Задать вопрос юристу

ЛИЦА КАК РОДИТЕЛИ

 
В моей практике часты случаи, когда один из супругов говорит примерно следующее. «Ну ладно, я поняла, что мне делать с мужем, больным алкоголизмом. Но меня волнует другой вопрос, как уберечь детей».
Тогда я предлагаю родителям посмотреть на свою педагогическую практику сквозь призму созависимости. Необходимо определить, к какому из типов родителей вы относитесь. Правда, в жизни все-типы бывают смешанными. Но все же необходимо выяснить преобладающую тенденцию.
Для здоровой семейной жизни необходимы три фактора. Именно их и недостает семьям с наличием зависимости.
Три ключевых фактора здоровой семенной жизни
  1. Ясные коммуникации.
  2. Валидизаиия чувств и верований.
  3. Уважение индивидуальности.

Приведу упражнение на выявление созависимости у родителей.
Упражнение «Свет мой, зеркальце, скажи»
Многие люди нашей культуры верят, что быть хорошими родителями значит руководствоваться следующими пятью принципами.
  1. Я обязак(а) контролировать своих детей, заставлять их жить так, как я считаю правильным.
  2. Я выше своих детей во всех отношениях: по опыту, по уму, по одаренности и так далее.
  3. Мои дети пожизненно обязаны мне за все, что я нм сделал(а).
  4. Я обязан'(а) быть безупречным родителем.
  5. Мои дети являются более важными, чем я сам(а).

Если вы согласны с приведенными 5 утверждениями, то вы — созависи- мын родитель.
Когда я хочу понять человека, я долго слушаю рассказ о его детстве, о взаимоотношениях в родительской семье. Родители или люди, их заменяющие, это архитекторы наших судеб. Основное время закладки фундамента судьбы коротко — от зарождения до 6-летнего возраста. Важно то, что случается в семьях, в роду задолго до рождения данного человека. Имеют значение, конечно, и случайности в течение жизни, однако краеугольные камки характера закладываются рано и в соответствии с психологическими законами, циркулирующими в семье. Иногда грустно становится из-за того, как мало можно изменить что-либо в своей судьбе. Практика все же показывает, что чуть-чуть что-то можно изменить. И это «чуть-чуть» порой много значит.
Существует понятие «семейный сценарий». Он включает в себя повторение узловых событий в семье. Понять тайну сценария важно, поскольку любые перемены к лучшему начинаются с осознания своих проблем.
Ранее мы рассматривали, как созависимость близких может поддерживать алкоголизм либо наркоманию в семье. Ниже мы рассмотрим, как созависимые родители воспитывают своих детей. С нашей точки зрения, влияние созависимых родителей на потомство вносит существенный вклад в предрасположение на психологическом уровне к развитию зависимости. Классификация родителей схематична, не претендует на законченность и приводится в целях более удобного усвоения материала.
Требовательный родитель
Послушаем несколько фраз из рассказа требовательной матери. Поводом обращения к психотерапевту явились тяжкие переживания в связи с незапланированной внебрачной беременностью 24-летней дочери.
«Да, действительно, я всегда была очень требовательной матерью. Я четко знала, каким должно быть будущее моей единственной дочери. Я видела ее счастливой и преуспевающей. Я знала, как она должна быть одетой и одевала ее соответственно. Я хотела, чтобы она читала умные книги. Я знала, какого мужчину ей необходимо иметь в браке. В общем, я смотрела на свою дочь, как на продолжение себя самой и, естественно, желала ей только хорошего. И вот теперь это несчастье. Уехала, живет отдельно, оказалась с непутевым парнем и нате вам...».
Из рассказа 24-летней дочери: «У нас дома было заведено так. Все, что я чувствовала, все, что я думала, абсолютно ничего не значило для моих родителей. Мое мнение не имело никакого значения. Все должно было идти так, как мама решила. А папа молчал. Посмотрите на мою одежду. На
мне и сейчас нет ни одной вещи, которую я выбрала бы сама. Все покупала мама, меня не спрашивала. Все необходимое у меня было. Однажды, мне было тогда 9 лет, я унидела в магазине куклу, которая отворачивалась, если ей подносили кашу и с удовольствием сосала бутылочку с молоком. Я обомлела от-желания иметь эту куклу. Робко попросила маму об этом, но мама сказала, что это дорого. Я почувствовала себя никем, ничем, ничего не значащей для мамы. Позднее на праздник мне подарили эту куклу, но мне кажется, что это сделали из жалости. Радости у меня не было. В какой- то мере я и сейчас чувствую себя никем, особенно в глазах мамы».
В типичных случаях требовательные родители ведут себя как диктаторы. В таких семьях ребенок не свою жизнь проживает, а пишет диктант, надо отметить, с большим нежеланием. Что за радость жить под диктовку? Настоящая жизнь, — это собственное творчество, сочинение, а не диктант.
В поведении родителя можно усмотреть следующий главный смысл: «Я твой начальник, а ты мой подчиненный». Это девиз родителей, их кредо. В доме, как заклинание, звучит «Слушайся, слушайся, слушайся». Если всегда слушаться маму, папу, бабушку, воспитательницу, учительницу, то как же сказать «Нет» тем сверстникам, которые предложат закурить, выпить? Умение говорить «нет» оттачивается в 3—4 года, а в 13—14 лет уже поздно. Важный социальный навык отстаивания себя, не развившийся в детстве, уже трудно выработать. Когда же начинать профилактику употребления психоактивных веществ? Получается, что с рождения надо лелеять чувство собственной ценности, самоуважения и не подавлять самостоятельности.
Как и все родители, требовательные родители любят своих детей, в этом я не сомневаюсь. Отчего же дети чувствуют себя нелюбимыми нли недолюбленными? Дефицит родительской любви — самая частая находка при обследовании психиатром, психологом лиц, обращающихся за консультацией. Дело в том, что любящие родители не выражают свою любовь адекватным образом. Этому можно и нужно учиться
Требовательные родители не учат своих детей делать выбор. Родители сами принимают решения за детей. Это ведет к тому, что дети не имеют возможности делать свои собственные ошибки и теряют возможность извлекать мудрость из своих ошибок. Знания можно добыть из книг, а мудрость добывается только из собственного опыта. Важнейшим опытом являются ошибки.
Жить с требовательными родителями все равно что жить в тюрьме. Родителю (надзирателю) принадлежит последнее слово. В тюремных условиях трудно убедить узников, что надзиратели любят их. Детям требовательных родителей трудно любить маму и папу.
Взрослая дочь требовательной матери сказала: «Лучше бы мама умерла. когда я была маленькой. Тогда бы я верила, что моя мама так со мной не могла поступать, как это было в моей.реальной жизни. Мама считала, что я не оправдываю ее надежд и сказала, что лучше бы ей было сделать аборт в свое время».
Родители иногда толкают детей на достижение целей невозможных или иногда требующих неоправданных затрат времени и сил. Родители хотят видеть ребенка героем семьи, не считаясь с тем, может ли сын или дочь исполнить эту роль. «Мы ее пихали, куда только могли, — говорит мать 18-летней наркоманки. — Она ходила и на музыку и на английский, и вот оказалась такой неблагодарной». Одно слово «пихали» говорит о том, что все в семье решалось силой.
А что если ребенок не оправдает надежд и планов родителей? Тогда родители сочтут свою репутацию испорченной и подумают, что их дом, семья в глазах окружающих много потеряли. Дети, по их мнению, призваны обеспечивать безукоризненную витрину семьи.
Каковы могут быть результаты воспитания требовательными родителями? Дети вырастают либо слабыми, безвольными, подчиняемыми (сбылось-тэки внушение «слушайся»). Они испытывают чувство вины и собственной малой ценности, уходят в робость и замкнутость (тип «-потерянный ребенок»). Либо дети становятся отчаянными бунтовщиками с ложной маской зрелости и несерьезным поведением себе во вред, бросают вызов окружающим без разбору (тип «козел отпущения»). Дети требовательных родителей вынуждены лгать так часто, что привыкают ко лжи и теряют связь с реальностью.
Вне родительского дома дочь требовательных родителей может выглядеть как безвольный человек, не умеющий защитить свои интересы. Будто она тряпка у двери, о которую другие могут вытирать ноги. Такие женщины часто практикуют угодническое поведение с мужем, детьми («Лишь бы им было хорошо, а я уж как-нибудь»).
Взрослые люди из таких семей могут неосознанно тянуться к тем, кто нх обижает, отсюда повторяемость проблем в нескольких браках. Если первый муж был алкоголик, то и второй может быть алкоголик.
У детей требовательных родителей могут случаться самые разнообразные трудности, среди которых ранняя нежелательная беременность, употребление наркотиков, угрозы и попытки самоубийства, столкновения с законом, тюрьма.
Язык требовательных родителей отражает стиль воспитания. Вот часто звучащие фразы в подобных семьях. Они произносятся требовательным тоном, не терпящим никаких возражений.
  • Делай это сейчас же.
  • Убери свою комнату немедленно.
  • Потому, что я так сказала.
  • Это мое правило, вот почему.
  • Быстренько убирайся отсюда и делай то, что тебе говорят.
  • Прекрати!

•— Я сказала делай, значит делап.
Приведенный далеко не полный перечень фраз показывает непоколебимую веру требовательных родителей в свою правоту. Они всегда правы. Кх способ что-то делать — лучший способ. Они культивируют свой имидж всезнающих, непоколебимых и неразрушаемых людей. А как на самом деле?
Истоки диктаторского, тиранического стиля поведения таких родителей находятся в том, что сами они в глубине души крайне неуверенные люди, боящиеся если не всего, то многого. И чтобы ощущать, что жизнь идет как надо, чтобы добыть себе чувство безопасности, они испытывают потребность управлять и контролировать жизнь своих детей. Часто у самих родителей было трупное детство.
Критикующий родитель
Когда я хочу узнать, насколько критикующими были родители, я задаю собеседнику два вопроса:
  1. Что говорила мама, когда хотела Вас покритиковать?
  2. Что говорила мама, когда хотела Вас подбодрить, похвалить, поддержать?

Если на первый вопрос человек отвечает тотчас, не долго роясь в воспоминаниях, и перечисляет ряд нелестных определений или смущается повторить слова мамы, а на второй никак не может.вспомнить каких-то приятных слов, значит, он воспитывался критикующим родителем. Молчание, глубокие переживания, слезы в ответ на первый вопрос говорят о том же. В дисфункциональных семьях соотношение порицания и похвалы составляет не менее 10:1. Выровнять бы это соотношение хотя бы до 5:5 или даже достичь 1 : 10...
Классический тип критикующего родителя — это требовательный родитель в крайней степени выраженности, требовательный экстремист. В любом поведении своих детей критикующий родитель найдет недостаток, на который можно указать, что можно покритиковать, негативно оценить. Критицизм необходим таким родителям для того, чтобы контролировать жизнь своих сыновей и дочерей, навязывать им свою волю, заставлять соглашаться с тем, что будет сказано.
Стиль критицизма может быть как явным («Ты хоть что-нибудь можешь сделать толково или у тебя руки не оттуда растут?»), так и скрытым, заключенным в двойном послании. «Ты такая замечательная девочка. и умница, и-красавица, но характер у тебя...Не завидую тому, кто будет иметь несчастье на тебе жениться».
Могут критиковать и так. Дочь принесла из школы сочинение, расхваленное учительницей перед классом и оцененное на «отлично». Отец взял в руки сочинение, долго скептически рассматривал его, а затем сказал: «Нет, не может быть, чтобы это написала наша Вероника». Очень мало сказал, но радость Вероники улетучилась тотчас.
Иногда критикуют не сына, а его избранницу, девушку, которая ему нравится, пытаются принизить в его глазах ее достоинства и преувеличить недостатки.
За фасадом уверенных в себе родителей твердо знающих, что нужно делать детям и другим людям, скрываются недовольные собой люди, которые в своем детстве безуспешно стремились добиться похвалы и любви своих родителей, но так и остались недооцененными и недолюбленными. Онн сами в детстве подвергались критике родителей и поверили во все то, что им говорили.
Всю жизнь критикующие родители стремились и все еще стремятся к совершенству любой ценой (это называется перфекционизм), даже за счет благополучия своих детей. И тем не менее родители в глубине души ощущают себя неудачниками. Их критика детей — это критика и неприятие самих себя.
Девиз критикующих родителей, их послание детям заключает в себе следующий смысл: «Ты ничего не можешь сделать как следует».
Возможно, что подталкивание детей к сверхдостижениям, к выполнению того или иного задания наилучшим образом (по мысли критикующих родителей, все надо делать, как следует)'есть продолжающаяся всю жизнь погоня самих родителей за сверхдостижениями, чтобы теперь-то уж их оценили, их похвалили самые значимые люди, т.е. их же родители.
Одна 40-летняя женщина говорила: «Мне так хотелось, чтобы дочь окончила школу с медалью. Моя мама была бы довольна». Ее мамы уже не было в живых. Власть родителей над детьми продолжается и после смерти родителей.
Несмотря на то, что родители чувствуют себя неудачниками, в жизни они являются перфекционистами. Они сами стремятся быть лучше всех и детей к этому понуждают. Перфекционизм — это вечное стремление к совершенству, т.е. за пределы возможного, стремление к тому, что в принципе невозможно. Ибо в мире нет совершенства. Перфекционизм — обоюдоострое оружие. Стремясь к недостижимым, призрачным целям, родители и себя, и своих детей ставят в ситуации, где их ждет провал, неудача, поражение.

Чтобы чувствовать себя более менее хорошо или сносно, родителям необходимо критиковать других. Подчеркивая недостатки детей, родители могут возвышаться в своих собственных глазах. Низкая самооценка —. важная характеристика созависимых. Родителям нравится доказывать самим себе, что они правы, а другие ошибаются. Родители могут продолжать соревноваться с детьми, желая себе победы, а другим поражения. Для этого они подрывают в своих детях уверенность в себе. Матери и отцы как будто боятся быть разоблаченными, ведь на самом деле они не такие уж совершенные как представляются, их превосходство очень хрупкое. Поэтому и боятся, что дочь может быть привлекательнее матери, а сын умнее отца. Идет соперничество.
Почему родители все же не любят себя? Разве плохо быть теми, КТО МЫ есть на самом деле? Возможно, это происходит потому, что сами они выросли под негативной бомбардировкой своих родителей. Всю .жизнь они испытывали трудности, так как жить на уровне высочайших, запредельных требований и ожиданий своих собственных родителей почти невозможно, во всяком случае мучительно. Кто может жить без права на ошибку?
Теперь это ощущение жизни передается детям. Так разворачивается семейный сценарий. В результате воспитания критикующими родителями дети стремятся к сверхдостижениям, становятся трудоголиками и ставят себя в ситуации, где их ждет провал. Дети твердо усвоили послание семьи и верят, что ничего не могут делать как следует. Как. бы ни были велики реальные достижения, выходец из критикующей семьи не будет удовлетворен жизнью.
Дети критикующих родителей могут стать злобными, негодующими, тоже критикующими всех вокруг себя, они боятся рисковать в деле, чтобы не попасть в ситуации проигрыша, чтобы не сделать ошибки. Они чувствуют себя ложными, ненастоящими людьми, которых вот- вот разоблачат. Что бы они ни делали, чего бы ни достигли, они будут всю жизнь слышать критикующий голос родителя.
Часто звучащие фразы в подобных семьях следующие.
  • О чем ты думала, когда это делала?
  • Ух, ты, тупица!
  • Я не могу поверить, что это сделала ты.
  • Ты выглядишь ужасно злой (варианты: растерянной, тупой, глупой), сейчас же изменись!
  • Ты никогда ничего не можешь сделать как следует!
  • Я не .могу поверить, что ты снова это сделала. Я же тебе столько раз говорила, что это нельзя!
  • Ну, и что ты думаешь о своем поведении?
  • Ты — папуля номер два, ты точно такая же, как он.
  • Сядь прямо, перестань грызть ногти.

Напоминания о том, что дети глупы, непривлекательны, неумехи, неряхи, бестолковые, некрасивые и т.п. способны подорвать и даже разрушить чувство собственной ценности и собственного достоинства. Внешняя, показная самоуверенность родителей сочетается с тем, что они мало проявляют эмоций в отношении детей. Любви, сочувствия нет. Объяснение: «А то на голову сядут». Родители боятся, что любовь приблизит к ним детей, и тогда дети распознают их внутренний далеко не -совершенный мир.
Сверхопекающий родитель
Из рассказа 54-летней учительницы, матери 30-летнего сына-ал- коголика.
«Я выросла в бедности, своих родителей даже плохо помню в детстве. Нет, меня не покидали, но они много работали. Когда у меня появился сын, я решила, что дам ему столько заботы, столько внимания, чтобы у него было все, чего я была лишена. И у него было все. Я даже вступалась за него в мальчишеских драках. И вот теперь у него алкоголизм. Вчера у него так дрожали руки, что я кормила его с ложечки». После уточняющих вопросов картина воспитания дополняется некоторыми выразительными деталями: «Я ему чай всегда подавала. С сахаром. Не только поставлю, но и ложечкой расколочу».
Ил рассказа матери 21-летнего наркомана. «Я живу не для себя, а для них (имеется в виду муж и сын). Утром пока идти на работу у меня уже квартира вычищена пылесосом. Мясо разморожено. А пока они повстают с постели, я им даже зубную пасту на щеточки повылавливаю и разложу».
Сверхопекающий родитель считает, что без их помощи дети не выживут. То обстоятельство, что дети взрослые, как-то не замечается. Правда заключается в том, что 20-30-летние мужчины в таких семьях без маминой опеки действительно не выживет или... бросит пить, колоть героин и начнет сам заботиться о себе.
Не только лишения в детстве толкают родителей на сверхопеку детей. Некоторые сверхопекающие родители сами в детстве получали особую заботу, максимум игрушек, 'как говорят, ни в чем не нуждались.
Правда, они. нуждались в том, чтобы научиться самостоятельно принимать решения, развить социальные навыки преодоления трудностей. А вот это за них делали родители.
Выходцы из таких семей считают совершенно нормальным и естественным принимать решения за своих 40-летних сына нли дочь, оказывать им до старости финансовую помощь.

Б классическом виде сверхопекающий родитель всем своим поведением внушает детям: «ты не можешь сделать ничего, во всяком случае без моей помощи».
Родитель верит, что необходимо отслеживать каждое'движение ребенка безотносительно того, в каком он возрасте, и обязательно управлфь жизнью ребенка до мелочей.
Детям в таких семьях редко разрешают принимать собственные решения.
Дети кончают тем, что верят в свою некомпетентность в любых жизненных аспектах. Дети не верят в себя, боятся рисковать, неохотно делают таги на незнакомой территории. Они тратят много времени на то. чтобы избежать конфликтов. Одна из форм ухода от проблем — алкоголь, наркотики.
В лексиконе детей сверхопекающнх родителей часты фразы: «Я не могу», «Я не знаю, как это сделать» eine до попытки прощупать и понять проблему.
Возможен и такой вариант исхода. Дети впадают в противоположную крайность. Они безоглядно рискуют, ведут безответственную жизнь.
«Мой муж — сын сверхопекающей матери. Он никогда не сопоставлял те суммы, какие мог заработать, и те, какие он позволял себе тратить. Я всегда расхлебывала последствия его безоглядного поведения. Я его подобрала ровно в том месте, где его оставила мать. И теперь я вынуждена все за него решать. Да, да. Я являюсь жеяой- мамочкой, он у меня ребенок номер один*, — говорит 28-летняя женщина, практикующая сверхопеку в отношении мужа. Она же — очень требовательная мать 5-летней дочери. Как догадывается читатель, мое знакомство с семьей произошло в наркологической клинике.
Сверхопекающне родители, как и требовательные родители, не дают своим детям стать зрелыми, ответственными взрослыми. Различие состоит в том, что сверхопекающий родитель достигает скорее своей цели через чувство вины в ребенке («мы тебе даль все, а ты неблагодарный...»), использует скрытые средства, а требовательный родитель использует силу и явное давление. И в том, и в другом случае дети вынуждены соглашаться с родителями и подчиняться.
Жена инфантильного, безответственного мужа рассказывала, что ее свекровь часто, в течение всей жизни напоминала сыну, какие трудности она претерпела из-за того, что не сделала аборт. Беременность угрожала ее жизни, но она все вынесла. Естественно, сын должен теперь жертвовать собой, чтобы обеспечить ее старость. У сына непроходящее чувство вины перед матерью. И сын в точности воплощает в жизни то поведение, которое желает видеть мать. Если же что-то маме не удается, она делается больной, и сын сдается.
Сверхопекающие матери сыновей часто воспитывают ребенка без мужа. Сын становится главным мужчиной в жизни матери, которая однажды, будучи оставленной мужем, почувствовала себя . отвергнутой, брошенной, жертвой своей доверчивости, одинокой. Сын стал главной ценностью ее жизни. В результате она сфокусировала на сыне все свои ресурсы: время, внимание, любовь, материальные средства. Она пожертвовала своей личной жизнью в пользу сына (Интересно, кто ее просил об этом?). Я еще не встречала матерей-жертв, которые бы однажды не напомнили: «Я тебе отдала все, а ты?» Жертвы корыстны. Открываются большие возможности для манипулирования сыном.
Язык сверхопекающих родителей таит в себе скрытый, неявный разрушительный смысл. Не сразу заметишь, что их фразы ранят ребенка. Вот несколько типичных высказываний из лексикона сверхопекающих родителей.
  • Ты бы лучше позволил мне помочь тебе.
  • О, это не твои трудности.
  • Это наше с отцом дело беспокоиться о тебе.
  • И ты думаешь, что уже готов приступить к этому делу?
  • Ты бы лучше ничего не предпринимал, не спросив предварительно меня.
  • Я это сделаю для тебя (фактически получается за тебя).
  • Я боюсь, что ты наживешь себе неприятностей.

Подобными внушениями сверхопекающие родители убеждают своих
сыновей и дочерей в том, что они (дети) не знают, как о себе позаботиться. Родители буквально выталкивают детей из процесса принятия решения. Если же этот механизм у детей простаивает, то он не развивается, ржавеет, разрушается.
В результате все больше увеличивается душевная дистанция между родителями и детьми. Родители ведут себя так, будто они знают какие-то секреты, владеют мудростью жизни, но не сообщают их детям. На самом деле, родители просто боятся выпустить детей из- под контроля, а дети боятся самой жизни. Родители очень боятся потерять свое дитя. В конце концов, это самое драгоценное, что есть в их жизни. Опыт утрат они уже имеют, в прошлой жизни у родителей было немало утрат.

Отстраненный родитель
Послушаем 34-летнюю мать, у которой имеются проблемы общения с 13-летниы сыном. «Будучи ребенком, я чувствовала себя нелюоимой и только теперь осознаю, что я боролась с ощущением своей неадекватности. Я не знала, какой я должна быть, но знала, что я какая-то не такая. Всюду я была не к месту. В юности я пыталась подавлять свои болезненные для меня переживания. Но именно они толкали меня на то, что я бросалась из одной крайности б другую. Я либо со злостью нападала на окружающих, в основном близких людей, либо безвольно подчинялась матери, которая наказывала меня тем, что не разрешала выходить из дома. Я чувствовала себя одинокой, но в то же время мне комфортно было под маминым крылом.
В последующие годы я всю свою агрессию вложила в достижение успехов, в делание карьеры. За профессиональными достижениями я прятала свою пониженную самооценку Я защитила диссертацию, работала в хорошем коллективе и выполняла неписанные правила этики интеллигентной лаборатории. Это приучало к эмоциональной сдержанности. В замужестве я чувствовала себя слишком занятой, слишком усталой, чтобы выполнять ежедневные обязанности по дому. Воспитание ребенка переложила на маму.
Фактически же я использовала свой трудоголизм как увертку, как предлог, чтобы избежать ответственного материнства, насколько это возможно было. И, как я теперь понимаю, все мое поведение направлялось глубоко лежащей неуверенностью в моей человеческой ценно-' сти, в моем достоинстве. Мой комплекс неполноценности диктовал мне одну и ту же мысль — что бы я ни сделала, чего бы ни достигла, все равно этого будет мало для завоевания любви моей мамы».
В этом рассказе можно проследить истоки того родительского стиля, который называют отстраненным. Складывается цепочка: низкая самооценка с остро переживаемым дефицитом любви родителей — трудоголизм, погоня за достижениями в ложной надежде исторгнуть любовь родителей — отстранение от собственного сына, неумение заботиться о нем и любить его — продолжается отработка навязчивой мысли о том, что когда-нибудь я заработаю себе любовь папы и мамы, я им докажу, чго я хорошая.
В классическом виде отстраненный родитель недоступен для своих детей. Он либо слишком занят, либо очень устал, либо постоянно болен. Лично он не занимается ребенком, это делают бабушки, воспитатели, репетиторы и прочие люди. Многие родители как будто боятся эмоциональной привязанности к своим детям и вообще боятся тех взаимоотношений, где требуется забота о других (помните, что

в вышеприведенном примере женщина не заботилась не только о сыне, но и о муже, ссылаясь на усталость). Впрочем, о себе эти родители тоже не умеют заоотиться.
Для отстраненных родителей любовь — трудное дело, поскольку их воспитание прошло в атмосфере нелюбви или недостаточной любви. Возможно, родители их и любили, но не умели выразить любовь так, чтобы дети в ней не сомневались. Поэтому отстраненный родитель прячет свои амбиции, тратит много энергии на достижения, работает до истощения и точно-таки устает либо использует для отстранения болезнь — мнимую либо реальную, не имеет значения. Главное, что остается неизменным, — это эмоциональная дистанция с ребенком. Его эмоциональные потребности не удовлетворяются, что чревато тяжелыми последствиями для его личности и судьбы.
Ребенок может бежать к отцу показать рисунок. В это время мама говорит: «Разве ты не видишь, что отец устал? Не приставай к нему». Эту ситуацию ребенок прочитывает как отвержение. Крайне болезненное чувство.
Поведение отстраненного родителя выражает следующее кредо: «ты попросту не важный для меня человек».
Дети отстраненных родителей, эмоционально недоступных, всегда занятых, начинают и сами к себе относиться кик к мало значащим, ничего не стоящим людям. Если у родителей нет для ребенка того ценного, что они называют временем, значит, и я не ценный, я пустой, я неважный, может думать ребенок. «То, что я думаю, не столь уж важно». И фактически дети не любят себя. Надо ли напоминать, что в таких случаях они легко могут стать на путь саморазрушающе- го поведения, каким является алкоголизм, наркомания, трудоголизм.
В глубине души дети чувствуют себя покинутыми, но даже себе не признаются в этом. Было бы слишком больно пережить отвержение. Душевная боль у них скорее трансформируется в гнев либо в чувство собственной вины. В добавление к этому дети могут испытывать смятение чувств, замешательство и не знают, что же они должны чувствовать.
Если работа родителей приносит в дом достаток, то получается, что чувство отверженности неуместно и неправильно. В конце концов, разве ребенок не выигрывает от успешной карьеры родителя? Появившийся гнев либо недовольство своими взаимоотношениями с родителями легко превращаются в чувство вины. Иногда это смешанное чувство гордости за родителя и стыда. Дети прямо гнев не выражают, они просто не смеют восставать против родителей. Они могут отреагировать свои чувства в детском саду или в школе в виде неясного поведения.

Я знала девочку, которая вдруг стала драться и вызывающе себя вести в школе. Выяснилось, что недавно умерла сестра зтой девочки. Родители были настолько поглощены постигшим их горем, что не обращали внимания на живую дочь. Впрочем, ей и раньше доставалось мало любви, внимание родителей было приковано к больной сестре. В дальнейшем несносное поведение девочки прекратилось. Она стала типичным трудоголиком с большими достижениями. Брак ее был, само собой разумеется, проблемным, она вышла замуж за алкоголика.
Дети хронически болеющих родителей испытывают те же эмоциональные конфликты ,— смешанные чувства гнева, вины и стыда. В основе их самоощущения лежит эмоциональная отверженность. Игнорируя эмоциональные потребности детей, а это потребность в прикосновении, в одобрении, в ободрении, в признании ребенка живым человеком, а не чем-то ниже травы, тише воды, — отстраненные родители подрывают самооценку, самоуважение детей.
Часто родители не слышат своих детей, так как боятся, вдруг ребенок потребует от них больше тепла, любви, чем они сами располагают. Иногда родители и проявляют интерес к жизни ребенка, но все откладывают и откладывают удовлетворение его душевных потребностей.
Многие из этих родителей полны гнева точно так же. как их дети, потому что они равно несчастливы, равно обделены любовью. Часто они склонны подавлять, вытеснять эти чувства или отрицать их.
Язык отстраненных родителей изобилует примерно следующими фразами.
  • Я слишком занята; может быть, позже.
  • Я не могу тебе это обещать.
  • Неужели не видишь, что я занят.
  • Может быть, завтра.
  • Я никогда не хотела ставить на первое место семью, детей.
  • Моя дочь — это моя ошибка.
  • Я должна завершить работу к завтрашнему дню.

Выше описаны 4 типа созависимых родителей — требовательный, критикующий, сверхопекающий и отстраненный. Каждый из них может руководствоваться либо всеми 5 признаками созависимости, о которых мы ранее упоминали, либо одним из них. В жизни часто один и тот же созависимык родитель сочетает в себе черты требовательного и критикующего, а порой сверхопекающего либо отстраненного родителя. «Чистые» типы встречаются редко, чаще имеет место склонность к проявлениям того или иного типа.
Что делать со своей созависимостыо? Во-первых, не огорчаться и не упрекать себя в ошибках. Между прочим, самобичевание — тоже признак созависимости. Медицинская, практика и наблюдение обыденной жизни убеждают меня в том, что все родители созависимы в той или иной мере. Созависимое поведение — это не постыдное поведение, а закономерная реакция на трудности. В этой реакции нет чего-то личного. Человек ведет себя так не потому, что он добровольно выбрал эту форму поведения, а потому, что созависимость развивается по законам психологии у лиц, выросших в эмоционально репрессивных семьях. Созависимость — закономерный спутник зависимости, имеющейся у одного из членов семьи.
Если читатель нашел в себе мужество признать у себя характерные признаки созависимости, то я поздравляю такого читателя. Это очень важный шаг, ибо решение любой проблемы начинается с ее осознания. Осознать значит уже наполовину решить проблему. Избавление от соза- внсимости, по моему опыту, радостная работа.
Путь избавления от созависимости можно разделить на 3 части.
  1. Обретение мира и спокойствия в отношении своих собственных родителей.
  2. Успокоение в отношении самого себя (избавление от комплексов неполноценности, перфекционизма, чувства непогрешимости, превосходства над своим ребенком и др.).
  3. Успокоение в отношении к ребенку, достижение такого ощущения себя и ребенка, когда можно сказать: «Я в порядке, со мной все хорошо. И ты в порядке, в тебе все хорошо. Я люблю тебя таким, каков ты есть».

Осознание необходимости перемен в себе — сугубо личная работа, хотя преодоление созависимости успешнее идет в специальных группах — Ал-Анон, в группах личностного роста, в психотерапевтических группах со специалистом по созависимости.
У меня есть хорошая новость для читателя. Установлено, что в каком бы возрасте ни находились дети, избавление родителя от созависимости, даже частичное, з ста процентов семей оказывает колоссальное благотворное влияние на детей и на семью в целом. Подтверждаю это собственным опытом, когда вначале я была клиентом в группе созависимых, а затем специалистом по групповой терапии созависимости. Моя семья и я много выиграли от моего «лечения». Мои клиенты сообщали о драматических переменах к лучшему в себе и в своих детях.

Ответственный родитель
Адекватная самооценка — дело семенное. Формируется она, как и прочие основы личности, рано, по мнению Э.Берна, — до 6-летнего возраста.
Ответственные родители формируют высокий уровень самоуважения в ребенке, любовь и принятие себя. Это достигается проявлением безусловной любви (любви без всяких условий, а не прн наличии хорошего поведения), восприятием ребенка как другой отдельной личности. Ответственные родители говорят «мой ребенок заболел» или «он пошел в первый класс», а созависимые говорят «мы переболели корью», «мы пошли нынче в первый класс». В слове «мы» нет восприятия ребенка как другого человека, отдельного от родителя. Это неуважение к личности ребенка. Позитивные послания, замечания весьма способствуют высокой самооценке ребенка.
Ответственные родители подбадривают ребенка в том, чтобы он сам делал выбор. Так формируется навык решения проблем.
Дети ответственных родителей вырастают уверенными в себе (это не одно и то же, что самоуверенными), с большими личностными ресурсами, способными принимать ка себя ответственность. Это имеет отношение к профилактике зависимости, поскольку зависимость (алкогольная, наркотическая) — это болезнь безответственности.
Если матери и отцы научились быть ответственными родителями !г этому можно учиться!), то вместо демонстрации своего превосходства над детьми они показывают, как можно полагаться на самого себя. И дети верят в свою компетентность.
Ответственные родители убеждены, что они сами нисколько не лучше, не выше, но нисколько и не хуже, не ниже в человеческом достоинстве, чем их дети Дети в подобных семьях вырастают в уверенности своего равенства с другими людьми по чувству собственного достоинства.
Ответственные родители хотят, чтобы в зрелом возрасте их дети могли прочно стоять на своих собственных ногах во всех смыслах
  • и физически, и психологически.

Взаимное уважение — вот руководящий принцип ответственных родителей. И тогда родители не устраивают таких ситуаций, конфликтов. в которых дети чувствуют себя виноватыми. Постоянное чувство вины не является социально полезной эмоцией, как верят многие люди. Только взрослые люди, не мучимые чувством вины, могут уважать своих родителей, уважать себя. Без чувства вины лучше налаживаются контакты с другими людьми.
Дети ответственных родителей доверяют другим людям. Не удивительно, что люди их любят.
Ответственные родители смело обнаруживают свое несовершенство перед детьми (нет в мире совершенства!), придерживаются реалистических стандартов как для себя, так и для детей. Родители сами не упускают из вида свои сильные стороны, свои реальные достоинства и сфокусированы на сильных сторонах детей. Родители терпеливы и не очень озабочены своим имиджем родителя или образцовой семьи перед другими. Поддержание имиджа ведет к утрате своего собственного я. Точка отсчета должна быть внутри, а не вовне. Мало ли что скажут другие. Важна собственная уверенность.
Дети ответственных родителей фокусируют внимание на конкретной жизненной задаче. У них нет страха, что не справятся, что их ждет провал, как на это посмотрят другие. Дети склонны рассматривать свои ошибки как вызов себе, пытаются сделать то же самое снова и снова с учетом полученного урока и добиваются успеха. Юноши из таких семей имеют мужество попытать себя в новых обстоятельствах. Дети ответственных родителей гораздо более терпимы к другим людям, чем дети созависимых родителей.
Созависимые родители ошибочно полагают, что любое желание ребенка должно быть выполнено (другая крайность — запрещено). Часто я слышала от родителей фразу «ребенок у меня на первом месте, он для меня человек номер один, я сама у себя на десятом месте». Попадать в рабство к ребенку тоже не стоит. Это опасно, поскольку учит ребенка не уважать права других. В этом есть опасное послание: быть эгоцентричным — нормально.
Ответственные родители учат своих детей на собственном примере тому, что все люди важны, достойны, включая родителей. Осознавать себя достойными людьми значит не попадать в ситуацию, когда родители становятся половой тряпкой, о которую дети могут вытирать ноги. Быть ответственным родителем значит иногда говорить ребенку «нет» и уважительно относиться к его «нет».
Язык ответственных родителей может включать время от времени следующие фразы.
  • Мне действительно очень нравится тот способ, каким ты это сделал.
  • Это свидетельствует, как много труда ты в это вложила.
  • Я понимаю твое огорчение, я знаю, как ты старался.
  • Я так горжусь тобой!
  • У тебя это дело получилось так хорошо. Покажи мне, как ты это делаешь.
  • Ты и вправду оказываешь мне большую помощь.
  • Говорила ли я тебе когда-нибудь (сегодня), как я люблю тебя?
  • Что ты об этом думаешь?
  • Я действительно уважаю твое мнение.


 
<< | >>
Источник: В. Москаленко. Созависимость при алкоголизме и наркомании (пособие для врачей, психологов и родственников больных).—М.: “Анахарсис”. С. 112.. 2002

Еще по теме ЛИЦА КАК РОДИТЕЛИ:

  1. Как видят любовь родители и дети?
  2. Как родители понимают свою ответственность
  3. § 4. Субъекты гражданских правоотношений: физические лица, юридические лица, публичные образования
  4. § 8. Органы местного самоуправления как юридические лица
  5. 1.3.2. Юридические лица как субъекты гражданского и торгового права
  6. В. Деятельность другого лица как присоединяющаяся сила
  7. 1.3.1. Граждане (физические лица) как субъекты гражданского и торгового права
  8. Тема 3. Физические лица как субъекты гражданского и торгового права зарубежных стран
  9. Глава 4 ЮРИДИЧЕСКИЕ ЛИЦА КАК СУБЪЕКТЫ ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА
  10. § 3. Права и обязанности прокурора как лица, участвующего в деле
  11. Тема 4. Юридические лица как субъекты гражданского и торгового права зарубежных стран
  12. 3.1. Дети и родители наследодателя
  13. Родитель – буддист.
  14. Индивидуальное консультирование родителей
  15. Родители боятся!
  16. 5.7. Правоотношения между родителями и детьми
  17. ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ПОДДЕРЖКА РОДИТЕЛЕЙ ВЫПУСКНИКОВ