<<
>>

ПРИНЦИП ИНДИВИДУАЛИЗМА В ЛЕВОРАДИКАЛЬНЫХ ВЗГЛЯДАХ НА СОЦИАЛИСТИЧЕСКУЮ ЭКОНОМИКУ

В сложных условиях современной действительности принцип идивидуализма в том или ином контексте используется не только теоретиками консервативного или буржуазно-либерального плана, но и представителями различных оппозиционных кругов буржуазного общества.

В своеобразном преломлении он вошел в идеологию левого радикализма, отражающего настроения промежуточных слоев в современных промышленно развитых капиталистических странах, и прежде всего тех кругов интеллигенции, которые под влиянием процессов развития государственно-монополистического капитализма и НТР теряют свой прежний статус лиц свободных профессий и превращаются в наемных работников корпоративной машины, сохранив при этом в своем эклектическом мировоззрении весьма обширный комплекс мелкобуржуазных представлений, дополняемый совокупностью различных утопических идей.

Леворадикалы включили принцип индивидуализма в контекст своих воззрений, придав ему антикапиталистическую .направленность, выступив против его различных буржуазных вариантов — предпринимательского, потребительского, карьеристского.

Апеллируя к «естественной» природе человека, они обвинили современный капитализм в ее попрании и разложении, в отчуждении индивида от свободной творческой деятельности, от природы и себе подобных, в превращении человека в послушный объект манипуляций, который в обмен на материальный достаток и потребительский комфорт готов продать свою подлинно человеческую сущность и усваивает рабское конформистское сознание и соответствующее поведение *.

Подчеркивая разрушительное воздействие ГМК на личность, теоретики левого радикализма утверждают, что в условиях господства крупномасштабных бюрократизированных структур типичным становится так называемый «рыночный характер» — «человек без я», ориентированный лишь на то, чтобы повыгоднее продать себя. «Я тот, каким вы желаете меня видеть», — такой жизненный ориентир этого безликого индивида.

Характерный для индивидуализма принцип независимости человека от общества в системе леворадикальной идеологии нашел яркое воплощение в маркузианской идее «Великого отказа», призывающей к полному отрицанию нонконформистской личностью всех ценностей, норм и институтов современного буржуазного мира.

С характерным для них социальным пессимизмом оценивая современную действительность, многие леворадикалы не видят в реальном социализме подлинной альтернативы капиталистическому строю. Абсолютизируя наличие в технико-экономических базах социализма и капитализма определенных общих черт и тендейций, вызванных развитием научно-технической революции, игнорируя глубокие качественные различия в системе господствующих производственных отношений и по существу разделяя (но с различным ценностным коэффициентом) основные теоретико-методологические посылки буржуазных теорий «единого индустриального общества» и «конвергенции двух систем», многие идеологи левого радикализма неправомерно рассматривают социализм как сходное или даже однотипное с капитализмом общество, находящееся лишь на более низком уровне индустриального развития.

В качестве альтернативы современной «индустриальной цивилизации» как в форме капиталистического «общества потребления», так и в виде социалистического общества часто предстает у леворадика- лов некое смутно очерченное «подлинно социалистическое», «здоровое», «умиротворенное» общество, сочетающее в себе принципы «коммунитарности» и индивидуализма, очищенного от буржуазного прагматизма и соединенного с гуманистическими демократическими ценностями.

Идеальное общество выступает здесь не как результат объективных закономерностей развития, а в большинстве своем как нормативное социальное устройство, вытекающее из учета подлинных потребностей человеческой природы. В духе индивидуализма личность рассматривается в таком контексте как нечто первичное по отношению к обществу, причем трактовка природы человека имеет часто биологи- зированную неофрейдистскую окраску. Человеческая сущность предстает прежде всего в виде комплекса определенных инстинктов, влечений, потребностей, запрограммированных сферой подсознания, но искаженных и деформированных «репрессивной цивилизацией».

Свои надежды на построение «подлинного социализма» лево- радикалы типа Маркузе связывают с проникновением в «биологическое измерение индивида», восстановлением его «естественной природы». Маркузе утверждает, в частности,что человек действительно свободного общества должен обладать утонченной чувственностью, способностью к самоуглублению, созерцанию. Обрисовав его по существу как прямую противоположность «экономическому человеку» с его неистощимой энергией и одержимостью к достижению личной материальной выгоды, Маркузе при этом лишает свой идеал активного действенного начала, неотъемлемой характеристики подлинного человека коммунистической формации, энергия которого должна быть направлена на достижение высоких общественных целей.

В качестве символов нового мира Маркузе выдвинул мифологические образы Орфея и Нарцисса, противопоставляя их образу Прометея. Если для Маркса Прометей — это «самый благородный святой и мученик в философском календаре» то для Маркузе он являлся воплощением принципов эффективности, производительности, соревнования, которые, по его мнению, должны быть отвергнуты в подлинно свободном обществе. Определяя социализм, подобно

Э. Фромму, как общество, «в котором человек относится к человеку с любовью и с которым он связан узами братства и солидарности», ле- ворадикалы, обвиняя марксизм и практику реального социализма в «чрезмерном экономизме», часто не связывают социализм с детерминантами экономического характера и видят его основу исключительно в самой природе человека, в заложенных в ней позитивных чертах и устремлениях. Абсолютизируя роль «биологических основ социализма» и обвиняя практику реального социализма в их недооценке, леворадикалы в духе неофрейдизма усматривают существо коллективистских отношений социалистического общества в реализации «инстинкта жизни» со свойственным ему стремлением к «максимально полному объединению живой субстанции».

Многие леворадикалы, не признавая необходимым создание определенной материально-технической, базы для реализации свободного гармоничного развития всех членов общества, обвиняют социализм наряду с капитализмом в чрезмерном внимании к принципам «эффективности» и «производительности». Нормативно конструируя альтернативную модель «подлинного социализма» с ориентацией на тип «умиротворенного», «созерцательного» индивида, органически и притом пассивно связанного с природой, многие леворадикалы отвергают необходимость широкого развертывания, научно-технического прогресса, абсолютизируя его негативные последствия при капитализме.

И если теоретики типа Маркузе и Фромма, утверждая, что «социализм мог бы означать конец погони за прогрессом», «признание достаточности достигнутого», все же считают, что в будущем обществе следует ориентироваться на «современный промышленный метод», то некоторые идеологи левого радикализма, выступая с абсолютно утопических позиций, говорят о желательности возврата к «дотехнологи- ческим ценностям» и считают целесообразным в условиях «подлинного социализма» развивать кустарное производство.

Подобно теоретику американского анархизма П. Гудмену они видят в этом «преодоление современного отделения работы от домашней среды», ликвидация которого должна, по их мнению, способствовать превращению труда в органическую составную часть жизнедеятельности человека, преодолению его раздробленности, развитию у индивида чувства удовлетворенности и счастья.

Превращение труда во внутреннюю потребность человека в рамках социально-экономических отношений коммунистического общества марксизм связывает с освобождением человека от физически тяжелых, утомительных производственных операций, от его прикованности к узкой системе разделения труда и особенно с интенсивным превращением науки в непосредственную производительную силу. Наивно и утопично в нашу эпоху связывать эти процессы преимущественно с развитием кустарной домашней промышленности, в то вре мя как именно поступательный ход научно-технической революции создает для них реальные объективные возможности.

Обвиняя «современную индустриальную цивилизацию» в том, что она устанавливает иерархию в процессе труда, и противопоставляя ей принцип прямого участия рабочих в управлении деятельностью своего предприятия, анархистски настроенная часть леворадикалов под флагом борьбы за реализацию принципов «подлинного равенства», за полное преодоление отчуждения личности в процессе производства и за ее абсолютную свободу зачастую готова ликвидировать функции управления — этого жизненно необходимого звена в системе современного разделения труда, существование которого диктуется объективными потребностями машинной техники, особенно в его современных высокоразвитых формах. Реализация подобных анархо-инди- видуалистических требований в области производственной деятельности привела бы к полному развалу современных производительных сил, к ликвидации народного хозяйства как единого целого.

Несостоятельность индивидуалистических представлений об организации экономической деятельности в условиях «подлинного социализма» в полной мере проявилась и в леворадикальных взглядах на проблемы труда. Неотчуждаемый творческий труд, приносящий работнику чувство радости и удовлетворения, они настойчиво противопоставляют «принципу эффективности» или «производительности», господствующему в условиях капитализма и советского «стахановиз- ма». Выступая против «репрессивной цивилизации», подавляющей естественные инстинкты и потребности человека, они усматривают в «принципе эффективности» один из важнейших инструментов подобного подчинения индивида чужой ему социальной воле, при этом неправомерно игнорируя специфику социально-экономической природы и целей развития различных общественных систем.

Представления леворадикалов о том, что в условиях бесклассового общества якобы возможно осуществлять производственную деятельность вне ориентации на показатели эффективности и производительности, являются насквозь утопичными; их утверждение о том, будто данные принципы противоречат решению социальных задач, лишено реального основания. Поскольку материальное производство как основа жизни человека будет существовать и при самом совершенном социальном устройстве, то общество и здесь должно быть отнюдь не безразлично к тому, как именно расходуются материальные и трудовые ресурсы. Бесхозяйственность отнюдь не должна идти рука об руку с реализацией высоких социальных идеалов. Более того, марксизм подчеркивает, что именно коммунистическое общество призвано обеспечить наиболее высокую экономическую эффективность как предпосылку совершенствования коммунистических социальнопроизводственных отношений (в том числе и в сфере труда) и обеспечения максимально полного развития и реализации творческих сил индивида. Производительному труду некоторые «новые левые» противопоставляют труд-игру как непременную черту свободного общества, где труд должен стать удовольствием. И здесь леворадикалы обращаются к идеям Фрейда, рассматривая труд-игру как проявление подлинной природы человека, как труд, освобожденный от внешнего регулирования, как выражение раскрепощенности человеческих инстинктов. Конечно, свободный творческий труд, ставший необходимой жизненной потребностью, должен приносить чувство удовольствия и удовлетворения, однако неправомерно связывать это непременно с игривым отношением к труду и совершенно необоснованно абсолютизировать эту идею. Как подчеркивал Маркс, критикуя подобные взгляды Фурье, даже наивысшие формы творческой деятельности, бесспорно, приносящие в конечном счете радость и удовольствие, не могут быть свободными от напряженных, часто мучительных поисков, сомнений, переживаний.

Неприятию буржуазного потребительства многие леворадикалы противопоставляют принцип аскетизма как атрибут подлинно социалистического общества. Они отрицательно относятся к росту материального благосостояния, считая, что оно во всех системах вызывает разрушение личности, превращает индивида в бездуховного потребителя.

«Приоритет экономического мышления как при капитализме, так и при социализме приводит к ограничению индивидуальных и общественных целей материальным благосостоянием, — подчеркивает западногерманский теоретик леворадикального толка О. Ренн.— Потребление как единственное средство достижения счастья превращает человека в homo consumens» *. В-действительности же рост материального благосостояния, отражающий объективные социально-экономические закономерности, рассматривается научным коммунизмом не как самоцель, а как предпосылка для всемерной активизации человеческого фактора, для всестороннего, гармоничного развития личности.

В целом взгляды леворадикалов на «альтернативное», «подлинное социалистическое» общество, неотъемлемой методологической предпосылкой которых служит своеобразно преломленный принцип индивидуализма, носят ненаучный характер и являются разновидностью современного утопического сознания.

<< | >>
Источник: Ю. Я. ОЛЬСЕВИЧ, Т. ТРЕНДАФИЛОВ. МЕТОДОЛОГИЯ ФАЛЬСИФИКАЦИЙ. 1987

Еще по теме ПРИНЦИП ИНДИВИДУАЛИЗМА В ЛЕВОРАДИКАЛЬНЫХ ВЗГЛЯДАХ НА СОЦИАЛИСТИЧЕСКУЮ ЭКОНОМИКУ:

  1. Глава VI ИНДИВИДУАЛИСТИЧЕСКИЙ МЕТОД И ЕГО РОЛЬ В БУРЖУАЗНЫХ И ЛЕВОРАДИКАЛЬНЫХ ВОЗЗРЕНИЯХ НА СОЦИАЛИСТИЧЕСКУЮ ЭКОНОМИКУ
  2. ПРИНЦИП ИНДИВИДУАЛИЗМА И ЕГО ИСПОЛЬЗОВАНИЕ В БУРЖУАЗНЫХ КОНЦЕПЦИЯХ ЭКОНОМИКИ СОЦИАЛИЗМА
  3. 2. ВУЛЬГАРНЫЙ ИСТОРИЗМ В ХАРАКТЕРИСТИКЕ ОТДЕЛЬНЫХ ЭТАПОВ РАЗВИТИЯ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ ЭКОНОМИКИ В СССР
  4. Глава V ВУЛЬГАРНО-ИСТОРИЧЕСКИЙ МЕТОД В БУРЖУАЗНЫХ КОНЦЕПЦИЯХ ПЕРИОДИЗАЦИИ РАЗВИТИЯ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ экономики
  5. Приложение II ОРГАНИЗАЦИОННЫЕ ПРИНЦИПЫ СОЦИАЛЬНОЙ ТЕХНИКИ И ЭКОНОМИКИ
  6. 4. Попытка леворадикального путча (январь 1919 г.)
  7. 5. Индивидуализм против органицизма
  8. Свободомыслие и светский индивидуализм
  9. Индивидуализм, независимость и самовыражение как эволюционирующие феномены
  10. испанский индивидуализм и незначительный радиус отождествления
  11. Место индивидуализма в философии
  12. Глава 6 Индивидуализм, ценности самовыражения и гражданственность
  13. Глобальная экономика — экономика, основанная на знаниях
  14. НАРОДНЫЙ ИЛИ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИЙ?
  15. Социалистический реализм
  16. 4. | ПРИНЦИП ДОБРОСОВЕСТНОСТИ КАК ОБЩИЙ ПРИНЦИП ПРАВА И КАК ОДИН ИЗ ОСНОВОПОЛАГАЮЩИХ ПРИНЦИПОВ СОВРЕМЕННОГО МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА1
  17. Прогноз социалистической революции
  18. Фальсификация сущности социалистической демократии