<<
>>

СМЕНА ВЕСА И СПЕЦИФИКИ ПОТЕНЦИАЛОВ СОЦИАЛЬНОГО СТАТУСА, ЦИКЛЫ СОЦИАЛЬНЫХ ПРЕОБРАЗОВАНИЙ И ЦИРКУЛЯЦИЯ ЭЛИТ


Динамика оценки обществом потенциалов социального статуса лежит в основе социальных преобразований и циркуляции элит.

Родоначальник теории циркуляции элит В. Парето, определив процесс возникновения правящих элит, их деградации и замены контрэлитами, не дал описания механизма, лежащего в основе этого процесса.
Наша версия базируется на общих представлениях о принципах формирования социальной иерархии на основе значений потенциалов социального статуса индивидов. Правящая элита как верхний слой социальной иерархии формируется по правилам, общим с другими сегментами иерархии. А значит, смена элит может происходить только в рамках изменения общих принципов формирования социальной иерархии.
Творческий процесс ведет к появлению новых знаний и связанных с ними идеологических представлений, которые вступают в противоречие с прежними идеальными целями общества, отставшими от нового уровня общественного сознания. Источником происхождения этих знаний являются страты творческого труда (данного и других обществ). От макростраты творческого труда знания и связанные с ними представления проникают в правящую элиту.
В результате правящая элита и общество в целом теряют консенсус по отношению к существующим идеальным целям. Идеологическое влияние, сакральное значение прежних идеальных целей нивелируется. Соответственно значение прежнего идеального функционального соответствия для вхождения в элиту начинает падать. В результате для вхождения в элиту определяющим становится значение социального соответствия функционального потенциала, элита формируется из числа обладателей его высоких показателей.
Как следствие, правящая элита теряет способность поддерживать существующий социальный порядок, осуществляя декларируемые идеальные цели общества. В обществе начинаются социальные преобразования и идеологические перемены, появляются новые институты и соответствующие социальные лифты. Это обстоятельство имеет два основных последствия: нарушается легитимность существующей элиты в обществе; нарушаются принципы формирования социальной иерархии (меняется оценка обществом потенциалов социального статуса индивидов).

В результате параллельно существующей элите, рекрутируемой по старым соответствиям функционального и социального потенциала, возникает контрэлита, занимающая высокое место в социальной иерархии на ближних подступах к позициям правящей элиты (на неэлитных позициях в управляющих стратах и элитных в стратах интеллектуального труда). Контрэлита, как правило, объединена новыми качествами функционального (соответствующими требованиям другой, чаемой социальной системы), низким социальным и высоким динамическим потенциалом. Контрэлита формирует альтернативные идеальные цели и предлагает новую социальную организацию общества, дающую высокую оценку качествам потенциалов ее членов. Далее она популяризирует новые идеальные цели среди широких слоев населения. Распропагандированные народные массы под флагом борьбы за их достижение привлекаются к деятельности по осуществлению социальных целей членов контрэлиты.
Затем происходит столкновение между старой элитой и контрэлитой с привлечением значительной части населения, которое можно охарактеризовать как «спор об идеальных целях».
По форме этот спор может вылиться в гражданскую войну, революцию, переворот или борьбу за власть в рамках легитимных политических институтов. В результате контрэлита побеждает и создает новую систему формирования социальной иерархии под свой тип функционального соответствия и социальных характеристик. Затем происходит консервация элиты, выражающаяся в удалении из нее беспокойных обладателей высокого значения динамического потенциала и усилении веса социального потенциала ее членов, передаваемого их наследникам. Далее наступает период деградации данной элиты, появление контрэлиты и новый цикл социальных преобразований, лежащих в основе циркуляции элит. Такова наиболее характерная модель смены идеальных целей общества, механизма формирования социальной иерархии и правящей элиты.
Данная модель наиболее четко описывает механизм циркуляции элит в закрытых авторитарных обществах. В демократических странах циркуляция элит проходит через постоянное обновление правящей элиты. Основные этапы цикла смены элиты проходят
постепенно и не сопряжены с резкими социальными потрясениями. Они размыты по времени и не носят характера жесткой конфронтации правящей элиты и консолидированной контрэлиты. Эти этапы соответствуют периодам социальных реформ, таких, как Новый курс Рузвельта (смена элиты); застоя и консервативной политики, например время президентства Буша-младшего (консервация и деградация элиты). Циркуляция элит происходит как постепенное замещение в правящей элите в процессе социальных преобразований представителей одних качеств потенциалов социального статуса на носителей других его свойств. Полный цикл социальных преобразований и циркуляции элит Итак, законченный цикл социальных преобразований выглядит так: Дискредитация идеальных целей общества под воздействием развития или флуктуации творческого процесса. Нарушение в элите баланса социального и идеального соответствия функционального потенциала в пользу социального. Нарушение консенсуса в правящей элите по поводу задачи поддержания социального порядка. Начало социальных перемен, ведущих к нарушению старых принципов формирования социальной иерархии и элит. Нарушение легитимности элиты в сознании общества. Формирование на ближних подступах к элите контрэлиты, чаще всего объединенной невысоким социальным, высоким динамическим и иным, чем у старой элиты, функциональным потенциалом, соответствующим требованиям новой социальной системы. Спор об идеальных целях, столкновение элиты и контрэлиты с участием широких слоев общества. Победа контрэлиты, изменение принципов формирования социальной иерархии под соответствие высокой оценке потенциалов социального статуса членов новой элиты. Консервация новой правящей элиты. Нерадикальная смена идеальных целей (расстановка новых приоритетов). Падение значения динамического потенциала, торжество носителей высокого значения функционального потенциала, формирование новой иерархии приписанных (наследственных) социальных характеристик, повышение значения социального потенциала. Дискредитация идеальных целей... и так по кругу (см. пп. 1-9).

Этапы
цикла

Утверждение новой элиты

Консервация
элиты

Деградация элиты. Формирование контрэлиты

Спор о целях. Крах старой элиты, победа контрэлиты

Утверждение новой элиты

Свойства
элиты

Высокий динамический и функциональный потенциалы (идеальное и социальное соответствие)

Высокий функциональный (идеальное и социальное соответствие) и социальный потенциалы

Высокий функциональный (социальное соответствие) и социальный потенциалы

Высокий функциональный (социальное соответствие)
и социальный потенциалы

Высокий динамический и функциональный потенциалы (идеальное и социальное соответствие)

Свойства контр- элиты


-

Высокий динамический потенциал, новые качества функционального потенциала

Высокий динамический потенциал, новые качества функционального потенциала

-


Циклы СОЦИАЛЬНЫХ ПРЕОБРАЗОВАНИЙ И СМЕНЫ ЭЛИТ В НОВОЙ И НОВЕЙШЕЙ ИСТОРИИ РОССИИ (КРАТКИЙ ОБЗОР)
Со времени реформ Петра I по сегодняшний день в России прошли два полных цикла социальных преобразований.
Первый цикл: реформы Петра I (конец XVII — начало XVIII века) — Февральская революция 1917 года.
Второй цикл: февральская революция 1917-го — августовский путч 1991 года.
Первый цикл. Утверждение и крах новой аристократической элиты
Утверждение новой аристократической элиты.
Петровские реформы конца XVII — начала XVIII века
К началу революционных Петровских реформ развитие мирового творческого процесса, приведшего к проникновению из стран Запада в Россию новых идей, научно-технических знаний, носителей другой, более сложной материальной культуры, быта, нравов, поставило под сомнение сакральную легитимность существующего порядка. Одновременно усиление Запада под влиянием достижений творческого процесса поставило под угрозу внешние идеальные цели.

Проникновение западного влияния в элиту началось в середине XVII века. Появились предвестники будущей вестернизации — Ордын-Нащо- кин, Василий Голицын, Симеон Полоцкий. Собственно петровский этап вестернизации начался с того, что молодой Петр сформировал из иностранцев и русских, принадлежавших к разным социальным группам (кончено, по преимуществу все же наследственной аристократии, но отнюдь не всегда самой родовитой), но объединенных общими функциональными и динамическими качествами, контрэлиту. Была выдвинута новая главная идеальная цель — создание великой империи. После непродолжительной схватки со старой элитой (стрелецкие бунты, противодействие Софьи) контрэлита (вобрав в себя бьльшую часть традиционной аристократии) стала правящей элитой. Кроме появления новых качеств функционального потенциала членов правящей элиты (обучаемость, адаптируемость к западным культурным достижениям, военно-технические способности, высокий интеллект и манипуляционные способности), произошло увеличение веса функционального и динамического потенциалов по отношению к социальному потенциалу и нерадикальное изменение последнего (привилегии иностранцам, меньшее значение родовитости дворянских семей и т. д.).
Консервация элиты
Процесс консервации элиты длился бьльшую часть XVIII века и окончательно завершился во второй половине XVIII столетия изданием Петром III «Манифеста о вольности дворянства» (1762), а затем Екатериной II «Жалованной грамоты дворянству» (1785), которые отменили для дворян обязательную гражданскую и военную службу, расширили и окончательно закрепили за ними их наследственные социальные привилегии. В результате этого члены правящей элиты не должны были больше подтверждать свое положение высокими качествами функционального потенциала, отсутствие которого в большой степени компенсировалось наличием высокого социального потенциала.
Деградация и крах старой аристократической элиты
Социальный переворот 1917 года имел гораздо более длительную предысторию, чем Петровские реформы. В конце XVIII — нача
ле XIX века началось проникновение и адаптация в российском обществе и элите идей просвещения, утилитаризма, рационализма, гуманизма, атеизма, социализма. В результате идеальная цель сохранения существующего порядка стала дезавуироваться. Крестьянская реформа 1861 года подорвала основы социальной системы общества. Как итог при формировании социальной иерархии все меньшее значение стало иметь происхождение, то есть социальный потенциал индивида. Началась эпоха социального продвижения разночинцев, пошел процесс обуржуазивания, размывания дворянства. Элита, не сумевшая сохранить сакральный социальный порядок, начала терять легитимность. Наиболее умные ее представители (К. Леонтьев, К. Победоносцев) понимали, что радикальные перемены для правящей элиты — всегда отступничество от ее идеальных целей, путь к краху и революции, но не могли надолго затормозить развитие ситуации. Призыв К. Леонтьева «Россию надо подморозить» был реализован лишь во время царствования Александра III, но затем необратимый процесс социальных преобразований продолжился.
Параллельно на ближних подступах к правящей верхушке — в творческой элите (интеллигенция) и неэлитных группах управляющих страт (земство, буржуазия) — начала формироваться контрэлита. Ее составили либералы, западники, народники, социалисты, выдвигавшие идеальную цель утверждения более рационального общества в его разных (в том числе и утопических) вариантах. Контрэлита требовала реформирования социального порядка в соответствии с собственными функциональными и социальными качествами и вступила в затяжной конфликт с правящей элитой. Конфликт, начатый общественным движением 60-х годов XIX века и приобретший особую остроту во время террористической войны, которую вели против режима народовольцы, продолжил свое развитие в правление Николая II. Его отступление под давлением революционных событий 1905 года (Октябрьский манифест, созыв Государственной думы) не удовлетворило контрэлиту, но окончательно сломало идеологические основы старого социального строя. Под влиянием внешних вызовов в результате разгрома России в русско- японской, а затем неудачного участия в Первой мировой войне бы
ла окончательно утеряна легитимность правящей элиты, неспособной осуществлять внешнюю идеальную мотивацию общества.
Второй цикл. 1917-1991 гг. Утверждение, консервация и крах большевистской элиты
Утверждение новой большевистской элиты
В результате Февральской революции 1917 года произошло разрешение спора между элитой и контрэлитой о целях в пользу определения направления движения к более рациональному, вестернизированному, демократическому обществу.
После Февральской революции победившая контрэлита (поначалу не только умеренные социалисты, но и большинство большевиков выступали за широкую коалицию с участием буржуазных либералов) раскололась, давние разногласия между ее группировками переросли в открытое столкновение. В ходе Гражданской войны 1917-1921 годов был разрешен новый спор об идеальных целях, на этот раз между умеренными социалистами и либералами, адекватно оценивавшими возможности для социальной рационализации, существовавшие на тогдашнем уровне развития общества, и большевиками — сторонниками эгалитарной утопии. В результате большевики победили (не будем останавливаться на роли в этих событиях консервативной, реставраторской части старой элиты, которая объективно помогла им победить), провозгласили новые идеальные задачи, новую систему формирования социальной иерархии, соответствующую их функциональным качествам.
Консервация большевистской элиты. Утверждение сталинизма
В конце 1920-х — начале 1930-х годов произошла смена главной идеальной цели большевистской элиты. Внешняя идеальная цель (мировая революция) перестала быть главной, на первый план вышла задача поддержания эгалитарного (социалистического) порядка внутри страны. Эта перемена сопровождалась изменением специфики функционального соответствия членов управляющей макростраты и резким снижением веса высокого динамического потенциала для получения позиций социального статуса. В результате
интеллигентов-революционеров в элите сменили новые выдвиженцы, по типу близкие к российской традиционной бюрократии.
Данный процесс соответствовал общей исторической закономерности. Имманентная элита иерархии обладателей высоких значений динамического потенциала всегда является мотором революционных событий. Как следствие, ее представители — основа любой контрэлиты. Однако через некоторое время после социального переворота во время стабилизации ее представители опасны уже новой системе. Рамки возможностей стабильной системы становятся им тесными, высокие амбиции и низкий уровень самосохранения заставляют требовать новых перемен, способных дать еще более высокий социальный статус. Дальнейшее развитие событий предполагает удаление представителей высоких значений динамического потенциала из правящей элиты обладателями высокого уровня соответствия функционального и нового социального потенциалов.
Деградация и крах большевистской элиты
Реставрация капитализма в России. В 1950-1980-е годы под влиянием развития творческого процесса внутри страны и вызовов мирового творческого процесса произошло постепенное ослабление идеального функционального соответствия элиты и ее приверженности декларируемым идеальным целям. Деградирующая элита ослабила контроль над стратами творческого труда, над неэлитной частью правящих страт. Внутри системы начала складываться тайная квазирыночная экономика. Правящая элита обуржуазилась, стала рекрутировать новых членов исходя из их чисто социального функционального соответствия, потеряла способность осуществлять свою идеальную мотивацию. Эгалитаризм стал фикцией, возросло социальное расслоение, мнимость поддержания идеального порядка стала очевидной.
Успехи творческого процесса на Западе воспрепятствовали осуществлению внешних экспансионистских идеальных целей. Эти же успехи, вылившиеся в усиление западного блока, вошли в противоречие с задачей сохранения существующего порядка. Гонка вооружений, заставлявшая идти на уступки творческим стратам, и международная кампания в защиту прав человека помешали радикально пода
вить складывающуюся контрэлиту. В нее вошли многие представители элиты творческих страт, новые экономические элитные группы, связанные с теневой экономикой, неэлитные группы в стратах управления (так называемые прогрессивные хозяйственники).
Далее, после прихода к власти М. Горбачева, правящая элита в стремлении спасти свое положение, пойдя на радикальные реформы, названные «перестройкой», ускорила неизбежную развязку. В результате этих реформ социальный порядок и правящая элита окончательно потеряли легитимность. Контрэлита выдвинула новую идеальную цель — создание рационального общества по западному образцу. Короткая схватка в августе 1991 года, показавшая полное функциональное вырождение советской элиты, закончилась победой контрэлиты и установлением нового порядка формирования социальной иерархии. В результате этого произошло определенное нерадикальное изменение требований к социальному и функциональному потенциалу и кратковременное повышение веса динамического потенциала. Эта нерадикапьность изменения социального порядка явилась причиной того, что сформировавшаяся новая «демократическая» власть в значительной мере вобрала в себя советскую элиту (как во время Петровских реформ новая элита инкорпорировала в себя старую боярскую аристократию). Так начался новый, третий со времен Петра цикл социальных преобразований, в начале которого мы сегодня находимся.
Спор о целях перед революцией 1991 года в России
Характерным примером спора о целях была многолетняя общественная дискуссия в России о главных приоритетах ее развития, предшествующая краху коммунизма. Дискуссию вели, с одной стороны, западники-либералы (многие из которых поначалу стояли на либерально-коммунистических позициях) и патриоты-государственники — сторонники национального пути развития России (от монархистов до сталинистов). Так как неизбежность краха коммунизма в 1970-1980-е годы становилась все очевиднее, различные представители интеллектуальной элиты предложили два разных варианта дальнейшего развития России. Если предельно
упростить предмет дискуссии, с одной стороны, отстаивалось копирование западной модели демократии и рынка, с другой — создание авторитарного государства, опирающегося на архаические национальные традиции (приоритет общественного над частным, государственных интересов над личными, общинный коллективизм, нравственный консерватизм, православная этика).
Дискуссия началась и долгое время шла по преимуществу среди представителей страты творческого труда. Причем обе противостоящие стороны активно пытались привлечь на свою сторону представителей правящей элиты. Между западниками и патриотами велась перманентная борьба за поддержку различных коммунистических чиновников. Так, западники имели сильные позиции в окружении Андропова (Бовин, Арбатов), патриоты — в окружении М. Суслова, в аппарате ЦК ВЛКСМ и т. д. (подробнее см. [9]). Различные события в культурной жизни, например выход серии статей «патриота» М. Лобанова в журнале «Молодая гвардия», статья противника «патриотов» А. Яковлева в «Литературной газете», издание альманаха западников «Метрополь» в американском издательстве «Ардис» вызывали всплеск активности представителей обоих лагерей, причем и те, и другие не стеснялись апеллировать к партийному начальству (см., например, письмо «патриота» Ст. Куняева в ЦК КПСС в связи с выходом альманаха «Метрополь»).
В конце концов либералам удалось заполучить себе в союзники значительную часть помощников и референтов высших партийных руководителей, а также некоторых идеологических работников ЦК (Бовин, Бурлацкий, Арбатов, Черноуцан, Александров- Агентов, Иноземцев, Черняев, Шахназаров, Медведев и др.)* Эти люди стали посредниками, которые скрыто продвигали либеральную идеологию среди высшего руководства СССР. Возможно, в результате этих усилий Андропов, конечно же не превратившись в либерала, ослабил политические репрессии (количество осужденных по политическим статьям при его руководстве КГБ было на порядок меньше, чем в считающиеся либеральными хрущевские времена). Затем эти же люди, их единомышленники и ученики сформировали мировоззрение лидеров перестройки, таких, как Горбачев, Яковлев, Ельцин. Причем последний, по-видимому, долго колебался между либералами
и «патриотами» (еще в 1987 году он благожелательно встречался с представителями общества «Память»).
После начала перестройки борьба, ранее тлевшая на страницах толстых литературных журналов, вышла за пределы элиты. Ее объектом стало сознание большинства общества. Итог этой борьбы известен. Западники, победив на выборах в ВС РСФСР в 1990-м и в противостоянии с «красно-коричневыми» в 1991-1993 годах, утвердились у власти и осуществили свой проект установления в России многопартийной демократии, частной собственности и рынка.
Что определило подобный исход противостояния? По нашему мнению, решающую роль сыграло то, что западники одержали победу в борьбе за поддержку большинства интеллектуальной и правящей элиты. Причем для этого были объективные основания. Дело в том, что западнический проект больше отвечал рациональным интересам элиты, чем патриотический. Интеллектуальной элите он давал свободу творчества и контактов с миром вместо неблагодарного служения «высшим» интересам Родины и народа, которое предлагалось ей «патриотами». Представителям правящей элиты реализация этого проекта сулила возможность стать собственниками, резко увеличить уровень потребления и передать его наследникам вместо нервной работы (а в худшем случае репрессий за коррупцию) под авторитарным руководством будущего патриотического вождя. Элиты, как и всегда в социальной истории, с помощью манипуляции навязали свое мнение большинству народа (часть которого была также объективно заинтересована в победе западнического сценария, но в любом случае принимала решения не в процессе рационального анализа альтернатив, а под влиянием манипуляции со стороны элит). По этой причине провалился путч 1991 года, когда никто, кроме кучки недееспособных чиновников, не стал защищать старую систему ради реализации патриотического проекта.
Утвердившись у власти, новая правящая элита, поддерживаемая получившей свободу самовыражения и определенные социальные преференции творческой элитой, защитила западнический сценарий развития (в том числе во время переизбрания Ельцина в 1996 году и обеспечения передачи власти его «наследнику» — Путину) и может отказаться от него только в случае новой революции, объективных причин для которой нет.

<< | >>
Источник: Эйдман И. В.. Прорыв в будущее: Социология интернет-революции. 2007

Еще по теме СМЕНА ВЕСА И СПЕЦИФИКИ ПОТЕНЦИАЛОВ СОЦИАЛЬНОГО СТАТУСА, ЦИКЛЫ СОЦИАЛЬНЫХ ПРЕОБРАЗОВАНИЙ И ЦИРКУЛЯЦИЯ ЭЛИТ:

  1. ВЕС ПОТЕНЦИАЛОВ СОЦИАЛЬНОГО СТАТУСА И ТИПЫ СОЦИАЛЬНЫХ СИСТЕМ
  2. Потенциалы социального статуса
  3. Превращение потенциалов в источники социального СТАТУСА ИНДИВИДОВ
  4. ОСНОВНЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ПОТЕНЦИАЛОВ СОЦИАЛЬНОГО СТАТУСА
  5. Раздел 3. ПОТЕНЦИАЛЫ И ИСТОЧНИКИ СОЦИАЛЬНОГО СТАТУСА
  6. 2. Личный и социальный статус человека. Социальные роли
  7. 4.3. Социально-экономический статус — критерий адресного подхода в социальной работе
  8. 24. Социальный статус и социальная роль
  9. РАЦИОНАЛЬНОСТЬ ФОРМЫ ПРОВЕДЕНИЯ СОЦИАЛЬНЫХ ПРЕОБРАЗОВАНИЙ
  10. СОЦИАЛЬНЫЙ ПОТЕНЦИАЛ И ИСТОЧНИК СТАТУСА
  11. 4.2. СПЕЦИФИКА СОЦИАЛЬНОЙ СИСТЕМЫ
  12. ГЛАВА 23 СТОЛЕТИЕ СОЦИАЛЬНЫХ ПРЕОБРАЗОВАНИЙ - ЗАРОЖДЕНИЕ ОБЩЕСТВА ЗНАНИЙ
  13. § 4. Социальные статусы и роли
  14. СОЦИАЛЬНЫЙ СТАТУС И ЕГО ФАКТОРЫ