§ 9. Идеология народных движений XIV в.

Народные движения, как это нередко бывало с народными движениями в феодальном обществе, проходили под идеологической оболочкой религии — мусульманского сектантства. и мистицизма. .«Революционная оппозиция против феодализма, — говорит Ф.
Энгельс, — проходит

221

через все средневековье. В зависимости от условий времени она выступает то в виде мистики, то в виде открытой ереси, то в виде вооруженного восстания».1 Но эта религиозная идеологическая оболочка народных движений нисколько не меняет их характера как формы классовой борьбы. По словам Ф. Энгельса, эта религиозная окраска классовых движений «объясняется не свойствами человеческого сердца и не религиозной его потребностью, — как думает Фейербах, — но всей предыдущей историей средних веков, знавших только одну форму идеологии: религию и богословие».2

Еще акад. В. В. Бартольд отметил, что шиитская форма ислама в Иране в средние века была распространена преимущественно в деревенской среде и нередко служила идеологической оболочкой народных движений. Это положение нуждается в оговорке. Шиитство зародилось не в крестьянской среде и само по себе не было выражением интересов крестьянства. Но в шиитской идеологии были некоторые элементы, вызывавшие симпатии крестьянства. Прежде всего во всех феодальных государствах Ирана господствующим исповеданием был суннизм, а шиизм был гонимым исповеданием. Далее, основная шиитская идея о том, что законным главою мусульманской общины может быть лишь потомок Алия, толковалась массами в духе непризнания законности династий, правивших в Иране, как и господствовавшего суннитского шариата. В шиизме большое место занимал культ мученичества (мученики Али, Хусейн и другие имамы). Этот культ пришелся по сердцу угнетенным крестьянам, жизнь которых нередко была сплошным мученичеством. Наконец, больше всего для народных масс казалось привлекательным ожидание пришествия мессии — Махди. Под Махди шииты имамитского толка, самого распространенного в Иране, понимали двенадцатого шиитского имама Мухаммеда Мунтазара, пропавшего без вести около 875 г. н. э. Шииты верили, что имам Махди жив и рано или поздно появится, сокрушит несправедливые порядки, установленные суннитами, и восстановит ислам в его первоначальном виде. Предполагалось, что пришествие имама Махди приведет к отмене податей и повинностей, не основанных на шариате, и к установлению справедливости и социального равенства всех мусульман. Таким образом, имам Махди мыслился как избавитель от нужды, тирании и горя. Поэтому ожидание второго пришествия имама Махди занимало видное место в народных движениях Ирана XIV—XV вв. Так, по свидетельству географа Якута Хамави, еще в начале XIII в. в шиитском городе Кашане городские старшины ежедневно на заре выезжали на конях за городские ворота, ведя на поводу разубранную и оседланную белую лошадь — для имама Махди, пришествия которого ждали каждый день.

С шиитской «ересью» переплетался суфизм, или мусульманский мистицизм, основою которого было учение о возможности для каждого человека добиться личного общения с божеством. Суфизм имел свою организацию— дервишеские ордена или братства. Суфизм не был чем-то вполне единым, в нем были разные течения; естественно, и социальная среда, в которой находили себе последователей эти течения, была неоднородна. Некоторые суфийско-дервишеские ордена опирались на феодалов, другие были связаны с ремесленными цехами, самая организация которых строилась по типу дервишеских братств. Дервиши последнего типа нередко порицали богатство и тех, которые ели «.недозволенную пищу», т. е. кормились от эксплуатации и угнетения «рабов божих». Нередко суфийская форма выражения идей служила только прикрытием.

1 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. VIII, стр. 128—129.

2 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. XIV, стр. 656.

Ш

для вольномыслия, даже для атеизма, или для критики господствующего строя. Персидский поэт Са'ди Ширазский в своем «Гулистане» (.глава 7, рассказ 20) рассказывает, что однажды встретил некоего «дервиша только по наружному виду», который «развернул тетрадь жалоб» й горячо обвинял богатых и сильных мира сего, утверждая, что они не способны на добрые дела. Бывало, что под видом суфизма пропове-дывалось старинное маздакитское учение об общем владении землями и об отрицании частной собственности на землю. Историк Рашид-ад-дин говорит, что руководители восстания Алафранга (1303 г.) проповедовали «образ мыслей Маздака». Хамдуллах Казвини в своем географическом труде также упоминает о последователях маздакитства в Ираке Персидском. Едва ли в XIV в. маздакитетво могло сохраниться как религиозная секта. Вероятно, оба названных источника под маздакит-ством понимали социальную программу маздакитов — передачу всех земель крестьянам в общинное владение.

<< | >>
Источник: Я. В. ПИГУЛЕВСКАЯ, А. Ю. ЯКУБОВСКИЙ, И. П. ПЕТРУШЕВСКИЙ, Л. В. СТРОЕВА, А. М. БЕЛЕНИЦКИЙ. ИСТОРИЯ ИРАНА С ДРЕВНЕЙШИХ ВРЕМЕН ДО КОНЦА XVIII ВЕКА. 1958

Еще по теме § 9. Идеология народных движений XIV в.:

  1. § 8. Народные движения в Иране в XIV в.
  2. § 16. Народно-освободительные движения в XIII—начале XIV вв.
  3. 9. Изменение народной психики и идеологии
  4. § 14. Народные движения в Гиляне и Мазендеране
  5. Глава четвертая ОРГАНИЗАТОРЫ И ИДЕОЛОГИ УНИФИКАЦИОННОГО ДВИЖЕНИЯ
  6. § 18. Народные движения в первой половине XV в. в Иране
  7. IV. НАРОДНОЕ ДВИЖЕНИ
  8. Глава 6 Идеология национального движения: югославизм и старчевичанство. 60—70-е годы XIX в.
  9. § 14. Народные движения на востоке Ирана
  10. ГЛАВА VI ИРАН В ПЕРИОД РОСТА ФЕОДАЛЬНОЙ РАЗДРОБЛЕННОСТИ И НАРОДНЫХ ВОССТАНИЙ (30-е годы XIV — конец XV вв.)
  11. АЦИОНАЛЬНЫЕ ДВИЖЕНИЯ: ИНТЕРНАЦИОНАЛИЗАЦИЯ ПРОТЕСТА, ИДЕОЛОГИЯ И УТОПИЯ
  12. Народное движение
  13. § 12. Народные движения в халифате в Vi11—IX вв.
  14. § 4. Народно-освободительное движение на окраинах Сефевидского государства
  15. КНИГА XIV КОНЕЦ ДВИЖЕНИЯ. ПОХОДЫ СВЯТОГО КОРОЛЯ (1248 1270 гг.) 1237 1241 гг.
  16. § 17. Народные движения в прикаспийских областях. Государство Алидов (864—928)