<<
>>

Послегомеровский эпос. Гесиод

Из послегомеровских эпических поэм, пользовавшихся в свое время большой популярностью и служивших источником, из которого черпали свои сюжеты трагические поэты V—IV вв. (так называемые киклические поэмы), до нас не дошла ни одна.
Сохранились лишь ничтожные отрывки из этих поэм, но их содержание нам известно из пересказов античных авторов («Хрестоматия» Прокла, «Библиотека», приписываемая Апол- лодору, и др.). В этих поэмах были последовательно изложены события таких больших мифологических циклов, как фиванский и троянский: о судьбе фиванского царя Эдипа рассказывала «Эди- подия»; история троянской войны излагалась в «Киприях» (кн. I—XI), в «Эфиопиде» (кн. I—V), в «Гибели Илиона»; о судьбе рода Агамемнона говорилось в «Возвращениях», о приключениях Одиссея после его возвращения на Итаку — в «Те- легонии» и т. п. Авторы этих поэм использовали традиционный эпический стиль, и поэтому в свое время многие из них приписывались Гомеру, но позднейшая античная критика сумела установить различия между гомеровскими поэмами и «киклом», за которым она не признавала художественных достоинств. Под именем Гомера до нас дошел сборник гимнов богам, тоже написанных гексаметром. Они исполнялись на празднествах рапсодами перед началом декламации эпических поэм. Традиция требовала, чтобы на празднике звучал гимн тому божеству, которому посвящен праздник. Сохранились гимны, обращенные ко всем богам олимпийского пантеона. Их принято называть гомеровскими гимнами. К послегомеровскому эпосу можно отнести творчество Гесиода. Гесиод (VIII—VII вв. до н. э.) —первое реальное имя в античной литературе. Под этим именем до нас дошли поэмы «Труды и дни» и «Теогония» («Родословная богов»), определяющие два новых направления в греческой литературе VII— VI вв. до н. э. — дидактическое и генеалогическое. Если гомеровский эпос сложился в восточной Греции (Малая Азия и острова Эгейского моря), где говорили на ионийском диалекте, то родина Гесиода — материковая Греция; тем не менее Гесиод использовал в своих поэмах традиционный эпический язык, в основе которого лежит ионийский диалект. Из поэмы «Труды и дни» мы получаем некоторые биографические сведения о ее авторе; в ней отражены привычки, нравственные понятия, уровень образованности поэта. «Труды и дни» — единственный дошедший до нас образец греческого дидактического (наставительного) эпоса. Поэма лишена сюжета. Она представляет собой поучения брату поэта Персу, который после смерти отца подкупил судей и присвоил себе большую и лучшую часть наследства. Но обращение к адресату — лишь дань дидактической традиции. В действительности поэма была рассчитана на широкую аудиторию. Гесиод выступает в поэме как моралист н поэт земледельческого труда. Сам он, по-видимому, земледелец среднего достатка, прибегающий к рабскому и наемному труду, но выполняющий оснсшную работу в поле своими руками. В конце VIII — начале VII вв. до н. э. в материковой Греции усиливается разложение родового строя, социальное расслоение; разбогатевшая аристократия (крупные землевладельцы) начинает закабалять и эксплуатировать мелких и средних землевладельцев — отсюда оппозиция Гесиода, осуждение неправедных судей и века, в котором можно безнаказанно творить несправедливые дела. Если автор гомеровских поэм уходит от реального мира в область мифа, то Гесиод не порывает связи с обыденной земной жизнью.
Он описывает скудное и полное тяжких трудов существование земледельца. Гесиод религиозен, даже суеверен, но главное в его мировоззрении — высокое уважение к труду. Свои советы и рассуждения он иллюстрирует картинкам» мифологического характера, баснями. В басне о соловье и ястребе он хотя и говорит о бесполезности борьбы с сильными мира сего, злоупотребляющими вла* стыо, хотя и призывает к покорности и терпен-ию, но сами эти жалобы на общественную несправедливость, обличение неправедных судей есть акт социальной борьбы. Ьоэма «Труды н дни» является ценным историческим памятником социального протеста. Пессимизм Гесиода нашел выражение в рассказе о пяти веках— рассдазе о постепенной деградации человечества и росте материальных трудностей. Мысль об ухудшении жизни на земле с каждым новым поколением иллюстрируется мифомл) Пандоре (см. с. 39). Этот пессимизм связан с растущим в Греции социальным неравенством, с делением людей на «лучших» и «худых». Поэт живет надеждой на Зевса, который должен установить справедливый миропорядок, и полагается на труд как на основу благосостояния. Описание трудов земледельца сопровождается практическими советами и излагается в поэме по дням, в календарном порядке. Поэт рассказывает, в какие дни лучше приступать к пахоте, в какие — собирать урожай. Для любого дела, как хозяйственного, так и семейного, существуют с его точки зрения «счастливые» и «несчастливые» дни: Сев начинать на тринадцатый день опасайся всемерно; Но для посадки растений тринадцатый день превосходен. (Труды и дни, ст. 780—781; пер. В. В. Вересаева). Гесиод дает советы по домашнему хозяйству, поучения насчет отношений с соседями, с женой. Это советы расчетливого, благоразумного, весьма экономного хозяина: Только дающим давай; ничего не давай не дающим. (Труды и дни, ст. 354; пер. В. В. Вересаева). Жгучего голода тот избежит, кто копить научился. (Труды и дни, ст. 363; пер. В. В. Вересаева). Однако, призывая к накоплению богатства, Гесиод при всей своей расчетливости предостерегает против нечестных приемов в достижении этой цели: Выгод нечистых беги: нечистая выгода — гибель. (Труды и дни, ст. 352; пер. В. В. Вересаева). Наряду с истинной народной мудростью мы находим в поэме нелепые, курьезные приметы, касающиеся самых различных сторон быта: Мало хорошего, если двепадцатидневный ребенок Будет лежать на могиле — лишится он мужеской силы. (Труды и дни, ст. 750—751; пер. В. В. Вересаева). Гесиод использует гексаметр — поэтический размер эпоса, придающий повествованию несколько приподнятый торжественный характер, но тон у него иной, нежели у Гомера, герои которого живут не трудясь, думают только об оружии, о боях и о добыче. И если автор в гомеровских поэмах не обнаруживается, будучи скован традиционной поэтической техникой, то личность автора «Трудов и дней» четко вырисовывается в поэме. По форме это эпическая поэма, но по содержанию — нечто среднее между повествовательным и лирическим произведением. Это поэма, содержащая размышление и субъективное отношение к предмету разговора; она написана в форме обращения ко второму лицу; это в основном разговор о повседневной жизни, а не рассказ о прошлом; личный характер произведения делает поэму Гесиода жанром переходным от эпоса к лирике. Приписываемая Гесиоду поэма «Теогония» — это первая известная нам попытка греков систематизировать не только родословную богов, но и историю происхождения мира. Мифы, излагаемые поэтом, изобилуют грубо фантастическими деталями, отсутствующими у Гомера (например, описание сторуких великанов, Ехидны, Химеры и других чудовищ). Это указывает на более архаическое миропонимание автора «Теогонии» по сравнению с автором «Илиады» и «Одиссеи», явно стремящимся к упорядочению мифа, к отнесению его на периферию культуры. Несмотря на это, однако, мы находим в «Теогонии» стремление к жизненному правдоподобию, к логическому осмыслению окружающего мира. Как бы ни было фантастично, например, описание чудовища Тифона, оно нужно автору для объяснения природы вулканических извержений н землетрясений.
<< | >>
Источник: Г. Г. АНПЕТКОВА-ШАРОВА, Е. И. ЧЕКАЛОВА. АНТИЧНАЯ ЛИТЕРАТУРА. 1980

Еще по теме Послегомеровский эпос. Гесиод:

  1. Гомеровский эпос
  2. Эпическая поэзия Темные века. Героический эпос
  3. В.Л. Хализев. ЭПОС
  4. СКАЗОЧНЫЙ эпос
  5. Глава Национальный эпос
  6. 16. хэппи-энд И РЕЛИГИОЗНАЯ НАДЕЖДА: «ВЛАСТЕЛИН КОЛЕЦ» — СКАЗОЧНЫЙ ЭПОС Джон Дж. ДЭЙВЕНПОРТ
  7. Глава X Проверка формулы. Психология стиха. Лирика, эпос. Герои и действующие ПСИХОЛОГИЯ лица. Драма. Комическое и трагиче- ИСКУССТВА ское. Театр. Живопись, графика, скульптура, архитектура
  8. Древняя Греция
  9. Ранняя классика
  10. Искусство средневековой Европы