<<
>>

Учителю и ученику

О том, насколько важную роль торговля играла в политической жизни Шумера, повествует легенда об Энмеркаре, одном из древнейших шумерских правителей, чье имя донесли до наших дней глиняные таблички. Когда правитель соседнего города Аратты отказался платить за купленное зерно, Энмеркар после долгих уговоров просто пригрозил больше никогда не отправлять свои караваны в Аратту.
После этого царь Аратты не только полностью рассчитался за зерно, но и сделал богатые жертвоприношения в храм богини. Он даже поклялся в верности и преданности Энмеркару. Современные ученые вполне справедливо полагают, что в этой легенде нагляднейшим образом отразился механизм захвата шумерскими правителями рычагов влияния в регионе — сперва экономических, а как следствие — и политических. Видимо, реальной основой для этой истории послужила какая-то сделка городских купцов, оказавшаяся под угрозой. Правитель города, то ли стремясь защитить своих подданных, то ли просто воспользовавшись удобным предлогом, основательно припугнул соседа угрозой полного разрыва торговых отношений. Данная история, кстати, показывает и то, сколь значительную роль играл Шумер в экономике региона — соседний правитель предпочел смириться и всячески выказать свою покорность, только бы не потерять давнего и надежного торгового партнера. Внутренняя торговля Постепенно, по мере того, как шумерское общество расслаивалось на классы, появлялись различные формы собственности, помимо храмовой. Земля, животные могли принадлежать кому-то из горожан, кто-то занимался собственным ремеслом, возникла и частная собственность. Это был важнейший переломный момент в формировании цивилизации шумеров, и почти сразу вслед за этим начала развиваться и внутригородская торговля. Разумеется, этот вид торговли тоже оказался под полным контролем храмов и царей. Особенно строго чиновники из городской администрации следили за торговлей продуктами. Учитывалась и записывалась самая ничтожная сделка. [Таблетка Блау — древнейший документ о продаже земли (стр. 133, илл. 38)] Ближе к концу III тысячелетия до н.э. наряду с продовольствием, сырьем и готовыми изделиями ремесленников в Шумере возник новый объект купли-продажи — земля. Документально зафиксированы случаи продажи земельных участков одними горожанами другим. Главная собственность богов перешла, хотя бы частично, в руки человека. Впрочем, надо заметить, что это не повлияло на отношение шумеров к своим богам — люди никогда не переставали считать себя безвольными слугами по отношению к многочисленным богам. Изучая торговые документы шумерских купцов, ученые обнаружили, что в какой-то момент торговля делает важный шаг вперед. Если на ранних этапах развития Шумера всеобщим товарным эквивалентом, своеобразной “валютой” было зерно, то при возникновении внутреннего рынка его место довольно быстро занимают медь и серебро. Золото при торговых расчетах использовалось реже — видимо, за счет того, что имело меньшую практическую значимость для большинства горожан. Товары не имели какой-то фиксированной цены. На цену влияли спрос и предложение, урожаи, войны. В военное время цены на все товары резко взлетали вверх. Шумерские купцы (как и все купцы всех последующих стран и эпох) использовали любую возможность продать свой товар втридорога.
Ловкость была главным условием удачливости торговца. “Ловкость” и “жульничество” в торговом деле у шумеров явно были синонимами. Купец мог продать ничего не подозревающему покупателю мешок зерна, смешанного с песком, негодные тряпки вместо хорошей одежды. Впрочем, таких мошенников осуждали не только люди, складывавшие обидные пословицы про “позорящих звание торговца”, но и боги. В шумерских мифах содержится немало гневных высказываний, с которыми боги обращаются к нечестным купцам. Возникновение и бурное развитие внутренней торговли историки относят ко второй половине III тысячелетия до н.э. В этот период в городах начинают строить базары — места, где совершались все внутригородские сделки. На базаре продавали и покупали продукты, утварь для дома, одежду, ткани. При заключении сколько-нибудь серьезной сделки стороны приглашали писца. Он составлял соответствующую запись на глиняной табличке, продавец и покупатель ставили под глиняным документом свои “подписи” — оттиски личных печатей, потом такой же печатью украшал документ и писец — свидетель сделки. Табличку он затем относил храмовому или царскому чиновнику. Горожане могли приобрести все товары на базаре, городские торговцы же для заключения сделок отправлялись на городскую пристань, куда привозили свой товар заезжие купцы. Оптовая торговля велась прямо на пристани, а то и на палубе купеческого корабля, при этом все сделки строго учитывались местными чиновниками и писцами. Помимо купцов, на пристань заходили и ремесленники — приобрести подешевле сырье для своих мастерских. [“Пир”. Рельеф. Стр. 229, илл. 74б] Городской базар со временем стал своего рода культурным центром города — сюда приходили поговорить с друзьями, узнать последние новости, послушать рассказы купцов о диковинных далеких странах. Здесь же можно было занять денег или продуктов у ростовщика под залог имущества. Ростовщичество, как и практически всякий вид деятельности в шумерском городе, подлежало строгой учетности. Таблички из древних архивов свидетельствуют, что шумерские ростовщики выдавали ссуды на сравнительно короткий срок. Рассчитывались заемщики обычно в одно и то же время — после сбора урожая. Разные товары давались под разные проценты. За меру ячменя, например, требовалось отдать ростовщику треть меры, очень редко можно было получить ячмень под пятую часто (20%). Зато финики можно было взять не выше, чем под те же 20%. За ссуду серебра ростовщик требовал от 20 до 30%. Некоторые документы шумерской эпохи свидетельствуют о существовании даже в те далекие времена купеческих товариществ. Для совершения какой-нибудь особо крупной сделки сразу несколько купцов занимали у ростовщика серебро “на всех”. После завершения сделки каждый получал прибыль пропорционально тому, как много своего капитала он вложил в дело. Если такие солидарные займы проходили через ростовщиков, легко предположить, что купцы могли и сами по себе объединять капиталы для сделки, с которой не справились бы поодиночке. Иными словами, торговля и предпринимательская деятельность в Шумере достигли весьма высокого уровня развития. И все-таки, какие бы удачные сделки ни заключали купцы в родном городе, как бы ловко ни обвешивали своих сограждан, главным занятием шумерских торговцев оставались все же “внешнеэкономические” сделки. Экономическое процветание Шумера, высокий уровень материальной культуры, развитие искусства — как прикладного, так и декоративного — зависели от ввозимого в страну сырья. И тем более заслуживают уважения шумерские мастера. Не имея собственного материала, не владея методами обработки или частично утратив их после переселения в Месопотамию, они за довольно короткий срок научились создавать из привозного сырья — металлов, камня, драгоценных камней подлинные шедевры. Как по техническому исполнению, так и по художественному оформлению изделия шумеров намного опередили сопредельные страны и культуры. [Доска для игры и фигурки (шашки). Слоновая кость, перламутр. Ур, сер. III тысячелетия до н.э. Стр. 63, илл. 14]
<< | >>
Источник: Зайцев А., Лаптева В., Порьяз А.. Мировая культура: Шумерское царство. Вавилон и Ассирия. Древний Египет.. 2000

Еще по теме Учителю и ученику:

  1. Учителю и ученику
  2. Учителю и ученику
  3. Учителю и ученику
  4. Учителю и ученику
  5. Учителю и ученику
  6. Учителю и ученику
  7. Учителю и ученику
  8. Учителю и ученику
  9. Учителю и ученику
  10. Учителю и ученику
  11. Учителю и ученику
  12. Учителю и ученику
  13. Учителю и ученику
  14. Учителю и ученику
  15. Учителю и ученику
  16. Учителю и ученику