ИНТЕРНЕТ-СООБЩЕСТВО, ИНТЕРНЕТ-РЕВОЛЮЦИЯ И ФОРМИРОВАНИЕ ИНТЕРНЕТ-ОБЩЕСТВА


Технологические возможности Интернета создают условия для перехода от современного общества частной собственности и представительной демократии к интернет-обществу прямой демократии и свободного распространения информации (главного капитала нашего времени). Эти возможности
способны обеспечить мирное освобождение общества от ма- нипулятивной власти современной буржуазной элиты и радикальную рационализацию его социальной системы.
Распространение интернет-технологий ведет к реализации принципа свободы информации, лишающей элиты монополии на контроль над ней. А значит, Интернет в перспективе имеет шанс защитить общество от манипуляции и использования. Сама логика развития Интернета ведет к тому, что любая информация (будь то содержание книг, фильмов, музыкальных клипов, телепрограмм, новостей или газет) должна стать бесплатной и общедоступной. Интернет дает каждому пользователю, даже не обладающему финансовыми и социальными ресурсами, возможность свободно распространять информацию. Любые попытки взять под контроль этот ^еликий информационный поток, складывающийся из миллионов автономных ручейков, обречены на провал. Навязывание старых социально-правовых отношений новой интернет-реальности не приносит, да и не может принести, результат. Де-факто право частной собственности в Интернете повсеместно не соблюдается. Попытки буржуазного общества ограничить доступ пользователей к тем или иным ресурсам и информации (не являющейся, разумеется, частной или государственной тайной) вызывают негативную реакцию интернет-сообщества и фактически саботируются им. Более того, противостояние этим попыткам (например, известное дело Склярова, которого американская фемида пыталась осудить за распространение технологий, дающих свободный доступ к электронным книгам) способствует формированию альтернативной интернет-контрэлиты, которой предстоит совершить грядущую интернет-революцию.
Как мы писали выше, любые революционные преобразования совершаются при условии формирования контрэлиты, способной бросить идеологический вызов старой элите и повести за собой общество. Естественно, что преобразование современного буржуазного мира в интернет-общество также способно осуществиться только при условии появления контрэлиты. Эта контрэлита не может сформироваться в ста
рых социально-политических и информационных институтах, контролируемых старой буржуазной элитой манипуляторов. Единственная и естественная среда, в которой может и должна появиться современная контрэлита — интернет-сообщество, находящееся вне зоны контроля социальной элиты. Существующие коммуникативные площадки в Интернете (сайты, форумы, живые журналы и т. п.) дают возможности как для популяризации альтернативных идей, так и для появления новых популярных лидеров, противостоящих существующей социальной системе. В этой среде должна зародиться контрэлита, способная мобилизовать интернет-сооб- щество на противостояние системе, заставить элиту пойти на реформы, обеспечить переход к более рациональному интер- нет-обществу.
Интернет-сообщество сможет влиять на политический процесс как через формальные политические институты, так и с помощью внесистемных протестных акций, мобилизация участников, которых проходит через Интернет и другие новые информационные технологии (флеш-моб и т. д.). Возможно также развитие в интернет-сообществе альтернативного виртуального права, органов власти и политических структур. Сегодня они существуют в рамках локальных крип- то-анархических сообществ и кибер-государств [1]. В будущем эти структуры могут широко распространиться в Сети и начать постепенное вытеснение «обычных» политических институтов. (О развитии альтернативных сетевых общественных движений и структур в Интернете см. также [2].)
Сегодня развитие информационных технологий организует их пользователей в «умную толпу», формирующуюся с помощью Интернета, мобильной связи и т. п. [3]. С помощью информационных технологий люди, составляющие так называемую «умную толпу» (зачастую разъединенные территориально и социально), объединяются вокруг решения тех или иных конкретных задач (будь то отставка политика-коррупционера, протест против роста цен, войны, несправедливого законодательства; развитие альтернативной энергетики, поиск внеземного разума или защита редких видов животных).

Действия «умной толпы» могут выливаться в массовые проте- стные акции, совместную созидательную работу над решением интеллектуальных, политических или социальных задач или создание постоянных сетевых структур и сообществ.
«Умные толпы» уже получили практический опыт успешного достижения социальных целей, будь то свержение президента Филиппин Джозефа Эстрады, когда решающая демонстрация была организована с помощью рассылки СМС на сотовые телефоны, протест против встречи ВТО в Сиэтле, организованный объединенными сетевым обменом демонстрантами, или организация с помощью Интернета массовых выступлений тысяч британских граждан против роста цен на бензин в 2000 году.
Развитие «умных толп», очевидно, приведет к формированию внутренней социальной структуры и элиты — инициаторов, организаторов, креативщиков действий «умной толпы». Интересы «умной толпы» как более современной и рациональной формы самоорганизации индивидов неизбежно войдут в противоречие с властью старых элит, ориентированных на сохранение иррационального статус-кво. Сформировавшись, контрэлита сможет мобилизовать «умную толпу», дать бой и победить старую элиту — собственников.
Власть современной манипулятивной правящей элиты в условиях существования формальных демократических институтов основывается на контроле над информационным полем. Только с помощью этого контроля элита может принуждать граждан делать иррациональный выбор в пользу демократической легитимации ее господства. В ситуации, когда в результате всеобщего распространения сети Интернета возможность контроля над информационными потоками будет элитой манипуляторов утеряна, никто не сможет помешать членам общества совершить рациональный выбор в пользу ее отстранения от власти и рациональных социальных реформ. Таким образом, потеряв контроль над информацией, элита манипуляторов потеряет и власть, открыв путь для формирования нового, более рационального интернет-общества.

рых социально-политических и информационных институтах, контролируемых старой буржуазной элитой манипуляторов. Единственная и естественная среда, в которой может и должна появиться современная контрэлита — интернет-сообщество, находящееся вне зоны контроля социальной элиты. Существующие коммуникативные площадки в Интернете (сайты, форумы, живые журналы и т. п.) дают возможности как для популяризации альтернативных идей, так и для появления новых популярных лидеров, противостоящих существующей социальной системе. В этой среде должна зародиться контрэлита, способная мобилизовать интернет-сооб- щество на противостояние системе, заставить элиту пойти на реформы, обеспечить переход к более рациональному интер- нет-обществу.
Интернет-сообщество сможет влиять на политический процесс как через формальные политические институты, так и с помощью внесистемных протестных акций, мобилизация участников, которых проходит через Интернет и другие новые информационные технологии (флеш-моб и т. д.). Возможно также развитие в интернет-сообществе альтернативного виртуального права, органов власти и политических структур. Сегодня они существуют в рамках локальных крип- то-анархических сообществ и кибер-государств [1]. В будущем эти структуры могут широко распространиться в Сети и начать постепенное вытеснение «обычных» политических институтов. (О развитии альтернативных сетевых общественных движений и структур в Интернете см. также [2].)
Сегодня развитие информационных технологий организует их пользователей в «умную толпу», формирующуюся с помощью Интернета, мобильной связи и т. п. [3]. С помощью информационных технологий люди, составляющие так называемую «умную толпу» (зачастую разъединенные территориально и социально), объединяются вокруг решения тех или иных конкретных задач (будь то отставка политика-корруп- ционера, протест против роста цен, войны, несправедливого законодательства; развитие альтернативной энергетики, поиск внеземного разума или защита редких видов животных).

Действия «умной толпы» могут выливаться в массовые проте- стные акции, совместную созидательную работу над решением интеллектуальных, политических или социальных задач или создание постоянных сетевых структур и сообществ.
«Умные толпы» уже получили практический опыт успешного достижения социальных целей, будь то свержение президента Филиппин Джозефа Эстрады, когда решающая демонстрация была организована с помощью рассылки СМС на сотовые телефоны, протест против встречи ВТО в Сиэтле, организованный объединенными сетевым обменом демонстрантами, или организация с помощью Интернета массовых выступлений тысяч британских граждан против роста цен на бензин в 2000 году.
Развитие «умных толп», очевидно, приведет к формированию внутренней социальной структуры и элиты — инициаторов, организаторов, креативщиков действий «умной толпы». Интересы «умной толпы» как более современной и рациональной формы самоорганизации индивидов неизбежно войдут в противоречие с властью старых элит, ориентированных на сохранение иррационального статус-кво. Сформировавшись, контрэлита сможет мобилизовать «умную толпу», дать бой и победить старую элиту — собственников.
Власть современной манипулятивной правящей элиты в условиях существования формальных демократических институтов основывается на контроле над информационным полем. Только с помощью этого контроля элита может принуждать граждан делать иррациональный выбор в пользу демократической легитимации ее господства. В ситуации, когда в результате всеобщего распространения сети Интернета возможность контроля над информационными потоками будет элитой манипуляторов утеряна, никто не сможет помешать членам общества совершить рациональный выбор в пользу ее отстранения от власти и рациональных социальных реформ. Таким образом, потеряв контроль над информацией, элита манипуляторов потеряет и власть, открыв путь для формирования нового, более рационального интернет-общества.

Возможность отстранения современной элиты манипуляторов от власти и проведения рациональных реформ становится реальной благодаря неизбежному сокращению значения телевидения как главного современного инструмента манипуляции. Эпоха теледиктата заканчивается. Будущее телевидения — уход в Интернет. В достаточно близком будущем каждый пользователь благодаря имеющемуся неограниченному доступу к любой информации в Интернете сможет создать собственный, в большей или меньшей степени совершенный, аналог телестанции. Сегодня это кажется невероятным. Однако еще вчера трудно было представить ситуацию, при которой создать свою газету сможет практически каждый. А сейчас любой пользователь Интернета может организовать свой блог, то есть по сути интернет-газету. Некоторые блоги посещаются большим количеством читателей, чем солидные печатные издания.
Для создания собственного «телевидения» в случае свободного распространения информации в Интернете, пользователю будут не нужны большие финансовые ресурсы. Когда телекомпании будут транслировать передачи в Интернете, а пользователи смогут бесплатно скачивать любые программы, фильмы и информацию, станет возможным бесконечное число авторизированных видео- и аудиокомпиляций, которые составят содержание множества интернет-сайтов — программ любительских «телестанций». В этой ситуации неизбежно уменьшится значение коммерческой и политической рекламы как инструмента манипуляции, основанного на монополизации доступа к каналам распространения информации. Если количество в равной степени эффективных информационных носителей огромно, никто из них не может получить эксклюзивные возможности влиять на сознание общества.
После первоначального подрыва мощи этих инструментов манипуляции рациональное общество сможет их окончательно уничтожить. Могу предположить, что политическая и коммерческая реклама в обществе будущего будет уголовно наказуемым деянием, как сегодня им стало распространение спама (в принципе это идентичные по социальной сути явления, со спамом даже

проще бороться, чем, например, защитить себя от контакта с рекламой при просмотре телепрограмм), функции информирования о товарах и услугах, как мы уже писали, возьмут на себя независимые от продавцов и производителей компании, защищающие права потребителей.
Конечно, Интернет тоже может использоваться для манипуляции. Но в силу его технологической специфики, открытости и простоты распространения информации, которое не требует обязательных первоначальных капиталовложений, монополизировать его возможности нереально (в отличие от возможностей, например, телевидения). Поэтому манипуляция в Интернете всегда будет носить бытовой или криминальный характер, а не системный. Таким образом, есть все основания говорить, что Интернет не станет инструментом системной манипуляции в руках правящей элиты.
Свободней доступ к главному товару современного общества — информации ведет к рационализации социально-экономической системы в направлении обеспечения возможности рационального выбора и более эквивалентного социального обмена для каждого индивида при совершении любых социальных действий.
Свободный доступ и распоряжение информацией — ключ к формированию более рациональной социальной системы, поля и иерархии, которая в большей степени соответствовала бы идеальным целям общества.
Интернет-общество и теория «сетевого общества»
Говоря о современном информационном обществе и формирующемся интернет-обществе, нельзя не упомянуть теорию сетевого общества, происхождение которой связано с именем М.
Кас- тельса, являющеюся в последние годы одной из самых популярных макротеоретических конструкций [4]. В центре данной теории находится положение о деловых сетях, определяющих жизнь и развитие современного общества.
Сторонники теории сетевого общества считают, что не индивиды, а деловые, финансовые, информационные сети, созданные благодаря новым информационным технологиям в виртуальном
пространстве, фактически вершат судьбу современного мира. Эти сети, связывающие контрагентов, которыми могут быть как индивиды, так и организации, являются основной структурной единицей хозяйственной организации нового общества. Они структурируют экономику и другие сферы социальной жизни. Согласно теории сетевого общества, время власти старых элит и борьбы классов прошло, и не социальные объединения индивидов, а надындивидуальные сети господствуют в обществе.
Нельзя не согласиться с Кастельсом в том, что экономические (деловые) сети имеют большое значение в жизни современного общества. Однако при этом нельзя согласиться с той интерпретацией его теории, по которой эти сети представляют собой беспрецедентное в мировой истории явление и играют некую самостоятельную роль в обществе, вне контекста воли составляющих их индивидов.
Придерживаясь принципа методологического индивидуализма, мы можем утверждать, что сети в информационном обществе являются не самостоятельным надындивидуальным субъектом, а всего лишь одним из инструментов социального обмена между индивидами. В результате этого обмена задействованные в информационных экономических сетях индивиды конвертируют свои интеллектуальные и социальные ресурсы в первичные ценности. При этом в рамках Сети может производиться и эквивалентный, и неэквивалентный обмен, происходить манипуляция и использование. Таким образом, сети являются всего лишь современной формой осуществления многоступенчатого социального обмена между индивидами, в той или иной степени в них задействованными. Появление и развитие деловых сетей не отменяет и не видоизменяет социальных законов, существующих в обществе. Формирование деловых сетей не может быть признано основной характеристикой нового информационного общества, придающей ему качественное отличие от предыдущих социальных систем. Сети — форма социальных коммуникаций, а не инструмент, создающий принципиально новую форму общественной организации. Таким инструментом могут стать только новые информационные технологии в целом (прежде всего Интернет), а не их частное проявление, которым являются деловые сети.

Законодательная власть
Выдающийся американский политолог Р. Даль в работе «Демократия и ее критики» (1989) в поисках путей защиты от сползания демократии к «фактическому квазипопечительству» общества со стороны элиты (в терминологии Р. Даля «по- лисиэлиты») задается вопросом: «Разве не могут полисиэлиты прибегнуть к технологии интерактивных коммуникаций ддя манипулирования населением в собственных целях?» [5]. Как вариант защиты от подобного развития событий на основе все тех же интерактивных технологий (напомним, Интернет в то время находился в зачаточном состоянии) Р. Даль предлагает некую политическую фантазию: «Представьте себе, что развитая страна создала бы мини-народ из, предположим, 1000 граждан, выбранных из всего населения». Далее, по Далю, «каждой существенной проблеме дня соответствовал бы один предназначенный для этого мини-народ». Мини-наро- ды, пользуясь услугами экспертов и обмениваясь мнениями, сформулируют суждения, «представляющие мнение демоса... которые тот выработал бы, обладая всей доступной информацией, позволяющей решать, какая политическая стратегия обеспечит ему достижение нужных целей».
Мы сознательно столь подробно остановились на теоретических построениях Р. Даля, в частности и для того, чтобы подчеркнуть, насколько далеко ушло развитие творческого процесса за 17 лет, прошедших с момента опубликования его книги. Сегодня предложения Даля кажутся сложными и недостаточно радикальными. Уже сейчас благодаря тотальному распространению Интернета в развитых странах возникла реальная возможность перехода от представительной демократии к прямой.
В условиях свободного доступа в Интернет всех членов общества роль парламента, органов законодательной власти смогут выполнять все заинтересованные граждане. Они смо-

гут получить возможность обсуждать, голосовать и принимать законы, оперативно реагировать на появление той или иной проблемы, используя специализированные интернет-ресурсы в режиме реального времени, то есть выступать в роли депутатов современных парламентов. За порядком и организацией работы смогут следить модераторы, избираемые участниками парламента — пользователями данного ресурса.
Опасение того, что результаты подобных голосований могут быть сфальсифицированы заинтересованными хакерами, не кажется достаточно серьезным. Во-первых, угроза фальсификаций существует и при традиционных моделях голосования. Использование электроники, наоборот, снижает риск этих фальсификаций. Во-вторых, несмотря на то, что хакеры пытаются угрожать всем социальным институтам современного общества, эти институты все активнее уходят в Интернет. А мотивация нарушать ход голосования у хакеров будет заведомо ниже, чем, например, взламывать банковские счета. На каждое ухищрение хакеров развитие информационных технологий отвечает новыми уровнями защиты. Кроме того, голосования могут быть поименными, принцип тайного голосования устарел — в развитых странах уже никто не боится наказания за «неправильную» подачу голоса. В этом случае при организации голосований может быть использован инструмент электронного удостоверения личности и электронной подписи, который позволит лучше контролировать корректность подведения их итогов.
Угроза того, что желающих поучаствовать в процессе принятия решений будет слишком много для организации практической работы, также не представляется реальной даже ддя больших стран. Сегодня интерес избирателей к политике подогревается мифотворчеством и манипуляцией СМИ. Большинство жителей планеты аполитичны и сконцентрированы на своей частной и профессиональной жизни. Зависимость условий жизни рядовых граждан от того, какая партия в данный момент находится в их стране у власти, крайне мала. Политики тратят огромные средства на рекламу и агитацию, вовлекая избирателей в политический процесс, заставляя их
потратить некоторое количество своего времени, чтобы добраться до участка и проголосовать.
В интернет-обществе парламент будет клубом любителей политики, принять участие в котором смогут все. Но в реальности его численность вряд ли может быть больше, чем численность интернет-клубов любителей пива или коллекционеров марок (и, конечно, меньше, чем футбольных болельщиков или фанатов поп-звезд).
В представительной демократии уровень влияния на политическую жизнь определяется прежде всего обладанием социальными и финансовыми ресурсами. В прямой интернет-демократии возможность участия в принятии политических решений будет определяться только степенью личной заинтересованности и компетентности индивида, которая определит частоту и качество посещений им соответствующего сайта виртуального парламента. Естественно, меньшинство политически озабоченных граждан, являющихся постоянными посетителями этого интернет-парламента, будет находиться под латентным контролем пассивного большинства, члены которого смогут при необходимости воспользоваться своим правом потенциальных интернет-депутатов.
Поклонники теории Р. Даля скажут: значит, и в интернет- обществе политическая жизнь окажется уделом так называемой внимательной публики, то есть информированного и политически активного меньшинства населения. А как же мнение большинства народа, демоса? Попробуем дать ответ на этот вопрос. Для того чтобы в условиях свободного выбора, при отсутствии социальной стимуляции индивид тратил свои жизненные ресурсы на получение информации и участие в деятельности интернет-парламента, он должен быть мотивирован к этой деятельности творческим инстинктом. В интернет-обществе все индивиды, имеющие творческие способности к решению политических проблем, объективную (социально бескорыстную) потребность влиять на принятие политических решений, смогут это сделать. Только эти индивиды способны совершать рациональный выбор при принятии тех или иных политических решений.

Что касается политически пассивного большинства, не имеющего потребности в творческой самореализации в политической сфере, его участие в политике может быть обусловлено только манипулятивным принуждением или получением социальных преференций. И в том, и в другом случае члены этого большинства не смогут сделать по-настоящему рациональный выбор, согласующий их собственные социальные интересы и задачи общества.
У читателя может возникнуть вполне закономерный вопрос: не будут ли активные члены интернет-парламента злоупотреблять своими возможностями для получения социальных преференций? Механизм контроля над тем, чтобы этого не произошло, прост. В условиях свободного распространения информации и возможностей всех индивидов воспользоваться правом виртуальных депутатов в распоряжении потенциальных манипуляторов не будет инструментов манипуляции обществом. Таким образом, они не смогут реализовывать свои социальные задачи за счет других членов общества. Любые подобные попытки затронут интересы политически инертных членов общества и заставят их вмешаться в ситуацию и защитить себя от использования с помощью механизмов прямой интернет-демократии.
Исполнительная власть
Интернет-демократия не нуждается в посредниках между избирателями и властью. В ней нет места для политических партий, призванных манипулятивными методами мобилизовать активность избирателей для решения социальных задач своих руководителей.
Политические партии, как известно, создавались с целью реализации тех или иных идеологических программ. Сегодня на Западе идеологические отличия между ведущими партиями близки к нулю. Дискуссии между ними по преимуществу сводятся к вопросам решения мелких тактических задач. Сами названия партий — демократическая или консерватив
ная, социал-демократическая или либеральная — стали, по сути, обманом избирателей. Интернет-общество конституирует фактически свершившийся процесс деидеологизации политической конкуренции.
Борьбу политических партий в интернет-обществе сможет заменить конкуренция услуг сообществ профессиональных управленцев, подобных тем, что сегодня предлагают свои услуги в бизнесе.
Исполнительная власть в этом воображаемом интернет- обществе будущего будет осуществляться сообществами де- идеологизированных менеджеров. Интернет-парламент периодически на альтернативной конкурсной основе (членом конкурсной комиссии сможет стать каждый избиратель) будет заключать контракт с одним из таких сообществ. Контракт, в.котором будут предусматриваться определенная программа действий, ее предполагаемый результат и соответствующая оплата работы, может быть в любой момент расторгнут в случае, если члены интернет-парламента набросают данной группе профессиональных управленцев достаточное количество черных шаров (проголосуют за досрочное расторжение контракта).
Тем самым произойдет десакрализация политического управления и превращение выборов исполнительной власти из манипулятивного шоу в покупку и оплату потребителем необходимой заурядной услуги. Занятие политическим управлением в органах исполнительной власти, таким образом, станет рутинной профессиональной деятельностью.
Нарисованная картина уже сегодня не представляется фантастической. Многие страны Западной Европы, США, Япония, Южная Корея достигли практически стопроцентной интернетизации. В странах, принадлежащих к западной цивилизации, Интернет проникает во все сферы общественной жизни и социальные институты — образование, здравоохранение, безопасность, органы муниципальной власти. В США проведены первые эксперименты по голосованию через Интернет. В странах Европейского союза уже несколько лет осуществляется проект «e-democratia», предусматривающий обсуждение
текущей политической ситуации в виртуальном интернет- парламенте (пока, правда, безвластном). В Эстонии недавно было официально разрешено голосование через Интернет на парламентских выборах (с использованием для регистрации голосующих их электронных удостоверений личности). Первые эксперименты по широкому использованию Интернета в социальных институтах проходят даже в Казахстане.
Переход к прямой интернет-демократии неизбежен как следствие развития творческого процесса, подготовившего новый виток рационализации социальной системы. Конечно, этот переход встретит ожесточенное сопротивление правящих элит в странах Запада. Но, по нашему мнению, задача спасения западного общества от глобальных угроз через дальнейшую рационализацию с неизбежностью приведет к этому единственному технически возможному на сегодняшний день решению. По нашей оценке, первыми странами интернет-демократии могут стать небольшие по численности высокоразвитые демократические страны, такие как Исландия, Норвегия, отдельные кантоны Швейцарии. Затем интернет-демократия распространится на другие страны Запада и Дальнего Востока, а потом, в очень отдаленной перспективе, и на весь мир.
Интернет-общество не только утвердится в политической сфере, но постепенно оно преобразит и экономическую жизнь общества.
<< | >>
Источник: Эйдман И. В.. Прорыв в будущее: Социология интернет-революции. 2007

Еще по теме ИНТЕРНЕТ-СООБЩЕСТВО, ИНТЕРНЕТ-РЕВОЛЮЦИЯ И ФОРМИРОВАНИЕ ИНТЕРНЕТ-ОБЩЕСТВА:

  1. ЭКОНОМИЧЕСКАЯ СИСТЕМА ИНТЕРНЕТ-ОБЩЕСТВА
  2. ГЛАВНЫЕ СОЦИАЛЬНЫЕ ПРИОРИТЕТЫ ИНТЕРНЕТ-ОБЩЕСТВА
  3. ИНТЕРНЕТ-ОБЩЕСТВО КАК БЛИЖАЙШАЯ ПЕРСПЕКТИВА СОЦИАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ
  4. ИНТЕРНЕТ-ОБЩЕСТВО И НОВЫЙ ВИТОК ТВОРЧЕСКОГО ПРОЦЕССА
  5. Эйдман И. В.. Прорыв в будущее: Социология интернет-революции, 2007
  6. Раздел 9. ИНТЕРНЕТ-ОБЩЕСТВО БУДУЩЕГО
  7. 4.2. Перспективы Интернет-банкинга
  8. КАК ПРОДАВАТЬ В ИНТЕРНЕТЕ
  9. 5 . 4 . Рк-кампания и продвижение в Интернете
  10. БЮДЖЕТ НА ИНТЕРНЕТ