<<
>>

Проблема? Какая проблема?


В течение нескольких следующих дней Алиса переговорила со всеми членами Совета, включая Льюиса, Вожака. Она попросила их отправиться в море и посмотреть собственными глазами на то, что показал ей Фред.
Многие, выслушав ее, были настроены скептично. Они думали, что беспокойство Алисы было следствием личных проблем. Может быть, у нее не складываются отношения с супругом?
Никто не выразил энтузиазма отправиться осмотреть большую темную пещеру. Несколько членов Совета под предлогом того, что у них есть более важные дела, даже не смогли найти время выслушать Алису. Им предстояло разобраться с жалобой: один очень шумный пингвин жаловался на другого, тог вроде бы строил рожи за его спиной (дело было крайне напутанным, учитывая то, что пингвины не умеют гримасничать).
В тот день Совету также предстояло решить, проводить ли еженедельные совещания в течение 2 часов или 2,5 часов. Это был очень важный вопрос для тех, кому нравилось поболтать, и для тех, кто этого не любил.
Алиса попросила Льюиса пригласить Фреда на следующее собрание Совета, чтобы он рассказал о сделанных им наблюдениях и заключениях. Вожак дипломатично ответил: «Конечно, после того что ты мне рассказала об этом пингвине, меня крайне заинтересовали его слова».
В действительности Льюис даже не запланировал время на выступление пингвина, о котором Совет до недавних пор ничего не слышал, — ведь Фред раньше никогда не выступал перед Группой Десяти. Алиса была настойчива. Она говорила Льюису о рисках, которые ему придется взять на себя и «которые он всегда так смело на себя брал». Это отчасти было правдой. Льюис,

конечно, был глубоко польщен этими словами (несмотря на то что истинные мотивы Алисы были очевидны).
В конце концов Вожак согласился пригласить Фреда на собрание.
Готовясь к своему выступлению перед Советом Десяти, Фред хотел написать речь, в которой он приведет статистические данные о сокращающемся размере их дома, о каналах и пещерах, наполненных водой, о трещинах, которые появились от воды, и так далее. Но когда он расспросил нескольких старых жителей колонии о членах Группы Десяти, то выяснил следующее:
¦¦¦              Один всегда              (или почти всегда) засыпал во              время
продолжительных презентаций с большим количеством статистических данных. Его храп мог сорвать выступление. Еще один не              дружил с цифрами, но скрывал это,              активно
кивая головой в знак согласия. Его кивание раздражало других членов Совета так, что в результате у них могло испортиться настроение или, что еще хуже, возникнуть ссора. Двое других              любили обсуждать обоснованность              любых
данных.
Их дебаты могли длиться часами. Именно они выступали за увеличение времени совещаний. Как минимум              двое не скрывали того, что им не нравится,
когда им ГОВОРЯТ. По их мнению, это была их работа — ГОВОРИТЬ.
После долгих размышлений Фред выбрал необычную форму для своего выступления на предстоящем собрании, и этот подход совершенно отличался от его первоначального плана.
Наш герой смастерил модель айсберга из настоящего льда и снега размером один метр на полтора. Это была нелегкая задача (если учесть, что у пингвинов нет рук).
Когда Фред уже выбился из сил, ему все равно казалось, что его творение не идеально. Но у Алисы было другое мнение. Она считала, что это очень креативная идея, которая поможет членам Совета лучше разобраться в проблеме.
Ночью, накануне встречи. Фред с друзьями перенесли модель к месту проведения совещания, которое, как назло, проходило на самой высокой точке айсберга. Не пройдя и полпути, многие пин-

гвины-помощники начали ворчать. «Напомни-ка, почему я за это взялся?» — было самым мягким из того, что Фреду пришлось выслушать в ту ночь.



Если бы пингвины умели тяжело вздыхать и охать, Фред услышал бы и то, и другое.
На следующее утро, когда наш герой пришел на совещание, члены Совета уже толпились вокруг модели айсберга. Одни оживленно обсуждали ее, другие выглядели озадаченными.
Алиса выбрала подходящий момент и представила собравшимся Фреда.
Льюис, по обыкновению, начал совещание: «Фред, расскажи нам о своем открытии». Фред уважительно кивнул головой и вдруг увидел, что сам Льюис и некоторые другие члены Совета настроены дружелюбно. Несколько пингвинов оставались равнодушными, остальные едва скрывали свой скептический настрой.
Фред собрался с мыслями, призвал на помощь всю свою храбрость и рассказал собравшимся о своем открытии. Он объяснил, какие методы он использовал в своем исследовании, описал, как обнаружил разрушение, трещины, большую пещеру с водой, и уточнил, что все эти события были вызваны процессом таяния льда.

На протяжении всего рассказа Фред обращался к модели, чтобы сделать свое выступление более доступным п наглядным. Все, за исключением одного участника встречи, придвинулись ближе к модели айсберга.
Когда Фред убрал верхушку модели, чтобы показать пещеру и объяснить, чем угрожает ее существование, наступила такая тишина, что, казалось, было слышно, как снежинки падают на землю.
После окончания его выступления наступила еще более гнетущая тишина.
Алиса нарушила молчание словами: «Я видела это своими собственными глазами. Пещера с водой огромна... Это ужасно! Я видела и другие признаки разрушения, которые вызваны таянием. Мы не можем больше закрывать на это глаза!»
Несколько пингвинов кивнули.
Среди членов Совета был большой и старый пингвин по имени Нет-Нет. На протяжении долгого времени он отвечал за прогноз погоды. Существовало две версии происхождения его имени: первая утверждала, что его деда звали Нет-Нет, а другая сообщала, что первыми его словами в детстве были не «мама» или «папа», а «нет», «нет».
Нет-Нет давно привык к тому, что его обвиняли в ошибочных прогнозах, но вся эта история с таянием лада... Это было уже слишком. Он заговорил, едва сдерживая эмоции. «Я регулярно докладываю Совету о своих наблюдениях за всеми изменениями погоды и ее влиянии на наш айсберг, — сказал он. — Как я сообщал вам раньше, таяние в летний период является нормой. Зимой все возвращается на свои места. В том, что увидел этот пингвин, или ему кажется, что он увидел, нет ничего нового. Нет причин для беспокойства! Наш айсберг устойчив и прочен, он выдержит любые изменения погоды!»
С каждым словом голос Нет-Нет становился сильнее и громче. Если бы пингвины умели краснеть (чего они, конечно, не умели), Нет-Нет стал бы красным как рак.




Когда Нет-Нет увидел, что некоторые члены Совета поддерживают его, он сделал жест в сторону Фреда и театрально произнес:
«Этот юнец утверждает, что из-за таяния образовалась какая-то трещина... Но, может быть, и нет. Он говорит, что вода в ней замерзнет этой зимой, и лед заблокирует воду в огромной пещере. Но, может быть, и нет. Он говорит, что вода в пещере замерзнет. Но, может быть, и нет! Он говорит, что замерзшая вода всегда увеличивается в размерах! Но, может быть, и нет! Но даже если то, что он говорит, окажется правдой, неужели наш айсберг настолько хрупок, что замерзшая в пещере вода способна расколоть его на мелкие кусочки? Как мы можем убедиться в том, что его слова — правда? Что это не плод его богатой фантазии? Не трусость и не глупое паникерство?!»
Нет-Нет остановился, окинул взглядом Совет и нанес последний удар:
«Может ли он дать гарантию, что все эти данные и заключения верны на 100%?»
Четыре члена Совета кивнули. Еще один выразил полное согласие с Нет-Нет.

Алиса украдкой посмотрела на Фреда, ее взгляд говорил: «Все хорошо. (Она, конечно, знала, что это не так.) Ты справишься с этим. (Это тоже было под вопросом.) Будь смелее и ответь им спокойно». (Для нее самой это было бы почти невозможным, ей в этот момент хотелось закричать: «Нет-Нет, ты ведешь себя как полный идиот!»)
Фред молчал, Алиса еще раз ободряюще на него взглянула. Наконец Фред произнес: «Если честно, не могу... Я не могу вам этого гарантировать. Я не уверен на 100%. Но если это случится, то, скорее всего, зимой, когда круглые сутки темно и мы уязвимы из- за сильных штормов и ветра. В этом случае большинство из нас погибнет, разве не так?»
Двое членов Совета, стоящих рядом с Фредом, в ужасе застыли на месте. Фред посмотрел на них и переспросил: «Разве не так?»
Увидев, что многие члены Совета все еще сомневаются, Алиса бросила на Нет-Нет убийственный взгляд и сказала: «Представьте себе родителей, потерявших своих детей. Представьте, что они уже пришли к нам и спросили: «Как это могло произойти? Что вы делали? Почему вы не предотвратили катастрофу?
Ваша работа — защищать нас!» Что вы им ответите? «Ну, извините... Мы знали, что это может случиться, но информация не была достоверной на 100%».
Она сделала паузу, чтобы каждый осознал ее слова.
«Что вы им ответите, когда они будут стоять перед вами, убитые горем? Вы, мол, надеялись, что трагедии не произойдет? Что неразумно как-либо действовать, пока не будет абсолютной уверенности?»

И снова тишина. Опять можно было слышать, как снежинки падают па землю. Но в то же время за внешним спокойствием Алисы скрывалась такая злость, что она была готова запустить моделью айсберга прямо в Нет-Нет.
Вожак Льюис заметил перемену настроения Совета. Он сказал: «Если Фред прав, то у нас осталось всего два месяца до наступления зимы».
Один из членов Совета сказал: «Нам нужно организовать комитет для оценки текущей ситуации и поиска возможных решений».
Многие кивнули в знак согласия.
Другой поддержал: «Мы должны сделать все, чтобы не нарушить обычную жизнь колонии. Нашим птенцам нужно много пищи, чтобы расти. Необходимо избежать беспорядков. Поэтому мы не должны никому об этом говорить, пока не найдем решения».
Алиса громко прокашлялась и решительно продолжила: «Как мы обычно поступаем, когда у нас возникают проблемы? Мы формируем комитет и стараемся оградить наших жителей от плохих новостей. Так мы поступали всегда. Эта ситуация намного, намного сложнее тех, с которыми мы сталкивались раньше».
Все смотрели на нее. В их глазах читался немой вопрос: «К чему она клонит ? Что она имеет в виду?»
Алиса продолжила: «Нам нужно немедленно собрать всех и попытаться убедить как можно больше пингвинов в том, что мы столкнулись с серьезной проблемой.
Необходимо привлечь на нашу сторону родственников и друзей, чтобы мы смогли найти такое решение, которое будет одобрено большинством».
В обычной ситуации пингвины ведут себя очень сдержанно, особенно если они являются членами Совета и присутствуют на собрании. Внезапно все птицы начали говорить одновременно, будто сошли с ума.

«Общее собрание!», «... существует риск...», «...у нас никогда ...», « ... паника ...», «... нет, нет, нет ...», «... и что нам им сказать?»

Это было крайне неприятное зрелище...


«У меня есть идея, — осторожно произнес Фред. — «Можете дать мне несколько минут? Это не займет много времени...»
Никто не произнес ни слова. Фред воспринял это как знак согласия или, по крайней мере, как отсутствие возражений.
Он как можно быстрее спустился вниз, нашел то, что хотел, и вернулся обратно. В это время Совет продолжал обсуждение. Все замолчали лишь тогда, когда поняли, что Фред зачем-то показывает им стеклянную бутылку.
«Что это?» — спросила Алиса.
«Я точно не знаю, — ответил он, — мой отец нашел ее как- то летом на берегу нашего айсберга. Она выглядит как лед, но сделана из чего-то другого. — Он постучал по бутылке кончиком своего клюва. — Она крепче льда. Даже если вы сядете на нее, она нагреется, но не растает».
Все внимательно смотрели на бутылку. И что из этого следует?
«Мы можем наполнить ее водой, запечатать горлышко и оставить на холодном ветру. А завтра посмотрим, разобьется ли она, когда вода внутри замерзнет и увеличится в объеме».

Фред опять сделал паузу, давая время остальным проследить за ходом его мысли.
Он продолжил: «Если она останется цела, тогда, возможно, нам не нужно торопиться созывать общее собрание».
Алиса была в восторге от идеи Фреда. «Рискованно, — подумала она, — но ведь парень действительно прав!»
У Нет-Нет возникло подозрение, что это обман, но в тот момент ему нечего было возразить. К тому же, возможно, это, наконец, остановило бы безумие.
Льюис вынес решение: «Что ж, давайте попробуем».
И эксперимент начался.
Льюис наполнил бутылку водой, вместо пробки вставил рыбью кость, которая пришлась как раз по размеру. Затем он передал бутылку на хранение Бадди, тихому и симпатичному пингвину которому все доверяли и которого очень любили.
Вскоре все разошлись.
Фред всегда открыто делился своими идеями, но очень волновался, не зная, как к ним отнесутся другие.
Так случилось и теперь: всю ночь он не мог заснуть.
Поднимаясь на гору на следующее утро, Бадди увидел, что все уже собрались. Когда он достиг вершины, его спросили: «Ну и что?»
Бадди показал бутылку. Она раскололась из-за увеличившегося в объеме льда, который уже не помещался внутри.
«Выглядит убедительно», — сказал Бадди.
Совет спорил около получаса. Все его члены, кроме двоих, согласились, что нужно что-то делать.
Одним из этих двоих был, конечно, Нет-Нет, он сказал:
«Возможно, вы что-то и обнаружили, но... »
В этот раз его почти никто не слушал.
Льюис сказал: «Сообщите жителям колонии, что мы созываем общее собрание. Его тема пока должна оставаться в секрете».
Конечно, все жители колонии хотели знать, по какому поводу созывается общее собрание. Но Алиса лично контролировала, чтобы все члены Совета держали клювы на замке. Все это еще больше возбуждало интерес.
Наконец собрались почти все взрослые жители колонии. Большая часть обсуждала повседневные заботы.
«Феликс потолстел. Он слишком много ест и слишком мало двигается».
«Где же он берет столько рыбы?»
«А, вот это — самый интересный вопрос...»
Льюис попросил внимания и передал слово Алисе.
Алиса рассказала о своем путешествии с Фредом, о многочисленных признаках таяния льда и о пещере, заполненной водой.






Фред показал модель айсберга и объяснил, почему он считает, что их айсберг в опасности. Бадди рассказал об эксперименте с бутылкой. А Льюис, как председатель собрания, подвел итог и сказал, что надо действовать сообща. И хотя пока он точно не знает, каким образом, убежден, что все вместе пингвины смогут найти решение.
К тому времени у всех появилась возможность рассмотреть вблизи модель айсберга и бутылку, послушать Льюиса, задать свои вопросы Алисе и Фреду. Собрание продолжалось почти все утро.
Все были удивлены, даже те, кто обычно подвергает сомнению любое слово.
Ощущение стабильности и уверенности в том, что все то, что они имеют — «хорошо-хорошо-хорошо-большое-спасибо», — утекало сквозь пальцы. Алиса, Фред и Льюис, конечно, не осознавали этого (ведь они не были экспертами в области профессиональных изменений). Однако, став менее самоуверенными и осознав крайнюю необходимость, они сделали первый правильный шаг на пути к сохранению жизни и благополучию колонии.
После окончания собрания все снова зашумели.
<< | >>
Источник: Коттер Д.. Наш айсберг тает или Как добиться результата в условиях изменений.. 2008 {original}

Еще по теме Проблема? Какая проблема?:

  1. Вопрос 90 КАКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ СЧИТАЕТСЯ ЛИНЕЙНОЙ, А КАКАЯ АППАРАТНОЙ?
  2. 1.4.1.1. Проблема
  3. Обсуждение проблемы
  4. ДЕМОГРАФИЧЕСКАЯ ПРОБЛЕМА
  5. Информация и анализ проблемы
  6. Постановка проблемы
  7. 5. Глобальные проблемы современности
  8. 4. Проблема отчуждения
  9. Глобальные проблемы и культурология
  10. ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ ПРОБЛЕМА
  11. Постановка проблемы
  12. Проблемы