Задать вопрос юристу

Восточная (Северо-Восточная) Азия

В отличие от Юго-Восточной Азии, этот регион не испытывал прямого европейского колониального господства. Здесь была собственная мощная колониальная держава — Япония. Как известно, с 1635 г. Япония полностью закрылась от контактов с европейцами. Только в 1853-1854 гг. изоляция была прекращена под прямой угрозой американских боевых кораблей. Началась эпоха модернизации на основе традиционных японских социальных институтов. Модернизация и индустриализация (1895-1919) потребовали сырьевых ресурсов и рабочей силы.

В 1930-1940-е годы Япония выступила с проектом «Большой в°сгочноазиатской сферы совместного процветания» и приступила к насильственной «интеграции» региона: оккупировав Тайвань и Корею, захвал ила значительную часть прибрежного Китая и Маньчжурию. I айпань стал поставщиком сельскохозяйственной продукции, Корея и Маньчжурия обеспечивали минеральные ресу рсы Уголь (основу японской сталелитейной промышленности). __ ^~1943 ГГ. «сфера совместного процветания» охватывала ог-

ное пространство от Сахалина через Корею, Восточный Китай. До °КИіаІ1, Малаккский полуостров. Индонезийский архипелаг и оСт_^Ила До севера Новой Гвинеи. Соломоновых и Маршалловых цс °в ^ сфера почти полностью совпадает со сферой ком- Кот^ ских интересов современной Японии, включая Австралию. ая елаїа для нее основным источником сырья.

История Китая развивалась иначе. Европейское влияние пр^ никало в «прану беспрепятственно. К середине XIX века Кит*# оказался под полным контролем европейских держав, частиц избавиться от которого удалось только после революции 19ц 1912 гг., а полностью — после прихода к власти коммунистов.

После Второй мировой войны советско-китайские отношец^ прошли путь от пылкой дружбы до откровенной враждебности. Долгое время внешняя политика Китая шла в общем русле с дру. гими социалистическими странами. К 1965 г. Китай сформулировал собственные подходы, заключавшиеся в том, что СССР осу. ществляет по отношению к Китаю враждебную политику, и до- пускавшие возможность сговора США и СССР против Китая. В 1966 г. в Китае началась «культурная революция», и он порвал связи с СССР.

Мао Цзэдун разработал теорию «трех миров», которую в Китае объявили крупнейшим вкладом в развитие марксизма- ленинизма. По этой теории, США и СССР образуют «первый мир». Промежуточные государства, например Япония, Европа и Канада, принадлежат ко «второму миру ». К «третьему миру» относятся Азия, за исключением Японии, вся Африка и Латинская Америка. Классовая борьба идет между народами всего мира с одной стороны, и двумя гегемонами — Советским Союзом и Соединенными Штатами, с другой. На Китае лежит ответственность объединения остальных стран в борьбе против гегемонии сверхдержав. СССР обозначшіся в китайской риторике как ревизионистская и социал-империалистическая елрана. Китай старался убедить компартии развивающихся стран не поддерживать отношений с СССР.

Начинаются советско-китайские пограничные инциденты, в связи с чем в 1966 г. советские войска были введены в Монголию. Советский Союз укрепляет іраницу с Китаем, начинает строительство Байкало-Амурской магистрали, которая в случае войны должна была служить для подвоза стратегических грузов. Подготовка к войне на Дальнем Востоке ложится дополните*' ным бременем на советскую экономику, измотанную гонкой вооружений с США.

Мао полагал, что его теория позволяет Китаю выйти за рам**1 «холодной войны» и не присоединяться ни к одной из враЖДУ10*!

цих сторон.

Однако в реальности это оказалось невозможным. Вместо того чтобы стать «третьей силой», Китай стал союзником За„а та в «холодной войне». Приблизительно с 1972 г. США начинают использовать Китай против СССР, вынуждая его присоединиться к одному из двух мировых полюсов. В 1972 г. президент Р- Миксон посещает Китай, после чего американо-китайские отношения резко улучшаются. СССР уже называют главным врагом Китая, так как он «прикрывается знаменем социализма». К концу 1970-х годов китайская доктрина выливается в идею объе- ,(имения всего мира против СССР (в 1979 г. в ходе визита в США Дэн Сяопин призвал американцев. Европу и Японию объединиться для борьбы с советским гегемонизмом).

Современная внешнеполитическая доктрина КНР не предполагает преврашения страны в сверхдержаву ити даже в гегемона Восточной Азии. Китайское представление о многополярном мире предполагает, что Китай должен стать одним из полюсов в этом мире, но не глобальным гегемоном. На протяжении длительною времени китайский представитель в СБ ООН главным образом воздерживался при голосовании. В 1990-1996 гг. Кигай 27 раз воздерживался при голосовании относительно принудительных мер (включая антииракскую операцию 1991 г.), тем самым выражая одновременно несогласие и нежелание блокировать предложенные западными странами резолюции.

Китай ведет внешнеэкономическую деятельность глобального масштаба, охватывающую всю Азию, Африку. Ближний Восток и Латинскую Америку. Это объясняется рядом факторов. Во- первых, Китаю необходимы источники бесперебойных поставок энергетических и других природных ресурсов. Почти треть нефти поступает в КНР из стран Африки, около половины — с Ближнего Востока. Во-вторых, развивающиеся страны являются рынком сбыта китайских товаров. В-третьих, нефтепроизводящие араб- СКие страны готовы инвестировать в китайскую экономику. Интересы КНР в развивающемся мире сталкиваются с интересами и западных стран. Последние проигрывают соревнование. Так как КНР не обставляет свою экономическую деятельность политическими условиями, не обращает внимания на преследо- ’ЗапИЯ оппо,нции- права человека и другие вопросы, волнующие

а;* Китай предоставляет экономическую помощь странам

Африки, правящие режимы которых находятся под международ. ными санкциями (Судан. Зимбабве), защищает их интересы в СБ ООН. Из 15 действующих в Судане иностранных компаний 13 китайские. Помимо этого китайские государственные компании имеют возможность работать в убыток, так как пользуются по- мощью правительства. Поэтому они иногда руководствуются не выгодой, а стратегическими соображениями.

Официально Китай стремится лишь к возвращению так называемых «утраченных территорий», предъявляя претензии почти всем своим соседям (например, Индии). На этом пути страна достигла значительных успехов, вернув Гонконг, Макао, получив от России некогда спорные острова на реке Амур. Руководство КНР также объявило о защите всех китайцев независимо от страны проживания (нечто подобное российской доктрине защиты соотечественников за рубежом). При этом КНР не предлагает ни глобального, ни даже регионального идеологического проекта, вокруг которого могли бы сплотиться возможные союзники. Китай после кратковременного господства маоизма не имеет мессианских амбиций. Поэтому он едва ли захочет бросать Соединенным Штатам геополитический вызов и бороться за глобальную гегемонию. Скорее он будет для США экономическим кон курен- том, но геополитическим союзником (как Европа и Япония). Уже появился неологизм «Кимерика» — Китай плюс Америка, — который, скорее всего, будет более адекватно отражать геополитическую реальность недалекого будущего.

Китай, безусловно, представляет собой сильную региональную державу. Однако многочисленные внутренние проблемы мешают ему не только занять лидирующие позиции в Азии, но и претендовать на позицию глобальной державы, одного из полюсов многополярного мира. Среди этих проблем необходимо назвать следующие: (1)

Развитие китайской экономики носит экстенсивный характер и во многом происходит за счет разрушения окружающей среды. Около 80 % всех водоемов в КНР отравлено промышлеН' ными отходами; происходит опустынивание. В отличие от западных держав у Китая нет возможности переносить вредные производства за границу . В Китае не хватает природных ресурсов; по4" ти все они импортируются. Единственный энергетический рссу’Р® .fpaHbi — уголь, но заменить им нефть невозможно из-за угрозы зоологической ситу ации. (2)

Как любая развивающаяся страна, Китай сталкивается с многочисленными социальными проблемами. Углубляется рас- сіоение между богатыми и бедными, городским и сельским населением. приморскими и материковыми регионами. Городской лцггель (42% населения) в 2005 г. получал примерно 100 долларов в месяц, а сельский (58 %) — 400 долларов в год. В Китае 200-300 млн безработных (точные цифры назвать сложно, так как статистика закрыта). Сохраняется высокий уровень коррупции и так называемого «разложения» высших чиновников. Социальные проблемы вызывают недовольство населения и периодические массовые волнения. (3)

В Китае сложилась тяжелая демографическая ситуация. Слишком большое количество населения ложится тяжелым бременем на экономику и социальную сферу. После введения жестких мер ограничения рождаемости страна столкнулась со старением населения, но пенсионная система фактически отсутствует. Возник гендерный дисбаланс: преобладание мужского населения над женским, гак как по традиции семьи стараются иметь ребенка мужского пола. І Іравительство ввело запрет на определение пола ребенка до рождения, но он мало помогает. Проблему представляет не только количество, но и качество населения: относительно малое число людей с высшим или хотя бы средним образованием. (4)

Перед страной стоит проблема сепаратизма. Очагами этнического сепаратизма являются Тибет и С’инцзянь-Уйгурский автономный район. Однако значительно большую угрозу целост- и°сти страны представляет неэтнический экономический сепаратизм богатых приморских регионов. Приморский Китай занимает

1 % территории, но гам проживают 62 % населения, он производит 75 % ВВП и привлекает 90 % иностранных инвестиций.

Основная проблема в отношениях КНР с внешним миром — Не’ависимость острова Тайвань (непризнанной Китайской Рес-

ПублИкиЧ L' -

м и' Китаи систематически дает понять, что провозглаше- островом независимости можеі вызвать силовой ответ. Си- г Ия осложняется тем. что в 1979 г. США дали неофициальную тик' помощи Тайваню в случае вторжения КНР.

В Восточной Азии не появилось региональных орпц^И ций, — ни чисто экономических, ни широкого профиля, Ни 1*,. более военных блоков. При этом степень экономической И|цЗ рированности региона на микроуровне (частные фирмы, индщ,^ ды. гражданское общество) возрастает, что позволяет говори^, «естественной» или неформальной, регионализации. Напри»** если графически изобразить региональную производствен сеть компании «Тойота», становится очевидным высокий уро экономической микрорегионализации при отсутствии форі ных соглашений.

Система безопасности региона основана на дву сторонних or- ношениях ключевых государств, а также их отношениях с CUIA США, Япония и Южная Корея образуют военно-политический блок, неамериканские участники которого полностью зависят от своего партнера. Ни Япония, ни Южная Корея не способны самостоятельно защитить себя в случае войны. Несмотря на экономическую силу этих двух стран, в политическом смысле они не могут рассматриваться даже как значительные региональные акторы. Японию не случайно называют экономическим гигантом и политическим карликом. Третья по экономической мощи держава мира не имеет права на ведение войны и создание собственных вооруженных сил. В обозримом будущем она не сможет владеть ядерным оружием.

Помимо тайваньского вопроса, в реї ионе существу ет несколько неразрешенных территориальных споров: по поводу Параселк* ских островов (Китай — Вьетнам), островов Спратли (Китай — Тайвань — Вьетнам — Филиппины — Малайзия) и ра «граничения водного пространства в Тонкинском заливе (Китай — Вьетнам). Эти споры вызваны в основном стремлением вовлеченных государств разрабатывать природные ресурсы континентального шельфа. Однако указанные споры не приводят к военным стол** новениям. В целом государства Восточной Азии живут в мире друг с другом.

Проблему для стран Восточной Азии представляет нежелание Японии признать, что она являлась главным зачинщиком мир0" вой войны в Азии и что японские солдаты совершали зверств* отношению к мирному населению. Согласно официальной японской версии, война в Азии началась по вине Китая. Японцы та*^

ке ицаюг так называемую Наньцзинскую резню 1937 г. — массо-

^ убийство мирных жителей Китая японскими солдатами. Во-

преступники, казненные по решению Токийского трибуна- еН,,ь f ' а

согласно синтоистским верованиям, находятся в храме Ясуку-

' и прибежище ду ш погибших воинов, которые являются

объектом почитания. Храм и военный музей при нем — центр японского реваншизма. Таким образом, наследие Второй мировой войны до сих пор отравляет международный климат в Восточной Азии и мешает интеграционным процессам. Протогсге- моны Япония и Китай продолжают ощущать друг друга как угрозу. В Китае сильны антияпонские настроения, в Японии — антикитайские. В Корее до сих пор жива недобрая память о японском колониальном владычестве 1910-1945 гг.

«Большая Восточная Азия» — формирование мстарсі иона

В середине 1990-х годов начинают постепенно стираться связи между регионами Юго-Восточной и Северо-Восточной Азии. Появляются организации и инициативы, которые можно назвать транерегионазьными, если исходить из классической схемы регионального деления мира. Если эту схему несколько модифицировать, речь пойдет о формирующемся метарегионе Восточной Азии, объединяющем ЮВА и СВА. Если к этому региону присоединится Южная Азия, то его можно будет назвать «Большой Восточной Азией».

«Платформой» формирования Восточной Азии является АСЕАН. Как и Европейский союз, она стала «тройником», к которому подключаются новые региональные участники. Разумеет- СЯ‘ пРоект Восточной Азии мог быть реализован только после того. как прекратился раскол по линиям «холодной войны» между

стРанамн «социалистической» и «капиталистической» ориента- Ции.

Кац уЖе говорилось в главе 5, Азиатско-Тихоокеанское эконо- і^еское сотрудничество (АТЭС) стало первой транерегиональ- АТ.^Рганиза,іией, охватившей все страны Восточной Азии. Но в ист ничего специфически «восточноазиатского», ее транс-

региональный характер не подлежит сомнению. Поэтому экспеиЛ ты отмечают две конкурирующие тенденции: одна — к образоЦЯ нию «закрытого клуба» восточноазиатских стран (в перепекти, ве — включая южноазиатские), другая — к формировать] трансрегиональных открытых организаций, включающих все го» сударства. имеющие выход к Тихому океану (или даже не имею, щие выхода к океанам, как Монголия). Пропагандистом первое варианта был премьер-министр Малайзии Махатхир Мохамад (находился на этой должности в 1991-2006 гг.), который предло. жил создать Восточноазиатскую экономическую группу, включающую страны АСЕАН, Китай, Японию, Южную Корею, Гонкой! и Тайвань, но исключающу ю неазиатские страны. Однако идея не получила поддержки соседей по региону (в первую очередь — Японии и Индонезии). Удалось добиться лишь создания в структуре АТЭС Восточноазиатского экономического кокуса (1991).

Второй вариант (открытое сообщество всех тихоокеанских стран) был реализован при создании АТЭС, которое инициировали Япония и Австралия (ближайшие союзники США в регионе). Возникает впечатление соперничества в Восточной Азии «двух регионализмов», каждый из которых опирасіся на конструктивистскую идею «построения» регионов из имеющегося в наличии материала. Географические рамки Восточной Азии постоянно раздвигаются, например, многие эксперты теперь включают в этот регион Индию — во-первых, потому, что она экономически тесно связана с восточноазиатскими странами, во-вторых, потому, что ее рассматривают как геополитический противовес Китаю. Открытым остается вопрос о включении России в «Большую Восточную Азию» и ее роли там.

Экономический кризис заставил АСЕАН в 1997 г. выступить с инициативой создания группы «АСЕАН плюс три» (АПТ), т° есть КНР. Япония, Республика Корея, которая способствовала бы созданию в Восточной Азии собственных (независимых от Запада) механизмов взаимопомощи. Цель АПТ — формирование «Большой Восточной Азии» посредством всех видов сотрудниче* ства. включая политическое. Однако последнее сводится к пево- енным угрозам безопасности: борьбе с организованной мросту*1' ностью. терроризмом, торговлей наркотиками.

Кризис обнажил неприятный факт: при высокой степени эко- омнческой взаимозависимости страны Восточной Азии не обла- и необходимыми для противодействия кризису механизмами сотрудничества. В 2000 г. страны АПТ подписали так называе- ю «инициативу Чиангмай» (по названию города в Таиланде), создававшую механизм защиты их валют через получение иностранной валюты для интервенций под залог государственных облигаций. За последующее десятилетие создано более 50 инициатив сотрудничества стран АПТ. включая экономику и финансы. политику и безопасность, культуру, экологию и туризм. Помимо этого в Восточной Азии заключено более 40 дву- и многосторонних преференциальных торговых соглашений (в 1997 г. в регионе было только одно такое соглашение — Зона свободной торговли АСЕАН). Остается, однако, неясным, как много из этих соглашений действительно всту пило в силу. Пока «АСЕАН плюс три» можно назвать скорее серией двусторонних соглашений «АСЕАН плюс один», чем многосторонней экономической интеграцией.

В 2005 г. в Малайзии прошел первый Восточноазиатский саммит (ВАС), в котором участвовали все члены АСЕАН. Китай. Южная Корея и Япония. С тех пор саммиты проходят ежегодно. Саммит 2009 г. прошел в формате АСЕАН -t-6(10 стран АСЕАН. Китай. Япония. Южная Корея, Индия. Австралия и Новая Зеландия). Изнач&тыю планировалось, что ВАС придет на смену механизму «АСЕАН плюс три», но в конечном итоге оба института вынуждены сосуществовать.

Долгосрочные цели ВАС пока не ясны. Планируется создание Региональной организации типа «мини-ООН» — Восточноазиатского сообщества в том же составе. Если такое сообщество возникнет, третий элемент глобальной экономической триады полу- ЧИт институциональное оформление. Однако пока Восточная Азия не имеет признаков закрытого торгового блока: большая 4307,1 преференциальных торговых соглашений заключается с ^Региональными партнерами. Доля внутрирегиональной торговли в странах Восточной Азии после резкого роста в 1995 г. ос- ^ся приблизительно на одном уровне.

Если говорить о политическом сотрудничестве, идея «Боль- 1и°й Восточной Азии» (вместе с Китаем и Японией) вызывает сомнения. Во-первых, неизвестно, сохранятся ЛИ В реї Ионе Со, временные государственные границы в обозримом будущем, наметились устойчивые экономические СВЯЗИ между MHKpogJ] гионами отдельных государств, в перспективе подрывающие су. веренитет («треугольники роста»). Во-вторых, сомнительна воэ. можность вступления в региональную организацию на основе АСЕАН всех региональных протогегемонов (Китая, Японии и Индии). Устойчивые региональные союзы включают обычно не более одного по-настоящему мощного гегемона. Можно сказать, что даже один гегемон в региональной организации — что-то вроде слона в посудной лавке. Два гегемона означали бы двух слонов, и региональная интеграция не имела бы перспективы.

Совещание по взаимодействию и мерам доверия в Азии (СВМДА) — азиатский аналог ОБСЕ, созданный в 2002 г., — можно было бы назвать «мини-ООН», если бы не слабое влияние этой организации. Тем не менее организация имеет определенное значение как форум для обсуждения проблем безопасности и Россия входит в число участников СВМДА.

<< | >>
Источник: К. Н. Кулматов. А. В. Митрофанова. Региональные аспекты международных отношений. Учебник . — М.: Восток - Запад. — 536 с.. 2010

Еще по теме Восточная (Северо-Восточная) Азия:

  1. Глава 5 СЕВЕРНАЯ И ВОСТОЧНАЯ АЗИЯ
  2. Юго-Восточная Азия
  3. 1.2. Юго-Восточная Азия
  4. 3.3. Каковы были особенности субцивилизационного развития Северо-Восточной, Северо-Западной и Юго-Западной Руси?
  5. Северо-Восточный сегмент
  6. Геродот о Северо-Восточной Африке
  7. Северо-Восточный (Индийско-Зондский) сегмент
  8. Открытие Северо-Восточной Европы
  9. Плавания норманнов к Северо-Восточной Америке
  10. Первое сквозное плавание Северо-Восточным проходом
  11. В ГОРИЧНОЕ ОТКРЫТИЕ СЕВЕРО-ВОСТОЧНОЙ АМЕРИКИ
  12. Глава 20 ПЕРВЫЕ ПОИСКИ СЕВЕРО-ВОСТОЧНОГО ПРОХОДА