<<
>>

ВО ГЛАВЕ ЭСКАДРЫ

Чиновники, посылавшие указ капитану бригадирского ранга, ошибались. Уже 1 марта 1770 года появился Высочайший указ о пожаловании Василия Чичагова, Николая Сенявина и Самуила Грейга контр-адмиралами с жалованьем, положенным по чину.
17 мая на заседании Адмирал- тейств-коллегии было принято решение поручить новоиспеченному контр-адмиралу до возвращения какого-либо из отсутствующих трех экспедиторов «...быть в коллежском присутствии, а по генеральной здесь следственной комиссии презусом, и на сие время поручить в его смотрение по казначейской экспедиции денежную казну и письменные дела». Работа В.Я. Чичагова в коллегии продолжалась недолго. На списке флагманов, приложенном к всеподданнейшему докладу от 11 июля 1770 года о снаряжении двух кораблей, двух фрегатов в Ревеле и пакетбота в Кронштадте для обучения моряков, Екатерина II отметила фамилию Чичагова; ему предстояло крейсировать в течение четырех недель между островами Даго (Хийумаа) и Готско-Санда (Готско- Санден) на юг и север. 2 августа Чичагов прибыл в Ревель. Уже на следующий день ревель- ская эскадра вытянулась на рейд. 6 августа после депутатского смотра Чичагов поднял на корабле «Тверь» свой флаг, 10 августа провел шлю- почные и парусные учения. Вечером того же дня эскадра вышла в море, 14—22 августа крейсировала у острова Готланд, затем у Ревельского залива и 9 сентября вернулась в Ревель; 14 сентября Чичагов выехал в столицу, а корабли отправились на зимовку в Ревель и Кронштадт. Прибыв в Санкт-Петербург, Чичагов сразу получил новое назначение: 13 сентября 1770 года ввиду отставки вице-адмирала П.И. Андерсона Адмиралтейств-коллегия определила его главным командиром Ревельского порта. Уже 7 октября коллегия рассматривала рапорт контр-адмирала о принятии дел в Ревеле. Тем временем на юге продолжалась война. На Средиземное море ушли эскадры Г.А. Спиридова, Д. Эльфинстона и Арфа. Российские моряки нанесли поражение туркам в Чесменском сражении и крейсировали в Архипелаге, блокируя пути к Дарданеллам, по которым столица Турции получала продовольствие. Но корабли от постоянного крейсерства ветшали, их требовалось все больше. Поэтому на Средиземное море отправляли новые эскадры. Корабли для них строили в Архангельске, когда там был В.Я. Чичагов. Теперь ему предстояло готовить экипажи. Летом 1771 года Императрица в ответ на запрос коллегии, кому командовать практической эскадрой и куда ей идти, указала: «Контр- адмиралу Чичагову. Соединяся ходить до Готланда и далее, и стараться возвратиться к сентябрю». 15 июня Чичагов сдал командование Ревельским портом. Накануне Ревельская эскадра вытянулась на рейд. Ее составили корабли «Граф Орлов», «Память Евстафия», «Победа», прибывшие из Архангельска в 1770 году, и фрегат «Святой Федор», к которым следовало присоединить кронштадтские корабли «Святой Андрей Первозванный», «Чесма» и «Святой Климент Папа Римский». 27 июня эскадра собралась на рейде Кронштадта и Чичагов получил инструкцию, 2 июля был проведен депутатский смотр, 7 июля — парусные учения. 8 июля эскадра пошла на запад, у Ревеля присоединила фрегат «Святой Федор», прошла мимо Дагерорда до острова Фарэ, с '23 июля по 19 августа крейсировала между Готландом ц Даго, проводя шарусные, пушечные и ружейные учения, затем вернулась в Ревель, а 3 сентября корабли Кронштадтской эскадры направились к порту приписки.
Плавания и учения проходили благополучно, если не считать случившегося в начале похода столкновения у Оденсхольма на малой скорости кораблей «Чесма» и «Память Евстафия». 29 сентября Адмиралтейств-коллегия рассмотрела рапорт Чичагова о виновниках столкновения и признала справедливым мнение контр-адмирала. Средиземноморской эскадре требовались подкрепления. На заседании Государственного совета 13 октября 1771 года было решено направить в Архипелаг три линейных корабля Чичагова, которому следовало довести эскадру до цели и вернуться в столицу. 28 января 1772 года Адмиралтейств-коллегия приказала контр-адмиралу выехать в Ревель, принять главное командование портом с находящимися там судами и немедленно подготовить к кампании корабли «Победа», «Граф Орлов», «Память Евстафия», «Чесма», «Тверь». 7 февраля коллегия объявила В.Я. Чичагову о назначении его командующим эскадрой, идущей на Средиземное море. Корабли «Чесма», «Граф Орлов» и «Победа» 23 апреля выстроились на рейде Ревеля. 4 мая Чичагов поднял флаг. Задержанная встречными ветрами и плохой погодой эскадра снялась только 8 мая и 16 июля прибыла в Порт-Магон на Минорке. Граф А. Г. Орлов, командовавший операциями на Средиземном море, приказал идти в Ливорно, но из-за болезней экипажей пришлось задержаться. Полтора месяца эскадра оставалась в порту на острове для ремонта и лечения массы больных; лишь 6 августа, приняв на борт 357 выздоровевших, Чичагов продолжил путь. 15 августа эскадра пришла на рейд Ливорно, а через десять дней Чичагов спустил флаг и передал командование капитану М. Коняеву. Граф А.Г. Орлов во всеподданнейшем донесении от 3 ноября 1773 года отметил, что эскадра Чичагова благополучно и вовремя прибыла, команда на кораблях находится в желаемом состоянии. Это свидетельствовало, что Чичагов и его офицеры заботились о людях. Коняев с двумя кораблями присоединил фрегат «Святой Николай», «Слава», шебеку «Забияка», поляки «Модон» и «Ауза» отряда И. Вой- новича. Граф Орлов послал его с целью наблюдать за судами дульцини- отов — союзников султана, которые намеревались с турецким флотом напасть на остров Парос, где была база русского флота. Коняев в Пат- расском бою 26—27 октября разгромил Дульциниотскую эскадру из 9 фрегатов и 16 шебек; неприятелю удалось спасти лишь 7 судов. Итак, приведенные Чичаговым на Средиземное море моряки в первые же месяцы действий добились серьезной победы, разрушив планы неприятеля вернуть господство в Архипелаге. После возвращения Чичагова Императрица пожаловала его орденом Святой Анны. 22 ноября Адмиралтейств-коллегия повелела ему ехать в Ревель главным командиром, и 20 декабря слушала рапорт контр-адмирала о вступлении в командование портом. Но 21 декабря генерал-казначей А.Е. Шельтинга обратился к коллегии с просьбой за старостью направить его главным командиром Ревельского порта. Просьбу уважили, и Шельтинга 2 января произвели в контр-адмира- лы. Он сменил Чичагова, которого определили главным командиром Кронштадтского порта. 21 мая 1773 года Императрица предписала отправить из Ревеля и Кронштадта практические эскадры, которым предстояло под командою Чичагова и Базбаля готовить кадры для флота. В Кронштадтскую эскадру Чичагова вошли 6 кораблей, 4 фрегата и пакетбот. 15 мая эскадра вышла на рейд, 30 мая Чичагов поднял флаг на корабле «Святой Андрей Первозванный», 3 июня состоялся депутатский смотр. 7 июня, отправив корабль и фрегат на соединение с эскадрой Ревельской, Кронштадтская эскадра двумя колоннами направилась к Ревелю, а после стоянки — далее к Готланду мимо острова Даго. Эскадра крейсировала, отправляя больных моряков и поврежденные корабли в Ревель. Тем временем Адмиралтейств-коллегия послала в Ревель приказ немедленно возвратить крейсирующие корабли. Вызов этот был связан с именным указом от 24 августа об отправке эскадры на Средиземное море и мерами по подготовке этой эскадры. 19 сентября Чичагов прибыл в Кронштадт; он вновь принял командование Кронштадтским портом. Ревельская эскадра возвратилась еще 27 августа. Часть ее кораблей составила эскадру С.К. Грейга (2 корабля, 2 фрегата), которая вышла 21 октября, 27 октября присоединила 2 корабля у Наргена и 16 декабря собралась на Портсмутском рейде. Плавание ее успешно продолжалось в 1774 году. Интересно, что если из 15 судов эскадры Спиридова в 1769 году Средиземного моря достигла только часть, то эскадры, подготовленные Чичаговым, доходили до цели полностью. Вскоре моряку поручили не менее важные обязанности по созданию обороны берегов Крыма. * * * Созданная в 1769 году контр-адмиралом А.Н. Сенявиным Донская (Азовская) флотилия со временем выросла и получила возможность выходить на Черное море, оборонять Керченский пролив и Крымский полуостров. Но больной Сенявин еле успевал решать вопросы административные, и Императрица 4 ноября 1773 года направила ему в помощь Чичагова, которого перед отъездом на юг по указу от 26 ноября 1773 года наградили орденом Святого Георгия IV степени за 20 кампаний в море. ~г В конце января 1774 года В.Я. Чичагов прибыл к Сенявину, который направил его в Крым для подготовки кораблей к кампании. 15 марта Оенявин докладывал Императрице, что эскадра под командованием Чичагова пошла из Азовского в Черное море для прикрытия Керченского пролива и Крымского побережья от высадки десантов, оставив в проливе бомбардирский корабль и батареи на берегу; корабли, зимовавшие в Балаклаве, должны были прикрывать конвои на Ялту и Козлов. Ожида- дрць прибытие новых фрегатов, строившихся на Дону, пока же превосходство оставалось на стороне турок. / 18 апреля Сенявин направил Чичагова с фрегатами «Первый», «Четвертый» и кораблем «Азов», чтобы они при соединении с кораблями «Журжа», «Корон» и малым бомбардирским крейсировали у входа в Керченский пролив, от мыса Таклы (Такиль) до Кызылташской при- сдени, с целью не допускать неприятеля войти в пролив или высадить дрсант на крымский берег. Базировавшийся на Балаклаву отряд капитана 2-го ранга Кинсбергена (фрегат «Второй» и палубный бот) с \7 апреля патрулировал от Ялты до Козлова, прикрывая берега и судоходство; в помощь ему послали корабль «Таганрог». Остальные боевые корабли либо проходили ремонт, либо не были достроены. Сам Сеня- вдн в середине мая уехал в Таганрог для ускорения постройки фрегата «Третий». Чичагову предстояло действовать самостоятельно. Контр-адмирал рапортовал Сенявину, что неприятельских судов нигде не видно. Лишь в 13.30 9 июня с русской эскадры из 3 фрегатов и 2 кораблей, крейсировавшей у Керченского пролива, заметили неприятеля. Русские пошли на сближение, и к 16.00 стало ясно, что в турецкой эскадре 5 линейных кораблей, 9 фрегатов, 26 галер и шебек, несколько малых судов во главе с адмиралом и вице-адмиралом. Чича- грв стремился держаться ближе к Крымскому побережью. При виде его эскадры передовые турецкие суда стали одерживать, чтобы подтянулись концевые, после чего 7 фрегатов, 6 шебек и 11 галер пошли прямо на русские корабли, тогда как адмирал и вице-адмирал с 4 кораблями, 6 галерами и 4 шебеками спускались по ветру. Разделение турецких кораблей не обмануло Чичагова, который понял демонстративный характер первой группы. В девятнадцатом часу оц повернул эскадру и построил линию из 3 фрегатов и корабля («Мо- ДЗН» не смог вступить на свое место); турки, пройдя некоторое расстояние встречным курсом, будучи на ветре, повернули и легли параллельным курсом, а в двадцатом часу выстрелом с адмиральского корабля цачали бой, открыв огонь по передовому фрегату «Четвертый»; русские т фрегаты по сигналу ответили. Вскоре турецкий адмирал направил эскадру в пролив, чтобы отрезать русские корабли либо взять их в два огня; так как сумерки и пороховой дым скрыли неприятеля, Чичагов повернул на другой галс и также пошел к проливу. Турки не преследовали; поняв, что хитрость не удалась, они удалились в море К ночи русская эскадра встала у мыса Таклы. В двенадцатом часу 10 июня на юго-востоке была замечена турецкая эскадра из 5 кораблей и 9 фрегатов под флагами адмирала и контр-адми- рала, шедшая к проливу, ввиду численного превосходства противника и неспособности «Четвертого» держаться в строю, Чичагов решил войти глубже в пролив и встал у Керченских садов, притянув корабль «Журжа» и малый бомбардирский, чтобы выполнить основную задачу — защиту прохода в Азовское море; он ожидал также прибытия корабля «Хотин» из Таганрога. Но получившие подкрепление турки (24 корабля и фрегата, 14 галер и шебек) остановились у мыса Таклы, к ним подходили новые суда 11 июня турецкие корабли вошли в пролив, два дня менялись местами, а 13 июня двинулись вперед, стреляя по русским кораблям, выстроившимся перед узкостью Керченского пролива Однако их ядра не долетали и до половины дистанции. Турки встали на якоря вне русских выстрелов. Прибывший 23 июня Сенявин на следующий день наблюдал через пролив турецкий военный лагерь, с которым флот поддерживал сообщение гребными судами. Ожидая десанта, вице-адмирал остался на берегу вблизи эскадры Чичагова, чтобы при необходимости легко переместиться в пункт высадки противника Утром 28 июня турецкий флот из 6 линейных, бомбардирского кораблей, 7 фрегатов, 17 галер и шебек, 3 транспортов с гребными судами на левом фланге приблизился к российской эскадре, которая состояла из 3 фрегатов, 4 новоизобретенных, 2 бомбардирских кораблей, брандера и 2 палубных ботов, и открыл огонь с дальней дистанции; русские не отвечали, пока противник не подошел на дальность выстрелов бомбардирского корабля. Когда русские снаряды начали падать рядом, турки остановились и прекратили стрельбу. В 15.00 корабли и фрегаты на буксире и завозами, а галеры на веслах отошли к прежнему месту. Противостояние продолжалось еще две недели, причем турецкие силы за счет транспортных и гребных судов увеличились до 73 единиц 12—13 июля турецкие войска с Таманского полуострова были погружены на суда, и вечером 16 июля турки ушли. Вскоре выяснилось, что они высадили десант в районе Ялта—Судак. Вице-адмирал отправил два фрегата и корабль Чичагова в крейсерство, оставив главные силы в проливе С малыми силами контр-адмирал не мог что-либо сделать против турецкого флота. К счастью, 10 июля 1774 года Кючук-Кайнарджийский мир прекратил войну. Но политическая борьба не утихала. Только 13 января 1775 года произошел обмен ратификационными грамотами в Константинополе. Поэтому осенью 1774 года пришлось задержать эскадру в йроливе как можно дольше, пока не будет урегулировано положение в Крыму. Сенявин приказал Чичагову, оставив у пролива все 4 фрегата с 5 палубными ботами под командованием капитана 1-го ранга A. П. Косливцева, с остальными идти в Таганрог. 5 декабря 1774 года Чичагов отправился в столицу. Он возвращался к исполнению обязанностей главного командира Кронштадтского порта. Контр-адмирал получил неплохую мореходную практику. Он возвращался в Санкт-Петербург с первым опытом командования эскадрой в боевых условиях Не исключено, что именно отсюда, от Керченского пролива, пошел принцип Чичагова добиваться победы не нападая, а принимая удар неприятеля в удобных условиях (в узостях, при поддержке береговых батарей). Эта тактика блестяще оправдалась позднее, в годы русско-шведской войны. Летом 1775 года, в годовщину окончания войны, Чичагова произвели в вице-адмиралы. 10 августа ввиду нехватки членов коллегии Чичагову поручили быть в коллежском присутствии, а Грейг принял у него главное командование Кронштадтским портом. 4 марта 1776 года вице- адмирала Чичагова по его просьбе уволили в годовой отпуск. После возвращения он вновь приступил к морской службе. 7 марта 1777 года Адмиралтейств-коллегия постановила разделить Балтийский флот на две дивизии: первую по старшинству поручили B. Я. Чичагову, вторую — С.К. Грейгу; при этом за Чичаговым оставалось управление местной корабельной командой. 31 мая по указу Императрицы Адмиралтейств-коллегия приказала В Я. Чичагову выехать в Кронштадт и принять командование отправляемой в море практической эскадрой. Практическую эскадру 1777 года составили 7 кораблей, 1 фрегат и 1 пакетбот кронштадтские и 4 корабля, 3 фрегата ревельские, которые 9 июня соединились на рейде Кронштадта. 13 июня на корабле «Иезекииль» был поднят флаг Чичагова; 8 июля Ревельская эскадра втянулась в гавань, а Кронштадтская пошла в море, встала на якоре у Толбухина маяка, 9 июля перешла к Красной Горке, где проводила учения до 29 июля. 30 июля 5 кораблей отправились в Ревель; остальные пришли в Кронштадт и втянулись в гавань. Конечно, такое кратковременное плавание отличалось от прежних, но в командах оставалось еще много обстрелянных, опытных моряков, прошедших Архипелагскую экспедицию, а завершившаяся тяжелая война требовала экономии. После плавания Чичагов вернулся к исполнению прежних обязанностей, а 4 сентября Адмиралтейств-коллегия велела ему сдать главное командование в Кронштадте контр-адмиралу Баршу и прибыть в Санкт- Петербург на заседание коллегии Начался период административной работы, ибо 18 января 1778 года Адмиралтейств-коллегия указала В Я. Чичагову и С К Грейгу, как временно командовавшим дивизиями, сдать их вернувшимся из командировок адмиралу А Н Сенявину и вице- адмиралу А В Елманову. Состоял Чичагов в артиллерийской экспедиций Однако вскоре он принял участие в охране мирного судоходства 1
<< | >>
Источник: Скрицкии Н.В.. Георгиевские кавалеры под Андреевским флагом. Русские адмиралы — кавалеры ордена Святого Георгия и II степеней. 2002

Еще по теме ВО ГЛАВЕ ЭСКАДРЫ:

  1. ВО ГЛАВЕ КОПЕНГАГЕНСКОЙ ЭСКАДРЫ
  2. ВО ГЛАВЕ СЕВАСТОПОЛЬСКОЙ ЭСКАДРЫ
  3. СНОВА ВО ГЛАВЕ АРХИПЕЛАГСКОЙ ЭСКАДРЫ
  4. ВО ГЛАВЕ ПЯТОЙ АРХИПЕЛАГСКОЙ
  5. ПРИМЕЧАНИЯ К ГЛАВЕ 23
  6. ПРИМЕЧАНИЯ К ГЛАВЕ 16
  7. ПРИМЕЧАНИЯ К ГЛАВЕ 24
  8. ПРИМЕЧАНИЯ К ГЛАВЕ 12
  9. К главе 2
  10. К главе 3
  11. К главе 4
  12. К главе 5