<<
>>

Ишпуини, сын Сардури


j Клинообразные надписи на урартском языке известны с конца IX в./Короткие строительные надписи на базах колонн, обычно повторенные на одном камне по нескольку раз, содержат имя царя Ишпуини, сына Сардури; другие же, более пространные надписи о походах или с религиозными текстами содержат два имени —Ишпуини и его сына Менуа, причем царский титул носил только отец[115], что противоречит высказывавшемуся ранее мнению о том, что Ишпуини одно время правил совместно со своим сыном.
В надписи на скале у восточных ворот Ванской цитадели, повествующей о возведении культовых ворот для бога Халди, упомянуты Ишпуини, сын Сардури, Менуа, сын Ишпуини, и Инушпуа, сын Менуа[116].
Такое упоминание в надписях двух имен, а в одном случае даже трех, непонятно. Г. А. Меликишвили полагает, что Ишпуини в надписях упоминал имя своего сына Менуа для того, чтобы упрочить его на урартском престоле[117]. Но, кроме Менуа, он имел еще другого сына, Сардури, вероятно, старшего, так как тот носил имя деда. В тексте Сар гона о взятии Мусасира рассказывается о бронзовой статуе Сардури, сына Ишпуини, и о бронзовых статуях быка и коровы с теленком, отлитых по его приказанию[118]. Но в урартских клинописных источниках имя Сардури не упоминается, возможно, что он при Ишпуини был наместником Мусасира.
IВ текстах военного содержания, дошедших от этого времени, отмечаются три основных пути урартских походов: в горные районы, к юго-востоку от столицы Урарту Тушпы, на южное побережье оз. Урмия и на север, в сторону Закавказья.^
В конце IX в. усиливается Ванекое царство и значительно расширяются его границы.//Урарты начали нрочно осваивать территорию между озерами Ван и Урмия. 1 Келяшинская двуязычная клинообразная надпись (на ассирийском и урартском языках)[119] свидетельствует о подчинении Ваиекому царству города, названного в ассирийском тексте^М^асиром, а в урартском — Ардини. Этот город, п'аходшжшйся' в хорошо защищенной естественными условиями горной местности к юго-востоку от оз. Ванв, позднее служил защитой Урарту с юга и имел большое значение во время войн Урарту с Ассирией.|
[Вторым районом, куда направлялись урартские походы, было южное побережье оз. Урмии.|В надписях отмечается покорение страны Баршуа (ассир. Парсуа) к югу от Мана и города Меишта (УКН, № 29). В одном из текстов указывается также численность войска, направленного на юг от Урмии, перечисляется 106 колесниц, 9174 всадника и 2704 пехотинца[120]. |Таким образом, уже в конце IX в. урарты овладели приур- мийским районом, который на долгое время (вплоть до VII в.) стал яблоком раздора между Ассирией и Урарту.
^Третий путь урартских походов лежал на север, в сторону Закавказья./В четырех надписях Ишпуини и Менуа (УКН, № 20—23), три из которых были обнаружены в центре Урарту, около Вана, а одна — около Алашкерта, рассказывается о набеге племен Уитерухи, Луша и Катарза[121] (в тексте перед названиями стоит детерминатив лица или племени, а не страны). Эти племена из долины Аракса доходили до города Анаше (Алашкерта), перевалив Средний Армянский Тавр, который при Ишпуини и Менуа был северной границей Урартского государства. По-видимому, эти военные действия очень беспокоили урартского царя, и для отпора вторгшемуся врагу на север было направлено войско, состоявшее из 66 колесниц, более тысячи всадников (в надписи число полностью не сохранилось) и 15 760 пехотинцев.

В одной из указанных надписей (УКН, № 20) отмечается, что на помошь племенам Уитерухи, Лgt;ша и Катарза пришли подкрепления царей страны Этиухи; это давало основание считать, что враги пришли из-за Аракса. Такое предположение подтверждается и более поздними текстами. Так, в надписи Аргишти в Ване (CICh, 112) вместе с этими тремя странами называется еще Эриахи, страна, расположенная к северу от горы Арагац, а в Хорхорской летописи Аргишти страна Катарза упоминается наряду с Этиуии, Эриахи и Ишкиглу, отнесение которых к Закавказью не вызывает сомнений и подтверждается надписями в Эларе и Ганлидже.
lt; Урарту в конце IX в. выступает уже как государство, лмеющее крепкую централь- ^ную власть/ Это нашло отражение и в религии. Надпись Мхерй-дур (Мхер-капуси, OShTi^f, содержащая перечень жертв урартским божествам, дает нам ттелый пантеон бcгrt^в~tт^э^ждe^t5nFoi от ж?льны х~~п лемеп). воглаве которых стоят боги центральной иT+f-erpttj\ы              Xалпи, Теишеба и Шнв~йиТГ
У Ишпуини пышный царский титул (Келяшинская стела): «Царь могучий, царь страны Шура, царь страны Биайиа, правитель города Тушпы». В ассирийском тексте этой же стелы мы читаем: «Царь великий, царь могучий, царь вселенной, царь страны Наири, правитель города Тушпы». Параллельные тексты Келящинской стелы дали основание сопоставить урартский титул «царь страны Шура» с ассирийским «царь вселенной» (SAR kissati), а «царь страны Биайиа» — с ассирийским «царь страны Наири»[122].

Менуа, сын Ишпуини
} Со вступлением на престол царя Менуа (Минуа)[123] (около 810 г.) начинается период наивысшего могущества Ванского царства, длившийся около семидесяти лет. За это время Урарту становится крупнейшим государством Передней Азии./
В Урарту проводится усилснное строительство, особенно в центральной части царства. С именем Менуа связано более сотни клинообразных надписей, во многих из них говорится о строительных работах, проведении каналов. По всей вероятности, именно к этому времени относится окончание возведения стен Ванской цитадели. На скале у восточных ворот (Тавризских) сохранилась клинообразная надпись (УКН, № 18),'содержащая имена Ишпуини и его сына Менуа.
Кроме укрепления цитадели столицы, были возведены также крепости, защищавшие подступы к Тушпе. В надписях рассказывается о построении крепостей на северо- восточном побережье оз. Ван (УКН, № 65—67). Крепость мощной циклопической кладки была возведена на высоком холме у сел. Анзав (в 10 км северо-восточнее Вана), откуда происходят две клинообразные надписи Менуа (УКН, № 71 и 88) о строительных работах. С этой крепостью была связана другая крепость, развалины которой сохранились у сел. Хараконис, и, вероятно, прав Леман-Гаупт, считавший эти крепости звеном целой цепи укреплений, идущих от Ванской низменности на восток, соответственно древнему пути: Ван — оз. Арчак — Сарай — Хой и дальше[124].
Но кроме этих крепостей Менуа возвел большие укрепления в северной части своей страны, в районе Малазгирта (УКН, № 73), которая была исконной территорией Урарту, а также и в присоединенных землях. О постройке таких крепостей, служивших опорными пунктами и базами для дальнейших походов, рассказывается в надписях Гассан-кала (УКН, № 69) и Делибаба (УКН, № 68) в Эрзурумском районе.
Во многих областях Урарту были возведены дворцы и храмы, о которых мы узнаем из надписей. Все эти постройки Менуа давно уже разрушены, и камни из них, возможно, не раз служили материалом для более поздних построек. Но канал, по которому вода подходила к Тушпе, существует до настоящего времени. Современное население Ванского района называет его «каналом Шамирам» и связывает его название с именем царицы, матери ассирийского царя Ададнирари III, в период правления которой он был создан. Моисей Хоренский приписывает ей постройку города Вана с великолепными зданиями, украшенными разноцветными камнями. И теперь еще в Армении живут легенды об этой ассирийской царице.
«Канал Шамирам», по которому поливная и питьевая вода подводилась к городу Ван (озерная вода — соленая), берет свое начало от мощного родника в 5 км к югу от р. Хошаб, причем общая его протяженность достигает 70 км. Через р. Хошаб вода канала переводится по мосту, сложенному из стволов деревьев, сохранившему, вероятно, несмотря на неоднократные ремонты, свою древнюю форму. В низменных местах русло канала идет по кладке, достигающей иногда 10—15 м высоты. Эти стены сложены из огромных неотесанных каменных глыб. В кладке сохранились камни с клинообразными надписями (УКН, №43—56), в которых сооружение этого канала приписывается Менуа, сыну Ишпуини, поэтому при жизни последнего канал назывался «каналом Менуа» [125].

Большие ирригационные работы проводились в это время и в других частях территории Урарту: на северо-восточном побережье оз. Ван (УКН, № 57), в районеАрд- жиша (УКН, № 58), а также в окрестностях Малазгирта (УКН, № 59—61), где канал, доходивший до «долины Менуа», также носил имя урартского царя.
Наряду с большими строительными работами в центральной части Урарту Менуа продолжал начатое ego отцом укрепление. и_расдшрение Ванского царства, причем в надписях он титулуется: «царь моРучий (ta?aie)7uapb великиfT(aTsntntE), царъхтраны Шура, царь Биайны, царь царей, правитель города Тушпы» (надпись из Малазгирта, CICh, 64).
Территория Урарту времени царствования Менуа, по имеющимся данным, обрисовывается хорошо, но при этом надо постоянно учитывать крайнюю неустойчивость и изменчивость границ государства, что свойственно всем государствам древнего Востока.
Г В состав Ванского царства в начале VIII в. входили страны Мусасир и Мана в при- урмийском районе и страна Наири, занимавшая южное и юго-западное побережья оз. Ван и граничившая с Ассирией./Так, в одной из надписей, обнаруженных в Ване (УКН, № 28), рассказывается о том, что войско Менуа доходило до границ Ассирии и страны Хати в северной Сирии, прочно освоив территорию долины р. Арацани (р. Мурат) от оз. Ван и до западной излучины Евфрата. В надписи Менуа, обнаруженной в Муше (УКН, № 40, 41), упоминается город Кулмери, хорошо известный по ассирийским источникам, и страна Урме (Урмеухи), которая нри Сардури II носила название Арме.
На западе урарты достигли Евфрата у Малатии. Это отмечается в надписи из Палу (УКН, № 39) на р. Арацани, в которой рассказывается о покорении страны Цу- пани (арм. Цопк) и переправе через р. Евфрат во время похода до страны Хати. По- видимому, побережье Арацани, где были расположены страны, упоминавшиеся и в хет- тских текстах, было уже прочно освоено урартами, которые сами назначали наместников — правителей областей (УКН, № 42).
В западных районах Ванского царства производились лишь разведочные археологические работы[126], и оттуда мы имеем главным образом отдельные клинообразные надписи, основной источник наших сведений. У селений Палу и Багин имеются урартские крепости, причем около последнего в кладке крепостной стены была обнаружена урартская клинообразная надпись[127].
Будущие археологические работы в районе между верхним течением Евфрата и Муратом, несомненно, откроют много археологических памятников и в первую очередь крепостей, которые строились во время походов урартов.
На северо-западе урарты, перейдя р. Араке, достигли богатой страны Диауехи (см. Даяени)[128], что подтверждается надписью из сел. Зивин (УКН, № 36), рассказывающей о захвате города Шашилу18, названного в надписи Языли-таш (УКН, № 37) царским городом большой страны Диауехн, за обладание которой шла постоянная борьба между Ассирией и Урарту.
По отношению к северным областям, в частности к Закавказью, Менуа продолжал политику Ишпуини, и походы на север с переправой через Араке, вероятно, не были редкими.
Для закрепления этих завоеваний Менуа создал на правом берегу Аракса, у современного сел. Ташбурун (на северном склоне Арарата) свой административный центр.

Урартская крепость была построена на месте захваченного города Лухиуни, резиденции местного правителя Иркуа (Ирекуа, Ерикуа).
Важное стратегическое значение этого пункта подчеркивается также неоднократными упоминаниями его в урартских эпиграфических памятниках. Так, сведения о захвате города Лухиуни и победе над Иркуа имеются в шести надписях (УКН, № 30— 35), три из которых обнаружены около Ташбуруна.
Одна из урартских надписей, открытых около Ташбуруна, содержит следующий текст: «Богу Халди, владыке, этот величественный храм Менуа, сын Ишпуини, построил, крепость величественную построил, установил ее имя — Менуахинили» (УКН, № 70). Это нередкий случай, когда вновь выстроенной крепости (в ассирийской клинописи эта идеограмма означает также дворец) было присвоено имя урартского царя.
В 1893—1894 гг. в районе Ташбуруна А. А. Ивановский по поручению Московского археологического общества произвел в нескольких местах раскопки[129]. Им были обследованы остатки большого поселения, где проведенные работы открыли остатки зданий, значительно перестроенных в средневековый период, когда на этом месте находился армянский город Цолакерт, и пяти крепостей, защищавших это поселение с юга и запада.
А. А. Ивановский обратил внимание на то, что керамический материал из раскопок в Ташбуруне оказался очень близким к материалу из закавказских могильников, в частности из каменных ящиков, раскопанных им же в Азербайджане[130].
Все клинообразные надииси, известные в окрестностях Ташбуруна, были открыты до раскопок. Надпись, текст которой был приведен выше, была найдена в развалинах крепости Башбулах, близ селения того же названия, в пяти километрах от Ташбуруна.
Одна надпись (УКН, № 31) на камне от строения, согласно сведениям, сообщенным местными жителями, найдена близ древнего поселения, где раскопками 1893—1894 гг. была открыта группа зданий. В надписи рассказывается о взятии города Лухиуни, покорении местного правителя Иркуа, а также об урартских строительных работах (постройке крепости и «ворот бога Халди»К
Большая наскальная надпись (УКН, № 30) была открыта в горном ущелье, где находились две небольшие крепости, обследованные А. А. Ивановским. Надпись содержит сведения о покорении страны Ерикуа[хи] и города Лухиуни. Заканчивается она формулой проклятия разрушителям надписи.
Район Ташбуруна, несомненно, имел для урартов большое стратегическое значение, и сооруженные там укрепления служили базой для дальнейшего движения урартов на север, за Араке.
М. В. Никольский в комментариях к опубликованным им ташбурунским надписям с полным основанием писал: «... Найденные в этих развалинах клинообразные надписи проливают свет на то значение, какое имела эта местность за восемь веков до р. х., что именно она была для ванских царей ключом к Эриванской равнине, что здесь впервые стал твердою ногою первый из ванских царей, проникший в долину Аракса, Менуа»18.
<< | >>
Источник: Пиотровский Б.Б.. Ванское царство (Урарту). 1959

Еще по теме Ишпуини, сын Сардури:

  1. Сардури, сын Аргишти
  2. Руса, сын Сардури
  3. Шарпантье-сын в Пиренеях
  4. Сын своего века
  5. Аргишти, сын Менуа
  6. Мать и сын Ганди
  7. 41. КАК КОРОЛЬ ЭНЦО, СЫН ИМПЕРАТОРА ФРИДРИХА, УМЕР В ЗАТОЧЕНИИ В БОЛОНЬЕ
  8. 16. КАК ЭЛЕН, СЫН ЦАРЯ ПРИАМА, ПОКИНУЛ ТРОЮ ВМЕСТЕ С СЫНОВЬЯМИ ГЕКТОРА
  9. Сын Неба в Китае в одиннадцатом веке как отражение Христа
  10. Н. ПЕТРОВСКИЙ, В. МАТВЕЕВ. Египет - сын тысячелетий, 1959