11.2. Процессы ядерного разоружения и регулирования стратегических вооружений

Ядерное оружие создается и применяется в виде различных ядерных боеприпасов (боевых частей ракет, торпед, бомб, артиллерийских снарядов, глубинных бомб, мин и фугасов), которые обозначаются общим термином «боезаряды» (БЗ).

В качестве носителей ядерных БЗ используются баллистические ракеты, крылатые ракеты, самолеты. В контексте контроля над ядерными вооружениями между РФ и СЩА такие вооружения делятся на стратегические наступательные вооружения (СНВ) с межконтинентальной дальностью носителей 5500 км (кратчайшее расстояние между европейской частью территории РФ и территорией США) и выше и нестратегические — средней, меньшей и малой дальности,3. Ракетами в этом диапазоне дальности располагают Китай, Индия, Пакистан, Израиль, Северная Корея и Иран. К тому же в этих странах классификация ракет отличается от классификации, принятой в РФ и США. Баллистическими ракетами межконтинентальной дальности на подводных лодках помимо 13

По договору между СССР и США о ликвидации их ракет средней и меньшей дальности (Договор РСМД 1987 г.) баллистические ракеты и крылатые ракеты наземного базирования, как в ядер ном, так и в неядерном оснащении с дальностью от I ООО до 5500 км (средней дальности) и от 500 до 1000 км (меньшей дальности), были ликвидированы. Поэтому к российским и американским нестратегическим (тактическим) ядерным вооружениям в настоящее время относятся те, дальность которых не превышает 500 км (на носителях малой дальности). Следует заметить, что обязательства по ликвидации ракет средней и меньшей дальности касаются лишь РФ и США.

России и США располагают Великобритания и Франция. Кроме того, Франция имеет самолеты, в том числе палубные, способные нести ядерные крылатые ракеты и авиабомбы:

*Триаду» стратегических наступательных вооружений РФ и США составляют средства наземного (МБР), морского (БРПЛ на ПЛАРБ) и воздушного базирования. Головные части межконтинентальных баллистических ракет могут нести один или несколько боезарядов, а также ложные цели для преодоления противоракетной обороны. Разделяющиесяголовные части (РГЧ) бывают кассетными и индивидуального наведения (РГЧ ИН). Кассетная система РГЧ включает в себя два или более боезаряда, которые не обладают свойствами индивидуального наведения на цель. Система РГЧ ИН обеспечивает индивидуальное наведение каждого боезаряда на свою цель, расстояние между которыми может составлять несколько десятков или сотен километров.

В годы «холодной войны» концептуальной основой применения стратегического ядерного оружия, а также обоснований наращивания его арсеналов или их сокращений выступала теория взаимного гарантированного уничтожения, а также теория стратегической стабильности, основанная на положениях стабильности гонки вооружений (баланса ядерных арсеналов) и кризисной стабильности (применения или неприменения ядерного оружия первым при политическом кризисе).

Политическим оформлением этих концепций выступала доктрина сдерживания путем устрашения, суть которой сводилась к тому, что неизбежность ответг ного (ответно-встречного) ядерного удара с катастрофическими последствиями должна удержать потенциального агрессора от применения ядерного оружия.

Процессы контроля над ядерным оружием и ядерного разоружения представляют собой совокупность договоров и Переговоров, систем контроля за их исполнением для ведущих ядерных держав. Они включают в себя вопросы'об ограничении и запрещении ядерных испытаний, ограничении и сокращении стратегических ядерных сил, о ракетах средней и меньшей дальности, а также вопросы противоракетной обороны (ПРО); Старт Переговорного процесса по стратегическим ядерным вооружениям был дан сразу после завышения Карибского ядерного кризиса 1962 г., когда катастрофические последствия ядерНоЙ ройны между сверхдержавами стали явными.

Первая группа договоров касается ограничения и запрещения ядерных Испытаний.

С 1945 г. было проведено 2049 ядерных испытаний. Из Них США осуществили 1032 таких испытания, СССР—715, Франция — 210, Китай — 47, Великобритания — 45, Индия — 6, Пакистан — 6. Иногда в процессе одного испытания взрывалось несколько ядер- ных зарядов.

Так, в 1963 г. в Москве представителями СССР, США и Великобритании был подписан Договор о запрещении испытаний ядерного оружия в атмосфере, космическом пространстве и под водой. Он носил бессрочный характер и был открыт для подписания (к нему впоследствии присоединились более 100 государств).

В 1974 г. СССР и США был заключен Договор об ограничении мощности подземных ядерных взрывов (до 150 кт).

С 1990 г. ведущие ядерные державы в одностороннем порядке провозгласили мораторий на проведение ядерных испытаний: СССР — в 1990 г., Великобритания — в 1991 г., США — в 1992 г., Франция и Китай — в 1996 г.

Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний (ДВЗЯИ) подписан в 1996 г. по результатам долгих переговоров и ориентирован на ограничение дальнейших разработок в области ядерных вооружений. Россией он был ратифицирован в 2000 г. Однако реализация этого договора возможна лишь после того, как его ратифицируют те государства (а их 44), которые располагают соответствующими технологиями в области ядерных вооружений.

Другая группа договоров касается ограничений и сокращений стратегических ядерных вооружений, и прежде всего США и СССР (России).

Важнейшими соглашениями периода «холодной войны» в данной области выступили Временное соглашение и договор по ограничению стратегических наступательных вооружений (ОСВ-1 и ОСВ-2), подписанные соответственно в 1972 и 1979 гг. Именно эти документы заложили фундамент дальнейших сокращений стратегических ядерных вооружений в 1990-е гг., уже после окончания «холодной войны».

В 1990 г. СССР и США развернули около 11 тыс. боезарядов на стратегических носителях с каждой стороны. Договор между СССР и США о сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений (СНВ-1) был подписан в Москве в 1991 г. Он предусматривал сокращение общего количества стратегических носителей до 1600 ед., а количество боезарядов на них не должно было превышать 6000 ед. При этом совокупное количество боезарядов на М БР и БРПЛ у каждой из сторон не должно было превышать 4900 ед., развернутых на мобильных МБР — 1100 ед. и на тяжелых МБР — 1540 ед. Договор СНВ-1 вступил в силу только 5 декабря 1994 г. после урегулирования проблем наличия ядер- юго оружия на территориях Украины, Белоруссии и Казахстана после распада СССР. В 1995 г. Казахстан, а в 1996 г. Украина и Белоруссия передали России для демонтажа все имевшиеся у них ядерные боезаряды.

К концу 2001 г., как и предусмотрено Договором СНВ-1, РФ и США выполнили его условия по сокращению вооружений. Это стало крупным достижением в области контроля над вооружениями с учетом того, что сокращения, а не ограничения (что предусматривалось договорами ОСВ-1 и ОСВ-2) стратегических наступательных вооружений проводились впервые. Выполнение этой задачи потребовало крупных финансовых затрат, серьезных дипломатических усилий, особенно при решении проблемы «советского ядерного наследства», претворения в жизнь сложной и масштабной системы проверки на местах.

Почти сразу же после заключения Договора СНВ-1 начались российско-американские переговоры о более радикальных сокращениях стратегических наступательных вооружений. 3 января 1993 г. в Москве был подписан Договор между РФ и США о дальнейшем сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений (СНВ-2). Он предусматривал сокращение боезарядов на стратегических носителях до уровня 3000-3500 ед. Он запрещал все баллистические ракеты наземного базирования с разделяющимися головными частями индивидуального наведения (МБР с РГЧ ИН). Их разрешалось оснащать лишь БРПЛ. Полному уничтожению подлежали российские тяжелые МБР. Договор СНВ-2 в силу не вступил. Окончательный отказ от этого Договора произошел после выхода США из Договора по ПРО. Забуксовали и переговоры по будущему Договору СНВ-3.

В ноябре 2001 г. в ходе российско-американского саммита в Вашингтоне президент Дж. Буш-младший объявил, что США в течение следующего десятилетия в одностороннем порядке сократят количество их оперативно развернутых стратегических ядерных боезарядов до уровня 1700—2200 ед. Президент В.В. Путин тогда же заявил, что РФ готова произвести сокращение до 1500 боезарядов. А 24 мая 2002 г. .«.Москве был подписан Договор о сокращении стратегических наступательных потенциалов1 (С Н П). Он содержит обязательства РФ и США сократить количество оперативно развернутых стратегических ядерных боезарядов таким образом, чтобы их суммарная величина для каждой из сторон не превышала 1700-2200 ед. к 31 декабря 2012 г. От предыдущих договоренностей такого рода Договор СНП отличается тем, что не обязывает стороны проводить сокращения одинаковым образом. В нем содержится положение о том, что каждая из сторон сама определяет состав и структуру своих стратегических наступательных вооружений * ис ходя только из установленного суммарного предела для количества оперативно развернутых боезарядов.

Следует указать и на договоры в области ракет средней и меньшей дальности, а также о сокращении тактического ядерного оружия.

В 1987 г. между СССР и США после длительных переговоров был подписан Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (РСМД). Он направлен на ограничение количества ракет средней и меньшей дальности, а также пусковых установок таких ракет, которые каждая из сторон может разместить в Европе.

С начала 1990-х гг. РФ и США существенно сокращают нестратегические ядерные боезаряды. Так, в мае 2004 г. РФ объявила, что ликвидировано более 5$)% ядерных боезарядов для тактических ракет морского базирования и авиации ВМФ, зенитных ракет и ядерных авиационных бомб от их общего количества. При этом все оставшиеся такого рода ядерные боезаряды сосредоточены в хранилищах, т.е. они не развернуты в войсках и на флоте. Однако следует учитывать, что этот процесс осуществляется не в договорном порядке между РФ и США, а по принципу «взаимного примера».

Противоракетная оборона представляет собой комплекс вооружений и мероприятий, призванных обнаруживать, перехватывать и уничтожать баллистические ракеты и их головные части. По задачам системы ПРО подразделяются на стратегические, призванные вести борьбу с баллистическими ракетами межконтинентальной и средней дальности (стратегическая ПРО), и театра военных действий (ПРО ТВД), призванные вести борьбу с баллистическими оперативно-тактическими ракетами меньшей и малой дальности.

В конце 1960-х гг. СССР стал пионером в развертывании ПРО вокруг Москвы (система А-35), что крайне обеспокоило США. На встрече в верхах в Гласборо в 1967 г. американская сторона предложила заключить соглашение о запрещении или ограничении систем ПРО, но получила отказ. Тогда США в начале 1970-х m предприняли ответные меры: создание собственной системы ПРО («Сентинел-Сейфгард») и развертывание МБР и БРПЛ с РГЧ ИН. Тем не менее обе стороны пришли к выводу, что полномасштабная стратегическая ПРО может существенно нарушать стратегическую стабильность и относительную предсказуемость Ядерного сдерживания, базирующегося на постулатах взаимного гарантированного уничтожения.

г Именно эти опасения и были побудительными мотивами принципиального обоюдного решения об ограничении возмож ностей создававшихся систем ПРО. 26 мая 1972 г. в Москве был подписан Договор между СССР и США об оіраничении систем противоракетной обороны (Договор по ПРО). Обе стороны обязались не развертывать системы защиты территории страны и согласились ограничить свои ПРО двумя районами размещения для каждой. Протоколом к Договору по ПРО 1974 г. разрешенное количество районов ПРО было сокращено до одного района для каждой стороны. СССР заявил о развертывании своей системы ПРО вокруг Москвы, а США — в районе одной из своих баз МБР (в Северной Дакоте).

В начале 1980-х гг. была предпринята первая попытка кардинально изменить ситуацию с ПРО в связи с программой «звездных войн» (так называемая «Стратегическая оборонная инициатива», СОИ) президента США Р. Рейгана. После долгих дебатов конгресс Соединенных Штатов не позволил «широко трактовать» Договор по ПРО, и программа СОИ не перешла в стадию широкомасштабных испытаний. Другое осложнение между сторонами произошло в середине 1990-х гг. вокруг американской программы ПРО ТВД, урегулированное соглашением 1997 г. о разграничении стратегической ПРО и ПРО ТВД. В следующий раз проблема возникла в связи с выходом США при администрации Джорджа Буша- младшего из Договора по ПРО в 2002 г. и принятием программы строительства системы ПРО с базами размещения на Аляске и в Калифорнии. 13 декабря 2001 г., сославшись на статью XV Договора, президент Буш-младший уведомил Россию и в целом мировое сообщество о выходе Соединенных Штатов из Договора по ПРО через шесть месяцев.

Новая американская программа предполагает строительство эшелонированной системы обороны для защиты не только территории США, но также американских сил за рубежом и союзников. Эта система ПРО создается открытой, позволяющей включать в ее состав новые компоненты. Так, к 2011—2013 гг. США планируют развернуть в Чехии (а также, возможно, и в Грузии) PJ1C ПРО для сопровождения баллистических ракет и наведения перехватчиков, а в Польше построить базу в составе 10 ракет-перехватчиков — создать так называемый «третий позиционный район».

Вероятность размещения баз ПРО на территории возможных новых членов НАТО на постсоветском пространстве усугубляет негативное отношение России к данному проекту. Тем не менее ведутся соответствующие переговоры. Летом 2007 г. российской стороной предложено вместо реализации американского плана использовать РЛС раннего предупреждения в Азербайджане (Га- бала) и его подключение к Центру по обмену данными о ракетных

пусках (ЦОД) в Москве. Рассматриваются и различные военной

Технические Меры ПрОТИВОДеЙСТВИЯ, В ЧасТНОСТИ ВЫХОД России из

Договора РСМД 1987 г.

Ситуация с ПРО показывает, что политика одностороннего выхода хотя бы из одного из основополагающих договоров в области ядерного разоружения имеет далеко идущие негативные последствия. Следует отметить, что 4 декабря 2009 г. заканчивав ется срокдействия СНВ-1. При этом в России и США одинаково воспринимают значимость продления этого договора как мощной системы транспарентности и выработки единых подходов к регулированию стратегических вооружений. Стороны рассматривают разные варианты его пролонгации. Один вариант — продлить срок действия СНВ-1 на пять лет, отменив некоторые обременительные статьи. Большую озабоченность вызывает и тот факт, что стратегические ядерные силы могут быть в значительной степени обесценены космическими средствами противодействия. Поэтому необходима активизация усилий и на другом направлении, связанном с Договором СНВ-1 и проблемой ПРО, — по противодействию вывода оружия В КОСМОС:

<< | >>
Источник: Логунов А.Б.. Региональная и национальная безопасность: Учебное пособие. — М.: Вузовский учебник. — с. 432.. 2009

Еще по теме 11.2. Процессы ядерного разоружения и регулирования стратегических вооружений:

  1. Создание национальных армий в странах СНГ. Ядерное разоружение и сокращение вооружений
  2. Глава 11. ПРОЦЕССЫ РАЗОРУЖЕНИЯ И РЕГУЛИРОВАНИЯ ВООРУЖЕНИЙ КАК МЕХАНИЗМЫ КОЛЛЕКТИВНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ
  3. 11.1. Устав ООН о разоружении и регулировании вооружений
  4. Процесс общественного мнения: ядерная энергия
  5. 5. ЗАЩИТА ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ В ПРОЦЕССЕ КОСМИЧЕСКОЙ И ЯДЕРНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
  6. 6. РАЗОРУЖЕНИЕ — КЛЮЧЕВАЯ ПРОБЛЕМА МЕЖДУНАРОДНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ
  7. 7.4. СТРАТЕГИЧЕСКОЕ ЦЕЛЕПОЛАГАНИЕ КОНЦЕПТУАЛЬНАЯ МОДЕЛЬ СТРАТЕГИЧЕСКОГО ПЛАНИРОВАНИЯ
  8. Регулирование труда лиц, работающих в организациях Вооруженных Сил РФ и федеральных органах исполнительной власти, в которых законодательством Российской Федерации предусмотрена военная служба, а также работников, проходящих заменяющую военную службу альтернативную гражданскую службу
  9. Способы регулирования рекламного процесса в античности
  10. ЧАСТЬ 11. СТРАТЕГИЧЕСКИЕ ПЕРСПЕКТИВЫ: РАЗВИТИЕ СТРАТЕГИЧЕСКОЙ ОБСТАНОВКИ