<<
>>

ИЗМАИЛ

В октябре—ноябре русские войска П.С. Потемкина и И.В. Гудови- ча подошли к Измаилу. Сухопутные войска действовали вяло — сильная крепость пугала. В отличие от большинства Рибас решил попробовать овладеть Измаилом атакой с реки.
16 ноября де Рибас дал ордер войсковому судье полковнику Голова- тому о действиях против Измаила: «Чтобы обезспечить переправу и пребывание на острову против Измаила войск под командою генерал-майора Арсеньева, извольте 17 числа сего ноября в 2 часа пополудни подвигать все ваши силы в близости го- 1 ГЕОРГИЕВСКИЕ КАВАЛЕРЫ Las ]рода в такую дистанцию, чтобы только крепостные пушки не могли досягать ваших судов, а между тем я буду также подвигать и в такую же дистанцию суда флотилии, дабы разделить внимание варваров. Ночью посылайте вооруженные ваши шлюпки для разъездов впереди под вашим правым берегом, откуда они и движение неприятеля открывать могут и сами не будут подвержены крепостным выстрелам. В ночь на 20 число сего ж месяца производятся наши работы на острову, и так для отвлечения замечания неприятеля как скоро от меня откроется огонь, прикажите из лансонов имеющих морские мортиры начинать кидание бомб в город, а особливо в батарею которая над водою. Сих мортир имеется у вас 4, а именно две 24-фунтовыя, которые берут дистанцию на 800 сажен и две 48-фунтовые, которые берут на 1000 сажен, для чего и прикажите им подвигаться сколько потребно будет к оному бастиону и чтобы палили по очередно, размеряя время так, чтобы пальба была равно безпрерывно и продолжительно во всю ночь. Есть еще у вас 3 мортиры полевыя большаго калибра, но оные будут в малую дистанцию и только на 300 сажен, то по сей причине предписываю вам оных не употреблять иначе как в закрытом месте под измаильским берегом или в случае отдаленности неприятельских судов. С помощию Божиею батареи наши к утру поспеют и из оных откроется пальба, тогда мужественно приближайтесь к городу со всеми вашими судами и приступайте к атаке неприятельских судов в абордаж и зажиганию города, с таким однакож порядком, чтобы сия ваша атака была продолжительна, для чего и прикажите действовать эскадрами, избегая елико можно траты снарядов, ибо в них крайняя может настоять нужда, что и от стороны моей производиться будет. Ежели увидите, что по мелководию мои суда не могут где-нибудь достигать неприятеля, то не упустите в реку туда поспешать с вашими лодками. При сем предупреждаю вас, что для нанесения большаго вреда варварам и для приведения оных в безпорядок намереваюсь я пустить к ним несколько брандеров по течению реки, ежели ветр будет к тому способный, и хотя сии брандеры будут действовать скоро и на правом фланге крепости, но для всякой осторожности и чтобы не подвергнуть ваших судов опасности, нарядите особливую команду на легких судах с крюками для отводу оных, и сами держитесь к тому берегу, где меньше течение. Уведомляя что во время нашего приступа сухопутныя войска под командою генерал-поручиков Ивана Васильевича Гудовича и Павла Сергеевича Потемкина будут подходить близко к городу для озабочения неприятеля, предписываю приказать наистрожайше всем командирам судов дабы цельно палили по судам и по городу, чтобы ядра ихние не могли вредить нашим сухопутным войскам. Притом нахожу нркным припомнить вам не дреманным оком примечать мои сигналы, а особливо о пресечении огня; сверх того прикажите строжайше всем начальникам и войскам под командою вашею состоящим, чтобы отнюдь и никто не гонялись за добычею, от чего может последовать великий без- порядок, но всякой бы старался об одном поражении врага веры и отечества нашего.
Щедрость Е. Св. нашего главнаго начальника и благодетеля будет всем довольным награждением объявите сие всем, равным образом и то что не послушные сему повелению наказаны будут по всей строгости законов. Посылаю к вам брейд-вымпел, который изволите поднять на грот-мачте вашего судна, сей знак командира будет служить вам полною честию и славою, в чем и да поможет вам Бог. Для лучшей во всем связи не упустите ежели что приметите со стороны движения неприятеля, тотчас уведомите об оном генерал-майора Арсеньева, а чтобы и он обо всем, им усмотренном подавал вам скорые известия, я ему предписал, В заключение всего я ласкаю себя твердою надеждою, что мужество особы вашей и всех купно с вами действующих, также истинные ваши добрые распоряжения навлекут паки славу вам и подчиненным вашим». 17 ноября де Рибас направил ордер капитану 1-го ранга Ахматову, которому также подробно предписал порядок атаки города главными силами флотилии. Под прикрытием действий на реке следовало построить на острове батареи, необходимые для штурма Измаила. 18 ноября, отогнав конные дозоры неприятеля, русские заняли посты на реке Репиде. На пути флотилии стоял редут Табия, к которому турки стянули большую часть судов и 5 лансонов выслали, чтобы завлечь русских под огонь береговой артиллерии. Рибас около четырех часов выдерживал бесполезный огонь турецких судов, а когда осмелевшие лансоны приблизились, приказал брату прогнать их; при отступлении один лансон был потоплен с экипажем. В это время де Рибас наметил места для батарей на острове; ночью были выгружены и замаскированы в камышах пушки и снаряды. Вечером 19 октября, после отдыха, начали соорркать три батареи (две против оконечностей крепости и третья на правом берегу реки Репиде). К 5.00 20 ноября батареи были построены, а гребная флотилия в темноте придвинулась к Измаилу на половину пушечного выстрела. На рассвете были пущены по течению 6 брандеров; они не достигли цели, но устрашили турок, которые бросали суда без выстрелов. В 6.30 огонь открыли с батарей и двух флотилий, развернутых выше и ниже города. Капитан Ахматов с отрядом судов приблизился на 40 саженей к редуту Табия, где стояла 18-пушечная сантия с 36- и 48-фунтовы- ^ ?ли орудиями. Правые отряды капитан-лейтенантов Поскочина и Кузнецова под ее огнем приблизились к оставленной флотилии. Русские заставили противника покинуть редут, взорвали брандскугелем сантию, потопили семь и заставили замолчать остальные лансоны. Флотилия Головатого, пройдя в это время вдоль крепости, открыла огонь по городу и судам, истребила 4 лансона и 17 транспортных судов, после чего направилась к восточной оконечности крепости. По пути казаки высадились на турецкий берег, но взять батареи у них .не хватило сил. Турки дважды атаковали Табию, были отбиты, однако около 13.00 Рибас приказал отходить от Измаила под прикрытием батарей. Обстрел города длился до 15.00, возникло много пожаров. Турки около 16.00 пытались высадиться на остров, но были отбиты. Русские моряки истребили большую трехмачтовую шаитию, 12 лан- сонов, 32 транспорта, более 40 паромов; остальные были выведены из строя. Русские потери составили 3 лансона. С 20 ноября батареи с острова вели непрерывный обстрел Измаила. Были уничтожены оставшиеся суда под крепостью. Всего с 19 октября по 27 ноября флотилия захватила 77 судов и 210 истребила. На суше генерал-поручик Потемкин с 4 октября проводил демонстрации против Измаила, в основном казаками. Только 21 ноября его полки обложили крепость с левой стороны; с другой стороны подошел отряд Кутузова. Со стороны острова располагались войска Рибаса и четыре батальона из Килии. 24 ноября с 9 батальонами прибыл Гудович, отправив остальные в Бендеры. К концу ноября собралось 25—30 тысяч войск. Общего командования не было. Военный совет командиров отдельных отрядов, собравшийся 26 ноября, решил, что крепость взять невозможно. Де Рибас был иного мнения. Его флотилия с 19-го по 27 ноября уничтожила под Измаилом неприятельские суда, а батареи обстреливали южную часть крепости, нанося разрушения. Однако до зимы следовало помочь гребным флотом при взятии Галаца Суворову, которому Рибас писал, что «жаждет поступить под начальство героя» для новых подвигов, и 27 ноября собирался сниматься с якоря. До 29 ноября на острове были установлены 8 батарей из 80 орудий; их стрельба позволила истребить почти всю турецкую флотилию. 4 декабря Рибас рапортовал Потемкину о боевых действиях флотилии и попытке атаковать с реки Измаил, не удавшейся из-за отсутствия поддержки сухопутных войск. Светлейший князь был доволен командующим флотилией. 16 ноября он писал Екатерине II из Бендер: «...Рибас беспрерывно в действии и летает с флотилии на флотилию, ибо они розно. Большие суда в боль- Н.В. СКРИЦКИЙ _ шом Дунае, а меньшие в протоках. Бог милосерд, идет все лутчим обН разом. Я теперь получил известие, о котором не имея еще подробностей, не доношу формально, а прилагаю письмо Рибасово». 3 декабря князь дополнял: «...Генерал Рибас занемог было сильно и в жизни был отчаян, но разорвалась болезнь, и он уже на слркбе. Упомянув его, не могу умолчать о безпримерной его ревности; кроме неприятельских преград, долженствовал он бороться противу моря с судами, отягощенными большою артиллериею. Сие одно отвратило б многих, или бы с меньшим рвением все могло пропасть: в устьях нашел батареи и для входа фарватер мелкий, тут и разгружаться, и десант делать, и поспешать укрыться от возстающей погоды следовало. Укрепления взяты, неприятель прогнан, Тульча покорена, флотилия турецкая разбита и крепость Исакча, магазин или депо всей армии турецкой и флотилии, занята со множеством разных припасов. Судов взято, потоплено, повреждено до полтараста. У нас же взорван бомбою один лансон, да потонули два, с коих люди спасены. Пушек получено 120, да в Килии 72. По истреблении судов под Измаилом осталось попытаться. Я приказал взять лутчие меры, произвести штурм, и для сего нарядил туда Генерала Графа Суворова Рымникского». Инициатором взятия Измаила считают Рибаса, который засыпал Потемкина и Суворова письмами и донесениями. 3 декабря 1790 года Потемкин писал Екатерине: «Много заслуживает Генерал-Майор Рибас, и больше еще от него хороших успехов будет». Императрица в ответ писала 20 декабря: «Для Ген.-маиора Рибаса на первый случай посылаю крест второй степени Святого Егория, которого он завоевал по справедливости, а потом оставляю себе его и далее награждать по усмотрению». Орден Святого Георгия II степени был вручен по указу от 20 декабря 1790 года. В документе было написано: «Во увожение на усердную службу, многие труды и подвиги, понесенные им в течение минувшей кампании, когда он командуя гребною Черноморскою флотилиею, при вступлении оной в Дунай, опровергнул неприятельские укрепления, устье его заграждавшие, разбил и пленил все суда флотилии турецкой и овладел замками Тульчею и Ичакчею». Однако впереди у де Рибаса был новый подвиг. * * * Возможность встретиться с Суворовым осуществилась не так, как ожидал де Рибас. Его письма Потемкину, а также желание Екатерины II видеть Измаил взятым побудили князя назначить командующим Суво- 4ова. 27 ноября пол1соводец получил ордер выехать из Галаца и принять командование под Измаилом. Он отправился как можно скорее. ijteM временем секретным ордером от 29 ноября Потемкин сообщал Суворову, что генералы Гудович, Самойлов, Потемкин и де Рибас приняли решение отступить от Измаила, так как не получили приказа на штурм. Князь разрешил Суворову самостоятельно решать на месте вопросы и тем самым возложил на него ответственность. Известие о назначении Суворова командующим вызвало подъем духа в войсках под Измаилом. Рибас писал полководцу: «С таким героем, как вы, все затруднения исчезнут». Рибас, конечно, преувеличил. Прибыв к Измаилу 2 декабря, уже следующим днем, ознакомившись с планами, Суворов отмечал, что у крепости слабых мест нет, но рапортовал Г.А. Потемкину, что готовится к штурму и что «генералитет и войски к службе ревностию пылают». Крепость, усиленная под руководством французских инженеров, была первоклассной. Расположенный на возвышенности город опоясывал с востока, севера и запада главный крепостной вал с семью земляными и каменными бастионами и четырьмя воротами. Высота вала составляла шесть—восемь метров, крепостной ров шириной двенадцать и глубиной шесть—десять метров местами заполняла вода на глубину до двух метров. Гарнизон крепости состоял из 35 тысяч человек против 31 тысячи русских. С востока и запада маневр затрудняли озера, с юга протекал Дунай шириной 500—600 метров. Внутри общей крепостной стены располагались старая и новая крепости. С севера и запада были выстроены мощные кирпичные бастионы (редут Табия в западном углу с 22 орудиями и подобный с севера). На укреплениях стояло до 200 пушек. Южная сторона, примыкавшая к реке, не имела сплошной стены, однако расположенные здесь укрепления были вооружены 85 пушками и 15 мортирами. Гарнизоном командовал Ахмет-паша, который принимал меры к усилению обороны крепости. Еще направляясь к Измаилу, Суворов позаботился о заготовке фашин, лестниц и другого необходимого для штурма. Он вызвал в подкрепление наиболее надежные части, в том числе любимый Фанагорийский гренадерский полк. Тем не менее генерал не располагал достаточными силами. Большая часть артиллерии (около 500 стволов из 600) располагалась на судах флотилии, что и определило замысел операции и особую роль де Рибаса. Есть мнение, что де Рибас составил одобренный Суворовым план взятия Измаила. Во всяком случае, ему досталась одна из важнейших частей организации штурма. В то время как шесть колонн при поддер жке береговых батарей должны были атаковать стены и ворота с суши, флотилии предстояло высадить десант и наступать с менее укрепленной приречной стороны. Диспозиция, подготовленная около 6 декабря, предусматривала установку четырех батарей против флангов крепости у реки; работы следовало начать под прикрытием войск ночью 8 декабря и завершить, работая ночами, накануне штурма. В случае обстрела неприятельской артиллерии ее следовало подавлять орудиям с острова. В полночь на 11 декабря начиналась артподготовка. Так как армия располагала сравнительно немногочисленной артиллерией, основную роль предоставляли пушкам флотилии. Диспозиция указывала для флотилии: «В 12 часов пополудни, то есть в полночь, откроется паки со всех батарей сильная канонада, во время которой, в 2 часа пополуночи, подвинутся 8 бомбандирских судов в самую ближнюю дистанцию к каменной батарее. На сих судах 8 трехпудовых гаубиц и 8 двухпудовых единорогов будут беспрерывно стрелять горизонтально по оной батарее по палисаду и совокупно с батареею будут анфилировать два полигона и куртину. Пальба сих судов и сухопутных всех батарей будет продолжаться беспрерывно до самого утра шести часов ядрами, а пустыми зарядами до самого рассвета». Хотя турки и имели многочисленные батареи со стороны Дуная, но не было там столь высоких стен, как с других сторон. Потому и дальше, в порядке штурма, диспозиция ставила важнейшую задачу флотилии: «За два часа перед рассветом по данному сигналу ракетою войска, расположенные на лодках и гребных судах, числом 8000, подвинутся в одно время к противному берегу с обоих флангов, то есть с левого фланга крепости запорожские лодки, дубы и паромы, подняв на себя 1500 казаков, 3500 регулярнаго войска. Предмет сей высадки занимает берег, кавалиер и куртину нового укрепления. С правого фланга на паромах, шлюбках, баркасах, частырмах и на маленьких лансонах 3000 регулярного войска, которые, вышед, занимают берег старой крепости. В то же самое время 4 колонны регулярного и одна иррегулярного войска идут к штурму на крепость». Пока высадившиеся и наступавшие по суше войска штурмовали укрепления, флотилии по диспозиции следовало развернуться вдоль реки и стать в двадцати саженях от противоположного берега на якорь. Артиллеристам предстояло картечью очищать неприятельский берег, а двум тысячам войск, остававшихся на борту, — быть в готовности послужить резервом атакующим. Диспозиция указывала, какие регулярные части, кроме казачьих, следовало выделить в распоряжение де 1 ГЕОРГИЕВСКИЕ КАВАЛЕРЫ рибаса. В дополнении к диспозиции Суворов уточнил, что канонаду 4го неприятельским укреплениям следует «...открыть в полдень, продолжать до вечера. Для обеспечения флангов обеих атак батарей, подвинуть восемь лансонов у правой атаки, запорожские лодки у левой атаки в надлежащую дистанцию». 1 декабря де Рибас получил от Потемкина для передачи Суворову письмо в Измаил сераскиру, пашам и жителям. Князь предлагал сдать крепость и обещал отпустить войска и жителей с имуществом за Дунай. 7 декабря Суворов послал командующему турецкими войсками в Измаиле официальное требование о сдаче крепости, подготовленное Потемкиным, и свою записку, в которой писал: «Сераскиру, старшинам и всему обществу: я с войсками сюда прибыл. 24 часа на размышление и воля; первые мои выстрелы уже неволя, штурм — смерть, чего оставляю вам на рассмотрение». Сераскир предложил устроить перемирие на десять дней, чтобы связаться с визирем, но Суворов предоставил только два дня, необходимые ему самому для подготовки. Турки, уверенные в неприступности крепости, отвергли ультиматум. На военном совете 9 декабря все тринадцать участников высказались за штурм, назначенный на 11 декабря. Одним из подписавших протокол совета был О.М. де Рибас. Перед штурмом Суворов дал приказ войскам: «Храбрые воины! Приведите себе в сей день на память все наши победы и докажите, что ничто не может противиться силе оружия рассейскаго. Нам предстоит не сражение, которое бы в воле нашей состояло отложить, но непременное взятие места знаменитого, которое решит судьбу кампании и которое почитают гордые турки неприступным. Ава раза осаждали Измаил русские армии и два раза отступали; нам остается, в третий раз, или победить, или умереть со славою». 10 декабря с восходом солнца около 600 орудий с батарей и судов открыли огонь и прекратили его за два с половиной часа до начала штурма, заставив турок заметно ослабить ответный огонь. Одна из неприятельских бомб попала в крюйт-камеру бригантины «Константин» и взорвала ее. Во время подготовки штурма Рибас ежедневно, а то и по нескольку раз в день докладывал Суворову о постройке батарей на Сулине, о результатах обстрела, о действиях и намерениях турок. Через несколько дней у него все было готово к атаке и каждый солдат знал свое место и задачу. Наступающие колонны должны были атаковать с суши (19 500 человек) и с воды (девять тысяч человек); но две трети сил и большин- ство артиллерии были сосредоточены в приречной области. Именно здесь, благодаря огневой мощи флотилии и сравнительно слабым укреплениям, и можно было добиться решающего успеха. Однако и на всех прочих направлениях атаки проводили упорно и решительно. Десантные войска Рибаса построили три колонны в две линии: в первой на 100 лодках регулярные, на 45 — иррегулярные войска (последние были распределены равномерно в середине и на флангах). Вторую линию составили 58 судов крупнее (бригантины, плавбатареи, дубель-шлюпки и лансоны), которые огнем артиллерии должны были прикрывать и поддерживать высадку и наступление войск. Флотилия двигалась к крепости на веслах, ведя огонь. Турки отвечали без особого успеха. Туман и обломки мешали двигаться большим русским судам. В нескольких сотнях шагов от берега вторая линия разделилась пополам, примкнула к флангам первой и открыла огонь. Под прикрытием артиллерии в 7.00 началась высадка, несмотря на сопротивление 10 тысяч турок и татар. К рассвету противник отступил внутрь крепости. Но ожесточенное сопротивление продолжалось внутри города до 11 00. К 13.00 сохранялись лишь отдельные очаги обороны в ханах (гостиницах), мечетях, казармах. Хан Каплан-Гирей попробовал организовать контратаку, но был разбит. В одном из ханов собралось несколько тысяч человек. Узнав об этом, Рибас собрал сотню солдат под командой полковника Мелисси- но, поставил на улице как авангард колонны, смело приблизился к хану и хладнокровно потребовал сложить оружие, если турки не хотят, чтобы всех изрубили. Осажденные повиновались. Так же Рибасу удалось заставить сдаться несколько сот турок в двух других ханах. Ему довелось и принять капитуляцию мухафиса (губернатора города) паши Мемеда, который последним с двумя с половиной сотнями человек оборонялся в Табии. Узнав, что город покорен, он согласился сложить оружие. Измаил пал 11 декабря. В подробном рапорте от 21 декабря, отдавая должное де Рибасу, Суворов особо просил наградить де Рибаса и писал о действиях генерала: «Он первый нанес с судов и острова неприятелю удар и во время приступа, командуя тремя колоннами десанта, присутствовал везде, где более надобность требовала, ободрял мужеством своим подчиненных, овладел набережными батареями, принял пленными выше поминаемых неприятелей и в трофеи взятые сто тридцать знамен предоставил ко мне» Потемкин 3 января 1791 года писал де Рибасу: fjtai ' «Мужеством и неустрашимостью, которым вы и все войска вам вверенные себя отличили во время обложения и покорения Измаила, Приобрели новую и знаменитую славу оружию российскому. Я свидетельствую вам, яко много участвовавшему в сем славном происшествии, мое удовольствие и благодарность, поручая объявить оные и всем вашим соподвижникам. Я не премину Ея И В. Всемилостивейгией пашей Государыне представить заслуги рекомендованных вами и подставлю приятною себе должностью доставить каждому достойное г воздаяние». Указом 25 марта 1791 года Императрица пожаловала Осипа Михайловича шпагой с алмазами и 800 душами крестьян в Полоцкой (Могилевской) губернии потомственно. Позднее А.С Пушкин, осматривая Измаил, удивлялся, как можно было взять со стороны реки столь крутой берег.
<< | >>
Источник: Скрицкии Н.В.. Георгиевские кавалеры под Андреевским флагом. Русские адмиралы — кавалеры ордена Святого Георгия и II степеней. 2002

Еще по теме ИЗМАИЛ:

  1. НА ДУНАЕ
  2. Социально-экономическое положение
  3. 5.4. Стоимость воспроизводства и плата за природные ресурсы
  4. 5.3. Сравнительная экономическая оценка природных ресурсов
  5. 5.2. Абсолютная и экономическая оценки
  6. 5. ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ОЦЕНКА ПРИРОДНЫХ РЕСУРСОВ
  7. 5.1. Содержание экономической оценки
  8. 4.3. Основные направления научно-технического прогресса и их влияние на охрану окружающей среды и рациональное природопользование
  9. 4.2. Оценка ущерба от загрязнения окружающей среды
  10. 4. ПРИРОДОПОЛЬЗОВАНИЕ И НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКИЙ ПРОГРЕСС
  11. 4.1. О критерии решения экологических проблем
  12. 3.5. Сочетание требования экологизации производственных процессов с требованиями экономического роста отраслей народного хозяйства
  13. 3.2. Возобновимые и невозобновимые ресурсы. Проблемы истощения. Основные пути предотвращения истощения природных ресурсов
  14. 3.3. Основные признаки естественных ресурсов, их классификация, как экономической категории
  15. 3.4. Основные виды и направления природопользования