Глава двадцать восьмая. Сладость поражения

Лечь в постель – это великое дело. А как легко становится, когда ты побежден! – подумал он. – Я и не знал, что это так легко… Кто же тебя победил, старик? – спросил он себя… – Никто, – ответил он. – Просто я слишком далеко ушел в море.

Э. Хемингуэй «Старик и море»

(Перевод с английского Е.М. Голышевой)

«Итак, вы полагаете, что потерпели неудачу, не правда ли? Что ж, вероятно, это действительно так. Но что в этом плохого? Прежде всего, если у вас имеется хоть немного здравого смысла, вы должны уже знать, что за триумфы приходится расплачиваться так же дорого, как и за поражения. Дерзайте и проигрывайте. Но проигрывайте остроумно, изящно, с блеском. Бездарное поражение так же невыносимо, как и бездарный успех», – писал американский писатель Томас Роббинс.

Был такой старый фильм про боксеров «Первая перчатка». И пели в нем энергичную песню, в которой были такие слова:

Умейте выжидать

Умейте нападать!

При каждой неудаче

Давать умейте сдачи,

Иначе вам удачи – не видать!

(В. Лебедев-Кумач «Во всем нужна сноровка»)

Что ж, будем считать бодрое обнадеживающее вступление завершенным. Да-да, это было бодрое обнадеживающее вступление, именно так. Для пущей бодрости и вящей надежды в названии главы слово горечь заменено на сладость. «Горечь», которую некуда было девать, пришлось вставить в название следующей главы, на то место, где изначально стояло слово «сладость». В следующей главе речь пойдет о победе, а ее хоть перцем посыпь, хоть горчицей намажь, хоть с хреном ешь, хоть горькой обзови, всегда будет сладкой. Потому что она – победа!

Если честно, в поражениях и неудачах можно найти своеобразную сладость, горшочек с медом, искусно спрятанный в цистерне с дегтем. Французский писатель Гюстав Флобер утверждал: «Самые восхитительные моменты вашей жизни – это не дни так называемого успеха, а скорее те времена, когда уныние и отчаяние порождают в вашей душе желание бросить вызов жизни, и предвкушение грядущих свершений».

Объективности ради нужно вспомнить и другое известное высказывание Флобера, совершенно противоположное первому по смыслу: «Нет ничего унизительнее, чем видеть, как идиоты преуспели там, где вы потерпели неудачу». Но, скорее всего, писатель сказал это, обуреваемый негативными эмоциями, так что в противоречивости мнений писателя виноваты эмоции, а не он сам.

А американский коллега Флобера Уильям Фолкнер писал: «Людям нужны неприятности – небольшие разочарования, чтобы отточить характер, сделать его сильнее. То же самое относится и к художникам: я не утверждаю, что вам следует жить в крысиной норе или в сточной канаве, но вы должны научиться стойкости, терпению. Счастливы лишь те, кто ведет жизнь овоща». Насчет того, что счастливы только овощи, он немного преувеличил, загнул ради красного словца. Писатель же, мастер слова. Но с тем, что характер закаляется в невзгодах, не поспоришь – именно так и есть. Они бывают разные, это так, но тем не менее…

«Самые сильные души временами поддаются унынию. Бывают минуты, когда и людям большого ума жизнь рисуется в самых мрачных красках», – писал Теодор Драйзер, отстаивая за любым человеком право на минуту слабости.

Только не стоит путать минуту слабости с многодневными (многомесячными) периодами депрессии. Уныние может быть эмоцией, но превращать его в стиль жизни не надо.

От неудач невозможно застраховаться. Как бы вы ни изгалялись, сколь бы тщательно ни продумывали свои действия, всегда есть вероятность того, что ваши конкуренты окажутся умнее, удачливее, предусмотрительнее, сильнее, в конечном итоге успешнее вас. Бывает, что там… Никто не гарантировал вам стопроцентного успеха во всех начинаниях. Что вышло – то и получайте, это не повод для длительного уныния.

Минута слабости должна сменяться приливом сил, объективной оценкой случившегося и выводами. Вся суть – в выводах. Выводы – то, ради чего все случается. «Почему так получилось?» и «Что надо сделать, чтобы больше не облажаться?» Данные вопросы посущественней гамлетовского «Быть или не быть?» С быть или не быть все ясно: пока мы есть, мы – «быть», тут никаких споров быть не может (простите автору этот неуклюжий каламбур), а понять, где мы ошиблись, подчас бывает сложно. Вроде все сделали правильно, а получилось (не про нас с вами будь сказано), как всегда.

Поражения надо уметь принимать и переживать так, чтобы не было мучительно больно всю оставшуюся жизнь. На ошибках учатся, а не делают из них фетиша или культа, вы согласны? В конце концов, не ошибается только тот, кто ничего не предпринимает и ни к чему не стремится, как, например, гоголевский Акакий Акакиевич: «Когда и в какое время он поступил в департамент и кто определил его, этого никто не мог припомнить. Сколько ни переменялось директоров и всяких начальников, его видели все на одном и том же месте, в том же положении, в той же самой должности, тем же чиновником для письма, так что потом уверились, что он, видно, так и родился на свет уже совершенно готовым, в вицмундире и с лысиной на голове. В департаменте не оказывалось к нему никакого уважения. Сторожа не только не вставали с мест, когда он проходил, но даже не глядели на него, как будто бы через приемную пролетела простая муха. Начальники поступали с ним как-то холодно-деспотически… Молодые чиновники подсмеивались и острились над ним, во сколько хватало канцелярского остроумия…» Что, нравится вам участь человека, ни к чему не стремящегося и потому ничего не достигшего? Хотели бы вы для себя подобной судьбы?

Или, быть может, о вас пел Владимир Высоцкий в «Балладе о маленьком человеке»:

…Сколько вас на нашем тесном глобусе

Весело работает локтями!

Как наркоманы – кокаин и как больные,

В заторах нюхаешь ты газы выхлопные.

Но строен ты – от суеты худеют,

Бодреют духом, телом здоровеют.

Через собратьев ты переступаешь,

Но успеваешь, всё же успеваешь

Знакомым огрызнуться на ходу:

«Салют! День добрый! Хау ду ю ду!»

Для созидания

В коробки-здания

Ты заползаешь, как в загоны на заклание.

В поту и рвении,

В самозабвении

Ты создаешь, творишь и рушишь в озарении…

Далеко не каждого, кто потерпел провал, можно назвать неудачником. Неудачник – тот, кто свыкся с неуспехами, искренне считает себя таковым, а не тот, кто пока еще не добился удачи. Разница не в отсутствии результата, а в причинах и самопозиционировании.

Наверное, невозможно стать неудачником, пока сам не начнешь считать себя таковым. Неудачник – тот, кто опустил руки и больше не надеется их поднять. У любого неудачника есть два качества: чрезмерная склонность к самокопанию и недостаток уверенности в своих силах. Именно данные качества препятствуют людям добиваться успеха. Склонность к самокопанию (можно употреблять научный термин рефлексия) приводит к нерешительности, а неуверенность в своих силах ее усугубляет. Если такая личность и решится на что-то, то колебаниями и сомнениями сведет успех своего предприятия к нулю. Винить конечно же будет окружающих: помешали, подставили, не поддержали, не подсказали… А каких действий еще ждать от окружающих? Помоги себе сам – истинный закон жизни.

А может, вам ближе не Акакий Акакиевич, а конченый человек из песни Владимира Высоцкого, тот самый, у которого:

Истома ящерицей ползает в костях,

И сердце с трезвой головой не на ножах,

И не захватывает дух на скоростях,

Не холодеет кровь на виражах.

И не прихватывает горло от любви,

И нервы больше не внатяжку, – хочешь – рви, —

Провисли нервы, как веревки от белья,

И не волнует, кто кого, – он или я…

(В. Высоцкий «Песня конченого человека»)

Неуверенность в своих силах влечет за собой боязнь ответственности, а это, в свою очередь… Впрочем, хватит о неудачниках, оставим их наедине с рефлексией и разочарованиями, а сами поговорим о противоположном, об антинеудачниках, о тех, кто не относится к ним, не считая себя таковыми. Судьба подставляет им подножки, они падают, но всякий раз встают, улыбаются и твердой поступью идут дальше. Труба зовет вперед, всегда вперед! Можно обойтись и без данного инструмента, если у вас и так получается каждый раз подниматься и упорно идти вперед.

Выбирайте, с кем вам по пути – с неудачниками или антинеудачниками?

Если со вторыми, то вот вам двадцать одно (сакральное число) правило антинеудачника:

Правило первое. Я всегда помню о том, что могу потерпеть неудачу.

Правило второе. Я имею план действий на случай неудачи.

Правило третье. Я имею план действий по предотвращению неудачи.

Правило четвертое. Никогда не упоминаю вслух о том, что могу потерпеть неудачу.

Правило пятое. Я не уповаю на везения, но стараюсь извлечь пользу из любого обстоятельства.

Правило шестое. Я не стану огорчаться в случае неудачи.

Правило седьмое. В случае неудачи я непременно еще раз попытаюсь достичь желаемого.

Правило восьмое. Просчитывая ситуацию, я рассматриваю разные варианты развития событий, как хорошие, так и плохие.

Правило девятое. В тяжелую минуту я стараюсь вспоминать не о тех, кому лучше, чем мне, а о тех, кому хуже.

Правило десятое. Я знаю, что успех приходит не сразу.

Правило одиннадцатое. Негативные эмоции я стараюсь выплескивать как можно скорее, чтобы не мешали продвигаться к успеху.

Правило двенадцатое. Я строю только такие планы, которые могу осуществить.

Правило тринадцатое. Я верю в то, что свою удачу создаем мы сами.

Правило четырнадцатое. Я не принимаю во внимание дурные предчувствия, не основанные на фактах.

Правило пятнадцатое. Я понимаю, что мои проблемы – это мои проблемы.

Правило шестнадцатое. Неудачи мобилизуют меня. Все, что нас не убивает, делает сильнее.

Правило семнадцатое. Я отказываюсь от своих намерений только в том случае, если они становятся неактуальными.

Правило восемнадцатое. Я рассчитываю на себя.

Правило девятнадцатое. Я не нуждаюсь в сочувствии и утешениях.

Правило двадцатое. Я не откладываю на завтра того, что можно было сделать сегодня, потому что это уже сделано вчера.

Правило двадцать первое. Позже не означает никогда.

Американский предприниматель Томас Уотсон, выведший в люди корпорацию «Ай-би-эм» (не путайте с доктором Джоном Уотсоном, который был другом Шерлока Холмса), однажды сказал: «Для любого коммерсанта, обеспокоенного отсутствием должного успеха, полезным упражнением было бы взять лист бумаги и написать слово «беспокойся». Затем зачеркнуть это слово жирной чертой и буквами значительно большего размера написать сверху слово «думай». Получившаяся простая картинка отражает важную истину относительно мышления: когда вы думаете, вы не способны беспокоиться. Потому что эти два умственных процесса диаметрально противоположны, мысль всегда изгоняет беспокойство».

В наше время стало модным из-за каждого пустяка впадать в депрессию. Слово «депрессия» прочно вошло в обиход, начисто вытеснив хандру, меланхолию и плохое настроение. Не пришел вовремя сантехник – депрессия, опоздала на электричку – депрессия, если премию квартальную урежут, то вообще «депрессуха» – депрессия в апофеозе.

Медицина трактует депрессию как длительное психоэмоциональное состояние, характеризующееся стойким (заметьте – «длительное» и «стойким»!) снижением настроения, подавленностью, угнетенностью, пессимистическими взглядами на будущее в сочетании с низкой самооценкой, повышенной самокритичностью, подавленностью воли и мотивационной инертностью. Как все серьезно, а вы чуть что – депрессия, депрессия… Не назначили вчера начальником филиала в Бобруйске, теперь в петлю лезть? В следующем месяце начальник парижского филиала уходит на пенсию – ловите шанс! Пореже впадайте в депрессию, а то накличете ее, не дай бог.

О подлинном и беспросветном горе очень верно написал Венедикт Ерофеев в своей бессмертной книге «Москва – Петушки»: «К примеру: вы видели «Неутешное горе» Крамского? Ну конечно, видели. Так вот, если бы у нее, у этой оцепеневшей княгини или боярыни какая-нибудь кошка уронила бы в эту минуту на пол что-нибудь такое – ну, фиал из севрского фарфора – или, положим, разорвала бы в клочки какой-нибудь пеньюар немыслимой цены – что ж она? Стала бы суматошиться и плескать руками? Никогда бы не стала, потому что все это для нее вздор, потому что на день или на три, но теперь она «выше всяких пеньюаров и кошек и всякого севра»!» Положите руку на самый ценный для вас орган и ответьте начистоту: разве небольшой срыв в карьерном графике можно считать неутешным горем? Зачем тогда руки опускать?

«Смелость – начало дела, но случай – хозяин конца», – сказал древнегреческий философ Демокрит. Но это не повод становиться пессимистичным фаталистом. Случай случаем, но многое зависит и от нас самих, от нашего ума, воли и прочих качеств. Как бы плохо все ни складывалось, если вы не сдаетесь, рано или поздно наступит день вашего генерального сражения, ваша личная Сталинградская битва (Сталинградская битва – отличный исторический пример «великого перелома»), и на смену неудачам придут победы. Провалы канут в Лету, станут воспоминанием, которое будет неизменно вызывать у вас улыбку: и надо же мне было так расстраиваться по каким-то пустякам.

«Не слишком ли жизнеутверждающей получилась эта глава? – могут спросить некоторые читатели. – Все-таки она о поражениях и неудачах». Нет, нормальная глава получилась, жизнеутверждающая и позитивная, хоть и с легким налетом печали. Если принять за истину утверждение, согласно которому каждый получает то, что заслуживает, то все ваши неудачи можно считать преходящими, и в конце концов вы добьетесь своего.

А если вдруг не получится?

Своего все всегда добиваются. А если нет, то, значит, добивались не своего, а чужого. Наше от нас не уйдет, а ваше – от вас. Все будет хорошо! Будет ровно настолько прекрасно, насколько вы этого заслуживаете. Есть ли смысл переживать, унывать, стенать, рыдать, посыпать голову пеплом и делать прочие глупости, когда вы проигрываете одно (одно!) из сражений в Великой офисной войне? Гораздо правильнее потратить время на работу над своими ошибками, глядишь, какие-нибудь мысли по выходу из кризисной ситуации появятся. Конфуций сказал: «Учиться и не думать – бессмысленно, думать и не учиться – пагубно».

Не унывайте и не сдавайтесь. Верьте, знайте, что будет и на вашей улице праздник, да еще какой! Самый, самый, самый праздничный, такой, что все обзавидуются.

<< | >>
Источник: Шляхов А.Л.. Топ-менеджер мафии. Полный курс по ликвидации конкурентов»: Астрель; Москва. 2012

Еще по теме Глава двадцать восьмая. Сладость поражения:

  1. Глава двадцать восьмая
  2. Глава двадцать первая
  3. Глава двадцать вторая
  4. Глава двадцать третья
  5. Глава двадцать четвертая
  6. Глава двадцать пятая
  7. Глава двадцать шестая
  8. Глава двадцать седьмая
  9. Глава двадцать девятая
  10. Глава двадцать первая
  11. Глава двадцать вторая
  12. Глава восьмая
  13. Глава восьмая
  14. Глава восьмая
  15. Глава восьмая
  16. Глава восьмая
  17. Глава восьмая
  18. Глава восьмая
  19. Глава восьмая