<<
>>

30.2. Концепции обмена

Понятие «обмен» в настоящее время широко используется в западной социологии для анализа социального поведения, в частности экономического. Концепция обмена претендует также на объяснение поведения «экономического человека».
Однако это верно лишь в незначительной степени. Одностороннее экономизиро-ванное толкование обмена вызывает серьезные возражения при попытке универсального объяснения экономического и социального поведения.

Схема обмена действительно может включать в число реальных побуждений не только деньги, вещи и другие материальные условия, но и нематериальные условия для получения престижа и власти, а также духовные побуждения. Теоретически в любой обмен может быть включен почти любой набор целей или ожиданий индивида (например, потребности по иерархии А. Масло'у).

Эффективность деятельности индивида определяется тем, насколько выгодным ему представляется соотношение его вклада и вознаграждения за этот вклад. Иногда делаются попытки определить, что на что обменивается: деньги — на время работы; социальное признание и безопасность — на работу и лояльность к организации; возможность творческого и свободного труда — на высокую продуктивность и качество и т. п. Изучалось, в частности, насколько устраивает индивида подсчитанный им желаемый чистый баланс вознаграждений и убытков, к которым могут быть отнесены любые личностные ценности, чувство одиночества и т. д. Э. Герсон (1976) при использовании схемы обмена для оценки качества жизни предлагал рассматривать его как результат сделки между индивидом и обществом по поводу четырех основных ресурсов — денег, времени, отношений и умений.

Однако для выхода за рамки представлений об экономическом человеке важно не столько введение внеэкономических понятий и мотивов деятельности, сколько построение другой структуры, выявление специфических механизмов социального обмена.

Концепция обмена Дж. Хоманса. Эта концепция построена на предположении, что непосредственная взаимная полезность людей, обмен вознаграждениями является источником, гарантом социальной упорядоченности общества. Механизмы обмена, по Дж. Хомансу, выглядят следующим образом. Например, если в прошлом была такая ситуация, в которой поведение человека получило вознаграждение, то чем больше актуальная ситуация похожа на прошлую, тем больше вероятность того, что человек будет вести себя так же или сходным образом. Или: чем чаще в течение данного периода времени поведение одного человека вознаграждает поведение другого, тем чаще этот другой будет вести себя таким же образом. В целом добровольное взаимодействие существует лишь до тех пор, пока партнеры считают, что их вклад в него меньше, чем получаемое в его процессе вознаграждение. Ограниченность этой схемы состоит в том, что здесь не учитывается практически ни один собственно социальный механизм регулирования поведения (ролевой, институциональный, нормативный, властный).

Структурно-функциональная теория Т. Парсонса. Другую концепцию обмена — нормативную, можно найти в структурно-функциональной теории Т. Парсонса, которая использует понятие взаимного вознаграждения для гарантии стабильности социальной системы и называется нормативной. Отличие от концепции Дж. Хоманса состоит в том, что в нормативной схеме вознаграждается не «польза» (отдача, вклад и т.

п.), а следование норме, конформность, соответствие социальным ожиданиям (другого человека, группы, организации, общества). Поэтому Дж. Хомансом были предложены другие правила обмена.

1. Следование норме вознаграждается.

2. Чем больше поведение соответствует норме (ожиданиям других), тем больше оно вознаграждается; при этом чем дольше совершаются конформные действия, тем меньше они ценятся и вознаграждаются.

В свою очередь, это имеет два следствия:

? человек повышает свою конформность, чтобы вознаграждение не уменьшилось из-за инфляции конформности.

3. Уровень вознаграждения не влияет на стабильность социальной системы до тех пор, пока участники принимают соответствующие нормы. При этом наличие общих норм повышает вероятность того, что конформность будет вознаграждена, но сокращает размер вознаграждения (парадокс конформности).

4. Чем более односторонним становится обмен, тем менее устойчивыми становятся отношения.

Попытки проверки концепций обмена постоянно сталкивались с тем, что люди, «хотя и способны руководствоваться ориентацией на свои интересы, они могут также руководствоваться и другими стремлениями — альтруизмом, чувством справедливости, соответствия статусу, соревновательностью, завистью». Когда участник взаимодействия движим перечисленными мотивами, его поведение, с точки зрения концепции «экономического человека», нельзя назвать рациональным. Но ссылки на нерациональность ничего не объясняют, поэтому изучались три группы социального обмена, которые не могут быть объяснены «взаимными вознаграждениями».

Первая группа включает ситуации, при которых человек не получает внешнего вознаграждения, но «воздает» себе сам. Окружение не может непосредственно ни дать, ни отнять это вознаграждение. К последнему относится, например, так называемая психологическая отдача, которую человек получает от самого процесса работы (чувство общественной необходимости, чувство успеха и т. д.). Очевидно, что к этой группе можно отнести любое позитивное переживание, психологическое состояние, вызванное любым вознаграждением. Отличие от традиционных ситуаций состоит в том, что здесь добавляется звено — внутреннее переживание вознаграждения. Таким образом, первая группа мотивов нерационального поведения — это мотивы в условиях негарантированного обмена, когда вознаграждение обеспечивается сочетанием внешних и внутренних личных предпосылок.

Вторая группа ситуаций связана с неэквивалентным обменом, за исключением ситуаций неравномерной информированности или власти. Невозможность или сложность определения вклада объясняется тремя причинами. Первая причина вытекает из самого качества человеческого существования, когда личностные параметры обладают свойствами количественной несравнимости. Личностные смыслы индивидуальны и неповторимы, а потребности взаимозаменяемы. Вторая причина вызвана сложностью оценки вклада участников взаимодействия и в сфере производства, и в сфере потребления и воспроизводства. Именно поэтому в некоторых организациях заменяют оценку результатов деятельности на оценку поведения индивида в организации — дисциплину, исполнительность, лояльность. Третья причина связана с тем, что некоторые универсальные эквиваленты обмена работают не точно, например деньги в условиях дефицита.

Третья группа внешне невознаграждаемого поведения — это группа несимметричного обмена. Классическим примером такого обмена являются отношения долга, нравственности, бескорыстия. Субъект такого поведения не может требовать

и ожидать от другого того, что он требует сам от себя (самоотверженность, бескорыстие, благодарность).

Таким образом, вырисовываются целые области нерационального поведения, которые не вписываются в постулаты обмена Дж. Хоманса и Т. Парсонса — области негарантированного, неэквивалентного и несимметричного обмена. Именно отодвинутость, отдаленность вознаграждения в социальных отношениях смазывает всю картину правил концепций обмена.

Плодотворная взаимная критика психологов и экономистов на протяжении вот уже ста лет привела к расширению понимания поведения человека. Экономисты стали больше учитывать психологические особенности человека, а психологи — принимать во внимание экономические факторы. На настоящий момент принято следующее определение экономического поведения:

? экономическое поведение —\ это человеческие решения и выбор относительно альтернативного использования ограниченных ресурсов, к которым относятся деньги, время, пространство, усилия, энергия и другие материальные ресурсы для удовлетворения потребностей личности.

Факторы, влияющие на экономическое поведение. Выделяют три группы факторов, влияющих на экономическое поведение:

? факторы окружающей среды и общие социальные ситуационные факторы;

? субъективные факторы;

? экономическое поведение.

В первую группу факторов входят три подгруппы факторов, которые также взаимосвязаны друг с другом.

1. Ситуационные факторы, к которым относится общая система налогообложения, экономические законы, средства массовой информации, уровень инфляции, общий уровень доходов.

2. Факторы среды, субъективные условия и ограничения, которые непосредственно характеризуют субъект, — доход, оценка дохода, долги, статус. В статус субъекта входят демографические характеристики, которые также связаны с другими экономическими категориями — возраст, пол/гендер, образование, гражданский статус, место жительства, количество детей, матримониальный статус.

3. Факторы, определяющие социальное влияние других субъектов. Вторая группа факторов также содержит три подгруппы факторов:

1. Подгруппа восприятия выделена ван Раайем отдельно, чтобы подчеркнуть восприятие как функцию, связывающую окружающую среду, ситуационные факторы и поведение как фактор, через который преломляются все экономические категории. '

2. Соматические факторы — включают в себя физиологические и биологические особенности субъекта, которые ограничивают или способствуют каким-либо решениям субъекта.

3. Психологические факторы — установки, знания, мотивы, эмоции, ожидания, личностные особенности, умения.

На рис. 30.1 представлено взаимодействие факторов экономического поведения.

Рис. 30.1. Факторы экономического поведения (F. van Raaij, 1988)

Схема позволяет учитывать индивидуальные особенности экономического поведения субъектов. Выделение процесса восприятия экономических факторов (фактор 1.1) акцентирует важность субъективности и поведенческих различий людей при воздействии окружающей среды, позволяет прогнозировать человеческое поведение или поведение малой группы. Стрелки показывают взаимовлияние факторов и подфакторов. Так, человек может проявлять различное поведение в отношении первой группы факторов, например, приспосабливаться различными способами к налоговой системе или изменять само налоговое законодательство как один из ситуационных факторов.

Литература

Автономов В. С. Модель человека в экономической науке. СПб., 1998. Дейнека О. С. Экономическая психология: социально-политический аспект. СПб.,

1995.

Китов А. И. Экономическая психология. М., 1987.

Малахов С. В. Экономический человек и рациональность экономической деятельности // Психологический журнал. 1990. Т. 11. Наумова П. Ф. Социологические и психологические аспекты целенаправленного

поведения. М., 1988. Парсонс Т. Понятие общества: компонетны и их взаимосвязи // Теория и история

экономических и социальных институтов и систем. М., 1994. Филиппов А. В., Ковалев С. В. Психология и экономика // Психологический журнал. 1989. Т. 10. Хейлбронне Р. Экономическая теория как универсальная наука // THESIS. 1991.

Вып. 1. Applied behavioural economics: based on the international conference of economics

and psychology/ Ed. by S. Maital. Wheatsheat, 1988. Beyond economic man/ Ed. by M. Farber, J. Nelson. Chicago, 1993.

<< | >>
Источник: Г. С. Никифорова. Психология менеджмента: Учебник для вузов — 2-е изд., доп. и перераб. — СПб.: Питер, . — 639 с. 2004 {original}

Еще по теме 30.2. Концепции обмена:

  1. 6. Теория обмена
  2. 20. Теория интегративного обмена и символический интеракционизм
  3. 18. Теория социального обмена
  4. 18. Теория интегративного обмена Блау
  5. Текущие результаты и итоговые остатки СОЦИАЛЬНОГО ОБМЕНА
  6. Рост международного обмена
  7. 3. ЮРИДИЧЕСКОЕ СОДЕРЖАНИЕ КОНЦЕПЦИИ ГОСПОДСТВА ПРАВА: ЦЕЛИ, СТРУКТУРНОЕ НАПОЛНЕНИЕ, НАПРАВЛЕННОСТЬ РЕГУЛЯТИВНОГО ВОЗДЕЙСТВИЯ, СВЯЗЬ С ДРУГИМИ СОПОСТАВИМЫМИ ПО СВОЕЙ СУЩНОСТИ КОНЦЕПЦИЯМИ
  8. 4.1. Процесс обмена и экономические функции контрактного права
  9. 1.4. Типология форм распределения и обмена
  10. Виды СОЦИАЛЬНОГО обмена в экономическом процессе
  11. МАРСЕЛЬ МОСС И МАГИЯ СОЦИАЛЬНОГО ОБМЕНА
  12. Основы документационного обмена
  13. 3. ТЕОРИИ МЕЖЛИЧНОСТНОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ КАК ОБМЕНА
  14. СЕТИ РИТУАЛЬНОГО ОБМЕНА: СВЯЗЬ МЕЖДУ МАКРО- И МИКРОУРОВНЯМИ
  15. 7.13. Игровая модель обмена товарами (модель Эджворта)
  16. Процесс обмена: товар — деньги — товар