<<
>>

ОБОРОНИТЕЛЬНЫЕ СРАЖЕНИЯ ЛЕТОМ 1941 ГОДА


Одновременно со Смоленским сражением Красная Армия вела оборонительные бои на других направлениях. Ожесточенные бои развернулись за Моонзундских островах.
Малочисленный гарнизон острова Сааремаа (Эзель) оборонялся до начала октября, а защитники острова Хийума (Даго) держали оборону до конца октября.
В тяжелом положении оказался Балтийский флот, вынужденный покинуть Таллин. Главным его противником были не военно- морские, а сухопутные и воздушные силы Германии. Поэтому значительная часть советских моряков участвовала в оборонительных действиях на суше. В этих боях сложилась доблестная морская пехота балтийцев, прославившая себя позднее участием в обороне Ленинграда.
К концу августа немецкие войска вышли на ближайшие подступы к Ленинграду и вместе с финскими войсками, наступавшими с севера, 8 сентября блокировали город.
Сообщение с Ленинградом стало возможным только воздушным путем и по Ладожскому озеру. Ценой огромных усилий советских войск, поддержанных всем населением Ленинграда, к 26 сентября удалось остановить продвижение гитлеровцев.
Фронт стабилизировался по линии Угольная пристань, Пулковские высоты, Пушкин, южнее Колпино и по Неве
до Ладожского озера; на Карельском перешейке — по линии государственной границы 1939 года Севернее Ладожского озера финские войска вышли на реку Свирь.
Против войск юго-западного направления гитлеровцы также создали огромное превосходство в силах. Основной удар группа армий «Юг» наносила по Киеву. Опасность, грозившая столице Украины, была велика.
С конца июня 160 тыс. киевлян трудились на строительстве оборонительных рубежей, прикрывавших город с запада. Дивизии народного ополчения насчитывали в своих рядах около 90 тыс. человек.
Гитлеровское командование вначале пыталось взять Киев с запада. Потерпев неудачу, оно в первых числах августа частью группы армий «Центр» провело наступление на юг с целью обойти фланг советских войск Юго-Запад- ного фронта.
Ослабленные тяжелыми оборонительными боями, советские войска не выдержали сосредоточенных сильных танковых группировок и начали отступать. В конце августа — начале сентября немецкие войска группы «Юг» прорвались к Днепру южнее Киева и повели наступление на север.
Создалась опасность окружения советских войск Юго-Западного фронта. Вскоре кольцо окружения замкнулось. Только 150 тыс. солдат и офицеров Юго-Западного фронта сумели избежать окружения и с боями отошли на восток. Многие погибли в боях на подступах к Киеву и при выходе из окружения или оказались в фашистском плену. При попытке прорыва был смертельно ранен командующий Юго-Западным фронтом генерал-
полковник М.П.Кирпонос, погибли член Военного совета фронта секретарь Центрального Комитета Коммунистической партии Украины М.А. Бурмистенко и начальник штаба фронта генерал-майор В.И.Тупиков.
Киев и почти вся Правобережная Украина были захвачены врагом. Для восстановления обороны на юге Ставке пришлось израсходовать значительную часть стратегических резервов, а фашистское командование получило возможность вновь усилить группу «Центр» для возобновления наступления на Москву.
На южном крыле фронта Отдельная Приморская армия, отрезанная от остальных сил Красной Армии, была еще в начале августа оттеснена к Одессе.
Гитлеровцы стремились любой ценой взять этот крупнейший экономический центр, торговый порт на юге страны и одну из баз Черноморского флота. Под Одессой помимо немецких войск действовали 18 румынских дивизий — почти половина всей румынской армии.
19 августа был образован Одесский оборонительный район, в состав которого йошли Отдельная Приморская армия и Одесская военно-морская база. Командующим оборонительным районом был назначен контр- адмирал Г.В.Жуков, его заместителем — командующий Приморской армией генерал-лейтенант Г.П.Софронов, членом Военного совета — секретарь Одесского областного комитета партии А.Г.Колыбанов. Корабли Черноморского флота, которыми командовал вице-адми- рал Ф.С.Октябрьский, поддерживали сухопутные войска. Плечом к плечу с регулярными частями армии и флота сражались жители города. Началась многодневная оборона Одессы.
В конце сентября Ставка приняла решение об оставлении Одессы в связи с ухудшением положения советских войск в Крыму и необходимостью усилить его оборону.
К середине октября закончилась эвакуация из Одессы гражданского населения и промышленного оборудования. Утром 16 октября последний транспорт с войсками под прикрытием боевых кораблей покинул Одесский порт.

Операция по овладению Москвой получила кодовое название «Тайфун».
Наступление на московском направлении нацисты готовили как «генеральное», решающее. Для сокрушительного удара по советским войскам, стоявшим на пути к Москве, фашистское командование сосредоточило в трех ударных группировках три полевые армии, три танковые группы и большое количество частей усиления — всего 77,5 дивизий (более I млн. человек), почти 14,5 тыс. орудий и минометов и 1700 танков.
Поддержку сухопутных войск с воздуха осуществляли 2-й воздушный флот и 8-й авиационный корпус, имевшие 950 боевых самолетов. Войсками командовали генерал-фальдмаршал Бок, Клюге, генералы Штраус, Гудериан, Гот и другие.
К концу сентября немецко-фашистская группа армий «Центр» закончила все приготовления для операции. Гитлер в обращении к войскам 2 октября заявил: «За три с половиной месяца созданы наконец предпосылки для того, чтобы посредством мощного удара сокрушить противника еще до наступления зимы. Вся подготовка, насколько это было в человеческих силах, закончена. Сегодня начинается последняя решающая битва этого года».
Первой операцию «Тайфун» начала южная ударная группировка противника. 30 сентября оца нанесла удар по войскам Брянского фронта из района Шостка — Глухов в направлении на Орел и в обход Брянска с юго-востока. октября перешли в наступление остальные две группировки из районов Духовщины и Рос лав ля. Их удары были направлены по сходящимся направлениям на Вязьму с целью охвата главных сил Западного и Резервного фронтов. В первые дни наступление противника развивалось успешно. Ему удалось выйти на тылы 3-й и 13-й армий Брянского фронта, а западнее Вязьмы — окружить 19-ю и 20-ю армии Западного и 24-ю и 32-ю армии Резервного фронтов.
Глубокие прорывы танковых группировок врага, окружение ими значительных сил трех фронтов, незаконченность строительства рубежей и отсутствие войск на Можайской линии обороны — все это создало угрозу выхода к Москве.


Резервные войска идут на фронт. Фотография. Москва, октябрь 1941 г.


В ночь на 5 октября Государственный Комитет Обороны принял решение о защите Москвы. Главным рубежом сопротивления была определена Можайская линия обороны, куда срочно направились все силы и средства. Тогда же было решено сосредоточить усилия всех государственных органов, общественных организаций на скорейшее создание новых стратегических резервов
в глубине страны, их вооружение и подготовку для ввода в сражение.
Для улучшения фронтовой обстановки и оказания помощи штабам Западного и Резервного фронтов в налаживании управления и создании новой группировки сил для отпора врагу в районы событий прибыли представители Государственного Комитета Обороны и Ставки В.М.Молотов, К.Е.Ворошилов и А.М.Василевский. Они направили на Можайскую линию из числа отходивших войск до пяти дивизий. Ставка приняла меры по переброске сил с других фронтов и из глубины страны. С Дальнего Востока к Москве спешили три стрелковые и две танковые дивизии.
10 октября Государственный Комитет Обороны по предложению группы своих представителей объединил управление войск Западного и Резервного фронтов в одних руках. Их войска были включены в Западный фронт, во главе которого был поставлен Г.К.Жуков, командовавший до этого Ленинградским фронтом. Членом Военного совета фронта по-прежнему оставался Н.А.Булганин, начальником штаба фронта — генерал В.Д.Соколовский. Было принято решение построить на непосредственных подступах к столице еще одну линию обороны — Московскую зону.
Войска, оказавшиеся в вяземском окружении, вели мужественную борьбу с врагом. Они наносили контрудары и прорывались из кольца окружения. Вот как рассказывали о боевых делах советских войск участники событий П.Лукин, Н.Охапкин и П.Силантьев — участники выхода из окружения в составе 29-й стрелковой дивизии: «Атаки наших войск следовали одна за другой, им предшествовала артподготовка. Особенно яростными были наши атаки 8—12 октября, когда в боевые действия дивизии включалась батарея «катюш» капитана Флерова... для немцев наступление окруженных батальонов и полков советских войск было полной неожиданностью. Фашисты, видимо, считали, что раз наши части окружены и понесли значительные потери, то они уже неопасны, с ними покончено. И вдруг эти полки и батальоны нашли в себе силы и пошли вперед в восточном направлении. Немцам пришлось поспешно стягивать сюда крупные соединения, технику».
Активные боевые действия советских войск в окружении оказали серьезное влияние на развитие событий.

Они сковали в районе Вязьмы 28 немецко-фашистких дивизий, которые застряли здесь и не могли продолжать наступление на Москву.
Передовые танковые дивизии Гудериана, устремившиеся от Орла к Туле, натолкнулись в районе Мценска на сопротивление 1-го особого стрелкового корпуса генерала Д.Д.Лелюшенко. Здесь танкисты 4-й и 11-й танковых бригад, руководимые полковником М.Е.Катуковым и подполковником В.М.Бондаревым, впервые применили действия танков из засад, давшие большой эффект. Задержка противника у Мценска облегчила организацию обороны Тулы. За эти и последующие умелые действия в ходе оборонительных боев под Москвой 4-я бригада была преобразована в 1-ю гвардейскую танковую бригаду.
К 10 октября развернулась ожесточенная борьба на фронте от верховьев Волги до Льгова. Немецкие войска захватили Сычевку, Гжатск, вышли на подступы к Калуге, вели бои в районе Брянска, у Мценска, на подступах к Понырям и Льгову. Наибольшего успеха в последующие дни удалось добиться северной ударной группировке войск вермахта, которая 14 октября ворвалась в город Калинин. 17 октября Ставка создала здесь Калининский фронт под командованием генерала И.С.Конева. Членом Военного совета был назначен корпусной комиссар Д.С.Леонов.
Приняв командование Калининским фронтом в тяжелые дни обороны Москвы, И.С.Конев на протяжении всех последующих лет войны бессменно находился во главе фронтов, действующих на главных участках борьбы с врагом. Сражения на Курской дуге, борьба за Днепр, наступление на Правобережной Украине и в западных ее областях, операции гигантского масштаба в Польше, под Берлином и Прагой — вот этапы боевого пути этого выдающегося полководца.
В борьбу на калининском направлении втянулись все силы 9-й немецкой армии, которая, таким образом, оказалась выключенной из наступления на Москву.
Героическую страницу в историю Московской битвы вписали защитники Тулы. Этот город встал непреодолимой преградой на пути южной ударной группировки фашистских войск. Войска 50-й армии под командованием генерала А.Н.Ермакова, Тульского района ПВО при поддержке отрядов тульских рабочих отра
зили все атаки гитлеровцев. Неоценима роль в организации обороны Тулы городского Комитета обороны, возглавляемого В.Г.Жаворонковым.
Особое мужество и стойкость в обороне Тулы проявили 258-я стрелковая дивизия, командиром которой был комбриг К.П.Трубников, Тульский рабочий полк

Москвичи на строительстве оборонительных рубежей.
Фотография. Октябрь 1941 г.


во главе с командиром А.П.Горшковым, 732-й зенитный артиллерийский полк.
В октябрьские дни, в связи с приближением фронта к Москве, ГКО принял и провел в жизнь решение
об              эвакуации из столицы правительственных учреждений, дипломатического корпуса, оборонных предприятий, научных и культурных учреждений. Политбюро ЦК ВКП(б), Государственный Комитет Обороны, Ставка и оперативная группа работников Генерального штаба оставались в Москве. 19 октября в Москве и прилегающих к ней районах было введено осадное положение.
Западный фронт пополнился за счет резерва Ставки и других фронтов 11 стрелковыми дивизиями, 16 танковыми бригадами, более чем 40 артиллерийскими полками. Командование фронта использовало их для прикрытия важнейших направлений, ведущих к Москве — волоколамского, можайского, малоярославецкого и ка
лужского. К концу октября на фронте от Селижарова до Тулы действовало уже десять армий двух фронтов.
Защитники Москвы, сражаясь за каждую пядь земли, сначала затормозили, а затем и остановили противника, создав сплошной фронт обороны.
Войска вермахта за месяц наступления продвинулись на 230 — 250 км, захватили Калинин, Волоколамск, Можайск, вышли на реку Hapa и к Туле. Это был предел октябрьского наступления. Чтобы возобновить его, немцам пришлось провести двухнедельную подготовку. Эта пауза была использована советским командованием для дополнительного усиления фронтов и укрепления обороны на ближайших подступах к Москве. ноября с трибуны Мавзолея В.И.Ленина прозвучали слова И.В.Сталина, обращенные к участникам парада: «На вас смотрит весь мир как на силу, способную уничтожить грабительские полчища немецких захватчиков. На вас смотрят народы Европы, подпавшие под иго немецких захватчиков, как на своих освободителей. Великая освободительная миссия выпала на вашу долю. Будьте же достойными этой миссии! Война, которую вы ведете, есть война освободительная, война справедливая. Пусть вдохновляет вас в этой войне мужественный образ наших великих предков — Александра Невского, Дмитрия Донского, Кузьмы Минина, Дмитрия Пожарского, Александра Суворова, Михаила Кутузова! Пусть осенит вас победоносное знамя великого Ленина!»
Приближение зимы подстегивало гитлеровцев. Они продолжали спешить и 15 ноября возобновили наступление. Ударные группировки войск вермахта, включавшие почти все танковые и моторизованные дивизии армий «Центр», нацелились на обход Москвы с севера — на Клин, Солнечногорск, и с юга — на Тулу, Каширу. Мощный танковый удар северной группировки войск вермахта пришелся по войскам 30-й и 16-й армий, которыми командовали генералы Д.Д.Лелю- шенко и К.К.Рокоссовский.
В центре фронта наступление противника отражали 5-я и 33-я армии генералов Л.А.Говорова и М.Г.Ефремова, а районе Тулы — 50-я армия под командованием генерала И.В.Болдина.
Артиллеристы, пехотинцы, саперы, связисты проявляли подлинный героизм. Нередко случалось, что артиллеристы вели огонь из подбитых орудий. Пехота сра-
ясалась с танками, используя гранаты и бутылки с горючей смесью. Связисты под огнем противника наводили и восстанавливали линии связи.
Правдивую картину боев на одном из направлений главных ударов противника на подступах к Москве описал К.К.Рокоссовский: «Вспоминая те дни, я в мыслях своих представляю образ нашей 16-й армии. Обессиленная и кровоточащая от многочисленных ран, она цеплялась за каждую пядь родной земли, давая врагу жестокий отпор; отойдя на шаг, она вновь была готова отвечать ударом на удар, и она это делала, ослабляя силы врага. Остановить его полностью еще не могла. Ho и противник не мог прорвать сплошной фронт обороны. Обе воюющие стороны находились в наивысшем напряжении».
К отпору врага готовились и жители Москвы.
На окраинах выросли баррикады, в стенах домов появились амбразуры. На подступах к городу работали десятки тысяч москвичей. Они рыли траншеи и противотанковые рвы, оборудовали артиллерийские позиции. В большинстве это были женщины.
Защитникам столицы было необычайно трудно. За их спиной находилась Москва. Воины стояли насмерть. Их героизм носил массовый характер.
Останутся в памяти народной подвиги воинов прославленных стрелковых дивизий: 316-й под командованием генерала И.В.Панфилова, 78-й — полковника А.П.Бело- бородова, 32-й —полковника В.И.Полосухина, 312-й — полковника И.Ф.Наумова, 239-й — полковника Г.О.Мар- тиросяна, 1-й гвардейской мотострелковой дивизии — полковника А.И.Лизюкова, кавалерийской группы генерала Л.М.Доватора, танковых бригад, возглавляемых М.Е.Катуковым и Ф.Т.Ремизовым, и многих других героических частей и соединений.
Большой вклад в оборону Москвы внесли войска ПВО. Они успешно отражали воздушные налеты противника на столицу, прикрывали поле боя с воздуха, участвовали в борьбе с танками и пехотой врага. Артиллеристы-зенитчики и летчики Московской противовоздушной обороны уничтожили за четыре месяца, с начала налетов вражеской авиации на Москву, более 1300 самолетов. В воздушных боях на подступах к столице летчик В.В.Та- лалихин впервые в истории совершил ночной таран, а летчик А.Н.Катрич — первый высотный таран. На воз
душных подступах к столице летчики совершили 24 воздушных тарана. Несмотря на близость фронта, Москва благодаря надежному зенитно-артиллерийскому и авиационному прикрытию не понесла существенного ущерба от фашистских воздушных пиратов.
Кровопролитная, изнуряющая борьба продолжалась всю вторую половину ноября. Севернее Москвы немцам удалось прорваться к каналу Москва — Волга и переправиться через него в районе Яхромы, на юге — обойти Тулу с востока и выйти к Кашире.
В ответ на опасное продвижение фашистских войск Западный фронт активизировал свои действия. С 27 ноября его войска начали наносить контрудары по наиболее опасным группировкам войск вермахта. Передовые части 1-й ударной армии под командованием генерала В.И.Кузнецова, выдвигавшиеся из резерва Ставки, разгромили противника на восточном берегу канала у Яхромы, а усиленный 1-й гвардейский корпус под командованием генерала П.А.Белова нанес по фашистам удар в районе Каширы и отбросил их к Мордвесу. Это были первые, пока еще местные, успехи, но они уже предвещали изменение характера борьбы за столицу.
Командование группы армий «Центр» не уловило начала изменения обстановки. Оно рассматривало контрудары Западного фронта на севере как сильные «сковывающие атаки», а на юге как намерение советских войск «удержать рубеж Оки западнее Тулы». Продолжая наступление, противник 2 декабря овладел Крюковом, 3 декабря — населенными пунктами Белый Раст и Красная Поляна (в 25 км от Москвы). На центральном участке фронта I декабря он предпринял удар на Москву от Наро-Фоминска через Апрелевку.
Это были напряженные дни. Враг, подбадриваемый близостью цели, ожесточенно рвался вперед. Ho силы защитников столицы постепенно нарастали. Западный фронт получил в свое распоряжение 1-ю ударную, 20-ю и 10-ю армии.
4—5 декабря на фронте под Москвой наступил решительный перелом. Наступление противника захлебнулось. Немецко-фашистскому командованию стало ясно, что Москвы не взять. Еще 3 декабря Гальдер указывал на то, что прекращать наступление и переходить к обороне опасно. А 4 декабря он вынужден был заявить: «Если фельдмаршал фон Бок считает, что нет ни
каких шансов на то, что в ходе наступления северо-за- паднее Москвы противнику могут быть нанесены большие потери, ему предоставляется право прекратить наступательные действия».

Советские танки и пехота в контрнаступлении под Москвой. Фотография. Декабрь 1941 г.


Оборонительный период битвы под Москвой закончился. Надежда противника захватить столицу и центрально-промышленные районы Советского Союза рухнула.
Так был усмирен гитлеровский «Тайфун» — последняя ставка нацистских генералов на достижение целей выработанного ими плана «Барбаросса». 
<< | >>
Источник: А. Н. Бадак, И. Е. Войнич, Н. М. Волчек. Всемирная история: В 24 т. Т. 23. Вторая мировая война. 1999

Еще по теме ОБОРОНИТЕЛЬНЫЕ СРАЖЕНИЯ ЛЕТОМ 1941 ГОДА:

  1. Кук в Антарктике летом 1773/74 года
  2. Поиски Южного материка летом 1772/73 года
  3. Завершение антарктического кругосветного плавания летом 1774/75 года
  4. ГЛАВА 7 ВОЕННЫЕ ДЕЙСТВИЯ ЛЕТОМ-ОСЕНЬЮ 1942 ГОДА
  5. ОБОРОНИТЕЛЬНЫЕ СООРУЖЕНИЯ
  6. Оборонительные меры СССР
  7. Сражения и армии
  8. 657 Сражение при Сиффине
  9. ГЕРОЙ ХИОССКОГО СРАЖЕНИЯ
  10. РЕШЕНИЯ МОСКОВСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ (29 СЕНТЯБРЯ— I ОКТЯБРЯ 1941 г.)
  11. ПРОИЗВОДСТВО И СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ В 1941-1945 П.