<<
>>

ОТ ГОГЛАНДА ДО ЭЛАНДА

Разгоралась русско-турецкая война 1787—1791 годов. В конце 1787 года началась подготовка очередной Средиземноморской эскадры С.К. Грейга для диверсии в тылу турок. Но шведский король Густав III Н.В. СКРИЦКИЙ , ; ^ _ i^> I воспользовался отвлечением русских сил на юг и решил вернуть земли, потерянные Швецией в первой половине столетия.
Екатерина II старалась не дать повода для конфликта и, как мы писали, рассчитывала на благоразумие своего кузена. Однако король пошел на прямую агрессию. Он перевез войска в Финляндию, осадил крепость Нейшлот; шведский флот захватил два российских фрегата, совершавших плавание с кадетами в Финском заливе. Из Финляндии Густав III послал ультиматум, сделавший войну неминуемой. Потребовалось принять контрмеры для отражения агрессии. Меры эти поставили Чичагова в неопределенное положение. 30 мая 1788 года Императрица назначала адмирала командиром Балтийской эскадры из 10 линейных кораблей, 4 фрегатов и 15 легких судов; из них 5 кораблей и 2 фрегата прибывали с севера только летом 1788 года. Этими незначительными силами предстояло готовить экипажи, оборонять морские пути и берега Балтики. 13 июня В.Я. Чичагов получил инструкцию по обороне Балтийского моря. Но уже через неделю Екатерина II, узнав о встрече авангарда Средиземноморской эскадры со шведским флотом, писала С.К. Грейгу о необходимости выйти к Ревелю. Она присоединяла к нему эскадру, ранее предназначенную Чичагову, оставив адмирала без дела. Грейг предпринимал решительные меры для подготовки кораблей и экипалеей, но состояние флота было таково, что выход задерживался. 26 июня обеспокоенная Императрица повелела искать и атаковать неприятельский флот, пользуясь случаем для нанесения ему вреда. Лишь 28 июня эскадра Грейга вышла в море. Медленно двигаясь из-за маловет- рия на запад, она 6 июля встретила у острова Гогланд шведский флот и вступила в сражение. После ожесточенной перестрелки шведы, потеряв один корабль сдавшимся, ушли в Свеаборг и увели с собой захваченный русский корабль. Казалось, сражение окончилось вничью. Однако шведский флот оказался в ловушке, а попытка его выйти из Свеаборга окончилась потерей еще одного корабля и более тесной блокадой. Следовательно, Гогландское сражение явилось стратегической победой. Чичагов числился больным. Он был обижен, что ему предпочли иностранца, имевшего равную выслугу в адмиральских чинах, и считал, что это происки иностранной партии при дворе. Но победа при Гогланде, которую Чичагов высоко оценил, примирила его с назначением Грейга. Опытный моряк понимал, насколько сложно было одержать верх при имевшихся во флоте недостатках. Чичагов порицал Грейга лишь за то, что тот, зная слабость кораблей и подготовки экипажей, сам атаковал шведов (чему команды не учили), а не принял атаку неприятеля. Грейг являлся генератором идей. Он предлагал, в частности, овладеть по льду Свеаборгом и Карлскроной; для этого требовалось держать эскадры в море до предела, не выпуская запертый в Свеаборге шведский флот. Однако 15 октября 1788 года адмирал умер от желчной го- > рячки. Чичагов приехал в Ревель, чтобы участвовать в похоронах. Сме- < яивший Грейга контр-адмирал Т. Г. Козлянинов увел эскадру на зимовку \ i Ревель, когда рейд стал покрываться льдом; ехце ранее вице-адмирал ^.П. Фондезин укрыл в Копенгагене свою эскадру из кораблей, выведенных с Балтики и прибывших из Архангельска.
9 ноября шведский флот, пользуясь представленной свободой действий, перешел в Карлс- !крону, пробиваясь сквозь льды. Тем самым замысел Грейга был наружен, и его преемнику предстояло решить сложную задачу — весной 1789 года объединить действия Кронштадтской, Ревельской и Копенгагенской эскадр ра^ее, чем шведский флот, превосходящий каждую из них в отдельности, выйдет в море и атакует. Такое мог сделать лишь опытный и хладнокровный флотоводец. Потому из предложенных кандидатур Императрица избрала рассудительного В.Я> Чичагова. Сначала адмирала назначили начальником Ревельской эскадры, которая первой могла выйти в море. Рескрипт от 27 ноября 1788 года гласил: «Главную команду над портом ревельским и над всеми имеющимися в оном кораблями, фрегатами и другими судами с людьми, к тому принадлежащими, указали Мы поручить вам до будущего нашего соизволения. Подробные наставления получите вы от Адмиралтейской коллегии, Мы же вкратце вам волю нашу объявляем, чтобы вся часть флота нашего, в помянутом порте на зиму оставшаяся как наискорей и конечно к открытию вод в исправность и полную готовность к плаванию и действиям приведена была непременно, чего ради ежели вам потребно будет какое-либо в том пособие, вы сверх рапортов ваших по команде и прямо Нам представляйте, а смотря по надобности, можете и для удобнейшего на словах о всем изъяснения сами сюда приехать; на проезд вам пожалованные от нас 3000 рублей получите из суммы на чрезвычайные по флоту расходы, в ведомство покойного адмирала Грейга отпущенной». 15 декабря адмирал прибыл в Ревель. Он столкнулся со значительными трудностями. Порт годами использовали для вывоза зерна, военные корабли заходили редко, укрепления и сооружения гавани ветшали, — фактически приходилось создавать военную базу заново. Адмирал добился средств и организовал восстановление полуразрушенных деревянных стен гавани. Сооружали водопровод из озера для снабжения кораблей пресной водой. В городе не было приличного госпиталя, и 31 марта Императрица передала для этой цели свой только что отремонтированный дворец. Кроме городской крепости вблизи гавани, на берегу не было ни батарей, ни других препятствий. Единственной защитой Ревеля служил^ корабли. Чичагов прекрасно понимал необходимость объединения си[\ флота, как только льды позволят. Адмирал вел переписку с И. Г. Чернышевым об одновременном ремонте кораблей в Кронштадте и Ревеле. Сам он делал все возможное для приведения Ревельс кой эскадры в боеспособное состояние и писал в столицу о недостатке продовольствия, обмундирования и других проблемах, которые не мог разрешить сам. Весной 1789 года Екатерина II пригласила Чичагова в столицу, назначила его начальником над флотом и уже 3 апреля благословила отъезд в Ревель. Еще 31 марта Императрица подписала рескрипты Козляни- нову и Чичагову. В распоряжение последнего были выделены 10 кораблей, 4 фрегата, 2 бомбардирских корабля в Ревеле, столько же в Кронштадте, эскадра в Копенгагене и еще 3 корабля для охраны Финского залива; гребной флот оставался в распоряжении сухопутного командования. Чичагов должен был подготовить флот к вскрытию вод, присоединить на рейде Ревеля Кронштадтскую эскадру, учредить пост при мысе Гангут, после чего идти с главными силами на соединение с Копенгагенской эскадрой Т.Г. Козлянинова и для поиска неприятеля. Рескрипт предлагал выманить шведский флот в море и стараться истребить его в бою, что открыло бы путь для наступления армии и гребного флота; дополнительной задачей являлось нарушение неприятельского судоходства. Документ, однако, не предусматривал, что шведы могут выйти в море до соединения сил, хотя было известно: Карлскрона освобождалась от льда ранее Кронштадта. Чичагова же беспокоила именно эта опасность. С 1 марта по 30 апреля 1789 года эскадра была отремонтирована и укомплектована; старослужащих и новобранцев равномерно распределили по кораблям, чтобы уравнять их боеспособность. Чтобы не быть застигнутым врасплох, пока Финский залив еще покрывал лед, в Балтийский порт Чичагов направил опытного штурмана, которому с маяка следовало наблюдать за морем и доносить в Ревель о появлении неприятеля. Кроме того, опрашивали моряков проходящих судов. Ревельская и Кронштадтская эскадры по отдельности вдвое уступали противнику и должны были ограничиваться учениями и разведкой. Потому Чичагов решил расположить вдоль финляндских берегов цепь крейсеров, наблюдающих за противником, и препятствовать его судоходству. 4 мая он приказал капитану Тревенену с кораблем, фрегатом и 2 катерами приготовиться к выходу для осмотра оставленного в прошлом году Гангутского поста; 9 мая при тихом ветре эскадра отправилась в путь. 1 На своем берегу была развернута цепь постов, которые должны были оповещать о появлении неприятельских кораблей дымовыми сигналами. У входа в Ревельскую бухту патрулировали легкие суда Тем самым Чичагов обеспечил надежную систему дальнего, ближнего оповещения и!связи. 5 мая он наконец смог рапортовать Адмиралтейств-коллегии: t «Состоящие в ревельской гавани корабли, фрегаты и прочие суда сего 4мая выведены на рейд благополучно». Беспокоясь о Кронштадтской эскадре, адмирал 5 мая предлагал контр-адмиралу А.Г. Спиридову способы безопасного присоединения на случай появления противника. Он не верил, что шведы спокойно уступят господство на море. К счастью для Ревельской эскадры, опасения на сей раз не оправдались. В Ревеле с начала мая постоянно были настороже. 6 мая поступило донесение штурманского офицера из Балтийского порта о 15 больших судах, лавирующих к северо-западу, и Чичагов приказал готовиться к бою; но посланные им фрегат и катер уже 7 мая установили, что суда купеческие и идут в Санкт-Петербург. 15 мая очередное сообщение из Балтийского порта о появлении 16 судов и выстрелах заставило Чичагова отправить отряд капитана 2-го ранга Шешукова с кораблем, фрегатом и катером для разведки. 16 мая датский шкипер рассказал, что видел накануне два корабля у Оденсхольма, а штурман из Балтийского порта сообщил о стрельбе на северо-западе; вновь тревога оказалась ложной, ибо это были корабли, посланные для осмотра Гангута и проводившие учения. 18 мая положение несколько прояснилось: прибыли катера с обоих крейсирующих отрядов. Тревенен осматривал купеческие суда и не видел военных; шкипер английского судна рассказал ему, что заметил три военных судна у Дагерорда (вероятно, отряд Шешукова), а другие сообщали только о 10 русских и 12 датских кораблях на рейде Копенгагена. 11 мая Тревенен заходил в Гангутский залив и видел 4 батареи, открывшие огонь; ему стало известно, что в Гельсингфорсе срочно вооружают гребные суда, а почти все войска отправлены на границу. Шешуков также сообщил, что видел в Свеаборге несколько военных судов. Чичагов, посоветовавшись с капитанами, решил отложить занятие Гангутского поста до прибытия Кронштадтской эскадры и приказал Тревенену вернуться. 18 мая Чичагов получил высочайший рескрипт от 15 мая о подготовке Кронштадтской эскадры к выходу на рейд; Императрица сообщала, что шведский флот еще не вышел в море. Был приложен также рескрипт Козлянинову, предписывавший ему ускорить выход в море на соединение с главными силами ранее, чем подойдут главные силы Российского флота, а шведский флот сможет оставить Карлскрону. I Из поступивших документов Чичагову стало ясно, что шведы в Финляндии готовятся к боевым действиям, что захват Гангутского поста не будет легкой задачей Его тревожила позиция шведского флота, который мог действовать против Копенгагенской эскадры, и он не исключал его появления у Ревеля. Зная о выходе Кронштадтской эскадры на рейд, адмирал просил И.Г Чернышева поторопить главного командира Кронштадтского порта П.И. Пущина, чтобы эскадра выступила, как только позволят льды 19 мая прибыл Тревенен. Теперь в отрыве от эскадры оставался только Шешуков 21 мая он прислал захваченное им прусское судно «Анна- Юлиана» , считая его груз контрабандой В тот же день шкипер прибывшего в Ревель датского судна сообщил, что не видел военных кораблей, что русская и датская эскадры остаются на рейде Копенгагена; но сведения не были свежими. Чтобы избежать неприятных неожиданностей, адмирал направил отряд капитана Сиверса из корабля, фрегата и катера в крейсерство. Обеспокоенный положением эскадры Козлянинова в Копенгагене, Чичагов 23 мая послал ему на датском судне запрос о предполагаемых намерениях. Козлянинов мог рассчитывать, что датчане присоединятся к нему только в случае появления шведских кораблей в датских водах Собственные его силы (10 кораблей, 3 фрегата, 2 катера; одиннадцатый корабль оставался на ремонте в Норвегии) вдвое уступали по численности шведскому флоту, который готовился в Карлскроне. Поэтому вице-адмирал ограничивался отправкой крейсерских эскадр для борьбы с неприятельским судоходством и стремился присоединить окончивший ремонт корабль; высланный в крейсерство катер «Меркурий» с боя взял 29 апреля шведский катер «Снаппоп», а 20 мая — фрегат «Венус». Однако частные успехи не устраняли опасности встречи со всем шведским флотом, и Козлянинов ждал указаний Чичагова. Тем временем произошло соединение Ревельской и Кронштадтской эскадр. Спиридов выступил 21 мая, но один из кораблей навалился на купеческий, два сели на мель, и их пришлось разгружать. К вечеру 26 мая кронштадтская эскадра пришла на рейд Ревеля. Удручающее впечатление произвело ее состояние. В полной мере сказалась спешка при снаряжении. Часть грузов еще оставалась на транспортах. Но главную трудность представляла слабая подготовка экипажей, в массе укомплектованных новобранцами. Вступать в сражение с таким флотом значило идти на явное поражение. Поэтому адмирал уже 27—28 мая произвел перераспределение старослужащих и рекрутов, чтобы за счет ревельских кораблей выравнять боеспособность эскадры. Требовалось несколько недель на подготовку экипажей, дабы они могли согласован- \ ^ГЕОРГИЕВСКИЕ КАВАЛЕРЫ bSi ^ iio действовать в линейном сражении. Чтобы не вызвать паники в фанкт-Петербурге, адмирал решил не сообщать в столицу о состоянии флота и оттягивать под удобным предлогом поход, усиленно продолжая боевую подготовку. / В тот же день адмирал узнал о появлении шведских кораблей в море, фывод Копенгагенской эскадры при удаленности главных сил становился рискованным. Адмиралу следовало собирать силы и координировать действия с Козляниновым. Однако и последнее оказалось сложно, ибо доставленное из Копенгагена донесение не удалось прочесть из-за отсутствия соответствующего шифра, и его пришлось послать в столицу. 31 мая вернулся отряд Шешукова, после того как его сменил отправленный 30 мая отряд капитана Хомутова. Шешуков доложил, что видел много галер и других гребных судов в шхерах от Тверминда (Тверминне) в направлении Свеаборга, между Поркалаутскими островами; только 25 мая было обнаружено 25 судов, а 29 мая Шешуков пытался углубиться в шхеры и имел бой с 2 дубель-шлюпками. Он привез также план шхер с промерами глубин. Чичагов принял оригинальное решение. Так как захват Гангутского поста требовал значительного расхода сил, адмирал решил основать Поркалаутский пост, где с меньшими издержками мог прервать сообщение Швеции со Све- аборгом, что было предписано инструкцией. По его приказу 1 июня был создан и 2 июня отправился к Поркалауту отряд из корабля, 2 фрегатов и 2 катеров под командованием Шешукова. На суше в 20-х числах мая русские войска начали успешное наступление в Саволаксе, на севере Карелии. Успехи армии требовали поддержки с моря. Гребная флотилия еще готовилась. Императрице казалась непонятной медлительность Чичагова, тем более что нашлись люди, упрекавшие адмирала за промедление с занятием Гангутского поста. Появление шведского флота грозило не только Копенгагенской эскадре, но и прибрежным силам. 2—3 июня Императрица направила Чичагову письма. Она сообщала о выходе в ближайшее время 2 кораблей и 2 фрегатов, обещала выделить еще корабли и писала о слабости шведского флота, всемерно побуждая Чичагова к активным действиям. 7 июня адмирал получил указ после прибытия двух кораблей и двух фрегатов идти на выручку Козлянинову. Одновременно поступили сообщения, что шведский флот активизировал действия, но еще не окончательно готов. Не был готов к бою под парусами и русский флот. Если снабжение всем необходимым завершилось, то подготовка экипажей оставляла желать лучшего. В условиях ненадежной связи с Козляниновым инструкция выйти к Карлскроне и там ожидать Копенгагенскую эскадру неминуемо приводила к столкновению Чичагова один на один со всем шведским флотом, тогда как адмирал предпочитал нападение на противника соединенными силами либо удар с двух сторон. Русские корабли принимали воды только на пять недель похода, и задержка крейсерства у Карлскроны могла заставить флот уйти для пополнения запасов как раз тогда, когда появится в море Козлянинов. До выхода требовалось уточнить положение противника, и Чичагов, узнав 7-го и 8 июня из донесений Хомутова о сборе шведской эскадры у Гангута, послал отряд капитана бригадирского ранга М.К. Макарова с целью опроса шкиперов, захвата неприятельских судов, атаки при возможности шведских кораблей и связи с отрядом, крейсировавшим у Свеаборга; затем к Шешукову пошел катер с приказом занять Порка- лаутский пост. В письме к Безбородко 12 июня Чичагов сообщил о занятии поста, вследствие чего шведские суда были вынуждены останавливаться у Эк- неза, а войска двигались в Ловизу к королю по суше, что затягивало сосредоточение шведской армии. В том же письме, отмечая сложности длительного крейсирования перед Карлскроной, Чичагов запрашивал указаний, до какого времени ждать выхода шведского флота из его главной базы. Видимо, адмирал, пользуясь неопределенностями в инструкциях, использовал возможность выиграть еще время для подготовки команд. 13 июня Чичагов во всеподданнейшем донесении сообщал о том, что мимо Поркалаутского поста не прошло ни одно судно. Когда 16 июня прибыл обещанный отряд из двух кораблей и двух фрегатов капитана 1-го ранга Глебова с пятью провиантскими судами, Чичагов осмотрел его и на следующий день отправил один корабль и один фрегат на Поркалаутский пост, а остальные — крейсировать в виду Поркалаута и Свеаборга. Еще до смены Шешуков 18 июня захватил две одномачтовые яхты; эти суда, укомплектованные моряками и вооруженные пушками и фалысонетами, были переданы отряду Глебова. 21 июня Шешуков у Поркалаута заставил ретироваться восемь шведских гребных судов, огнем сбил батареи на берегу, высадил десант, который заставил шведов бежать в лес. 23 июня Глебов сменил Шешукова; последний за успешные действия у Поркалаута был награжден орденом Святого Георгия IV степени. Таким образом, крейсирующие отряды наблюдали за основным шведским фарватером, базами и входом в Финский залив. Чичагов мог стягивать свои силы и идти к Карлскроне. Тем временем король организовал наступление через пограничную реку Кюмень, и русская армия в Финляндии оказалась под угрозой. Галерная флотилия еще не могла помочь, и Санкт-Петербург торопил Чичагова. 25 июня адмирал получил высочайший указ от 22 июня выходить; Императрица предписывала Чичагову поспешно идти к Карлскроне, а бой со шведс ким флотом до соединения с Козляниновым оставляла на усмотрение адмирала. i Шведский флот был готов только 19 июня и 25 июня вышел в море; около месяца он имел на подготовку рекрутов. Так как атаковать рус- ско-датскую эскадру было рискованно, шведы пошли навстречу Чичагову. Шведское командование считало, что русский флот не готов к сражению. Так как подготовка эскадры продвинулась вперед, а донесения сообщали о том, что шведский флот еще не готов, Чичагов 2 июля вышел в море. Флот его состоял из 20 линейных и 2 бомбардирских кораблей, 6 фрегатов и 7 меньших судов; он оставил 2 корабля, фрегат, 2 катера и 2 трофейные яхты у Поркалаута, а 2 фрегата — для крейсирования между Гогландом и Сескаром под командованием Глебова до прибытия начальника резервной эскадры А.И. Круза. Утром 14 июля прибывший к русской эскадре датский катер доставил сведения, что шведский флот был замечен на рассвете в 36 милях южнее Эланда и в 58 милях от русской эскадры. Чичагов с командиром катера отправил письмо Козлянинову, назначая встречу в 90 милях южнее Готланда; если бы до встречи началось сражение, вице-адмиралу следовало немедленно по прибытии атаковать. Вскоре передовые корабли сообщили, что видят приближающиеся с северо-запада под всеми парусами шведские корабли. Чичагов располагал на 20 линейных кораблях 1600 орудиями, из них до 980 крупных калибров (от 16 фунтов и выше), и экипажами в 15 тысяч человек. Шведская эскадра под командованием брата короля, герцога Карла Зюдерманландского, состояла из 21 линейного корабля (7 74-пушечных и 14 64-пушечных), 8 линейных фрегатов и 7 меньших судов с примерно равной артиллерией (1740 орудий, из них 980 тяжелых, от 24-фунтовых и выше). Вес бортового залпа русских кораблей (более семисот пудов) лишь немного уступал 840 пудам залпа шведов, команды которых после болезней не превышали тринадцати с половиной тысяч человек. В исходе четырнадцатого часа Чичагов сделал сигнал «Приготовиться к бою»; но шведы не использовали наветренное положение. Позднее герцог Карл объяснял свое бездействие тем, что свежий ветер кренил корабли и не позволял применять артиллерию нижних деков. Оба противника ограничились маневрированием, ночь провели неподалеку друг от друга и к утру 15 июля лежали в дрейфе. В начале шестого часа шведский авангард начал медленно сближаться и к исходу второго часа открыл огонь с расстояния более версты; Чичагов дал сигнал «Начать сражение», но, убедившись в безуспешности стрельбы, прекратил ее. Позднее часть шведской кордебаталии завязала перестрелку с тремя кораблями авангарда Мусина-Пушкина, но вскоре русские корабли прекратили огонь из-за дальности; такая пальба длилась до 17.00. Шведы, смыкая линию, начали сближаться, и около 18.00 вспыхнула перестрелка авангардов, тогда как шведские центр и арьергард держались на значительном расстоянии. Со временем ветер сменился юго-западным. Шведы удалялись. К 20.00 оба флота прекратили огонь и лежали в дрейфе. Русская эскадра потеряла 34 человека убитыми, 176 ранеными; половина потерь ложилась на ущерб от взрывов своих пушек. На шведских кораблях были замечены значительные повреждения, 2 корабля и фрегат вывели из линии на буксире, и Чичагов считал неприятельские потери больше своих. После сражения двое суток флоты оставались поблизости, 18-го и 19 июля шведы виднелись в отдалении. Герцог Карл хотел помешать встрече Чичагова и Козлянинова, но боялся быть отрезанным от Карлс- кроны и, когда 20 июля стало известно о приближении Копенгагенской эскадры, воспользовался благоприятным ветром, чтобы укрыться в базе. 22 июля эскадра Козлянинова присоединилась, Чичагов повел свой флот из 31 корабля, 10 фрегатов, нескольких катеров и других судов к Карлскроне и убедился, что шведы не намерены выходить. Овладев господством на море, Чичагов не считал необходимым оставаться у шведских берегов. Высадки адмирал полагал бесполезными из-за отдаленности армии и вскоре повел флот к своим портам; он доносил Императрице, что в южной части Балтийского моря уже делать нечего. Флот прошел Готланд и Эзель, крейсировал от Дагерорда до Гангута, а 8 августа встал на якорь южнее Наргена; для наблюдения за шведами Чичагов посылал крейсеры, которые доносили, что движения в шведской базе не заметно. Императрицу возмутил неопределенный исход Эландского сражения и скорое возвращение флота к своим берегам; она потребовала расследования. Совет 7 августа сравнил действия Чичагова с данной адмиралу инструкцией и пришел к выводу, что указания тот выполнил. Екатерина II умерила гнев; в рескрипте от 12 августа она, попеняв адмиралу за то, что потери не оправдывались успехом, поставила задачу: выделить 23 лучших корабля с некоторым количеством фрегатов и легких судов для крейсирования у Дагерорда и наблюдения за Аландсгафтом и Кар- лскроной, действовать на неприятельских коммуникациях и берегах, нанося противнику вред и разорение, особенно в окрестностях Стокгольма, препятствовать доставке подкреплений и эвакуации шведских войск; следовало также выслать легкую эскадру капитана 1-го ранга рр Т^ёвенена с батальоном егерей для занятия Гангутского поста и произ- 1йейги поиск на скопившиеся в Березунде шведские суда, используя по- Шщь от Поркалаутского поста, чтобы окончательно прервать сообще- Свеаборга со Швецией, а при наступлении армии и гребного флота распространить свои действия до Або; для охраны Финского залива ос- Цг#1&лась резервная эскадра. 'Отряд Тревенена в сентябре вел бои за Поркалаутский и Березунд- ский посты, не допуская неприятельских перевозок шхерами. Главные &4лы с 28 августа до 11 октября крейсировали у Дагерорда. К концу сйсгября эскадры ушли на зимовку. 1 116 ноября умер Григорий, сын и адъютант адмирала. Видимо, юноша Заболел после тяжелых плаваний по осенней Балтике. Но род Чичаговых не иссяк, и в кампанию 1790 года адъютантом командующего флотом стал следующий брат, Василий, взятый отцом из гвардии. Ему предстояло вместе с отцом и старшим братом Павлом, командиром флагманского корабля, участвовать в делах, навеки прославивших имя Чичаговых. t / 1
<< | >>
Источник: Скрицкии Н.В.. Георгиевские кавалеры под Андреевским флагом. Русские адмиралы — кавалеры ордена Святого Георгия и II степеней. 2002

Еще по теме ОТ ГОГЛАНДА ДО ЭЛАНДА:

  1. ГЕРОЙ ЧЕСМЫ И ГОГЛАНДА С.К. Грейг
  2. Родина норманнов
  3. ГЕРОЙ ХИОССКОГО СРАЖЕНИЯ
  4. Последние дни Ганзы
  5. 5.4. Стоимость воспроизводства и плата за природные ресурсы
  6. 5.3. Сравнительная экономическая оценка природных ресурсов
  7. 5.2. Абсолютная и экономическая оценки
  8. 5. ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ОЦЕНКА ПРИРОДНЫХ РЕСУРСОВ
  9. 5.1. Содержание экономической оценки
  10. 4.3. Основные направления научно-технического прогресса и их влияние на охрану окружающей среды и рациональное природопользование
  11. 4.2. Оценка ущерба от загрязнения окружающей среды
  12. 4. ПРИРОДОПОЛЬЗОВАНИЕ И НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКИЙ ПРОГРЕСС
  13. 4.1. О критерии решения экологических проблем
  14. 3.5. Сочетание требования экологизации производственных процессов с требованиями экономического роста отраслей народного хозяйства
  15. 3.2. Возобновимые и невозобновимые ресурсы. Проблемы истощения. Основные пути предотвращения истощения природных ресурсов
  16. 3.3. Основные признаки естественных ресурсов, их классификация, как экономической категории
  17. 3.4. Основные виды и направления природопользования
  18. 3. ПЛАНИРОВАНИЕ ВОСПРОИЗВОДСТВА ПРИРОДНЫХ РЕСУРСОВ
  19. 3.1. Понятие «природных ресурсов». Основные виды ресурсов
  20. 2.2. Всеобщие принципы природопользования