НА СРЕДИЗЕМНОМ МОРЕ

сентября 1804 года главный командир Кронштадтского порта П.И. Ханыков получил через товарища морского министра П.В. Чичагова повеление Императора срочно подготовить и отправить на Средиземное море наиболее боеспособные корабли «Ретвизан», «Елена», фрегаты «Автроил» и «Венус».
19 сентября командующим эскадрой назначили А.С. Грейга. Еще до того, 8 — 12 сентября, началось снаряжение судов. Ханыков обещал воорркить их за три недели. Суда снаб жали всем необходимым, а экипажи обеспечили жалованьем и обмундированием сроком на год. Однако потребовалось дожидаться, пока подвезут все заказанное, ибо капитан-командор отказался взять деньги для закупки необходимого по пути. 25—26 сентября суда эскадры вышли на рейд и 30 сентября выстроились для депутатского смотра. Нкакая находится при большей части берегов Средиземного моря, как север- наго, так и южнаго Вы потому должны преимущественно стараться как возможно дойти до места вашего окончательного назначения в Корфу, не заходя ни в какое место, и там дожидаться моего прибытия, если бы случилось, что я туда не прибыл. Со всеми военными и купеческими судами, могущими вам встретиться, в каком бы они положении ни были, поступать дружелюбно, с приличною благопристойностью; но буде-бы от них показано было какое-либо неуважение или обида, защищать права свои со всякою решительностью и силою и во всех случаях тщательно и в полной мере сохранять и оберегать честь флага нашего». Эскадра пришла в Гибралтар 26 декабря, сутки потратила на заливку водой, отправилась далее и 11 января 1805 года прибыла на Корфу, где Грейг явился к полномочному министру (послу) Моцениго и генерал-майору Анрепу Он принял в командование местное адмиралтейство и суда, которые ранее прибыли с Черного моря. Капитан-командор потребовал от Моцениго срочно предоставить запас провизии на три месяца и необходимые материалы для ремонта Однако оказалось, что на Ионических островах таких материалов нет, и их необходимо закупать в портах иных государств по значительным ценам Переписка по проблемам материального снабжения отнимала немало времени. Для ремонта кораблей требовался лес. По требованию Грейга Моцениго заказал древесину в Превезе, но оказалось, что дуб там мелкорослый. Тем не менее при поддержке воеводы Превезы Мехмет- Али лес начали заготавливать, еще 900 штук закупили на Мальте. Сношения с Портой о лесозаготовках на острове Тассо затянулись надолго Со временем, когда война охватила берега Средиземного моря, снабжение еще более усложнилось. Перед отправкой эскадры Чичагов предписал Грейгу заказывать необходимое через главного командира Черноморского флота. Он предлагал де Траверсе отправлять грузы на Корфу, а расходы относить за счет Балтийского флота.
Чичагов 29 апреля писал Грейгу о трудностях доставки из России и рекомендовал самому найти способы приобретать необходимые материалы В ответ капитан-командор 21 июля сообщал некоторые цены на продукты и жаловался, что консулы в Триесте, Венеции и Неаполе не доставляют ему сведений; он предложил выписать все необходимое из Лондона, где находился младший брат капитан- командора, на что Чичагов согласился. Историк отмечает в это время тягу А.С. Грейга ко всему привычному ему английскому: в частности, он выписал для отопления из Англии каменный уголь, который обошелся дороже местных дров. Из Англии вызвали и трех искусных подлекарей. Единственным офицером, которого капитан-командор представил к награде, явился командир «Вену- са» капитан 1-го ранга Эльфинстон. Но как раз им в Петербурге и не были довольны, ибо тот при входе в Портсмут салютовал, не договорившись заранее с местными властями, и получил в ответ меньше выстрелов, что считали умалением достоинства России. Наличие на Корфу второго офицера в том же чине, А.А. Сорокина, скорее всего, не понравилось Грейгу. Он, приняв у Сорокина суда и адмиралтейство, не дал моряку определенного назначения, хотя ему перед отправлением предлагали оставить его комендантом. Когда же 1 февраля Грейг отплыл от берегов острова в крейсерство, то поручил Сорокину командовать транспортами (наемными судами). Оскорбленный соратник Ушакова направил жалобу Императору. Только вмешательство Чичагова заставило вернуть капитан-командору командование тем отрядом, который тот привел с Черного моря. Силы, которыми располагал Грейг, были недостаточны. Он обратился с предложением набрать на ближайших островах вспомогательные войска, что было одобрено. Грейг принял на службу Спиридона Бонавенуто, которого Моцениго рекомендовал как человека, удобного для набора добровольцев. По указанию Грейга Бонавенуто привел с Санта-Мавры канонерскую лодку с девятью членами экипажа. Капитан-командор просил разрешения принять моряка унтер-офицером русской слркбы и на подобной основе набирать других мореходов, что было одобрено. Грейг предложил покупать на Мальте хорошие суда- призы, которые продавали там каперы. В частности, удалось приобрести обшитый медью бриг, который после дооборудования на Корфу вошел в строй. Летом капитан-командор просил выслать два-три брига или люгера с Черного моря и выделить деньги на покупку двух стоявших в Неаполе испанских корветов. При рассмотрении они оказались ветхими. Потому капитан-командор больше рассчитывал на Мальту и рекомендовал держать там постоянно морского офицера, который бы отслеживал поступление подходящих призов. 27 июля 1805 года полномочный посланник при дворе короля Обеих Сицилий граф Татищев сообщил о том, что неаполитанское правительство готово выделить три военных судна для использования в качестве пакетботов. Однако направленный в Неаполь для приема судов Эльфинстон был вынужден вернуться ни с чем, ибо местные власти даже не знали об этом решении короля. Лишь 30 сентября на ГЕОРГИЕВСКИЕ КАВАЛЕРЫ ^ прибыли под видом купленных Россией три бригантины, которые неаполитанцы обязались снабжать всем необходимым, кроме пороха и боеприпасов. Грейг, кроме вольнонаемных, определил на эти суда по лейтенанту и шесть российских матросов. Приходили корабли и из России. 4 апреля прибыли корабль «Исидор», фрегат «Назарет» и 3 вспомогательных судна капитана 1-го ранга Перского, которые доставили материалы и 1669 человек сухопутных войск. Фрегат Грейг оставил на Корфу, отправив на ремонт в Россию «Поспешный». 15 сентября на Черное море ушли фрегат «Николай Беломорский» и бриги «Александр» и «Диана», 20 сентября — корабль «Павел» и бриг «Диомед» из отряда капитана 1-го ранга Мессера; 5 октября проводили бригантину «Царь Константин». Транспорт «Григорий» Грейг оставил на Корфу для перевозки леса из Албании. Деятельность капитан-командора не ограничивалась хозяйственными заботами. Грейг объединил под своим командованием все русские суда на Ионических островах и крейсировал в районе этих островов, которые со времен экспедиции Ф.Ф. Ушакова находились под протекторатом России, пока обстоятельства не потребовали более широких действий. 30 марта 1805 года Россия заключила союз с Англией против Франции. К союзу присоединились Королевство Обеих Сицилий и Швеция, затем Австрия. Так была основана третья антифранцузская коалиция, организованная с целью вытеснить французов из захваченных стран Европы и восстановить во Франции королевское правление. На Средиземном море австрийские войска должны были занять Северную Италию, а русско-английские силы — с Ионических островов и Мальты высадиться в Неаполе и совместно с неаполитанскими войсками изгнать французов из Южной Италии. Однако Наполеон, после разгрома французского флота при Трафальгаре отказавшийся от вторжения в Англию, все свое внимание обратил на действия против австрийских и русских войск. Ряд поражений союзников не позволил им выполнить план. Вместе с английской эскадрой 7—8 ноября 1805 года Грейг высадил десант в Неаполе, но под давлением превосходящих сил французов был вынужден его снять и вернуться на Корфу. 12 декабря 1805 года его произвели в контр-адмиралы. Однако моряк узнал об этом не сразу. По возвращении на Корфу капитан-командор поступил под командование вице-адмирала Д.Н. Сенявина, который прибыл из России 18 января 1806 года с пятью кораблями, фрегатом и двумя вспомогательными судами. Сенявин стал главнокомандующим всеми русскими силами в Средиземном море. В одном из первых приказов вице-адмирал поздравил Грейга с чином контр-адмирала и благодарил его за сделанное на Корфу. После прибытия Сенявина русские силы на Ионических островах составили 10 кораблей, 5 фрегатов, 11 бригов и других малых судов, 12 канонерских лодок; кроме того, сухопутные войска насчитывали 10 200 русских и две тысячи албанцев и греков из легиона легких стрелков. Располагая этими силами, вице-адмирал активными действиями против французов помешал им захватить Бокка-ди-Катарро и Ионические острова. Первоначально Сенявин занялся боевой подготовкой моряков. Одновременно потребовалось материально обеспечить эскадру. Грейг организовал восстановление заброшенного адмиралтейства на Корфу. Командующий вскоре после прибытия сообщил морскому министру о низкой заболеваемости на кораблях Грейга и исправности организованного на фрегате морского госпиталя. Сенявин хвалил «попечение и усердие капитан-командора Грейга», хотя возможности его были ограничены. Грейг сообщил вице-адмиралу, что ранее железо, парусину и такелаж закупали в Триесте, Неаполе и Венеции, оказавшихся ныне во враждебном стане. В августе 1806 года из черноморских портов на Корфу вышли фрегат и 10 наемных судов, в сентябре — еще 11 судов с грузами, которые удовлетворили февральскую заявку Сенявина. Вскоре поставки с Черного моря совсем прекратились, когда на поддержку Наполеона выступила Турция, объявившая войну России. Вступили в боевые действия и русские силы на Средиземном море. По стратегическому плану Сенявину предстояло вместе с английской эскадрой Дакуорта прорваться к Константинополю через Дарданеллы, тогда как Черноморский флот должен был атаковать Босфор. Высаженными десантами следовало занять турецкую столицу. Однако планы эти так и не удалось осуществить. Черноморский флот оказался не готов к организации высадки десанта в Босфоре. Дакуорт с эскадрой (7 линейных, 2 бомбардирских корабля, 3 фрегата), не дожидаясь Сенявина, прошел через Дарданеллы к Принцевым островам в восьми милях от Константинополя и потребовал сдать флот, морские запасы и проливы англичанам. Но пока он вел переговоры, турки установили батареи на берегах пролива. Английская эскадра 17 февраля вырвалась в Средиземное море с повреждениями и потерями. Русская эскадра после прибытия 1 января 1807 года с Балтики отряда капитан-командора Игнатьева (5 кораблей, фрегат, 3 легких судна) выросла до 14 кораблей, 5 фрегатов, свыше 15 меньших судов и около 13 тысяч сухопутных войск. Сенявин просил подкрепить его пе- хотой, но на Черном море и так недоставало войск для обороны крепостей. Потому вице-адмиралу потребовалось организовать из местных жителей воинские формирования, со временем выросшие до пяти тысяч человек. 24 января 1807 года англичане предложили 4 корабля Грейга соединить с английской эскадрой и совместно защищать Сицилию, однако Сенявин решил идти на соединение с главными силами. Получив известие о начале войны 30 января, 10 февраля Сенявин уже отправился к устью Дарданелл с 10 линейными кораблями. Остальные силы он оставил для обороны Которской области и Ионических островов. А.С. Грейг шел с Сенявиным младшим флагманом. Сенявин, прибыв в Эгейское море, предложил провести новую атаку Дарданелл. Однако Дакуорт отказался от совместных предприятий с Сенявиным. Он рекомендовал вице-адмиралу блокировать Дарданеллы, заняв остров Тенедос вблизи устья пролива. Сам Дакуорт отправился к берегам Египта. Англичане рассчитывали, что русские моряки не выпустят турецкий флот, а они смогут спокойно овладеть Александрией. Совет, собранный Сенявиным, решил приступить к ближней блокаде Дарданелл. Требовалось создать базу блокадного флота. Лучше всего подходил Тенедос. Оставив 2 корабля при устье пролива, с остальными Сенявин подошел к острову. Он поручил переговоры с турками Грейгу и 3 апреля 1807 года одобрил его действия. Когда турки не разрешили русским кораблям запасаться водой на острове, вице- адмирал решил высадить десант. Чтобы разделить внимание противника, следовало действовать двумя группами. Главные силы под командованием А.С. Грейга (около 1660 человек с пушками) должны были высадиться за пределами обстрела крепостной артиллерии в восточной части острова, а отряд капитан-командора Игнатьева (300 человек) — в северной. Последнему следовало действовать в тылу турок, если бы они атаковали Грейга. Линейный корабль «Рафаил» поставили для обстрела крепости, а корабль «Мощный», фрегат «Венус» и легкие суда — у района высадки. Утром после обстрела побережья, заставившего турецкие пикеты отступить, в 7.00 отряд Грейга высадился, построился за холмами и двумя колоннами направился к крепости; первую возглавлял Грейг, вторую — сам Сенявин. Первая колонна (900 человек, 4 пушки) обходила правый фланг противника, вторая (600 человек, 4 пушки, 6 фальконетов) — шла вдоль берега. Движение колонн обеспечивали рассыпанные по сторонам группы охотников из русских и албанских стрелков. Это был прототип новой тактики, которая реально вошла в жизнь через много лет. Из-за сильного ветра не удалось провести вспомогательную высадку Но и без нее в результате согласованных действий двух колонн был взят форт Табия. Турки, выбитые со всех передовых позиций, бежали в крепость, с которой вел артиллерийский бой «Рафаил». Часть турецких сил отвлекли суда, маневрировавшие с северной части острова. Сенявин направил турецкому коменданту предложение капитулировать. Русские перерезали водопровод в крепость и начали соорркать батарею. Но она не потребовалась: 10 марта турки сдались. Гарнизон (1200 человек) и турецкое население перевезли на материк. Тенедос стал базой русских блокадных действий. Моряки срочно приступили к восстановлению укреплений. Так как большинство вооружения гарнизона оказалось непригодно, потребовалось прикрыть его главными силами эскадры, которые стояли в проливе между островом и материком. С 5 марта по два линейных корабля начали выходить в крейсерство к Дарданеллам. После взятия Тенедоса для разделения турецких сил 17 марта Сенявин послал Грейга с «Ретвизаном», «Венусом» и корсарским судном к Салоникам для блокады этого богатого порта. 22 марта отряд прибыл к цели, и контр-адмирал послал корсарское греческое судно для разведки, а 23 марта отряд встал в семи верстах от порта. Грейг выслал гребные суда, которые овладели несколькими лодками в устье реки, с них моряк хотел обстреливать город. 24 марта флагман потребовал от городских властей выдать французскую собственность, но губернатор отказался. Грейг направил «Венус» для обстрела, но фрегат сел на мель. Из-за сильного ветра контр-адмирал отвел суда, а 26 марта снялся и 30 марта прибыл на Тенедос. Очевидно, он выполнял демонстративную задачу. 16 апреля Сенявин направил Грейга с 4 кораблями крейсировать между Лесбосом и Хиосом до 1 мая. Флагман рассчитывал, что турецкая эскадра, сосредоточенная у выхода из Дарданелл, атакует его ослабленные силы. Он намеревался дождаться выступления противника, соединиться с Грейгом и атаковать турок, когда они займутся осадой Тенедоса. Однако до возвращения Грейга турки так и не решились выйти из пролива Получив подкрепления 4 мая, они располагали 7 кораблями, 7 фрегатами и 54 легкими судами и канонерскими лодками; для десанта на Тенедос собрали пять тысяч войск. 7 мая турецкие корабли вышли из пролива, чтобы вернуть Тенедос и ликвидировать блокаду, нарушавшую снабжение Константинополя продовольствием. 10 мая произошло Дарданелльское сражение, в котором активно участвовал со своими кораблями Грейг. Узнав о появлении турок, Сенявин вышел с главными силами к Имб- росу, оставив гарнизону задачу удерживать остров против неприятель ской атаки. 8 мая турки пытались высадиться на остров, но дважды были сброшены в море. Из-за штиля и противных ветров обогнуть Имброс, чтобы отрезать турецкий флот от Дарданелл, Сенявину не удалось. 10 мая, чтобы оказать помощь изнемогавшему в борьбе с турками гарнизону Тенедоса, он привел эскадру к Тенедосу. Турецкий флот был неподалеку, но Сеид-Али не намеревался атаковать, хотя и был на ветре. Когда около 13.00 направление ветра стало благоприятно русским, Сенявин приказал приготовиться к бою. Он заранее выделил резерв, подчинив легкие суда командиру фрегата «Венус» Развозову и поручив ему по сигналу или собственной инициативе действовать там, где это окажется удобно. До начала сражения легкие корсарские суда следовало использовать для промеров глубин. Турки намеревались уйти от атакующих русских кораблей в Дарданеллы, однако штиль задержал их. Лишь после 18.00 обе эскадры, подгоняемые засвежевшим ветром, направились к устью пролива. Турки шли в беспорядке, один корабль отстал, и Развозов с разрешения Сенявина решил атаковать его. К этому времени из расстроенной штилем русской эскадры к неприятельскому флоту ближе всего оказались, кроме «Венуса», корабли «Ретвизан» (под флагом А.С. Грейга) и «Рафаил», которым предстояло сражаться с концевыми неприятельскими кораблями, а также «Селафаил», коему вице-адмирал предписал сразиться с кораблем капудан-паши. В 18.15 «Ретвизан» обрушил залп в корму турецкому вице-адмиральскому кораблю, поразил двумя залпами следующий за ним корабль и направился на помощь «Венусу». Он прошел под кормой отставшего турецкого корабля, дал продольный залп, затем два залпа в левый борт. Но добить противника Грейгу не удалось: взрыв пушки на «Ретвизане» ранил 12 человек и вызвал замешательство. «Ретвизан» направился к другим турецким кораблям, а в этом месте его сменил подошедший «Рафаил». Тем временем «Селафаил», а затем и «Твердый» обстреливали корабль капудан-паши. Однако они так приблизились к неприятельским береговым батареям, что были вынуждены отвернуть, и турецкий флагман успел уйти в пролив, как и большинство других судов, некоторые из которых были так повреждены, что приткнулись к берегу у мели при азиатском береге. Бой длился около двух часов, до темноты. Турецкие береговые батареи обстреливали перемешавшиеся корабли, поражая и своих. Эскадра так приблизилась к побережью, что попала даже под ружейный огонь. После 2.00 русские корабли, зашедшие в пролив, вынесло вет ром, и они стали на якорь. С рассветом 3 турецких корабля были на мели у азиатского берега, а 3 — под парусами в проливе. Сенявин приказал Грейгу атаковать их с 4 кораблями и фрегатом. Контр-адмирал постарался сблизиться с неприятелем, но турки уходили в пролив; два их корабля встали на мель. В донесении Грейг писал, что неприятель был бы истреблен, «естьли бы местоположение и близость неприятельских укреплений к сему не воспрепятствовали». Сенявин, видя невозможность из-за малых глубин приблизиться к неприятельским судам, приказал Грейгу идти на соединение с эскадрой. Дарданелльское сражение и русские, и их противники считали поражением турок. Часть кораблей была выведена из строя, большие потери понесли экипажи. С русской стороны было убито 26 и ранено 50 матросов. Наибольшие повреждения русские корабли получили от береговой артиллерии. Но все они были отремонтированы за один-два дня, тогда как туркам потребовался месяц. Через пять дней после сражения Сенявин вновь отправил Грейга с отрядом, чтобы атаковать турецкий корабль, замеченный в расстоянии пушечного выстрела от береговых батарей. Вице-адмирал рекомендовал при возможности применять абордаж и экономить боеприпасы, ибо расход их в сражении оказался велик. Из-за блокады в Константинополе недоставало провизии. 17 мая султана Селима свергли с престола. Но война не прекратилась. Порта отказалась принять мирные предложения России. 1 июня Сенявин отправил Грейга с пятью кораблями к острову Лемнос, чтобы разделением своих сил поощрить турок выйти из пролива. 2 июня русский отряд прибыл в порт Святого Антония. Контр-адмирал предложил местному are сдать крепость. После отказа он 3 июня высадил на остров 812 матросов с 28 офицерами. Через шесть часов отряд подошел к крепости. Командовавший десантом капитан 1-го ранга Лукин решительными действиями загнал турок в крепость. 4 июня шла уже подготовка к штурму, когда поступил приказ Сенявина вернуться к Тенедосу: турки оказывали признаки выхода из Дарданелл. 5 июня десант вернулся на корабли, а 6 июня эскадра прибыла к Тенедосу. За время экспедиции моряки потеряли 20 человек. Турки лишились 150; у острова были взяты 7 судов с грузами. Скорее всего, нападение на Лемнос произвели, чтобы подразнить противника и заставить его выйти в море. Утром 10 июня из пролива вышли и стали на якорь восемь кораблей, пять фрегатов, два корвета, два брига; за три дня к ним присоединились еще два корабля, фрегат и шлюп. Капудан-паше было приказано во что бы то ни стало деблокировать пролив и взять Тенедос. Зная от патрульных судов о передвижениях турок, Сенявин с эскадрой направился к Имбросу, чтобы обогнуть остров, выиграть ветер и отрезать противника от Дарданелл и береговых батарей при устье пролива. Замысел его удался. Капудан-паша Сеид-Али 15 июня узнал, что у Тенедоса остались только легкие российские суда, и направился к острову. 16 июня турки высадили пятитысячный отряд; гарнизон острова, составлявший всего 600 человек, решительно оборонялся в ожидании подкреплений и дважды отбивал штурмы. Из-за неблагоприятных ветров эскадра Сенявина лишь 17 июня обогнула Имброс и обнаружила, что турецкий флот расположился в проливе между Тенедосом и Анатолийским берегом, обеспечивая переброску войск на остров. Когда русские корабли начали приближаться, турки снялись с якоря и начали уходить. Сенявин подошел к Тенедосу. Пока легкие суда истребляли неприятельские десантные и транспортные суда, с кораблей Сенявина переправили на берег припасы, необходимые гарнизону крепости. Оставив для защиты острова «Венус», «Шпицберген» и 2 корсарских судна, вице-адмирал с 10 кораблями 18 июня отправился за неприятельским флотом. Однако в течение дня не удалось обнаружить неприятеля. Русские моряки высказывали разные мнения, куда направились турки. Сенявин совершенно верно сделал вывод, что капудан-паша, обойдя Тенедос с юга и сделав большую дугу, чтобы избежать боя, постарается достигнуть Дарданелл, и он направился к Лемносу. Утром 19 июня у южной оконечности острова была обнаружена турецкая эскадра. Сеид-Али располагал 10 кораблями (один из которых стоял у острова Тасос), 6 фрегатами и несколькими легкими судами с примерно 1200 пушками против 754 орудий 10 русских кораблей. Основной проблемой для русских был недостаток снарядов, и Сенявин был вынужден приказать вести бой на короткой дистанции. Тем не менее флагман предполагал дать неприятелю решительное сражение, чтобы побудить правительство султана к миру. Замысел Сенявина был своеобразный. Чтобы вывести из строя флагманские корабли неприятеля, он выделил против каждого по два линейных корабля. Остальные силы под командованием Грейга и самого вице-адмирала составили подвижные отряды, которым предстояло «или усилить атакующих, или напасть на неприятельские корабли, где более видна будет в сем надобность». Сенявин вел «Твердый» и «Скорый». Отряд Грейга составили корабли «Ретвизан», «Елена», шлюп «Шпицберген» и корсарское судно. Таким образом, виден заметный отход от линейной тактики. Особенно важно, что тактику свою флотоводец довел до подчиненных заранее. В одном из приказов Сенявин предписывал, нагнав бегущий неприятельский корабль, стремиться помешать его бегству и сражаться с ним до победы. В соответствии с духом приказов Сенявина и действовал Грейг в Афонском сражении. Капудан-паша традиционно выстроил линию, сосредоточив в центре все флагманские корабли; легкие суда составили вторую линию. Но Сенявин не изменил приказа, и после 5.15 три пары линейных кораблей самостоятельно спускались на турецкий центр. Отряды Сенявина и Грейга шли несколько впереди. В 7.00 вице-адмирал вызвал Грейга и поручил ему и командиру корабля «Скорый» следить за судами, находящимися вне строя, чтобы избежать атаки брандеров. Но основной задачей 4 кораблей подвижных отрядов Сенявин поставил атаку 3 кораблей турецкого авангарда. В 7.30 он приказал трем парам кораблей немедленно атаковать неприятельский центр. Турки издали открыли огонь по атакующим. Русские корабли, экономя боеприпасы, начали пальбу только с ближайшей дистанции. Пока в центре продолжалась яростная баталия, Сенявин с «Твердым» и «Скорым», за которыми следовал отряд Грейга, около 8.30 обогнал турецкий авангард, заставил выйти из линии головной фрегат и встал на пути головного линейного корабля, которому пришлось лечь в дрейф, задержав движение всей линии. Пока Сенявин на «Твердом» крушил головной корабль, 3 других русских корабля вели бой с остальными. Третий в линии турецкий капитан-командорский корабль выходил из боя, но после 10.00 вновь схватился с «Ретвизаном». К этому времени турецкая линия была расстроена, поврежденные флагманские корабли отходили к мысу Афон. Русские корабли также получили значительные повреждения, но продолжали баталию. Когда турецкий арьергард попытался поддержать центр, Сенявин на «Твердом» задержал неприятеля. В 11.45 Сенявин поднял сигнал «Всем кораблям придержаться к ветру», чтобы дать возможность отремонтировать повреждения рангоута и такелажа. Сначала ремонт, а с 14.00 маловетрие прервали бой. Когда после 17.30 посвежел ветер, турки уходили на север. Поврежденные «Сед-эль-Бахри» и «Бешарет» в сопровождении двух фрегатов отстали. В 17.45 вице-адмирал приказал отрезать отставшие корабли. «Селафаил» и «Уриил» приблизились к «Сед-эль-Бахри», который сдался без боя. Остальные корабль и фрегаты были обнаружены утром 20 июня. В погоню за ними отправили Грейга с тремя кораблями. Турки, видя безвыходность положения, свезли на берег экипажи посаженных на мель судов и взорвали суда. Когда 21 июля присоединился Грейг, Сенявин поторопился к Тенедосу. Эскадра прибыла 24 июня вовремя, ког да силы защитников иссякали. 25 июня русские корабли окрркили остров. Сенявин предложил туркам эвакуироваться. На следующий день перевозка войск через пролив завершилась. Турецкий флот 24 июня прибыл в Дарданеллы в тяжелом состоянии. Корабль и фрегат не смогли дойти до пролива и были сожжены турками. Сенявин мог бы истребить весь турецкий флот. Однако он предпочел спасение геройски дравшегося с превосходящим противником гарнизона Тенедоса. Потери русской эскадры (77 убитых, 181 раненый) были сравнительно невелики. Турки, кроме вышеуказанных, лишились двух фрегатов, затонувших 21 июня у Самофракии, и корабля с фрегатом, взорванных у Тасоса 22 июня. Всего флот султана потерял четыре корабля, 4 фрегата и корвет, и он надолго перестал существовать как боевая сила. После Афонского сражения Сенявин установил тесное взаимодействие с английской эскадрой. Но 12 августа он получил известие о Тильзитском мире. 14 августа русский и английский флоты разошлись, ибо оказывались в разных лагерях. 28 августа вице-адмирал получил указ Александра I оставить Архипелаг, передать Ионические острова и другие русские опорные пункты на Средиземном море французам и вести корабли к своим портам. 25 августа был оставлен Тенедос. Сенявин направился к Корфу, где уже хозяйничали французы. Он отправил Грейга для взятия призов и решения других вопросов перед возвращением; 14 сентября контр-адмирал с тремя кораблями прибыл к Ионическим островам. А 19 сентября эскадра Сенявина из 8 кораблей, 2 фрегатов выступ ила из Корфу, 5 октября прошла Гибралтар. Собирались идти до России без заходов в порты. Но с 7 октября сильный противный ветер, перешедший в шторм, заставил 30 октября зайти в Лисабон. Здесь эскадра была заблокирована английским флотом. 24 августа 1808 года Сенявин сдал англичанам на хранение корабли, а 5 августа экипажи кораблей на транспортах были отправлены в Россию. Из Лисабона Грейга вызвали в Россию. Он был награжден за успехи в боевых действиях орденом Святой Анны I степени. Моряк получил на Средиземном море опыт командования эскадрой, имел возможность поучиться у такого блестящего флотоводца, каким был Д.Н. Сенявин. Со временем ему пригодился весь полученный опыт, однако не сразу. Из-за союза с Наполеоном Россия оказалась в состоянии войны с Великобританией. Как и других английских офицеров на русской службе, контр-адмирала по требованию Наполеона отправили в глубь России, в Москву. С 1809-го по 1812 год, до начала вторжения наполео новской армии Грейг оставался не у дел, использовав свободное время для самообразования. Когда же над Россией грянула гроза 1812 года и восстановились нормальные англо-русские отношения, Грейг вновь вернулся к активной деятельности.
<< | >>
Источник: Скрицкии Н.В.. Георгиевские кавалеры под Андреевским флагом. Русские адмиралы — кавалеры ордена Святого Георгия и II степеней. 2002

Еще по теме НА СРЕДИЗЕМНОМ МОРЕ:

  1. Глава IV. Господство Рима на Средиземном море 
  2. НЕУДАЧИ ИТАЛЬЯНСКОГО ФАШИЗМА НА СРЕДИЗЕМНОМ МОРЕ
  3. Глава VI. Средиземное море. Соперничество гребных флотов 
  4. ХРОНИКА ЧЕТВЕРТАЯ, повествующая о том. что поделывали христиане, магометане и язычники в Средиземном море
  5. И. А. РЕЗАНОВ. В книге излагаются новые взгляды на проблему Атлантиды. На основании имеющихся геологических и археологических данных восстанавливается обстановка катастрофического извержения вулкана Санторин в Эгейском море в XV в. до н. э., вызвавшего гибель крито-микенской цивилизации. Автор анализирует возможные причины исчезновения Атлантиды, рассказывает о новейших океанологических и геофизических исследованиях в Атлантическом океане и Средиземном море., 1975
  6. НА СТРАЖЕ СРЕДИЗЕМНОГО МОРЯ
  7. Древнегреческая «великая колонизация». Греки у северных берегов Средиземного моря
  8. Готическое искусство в восточных странах Средиземного моря
  9. ДОЭЛЛИНСКОЕ ИСКУССТВО ВОСТОЧНОГО ПОБЕРЕЖЬЯ СРЕДИЗЕМНОГО МОРЯ И СОСЕДНИХ СТРАН
  10. События на море до 1740 г.
  11. Стремление Пруссии к влиянию на море
  12. Нансен: открытия в Карском море
  13. Морская война на Адриатическом море
  14. Хирам строит город в море
  15. Второй год войны в Балтийском море, 1855
  16. События на море
  17. Остров в море
  18. Мелкое море