<<
>>

ТРЕТИЙ ОТКАТ?

  К 1990 г. по крайней мере две из демократий третьей волны вернулись к авторитарному правлению. В главе 5 высказывалось предположение, что проблемы упрочения демократического строя могут привести к дальнейшим переменам такого рода в странах, где мало условий для сохранения демократии.
Однако после первой и второй волн демократизации следовали большие волны откатов, далеко не объясняющихся только проблемами демократической консолидации, во время которых большинство смен режимов во всем мире происходили в направлении от демократии к авторитаризму. Если третья волна демократии начнет замедляться или остановится, какие факторы могут вызвать третий откат и обусловить его свойства? Здесь опыт первого и второго откатов может быть весьма полезен. Пристальное их изучение выходит за рамки данного исследования, но представляются справедливыми следующие обобщения.
Во-первых, причины переходов от демократических к авторитарным политическим системам разнились по крайней мере не меньше, чем причины переходов от авторитаризма к демократии, и отчасти переплетались с ними. Среди факторов, способствовавших транзиту во время первого и второго откатов, можно назвать следующие: недостаточная укорененность демократических ценностей среди ключевых групп элиты и широкой общественности; экономический кризис или крах, обостривший социальный конфликт и повысивший популярность лекарства, которое могло быть применено только авторитарным правительством; социальная и политическая поляризация, зачастую вызванная действиями левых правительств, которые пытались проводить или как будто проводили слишком много крупных социально-экономических реформ слишком быстро; решимость консервативных групп среднего и высшего класса убрать популистские и левые движения, а также низший класс от политической власти; исчезновение закона и порядка в результате терроризма и повстанческих движений; интервенция или завоевание недемократическим иностранным государством;

Глава 6. До какой степени? эффект «снежного кома» в виде действия примера крушения или свержения демократических систем в других странах.
Во-вторых, переходы от демократии к авторитаризму, кроме тех, что были вызваны действиями иностранных акторов, почти всегда осуществлялись теми, кто стоял у власти или близко к власти в демократической системе. За одним или двумя возможными исключениями, не было случая, чтобы конец демократической системе положило всенародное голосование или всенародное восстание. В Германии и Италии во время первого отката к власти пришли антидемократические движения, пользовавшиеся значительной народной поддержкой, и установили фашистскую диктатуру. Затем завоевание нацистами уничтожило демократию в семи других странах Европы. В Испании во время первого отката и в Ливане во время второго с демократией покончила гражданская война.
Однако подавляющее большинство переходов от демократии к авторитаризму принимало форму либо военных переворотов, когда военные офицеры (обычно представители верховного командования вооруженных сил) смещали демократически избранных лидеров и устанавливали некую форму военной диктатуры, либо переворотов, осуществляемых исполнительной властью, когда демократически избранный глава исполнительной власти решительно порывал с демократией и сосредоточивал всю власть в своих руках, обычно путем объявления чрезвычайного или военного положения.
Во время первого отката военные перевороты уничтожили демократические системы в новых странах Восточной Европы, Греции, Португалии, Аргентине и Японии. Во время второго — во многих латиноамериканских странах, Индонезии, Пакистане, Греции, Нигерии и Турции. Исполнительной властью перевороты были осуществлены во время второго отката в Южной Корее, Индии и на Филиппинах. В Уругвае гражданские и военные лидеры покончили с демократией совместно, произведя «смешанный» переворот, в котором участвовали и военные, и исполнительная власть.
В-трегьих, во многих случаях как первого, так и второго откатов демократические системы заменялись

исторически новыми формами авторитарного правления. Фашизм отличался от прежних форм авторитаризма своей массовой базой, идеологией, партийной организацией и стремлением охватывать и контролировать большую часть общества. Бюрократический авторитаризм отличался от прежних форм военного правления в Латинской Америке своим институциональным характером, предполагаемой бессрочностью правления и экономической политикой. Италия и Германия в 1920-е гг., Бразилия и Аргентина в 1960-е и 1970-е шли в авангарде, устанавливая у себя эти новые формы недемократического правления и подавая пример, которому пытались подражать антидемократические группы в других странах. По сути, обе новые формы авторитаризма представляли собой реакцию на социальное и экономическое развитие: расширение социальной мобилизации и политического участия в Европе, конец полностью исчерпавшей себя фазы популистского отказа от импорта в экономическом развитии Латинской Америки.
Основываясь на причинах и формах двух первых откатов, нельзя точно предсказать причины и формы возможного третьего отката. Однако некоторые предположения относительно потенциальных причин третьего отката предыдущий опьн позволяет сделать. Систематическая неспособность демократических режимов действовать эффективно может повредить их легитимности. В конце XX в. главные недемократические идеологические источники легитимности, и в первую очередь марксизм-ленинизм, дискредитировали себя. Общее признание, которое получили демократические нормы, означало, что демократические правительства зависели от функциональной легитимности даже меньше, чем в прошлом. Но постоянная неспособность обеспечить благосостояние, процветание, равенство, справедливость, внутренний порядок или внешнюю безопасность со временем может лишить легитимности даже демократическое правительство. По мере того как будут тускнеть воспоминания о неудачах авторитарного режима, по всей вероятности, будет расти раздражение из-за неудач режима демократического.
Если говорить конкретнее, общий международный экономический кризис вроде того, какой случился в 1929—1930 гг., может во многих странах лишить демократию легитимности. Великую депрессию 1930-х гг. большинство демократических государств пережили. Е1о некоторые все же пали ее жертвой, и вполне может статься, что некоторые демократические государства так же падуг жертвой какой-либо похожей экономической катастрофы в будущем. Переход к авторитаризму какой-либо демократической или демократизирующейся великой державы может привести в действие эффект «снежного кома» и вызвать такие же процессы в других странах. Уж конечно, поворот в сторону авторитаризма в России или Советском Союзе оказал бы самое разрушительное влияние на демократизацию в других советских республиках, Болгарии, Румынии, Югославии и Монголии, а может быть, и в Польше, Венгрии и Чехословакии. Эго было бы послание к потенциальным деспотам в других странах: «И вы тоже можете вернуться к делам». А установление авторитарного режима в Индии произвело бы значительный эффект в других странах третьего мира. Даже если не случится возвращения к авторитаризму какой-нибудь великой державы, переход нескольких недавно демократизировавшихся стран к диктатуре из-за отсутствия многих необходимых лля демократии условий может повредить демократии в других странах, где эти условия достаточно сильны. «Снежный ком» покатится в обратную сторону. Если какое-либо недемократическое государство наберет силу и начнет экспансию за пределы своих границ, это тоже может стимулировать движение в сторону авторитаризма в других странах. Стимул будет особенно силен, если в ходе экспансии авторитарное государство нанесет военное поражение одной или нескольким демократическим странам. В прошлом все крупные державы, достигнув высокого экономического развития, стремились также расширить свою территорию. Если Китай, сохраняя авторитарную систему правления, экономически разовьется в грядущие десятилетия и станет расширять свое влияние и контроль

в Восточной Азии, демократические режимы в этом регионе могут значительно ослабнуть. Так же как в 1920-е и 1960-е гг., могут возникнуть различные формы авторитаризма, отвечающие, как будет казаться, нуждам своего времени. Здесь есть несколько возможностей: Обычным явлением в странах третьего мира и в Восточной Европе может стать авторитарный национализм. Какими были восточноевропейские революции 1989 — 1990 гг. в первую очередь — антикомму- нистически-демократическими или антисоветски-на- ционалистическими? Если второе, в некоторых странах Восточной Европы могут вернуться к власти авторитарные националистические режимы. Религиозный фундаментализм одержал наиболее решительную победу в Иране, но шиитские и суннитские фундаменталистские движения могут прийти к власти и в других странах. Окрепли также иудаист- ские, индуистские и христианские фундаменталистские движения. Почти все они антидемократичны, поскольку ограничивают политические участие кругом тех, кто принадлежит к какой-то одной вере. И в богатых, и в бедных странах в ответ на уравнительные тенденции демократии может развиться олигархический авторитаризм. Каков предел социально-экономической поляризации, после которого демократия станет невозможна? Популистские диктатуры могут возникнуть в будущем, так же как возникали в прошлом, в ответ на защиту при демократии права частной собственности и других форм привилегий. В тех странах, где все еще стоит вопрос о собственности на землю, неспособность демократического правительства провести земельную реформу может стимулировать обращение к авторитаризму. В демократических странах, где в политике участвуют две или более различные этнические, расовые или религиозные группы, могут возникнуть групповые диктатуры: одна из таких групп может попытаться, как в Северной Ирландии, Южной Африке, Шрй-Ланке и других местах, поставить под свой контроль все общество.

Все эти формы авторитаризма существовали и в прошлом. Но человеку вполне по силам в будущем придумать новые. Может, например, появиться технократическая электронная диктатура, при которой авторитарное правление будет возможно и легитимировано благодаря способности манипулировать информацией, средствами массовой информации и высокоразвитыми средствами коммуникации. Ни об одной из всех этих старых и новых форм авторитаризма нельзя сказать, что она в высшей степени вероятна, но ни об одной также нельзя сказать, что она полностью невозможна.
<< | >>
Источник: Хантингтон С.. Третья волна. Демократизация в конце XX века. 2003

Еще по теме ТРЕТИЙ ОТКАТ?:

  1. ОТКАТ К АВТОРИТАРИЗМУ
  2. Второй этап: объяснение процессов демократизации и отката от демократии
  3. ТРЕТИЙ ТУР
  4. КУРС НА «ТРЕТИЙ МИР»
  5. И-17 (ЦКБ-19БИС), ТРЕТИЙ ОПЫТНЫЙ ЭКЗЕМПЛЯР
  6. ВЕЧЕР ТРЕТИЙ
  7. Очерк третий
  8. Третий отряд: берега Таймыра и мыс Челюскин
  9. Параграф третий. Рецепция римского права
  10. Третий крестовый поход