденные корабли, прошел вдоль всей линии русских кораблей и сам серьезно пострадал. Сражение продолжалось до 17.00. Контр-адмирал, оказавшись на ветре у противника, приказал кораблям выстроиться за ним в линию, не соблюдая своих мест. Нарушая догмы линейной тактики, моряк сократил время маневра и сам возглавил боевую линию. Быстрое построение русских кораблей заставило турок растягивать линию, прикрывая поврежденные корабли. Капу- дан-паша решил не испытывать судьбу и постарался уйти. Преимущество в скорости позволило турецким кораблям оторваться к ночи от преследования. На рассвете их уже не было видно. Турки потеряли один кир- лангич, потопленный с экипажем, и много людей на кораблях. С русской стороны погибло 2 офицера и 27 нижних чинов; 4 офицера и 64 нижних чина получили ранения. Во время бегства несколько малых турецких судов потонули, наиболее поврежденные зашли в Синоп, а остальные ремонтировались в устье Дуная. Когда неприятель скрылся во тьме, Ушакову пришлось повернуть к Феодосии для ремонта рангоута некоторых кораблей. Остальные пострадали мало. Уже 12 июля эскадра вернулась в Севастополь. Вновь малое число тяжелых орудий на русских кораблях не позволило истребить неприятеля, но лишь наносить им повреждения, главным образом артиллерией новых кораблей. Но и с такими средствами Ушаков добился успеха. Победа у Керченского пролива помешала туркам высадить десант на берега Тавриды. Она положила основу славы Ушакова и впервые продемонстрировала его тактику. О ее авторстве мы уже говорили в статье про адмирала А.И. Круза. За победу у Керченского пролива Ушакова наградили орденом Святого Владимира II степени. 2 августа мимо Балаклавы курсом на восток вновь прошла турецкая эскадра, на сей раз, видимо, с целью отвлечь внимание русского командования. Главные силы капудан-паши расположились между устьем Дуная и Гаджибеем, чтобы помешать русской гребной флотилии поддержать наступление сухопутных войск. В начале августа Ушаков получил приказ Потемкина совместно с Лиманской флотилией отогнать неприятеля от устья Дуная, а при удобном случае — и разбить. Контр-адмирал рапортовал о том, что флот готов, но нет егце боеприпасов. Только 25 августа он смог выступить. 28 августа в шестом часу с русских судов заметили неприятельский флот, стоявший на якорях между Тендрой и Гаджибеем. Под начальством капудан-паши и реал-бея было 14 кораблей, 8 фрегатов и 23 мелких судна, у русских — 10 кораблей, 6 фрегатов, 21 меньшее судно. Воспользовавшись попутным ветром, Ушаков атаковал в походном порядке. Турки, беспечно не выставившие охранение, в девятом часу заметили приближающегося противника. Они спешно рубили якорные канаты. Капудан-паша собирался избежать сражения и оторваться от русских. Но когда он увидел, что эскадра Ушакова готовится окружить и прижать к берегу отставшие суда Гуссейну пришлось около полудня повернуть, чтобы выручить свои корабли и вступить в бой. Во главе турецкой линии шли флагманские корабли. Ушаков построил линию баталии, не прекращая наступления. В 14.00 он приказал 3 фрегатам выйти из линии, образовать резерв и быть на ветре авангарда. В 15.00 русский флот сблизился с неприятелем на дистанцию картечного выстрела. Шесть кораблей шли на авангард и передовую часть кордебаталии, а 4 корабля и 6 фрегатов остались на ветре в резерве. Первым в 15.00 открыл огонь корабль «Мария Магдалина» командующего авангардом капитана бригадирского ранга Голен- кина, за ним вступили в бой следующие в строю корабли. Основной удар был направлен на головные турецкие адмиральские корабли. Не выдержав удара, турки в 17.00 начали отворачивать под ветер и в беспорядке выходили из боя. Когда преимущество российских кораблей стало явным, Ушаков приказал резерву (четыре корабля, два фрегата) атаковать остальную часть турецкого флота. Сражение стало общим. В это время один из быстроходных турецких адмиральских кораблей выдвинулся вперед и повернул, чтобы атаковать головные русские корабли. Тогда контр-адмирал поднял сигнал оставшимся 3 фрегатам резерва атаковать этот корабль. Фрегаты принудили неприятеля идти между двумя линиями, русской и турецкой, и претерпеть большие повреждения. К вечеру разбитый турецкий флот начал спускаться под ветер, и Ушаков приказал гнать за неприятелем и сам возглавил погоню. Русские передовые корабли обстреливали неприятеля и заставили его повернуть через фордевинд. Корабль Ушакова сражался с тремя турецкими, в том числе реал-бея. В это время ветер изменился на WSW, и неприятель повернул так, что передовые суда стали задними. Турки старались убежать, но русские корабли обстреливали их, нанося значительные повреждения. Погоня длилась до 20.00; темнота и большая скорость позволили туркам скрыться. Русский флот встал на якорь. На рассвете 29 августа турецкий флот был виден уходящим под всеми парусами, и Ушаков перешел в преследование. Удалось догнать только поврежденные накануне два корабля, флагман послал Голенкина с 2 кораблями и 2 фрегатами к Кинбурнской косе, куда направился 64-пушечный корабль. Остальные корабли преследовали 74-пушечный корабль «Капу- дание» второго адмирала, экипаж которого сопротивлялся, пока не лишился всех мачт и не начал гореть и тонуть одновременно. С корабля успели спасти, кроме Саит-бея, немногих офицеров: он взорвался и погиб с большей частью экипажа. Посвежевший ветер не способствовал преследованию, и Ушаков направился на соединение с Голенкиным и де Рибасом, гребная флотилия и эскадра которого во время сражения маневрировали у Гад- жибея, вызывая тревогу противника. Когда эскадра приблизилась к Голенкину, на трофейном турецком корабле «Мелеки-Бахри» («Владыка морей») развевался русский флаг. Контр-адмирал присоединил приведенную де Рибасом эскадру из корабля, 3 фрегатов и 17 мелких судов. За 29—30 августа посланные Ушаковым крейсеры взяли турецкие лансон, бригантину и плавучую батарею. При переходе к Босфору затонул еще один 74-пушечный корабль. Турки потеряли свыше двух тысяч человек. Пленных оказалось 733 человека. Потери русской стороны составили убитых 21 и раненых 25 нижних чинов, тогда как только на взорвавшемся турецком адмиральском корабле ко дну пошли свыше семисот моряков. Повреждения русской эскадры оказались невелики. 1 сентября на корабли прибыл Потемкин, кейзер-флагу которого флот салютовал. Князь благодарил моряков за победы под Еникале и Гаджибеем, приказал исправить повреждения, отправить трофейный корабль в Очаков и идти в Севастополь. Выполнив приказ, Ушаков 8 сентября прибыл в главную базу. За Гаджибей Ушакова наградили орденом Святого Георгия II степени и 500 душами крестьян в Могилевской губернии в пожизненное и потомственное владение. 16 октября по приказу Потемкина Ушаков вышел с флотом (14 кораблей, 4 фрегата, репетичное, бомбардирское суда, 16 крейсеров и брандер), чтобы прикрыть от нападений с моря устье Дуная, где действовала Лиманская флотилия. Однако он подошел к Дунаю лишь 21 октября, когда суда де Рибаса уже пробивались сквозь неприятельские позиции. Ушакову оставалось прикрыть место высадки с моря и выслать 5 крейсеров для поиска неприятельских судов и наблюдения за Георгиевским и Портицким гирлами Дуная. 9 ноября он с флотом проследовал вдоль Румелийского берега, не нашел противника и 14 ноября вернулся в Севастополь. Посланные им крейсеры взяли 2 судна, одно из которых затопили, а второе привели в базу. Кампания на море была выиграна, но турки не отказались от продолжения войны. В 1791 году Севастопольская эскадра приготовилась к началу мая. 11 мая Потемкин приказал искать и атаковать неприя теля. 10 июля эскадра направилась к Еникальскому проливу, ибо с берега видели прошедший в ту сторону неприятельский флот. Ушаков имел 16 кораблей, два фрегата, 2 бомбардирских судна, репетичное судно, 22 крейсера и 2 брандера. За мысом Айя увидели турецкий флот \из 18 кораблей, 17 фрегатов и многочисленных мелких судов. Турки на сей раз объединили свой флот с алжирской, трипольской и тунисской эскадрами под флагом турецкого капудан-паши Гуссейна и алжирского адмирала Сеит-Али. Четыре дня Ушаков пробовал завязать сражение южнее Балаклавы. Но неприятель уклонился от боя, пользуясь большей скоростью своих кораблей, и 15 июля скрылся из виду. Флагман отошел на 60 миль от Балаклавы. Имея навигационные повреждения, Ушаков решил прекратить погоню и 19 июля вернулся в Севастополь. Но его действия позволили русским взять Анапу ранее, чем турецкий флот появился вновь. Оставив 5 малых судов и брандер в порту, Ушаков 29 июля вышел с остальными 16 линейными, 2 бомбардирскими кораблями, 2 фрегатами, репетичным судном, брандером и 17 крейсерами на запад, к Румелийскому берегу. Он держал флаг на корабле «Рождество Христово». 31 июля заметили турецкий флот, стоявший у берега вблизи мыса Калиакрия, под прикрытием построенных на берегу батарей. Турки располагали 18 кораблями, 17 фрегатами и 43 мелкими судами; среди них было десять кораблей флагманских. Ушаков, не меняя походный строй, атаковал турок тремя колоннами со стороны берега, что позволило ему выиграть ветер. Пройдя с флотом под выстрелами батарей, флагман отрезал турок от берега и атаковал по ветру. Снимавшиеся в беспорядке турецкие корабли рубили канаты, сталкивались. На одном корабле упала бизань-мачта. Второй, лишившись бушприта, ушел в Варну. Турки в беспорядке спустились под ветер. Около 15.15 Гуссейн начал строить боевую линию на правом галсе. Но командующий авангардом Сеит-Али построил линию из части кораблей на левом галсе; за ним последовал и капудан-паша с остальными силами. Преследующий Ушаков около 15.30 перестроил свою линию баталии параллельно турецкой эскадре. Вырвавшийся вперед авангард Сеит-Али пытался выйти на ветер, но Ушаков в 16.15 на корабле «Рождество Христово» покинул линию, прошел в голову своей колонны и атаковал с носа корабль алжирского паши, заставив его оставить строй. Потеряв фор-стеньгу, с растрепанными парусами и повреждениями корпуса, корабль Сеит-Али ушел в середину флота. Ушаков последовал за ним и довершил поражение. Остальные русские корабли, выполняя сигнал начать общее сра жение, стремились сблизиться с противником и громить артиллерией в первую очередь флагманские корабли. В 17.00 русские открыли огонь с короткой дистанции, а уже в 17.45 турецкий флот бежал, преследуемый кораблями Ушакова. Многие неприятельские корабли имели повреждения. Около 20.30, пользуясь преимуществом в скорости, турки оторвались и ушли к Босфору. Следующим утром Ушаков поднял сигнал гнаться за турецким флотом, вымпелы которого были видны вдали. Однако усилившееся волнение моря и повреждения на кораблях заставили прекратить погоню и стать на якоря у мыса Эмине для ремонта. Флагман отправил в море крейсеры, которые взяли четыре и уничтожили еще несколько судов с хлебом для турецкой армии и вышедшую из Варны шебеку. После ремонта, продолжавшегося три дня, Ушаков решил направиться к Варне, где, как он знал от пленных, стояла турецкая флотилия, а после ее уничтожения направиться к Константинополю. 5 августа флот выступил и через три дня лавировки достиг Варны. Но с вышедших из гавани кирлангичей флагману был передан ордер князя Репнина: прекратить военные действия по случаю подписания 31 июля в Галаце предварительных условий мирного договора. Вскоре такое же повеление пришло от князя Потемкина. Ушаков вернулся 19 августа в Севастополь. Тем временем алжирская эскадра достигла Константинополя. Выстрелы с тонувшего флагманского корабля Сеит-Али и вид пострадавших в сражении судов вызвали тревогу в столице, тем более что неизвестна оставалась судьба капудан-паши и другой части флота. Верховному визирю было приказано поторопиться с заключением мира. Ясский мир 29 декабря 1791 года подтвердил условия Кючук-Кайнарджийского договора; турки признавали господство России над Крымом, уступали Очаков и земли между Бугом и Днестром, тогда как Россия возвратила Турции крепости на Дунае. За победу при Калиакрии 14 октября 1791 года флотоводца наградили орденом Святого Александра Невского и 200 душами крестьян с землей в Тамбовской губернии. Победы при Керчи, Тендре, Калиакрии показали правильность тактики флагмана; как бы ни был решен вопрос о приоритете Круза или Ушакова, примененная тактика приносила успех. Если бы в строю Черноморского флота состояло больше кораблей с тяжелой артиллерией, безусловно, потери турецкого флота были бы значительнее. Однако и так черноморцы под командованием Ушакова добились стратегического успеха и способствовали заключению выгодного мира.
<< | >>
Источник: Скрицкии Н.В.. Георгиевские кавалеры под Андреевским флагом. Русские адмиралы — кавалеры ордена Святого Георгия и II степеней. 2002

Еще по теме УШАК-ПАША:

  1. ОРАБИ-ПАША
  2. ВОЙНЫ ИБРАГИМА-ПАШИ
  3. Глава 3 Под властью Габсбургов и в борьбе с османами. XVI—XVIII века
  4. МУХАММЕД-АЛИ
  5. КАК НАМ ПОДАРИЛИ ЛИДЕРСТВО НА РЫНКЕ
  6. Спецслужбы «Серого волка»
  7. Переворот 1801
  8. ЕГИПЕТ в 1952-1970 гг.
  9. Как добиться результата в условиях изменений
  10. Действия Англии в Египте в 1882 г.
  11. «КОНСТАНТИНОВ ДАР» (середина VIII в.)
  12. Идеал достоинств
  13. §291. Искупитель-вероотступник
  14. СУЭЦКИЙ КАНАЛ
  15. Лживая пропаганда и дезинформация
  16. § 11. Отношения с Россией и Турцией
  17. НОВОЕ УГНЕТЕНИЕ. СНОВА МАМЛЮКИ