<<
>>

Брак Ярослава Мудрого и Ингигерд

О браке Ярослава Мудрого и Ингигерд, дочери шведского конунга Олава Эйрикссона (правившего с 995 по 1022 год) и, вероятно, вендки Астрид, говорится в значительном числе древнескандинавских источников конца XII – первой трети XIII века [Джаксон 1994: 154161]: в «Истории о древних норвежских королях» монаха Теодрика [Theodricus: 30], в «Обзоре саг о норвежских конунгах» [?grip: 26], в «Легендарной саге об Олаве Святом» [Leg.

?. Н. s.: 39, 42], в «Гнилой коже» [Msk.: 169], в «Красивой коже» [Fask.: 178180, 295], в «Отдельной саге об Олаве Святом» и в «Круге земном» Снорри Стурлусона [Hkr. II: 144148] в «Саге о Кнютлингах» [Kn?tl. s.: 58], в исландских анналах [IA: 106, 468], а также в хронике бременского каноника Адама Бременского [Adam: II. 39].

От источника к источнику мотив обрастает подробностями. Если монах Теодрик сообщает лишь, что Ярицлав «женился на Ингигерте, к которой … сам [Олав] сватался, но не смог взять в жёны» [Theodricus: 30], не раскрывая причин, по которым брак не состоялся, то автор «Обзора» уже достаточно лаконично формулирует ту версию, которая будет позднее пространно изложена Снорри Стурлусоном: Ингигерд «была раньше обещана» Олаву Харальдссону, но «нарушил её отец те обещания по причине гнева». Вопреки заключённому ранее договору, Олав Шведский (Шётконунг) выдал Ингигерд «за Ярицлава, конунга Аустрвега» [?grip: 26].

Наиболее полно история брака Ярослава и Ингигерд излагается Снорри Стурлусоном. Сватовство Ярослава, согласно саге, было начато летом или осенью 1018 года. Следующей весной приехали в Швецию послы конунга Ярицлейва с целью проверить то обещание, которое конунг Олав дал предыдущим летом: отдать Ингигерд, свою дочь, за конунга Ярицлейва. Конунг Олав повёл разговор с Ингигерд и говорит, что таково его желание, чтобы она вышла замуж за конунга Ярицлейва. Она отвечает: «Если я выйду замуж за конунга Ярицлейва, то хочу я в свадебный дар себе Альдейгьюборг (Ладогу) и то ярлство, которое к нему относится». Послы согласились на это от имени своего конунга. Тогда сказала Ингигерд: «Если я поеду на восток в Гардарики, тогда я хочу выбрать в Швеции того человека, который, как мне думается, всего больше подходит для того, чтобы поехать со мной. Я также хочу поставить условием, чтобы он там на востоке имел не ниже титул и ничуть не меньше прав и почёта, чем он имеет здесь». На это согласился конунг, а также и послы. Конунг поклялся в этом своей верой, и послы тоже. Ингигерд выбрала себе в провожатые своего родича ярла Рёгнвальда Ульвссона. Поехали они все вместе летом на восток в Гардарики. Тогда вышла Ингигерд замуж за конунга Ярицлейва. Княгиня Ингигерд дала ярлу Рёгнвальду Альдейгьюборг и то ярлство, которое к нему принадлежало; Рёгнвальд был там ярлом долго, и был он известным человеком [Hkr.

II: 147148].

Брак Ярослава и Ингигерд был заключён в 1019 году: эту дату называют исландские анналы («1019. Конунг Олав Святой женился на Астрид, дочери конунга Олава Шведского, а конунг Ярицлейв в Хольмгарде – на Ингигерд») [IA: 106, 316, 468]; она же восстанавливается и по хронологии «Круга земного».

По поводу сватовства Ярослава к шведской принцессе Ингигерд в научной литературе высказывалось предположение, что одной из причин, побудивших его заключить союз с Олавом Шведским, был военный поход по Восточному пути, совершённый ярлом Свейном Хаконарсоном в 1015 году. Ярослав якобы шёл на этот брак для предотвращения возможных в дальнейшем агрессивных действий, которые, как и раньше (нападение на Ладогу ярла Эйрика Хаконарсона в 997 году), предпринимались если не самим Олавом, то покровительствуемыми им его друзьями и гостями [Рыдзевская 1945: 56]. Отмечая нестабильную обстановку в южном Приладожье на рубеже XXI веков, отрицательно сказывавшуюся как на состоянии международной торговли, так и на безопасности Новгорода, исследователи также охарактеризовали брак между Ярославом Мудрым и Ингигерд как попытку устранения нестабильности. Ладожское ярлство в результате превратилось в своеобразную буферную зону между Скандинавией и Русью: став владением шведки Ингигерд, эта область оказалась защищённой от нападений шведов, а, будучи передана ярлу Рёгнвальду, другу Олава Норвежского, – и от нападений норвежцев [Богуславский 1993: 152].

Мне представляется, что причина здесь гораздо глубже. Период с 1018 по середину 1020х годов в целом отмечен усилением русскошведских, равно как и русскодатских, связей, вызванным желанием Ярослава создать антипольскую коалицию в процессе борьбы за киевский стол [Назаренко 1984: 1319; Мельникова 1988: 47]. Именно как следствие этой политики и стоит рассматривать сватовство Ярослава к дочери Олава Шведского и последующую женитьбу на ней.

Передача Ладоги знатному скандинаву в начале XI века не фиксируется никакими другими источниками, кроме «Саги об Олаве Святом» Снорри Стурлусона (во всех её вариантах) и «Пряди об Эймунде». Тем не менее большинство исследователей признаёт достоверность присутствия в Ладоге в означенное время скандинавского правителя. Вероятно, причина такого единодушия кроется в том, что «сведения саг о Ладоге сходятся с нашей летописью в том, что в этом городе с примыкающей к нему территорией нет своего князя, в противоположность Новгороду, Полоцку и другим» [Рыдзевская 1945: 59].

В древнерусских источниках сведений о жене Ярослава Владимировича совсем мало. Имя её мы встречаем в «Слове о законе и благодати» митрополита Илариона (1040е годы), где будущий митрополит обращается к покойному князю Владимиру со словами: «Виждь и благоверную сноху твою Ерину (т.е. Ирину. – Т.Д. )» [Цит. по: Молдован 1984: 98]. Ингигерд иногда отождествляют с Анной, поскольку, согласно поздней новгородской традиции, так звалась жена Ярослава и мать Владимира. Но это мнение ошибочно (подробнее см.: [Назаренко 1993 б: 193196]). Подтверждением того факта, что жена Ярослава Ингигерд получила на Руси имя Ирина , служит летописное сообщение 1037 года об основании Ярославом Мудрым монастырей св. Георгия и св. Ирины, ибо, как известно, Георгием назывался в крещении сам Ярослав, а Ириной могла стать в православном крещении скандинавская принцесса [Янин 1988: 138139].

Единственное, что ещё известно об Ингигерд – это дата её смерти. В «Повести временных лет» под 1050/1051 годом сообщается: «Преставися жена Ярославля княгыни» [ПСРЛ. Т. 1. Л, 1927. Стлб. 155; Т.2. СПб., 1908. Стлб. 143].

Дети Ярослава Мудрого и Ингигерд

Как говорит Снорри, «их сыновьями были Вальдамар, Виссивальд, Хольти Смелый».

Вальдамар Ярицлейвссон и Виссивальд Ярицлейвссон могут быть отождествлены с сыновьями Ярослава Мудрого – Владимиром (10201052 гг., князь новгородский 1036 – 4 окт. 1052 г.) и Всеволодом (10301093 гг., великий князь киевский в 1077, 10781093 гг.). Впрочем, информация о конунге Вальдамаре в сагах противоречива: с одной стороны, он – сын Ярицлейва, т.е. Владимир Ярославич, но с другой стороны, он – отец Харальда/Мстислава, т.е. Владимир Всеволодович Мономах (р. в 1053 г., великий князь киевский в 11131125 гг.). В большинстве своём саги считают Владимира Мономаха сыном Ярослава Мудрого.

«Глухое» упоминание в сагах имени Хольти Смелого, сына Ярицлейва, ведёт к множественности толкований его у историков: в нём видели и Илью, и Изяслава, и Святослава; Е.А.Рыдзевская утверждала, что Хольти, «судя по некоторым данным, – тот же Всеволод» [Рыдзевская 1940: 67]. Действительно, в редакции S«Саги об Олаве Трюггвасоне» монаха Одда (см.: [Джаксон 1993: 142, 146]) о конунге Вальдамаре (Владимире Святославиче) говорится, что «этот Вальдамар был отцом Ярицлейва, отца Хольти, отца Вальдамара, отца Харальда, отца Ингибьёрг, матери Вальдамара, конунга данов» [?. s. Tr. Oddr: 24]. Помимо того, что в этом известии одной из самых ранних саг открывается русское имя Хольти, сына Ярицлейва, ибо им может быть только Всеволод Ярославич, отец Владимира Мономаха, только здесь Владимир Ярославич и Владимир Всеволодович Мономах не слились в одно лицо, как во всех прочих сагах.

В приведённой выше схеме контаминированы сведения различных саг, а потому в ней присутствуют и Виссивальд (Всеволод), и Хольти (Всеволод), и Вальдамар, сын Ярицлейва (Владимир Ярославич), и Вальдамар – его внук (Владимир Всеволодович).

<< | >>
Источник: Т. Н. Джаксон. О скандинавских браках Ярослава Мудрого и его потомков. 2005 {original}

Еще по теме Брак Ярослава Мудрого и Ингигерд:

  1. Т. Н. Джаксон О скандинавских браках Ярослава Мудрого и его потомков
  2. 3. Время Ярослава Мудрого (10361054 гг.)
  3. Т. Н. Джаксон. О скандинавских браках Ярослава Мудрого и его потомков, 2005
  4. Усобица Владимировичей и оолитика Ярослава
  5. 7.4. Брак
  6. 6.3. Брак и супружество
  7. 7.5. Условия вступления в брак
  8. Брак Елизавета Ярославны и Харальда Сурового Правителя
  9. Счет 28 "Брак в производстве"
  10. Брак как инструмент модернизации
  11. Брак как идеологический вызов
  12. Смешанный брак и политические разнпгласия
  13. Глава 5: Брак Дарвина