<<
>>

ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ ГЕОДЕМОГРАФИЧЕСКИЙ МАСШТАБ И ПОСЛЕДСТВИЯ ПРИНУДИТЕЛЬНЫХ МИГРАЦИЙ В СССР


Принудительные миграции практиковались в СССР с 1919-1920 по 1952-1953 гг., то есть на протяжении трети века или почти половины всей исторической жизни Советского Союза, навечно закрепив за ним сомнительные лавры мирового лидера в области депортационных технологий и полученных с их помощью результатов.

Подводя итоги геодемографических последствий принудительных миграций в СССР, просуммируем прежде всего число депортированных граждан.
Масштабы внутренних депортаций в СССР, в разрезе выделенных в этой работе периодов, выглядят следующим образом: />Периоды              Число              депортированных              (тыс.              чел.)

1920

45

1930-1931

2050

1932-1934

535

1935-1938

260

1939-1941

395

1941-1942

1200

1943-1944

870

1944-1945

260

1947-1952

400

Итого

6015


Как видим, пики интенсивности внутренних депортаций в СССР приходятся на 1930-1931 и 1941-1942 гг. — периоды, когда СССР фактически находился в состоянии войны: в первом случае — необъявленной гражданской войны с собственным крестьянством, во втором — с внешним агрессором. Это хорошо согласуется и с тезисом о приуроченности принудительных миграций к историческим катаклизмам.
Масштабы международных депортаций гражданских лиц в СССР или из СССР передает другая таблица:
239

Виды и периоды              Число              депортированных              (тыс.              чел.)
Из СССР:
Остарбайтеры (1941-1944) 3200
В СССР:
Репатриация(1944-1952) 5460
«Вестарбайтеры» (1945) 300
Итого в СССР 5760
Всего 8960


Угон в Германию («вербовка в Рейх») миллионов советских граждан был самой массовой депортационной акцией гитлеровской Германии. Даже если поставить ее в один ряд с операциями ОГПУ—НКВД 1930-х и 1940-х гг., то и в таком случае она заняла бы первое место по своим масштабам. Однако и по масштабам, и по интенсивности (особенно в 1945 году) ее все же превзошла массовая репатриация советских граждан, принудительный характер которой был предопределен Ялтинскими соглашениями.
Что же касается депортации в СССР «интернированных и мобилизованных» немцев из ряда европейских стран, то можно отметить, что и в условиях совершенно чужой страны органы НКВД чувствовали и вели себя в точности так же, как у себя дома, в СССР: операция была проведена в сжатые сроки и совершенно в том же «стиле», что и высылки «наказанных народов» с Кавказа или из Крыма. Да и руководили ими практически те же самые генералы и маршалы.

Всего за рассмотренный период было депортировано около 15 млн. чел., из них 6 млн. пришлось на внутренние и 9 млн. на внешние (международные) депортации (из них 5,8 млн. на депортации в СССР и 3,2 млн. — депортацию советских граждан за пределы СССР).
Принудительные миграции такого масштаба не могли не оказать — и оказали весьма заметное влияние на всю систему населения бывшего Советского Союза. Резко нарушив или задержав в свое время естественный ход демографического развития этносов, они определенно сказались на макропропорциях расселения страны и способствовали последовательному смещению центра тяжести населения СССР — сначала в северном, а затем в восточном и юго-восточном направлениях.
Вместе с тем практически все депортированные контингенты проявили выдающиеся акклиматизационные способности и сумели приспособиться к новым условиям жизни, найти или создать для себя определенную экономическую нишу и, вопреки статусной дискриминации, дать детям максимально хорошее образование.
Депортации народов, или их насильственное перемещение в пространстве, можно еще определить как их отсутствие у себя на родине и присутствие на чужбине. Конечно же, они имели неизбежные последствия и для остального населения мест выселения и вселения,
240

формируя, в первом случае, потоки компенсирующих миграций, а во втором — создавая предпосылки для смешанных браков и межнационального трудового общения. И то и другое содержало в себе для отдаленного будущего определенный конфликтный потенциал.
Некоторые народы, которых депортации не коснулись напрямую, оказались затронуты ими косвенно, или компенсационно: русские, грузины, осетины, кабардинцы, аварцы, лакцы и др., были переселены, часто вопреки собственной воле, на оставленные без присмотра земли. Это было по-своему закономерно, так как в ареалах расселения депортированных этносов неизбежно образовывался хозяйственный вакуум. Если выявленное нами для ряда случаев соотношение депортированного и компенсационно переселенного населения (пять к двум) распространить на всех депортированных, то мы получим еще 2,4 млн. чел.! В то же время не случайно, что именно в ареалах прежнего проживания депортированных народов (например, в Саратовской и Крымской обл.) в начале 1950-х гг. был зафиксирован наибольший механический отток населения.
Принудительные миграции привели к образованию «внутренних диаспор» практически у каждого репрессированного народа (по типу «родина» — «место изгнания»). С распадом СССР и образованием на его месте 15 независимых стран эти «внутренние диаспоры» неожиданно приобрели официальный международный статус, что имело для этих народов как отрицательные, так и положительные стороны.
Сегодня уже всем очевидно, что уход от взвешенных и исторически оправданных решений чреват самыми серьезными последствиями как экономического, так и политического свойства. В этой связи отметим два радикальных изменения даже в самой этнической структуре послевоенного советского и постсоветского общества. Это — резкое и повсеместное сокращение еврейского и немецкого населения СССР вследствие гитлеровского геноцида, сталинских депортаций и массовой эмиграции обоих народов, особенно в 1990-х гг.
Основную ответственность за многократное сокращение численности евреев в СССР несет нацистская Германия, осуществлявшая по отношению к ним на оккупированной территории СССР режим геноцида, неотъемлемой частью которого была и депортацион- ная политика. Наряду с акциями по уничтожению евреев в местах их проживания, широко практиковалось их насильственное перемещение в другие районы — чаще всего в концентрационные лагеря и так называемые «лагеря уничтожения» (где технология убийства была предельно рационализирована), но иногда и в другие, как правило, более крупные «гетто», чаще служившие не более чем промежуточной станцией на пути в те же лагеря. В первую очередь истребляли женщин, стариков, детей и больных мужчин: шансы работоспособных мужчин на выживание были несколько выше.
Если создание государства Израиль в 1948 году понимать как реакцию послевоенного мирового сообщества на Холокост, то и процесс эмиграции еврейского населения из СССР (а в последнее десятилетие и из России) является косвенным последствием этой исторической катастрофы, и уже во вторую очередь — реакцией, хотя и прямой, на государственный антисемитизм советского режима, подозреваемого, применительно к евреям, и в непосредственных депортационных намерениях в 1953 году.[665]

Другой этнос, численность которого за годы существования СССР резко сократилась — это немцы. Отсутствие своевременного и удовлетворительного решения проблемы немецкой автономии привело к тому, что бывшее советско-немецкое население, униженное и депортацией и не-реабилитацией, склонилось на путь массовой немецкой эмиграции из России и стран Центральной Азии. Для каждой из этих стран массовый отъезд немецкого населения имеет большое отрицательное значение, но сдержать его не удается и уже вряд ли удастся.
Насильственные миграции 1920-х гг., затронувшие лишь немногие десятки тысяч людей, имели в целом незначительное геодемографическое и экономические влияние. Их значение, скорее, в другом: это были своего рода «пробы пера» — первые экспериментальные попытки репрессивных депортаций, давшие необходимый опыт (в том числе и «технологический»), в последующем широко использованный при проведении по- настоящему массовых операций.
Первая из них, раскулачивание и коллективизация, принесла искомый социально-политический результат (выведение за рамки социума кулаков и части середняков как политически нежелательной группы). Но она имела и другие последствия, прямым образом к самому политическому «заказу» отношения не имевшие и, быть может, даже нежелательные для самого государства. Важнейшим из них — если только не «демонизировать» сталинский режим: в противном случае и это предусматривалось и заказывалось! — является, безусловно, голодомор 1932-1933 гг., непосредственное следствие коллективизации. «Кулацкая ссылка» — это еще и радикальное сокращение числа «едоков» в сельской местности Украины, Северного Кавказа, Поволжья и других регионов, но это лишь немного смягчило страшный удар, отнявший у села новые миллионы фертильных женщин.
Города и новостройки (то есть будущие города) стали спасением, гарантией выживания — в обмен за почти каторжный и почти бесплатный труд — для многих вчерашних крестьян. Процент городского населения вырастал чуть ли не ежемесячно — вот вам и ключ к «семимильным шагам» первых советских пятилеток, вот вам разгадка урбанизации и индустриализации по-советски — урбанизации в лаптях и индустриализации с тачками и лопатами.
Частью этого механизма был и массовый «уход» (а точнее, «бегство») в города и тех крестьян, кто не желал подвергать себя и свои семьи риску экспроприации и ссылки, — так называемых «недораскулаченных». Вот вам еще один своеобразный вклад советской депортационной политики в построение нового социалистического общества. А сам масштаб и изначальная бесконтрольность этого «построения» подтолкнули власти в 1932 году к введению паспортов и началу паспортизации хотя бы городского населения.
Но и сама по себе «кулацкая ссылка», взятая отдельно, как массовая подвижка сельского населения, имела колоссальное значение для расселения и ярко выраженную географическую составляющую. На качественном уровне очевидно, что в 1930 году центр сельского населения СССР сместился на север, а в 1931 году — на северо-запад. Более
242

затруднительно было бы высказаться о географическом векторе «дораскулачивания» в 1933-1935 гг.
Во второй половине 1930-х гг. началось сознательное и целенаправленное сокращение населения (а в отдельных случаях — и обезлюдение) приграничных территорий, в частности на юге Дальнего Востока (корейцы) и вдоль южных и, особенно, западных границ СССР. Глубина полосы, освобождаемой от социально опасного (и, в подавляющем большинстве, сельского) населения, варьировала от 800 м до 100 км. Впрочем, западные границы и сами имели в 1939-1940 гг. тенденцию к перемещению на запад, в глубь Восточной Европы, так что, соответственно, всю эту работу приходилось периодически повторять. Самих же высылаемых направляли в противоположном, азиатском, направлении: особенной «популярностью» пользовались в те годы Казахстан и Западная Сибирь (знаменитый Нарым).
«Привязанность» к Казахстану сохранилась и в 1941 году, когда проводилась массовая превентивная депортация немецкого и финского населения из Поволжья, Крыма, Северного Кавказа, Закавказья и Кольского полуострова. Однако в целом ареал вселения миллионного контингента советских немцев был гораздо шире и включал в себя также Киргизию, Западную и, отчасти, Восточную Сибирь. Из народов, депортированных в 1943-1944 гг., Сибирь была предуготована и калмыкам, тогда как четыре северокавказских народа были рассредоточены, в основном, между Киргизией и тем же Казахстаном. В то же время крымских татар, а вслед за ними и турок-месхетинцев, разместили преимущественно в Узбекистане.
В этой связи не вызывает сомнения сдвиг наличного населения СССР на восток в годы войны, но количественно определить его интенсивность практически невозможно. Тем более что в том же направлении «действовали» и другие факторы и процессы, в частности массовая эвакуация гражданского населения на восток и на юго-восток. В целом же за военные годы именно по этим азимутам произошел — и заметный — сдвиг центра населенности СССР.
Впервые в истории насильственных миграций в СССР они привели к столь ощутимому количественному сокращению населения оставленных территорий, а порою — к их частичному (точнее, временному) обезлюдению. Во многих случаях это носило необратимый, или, точнее, малообратимый характер, поскольку заселявшихся на освободившихся землях «добровольцев» было, как правило, в среднем в 2,5 раза меньше, чем самих выселенных, что вызывало новые волны «волонтеров», правдами и неправдами вербовавшихся для этих компенсационных миграций (а многие из тех, кто все-таки туда приехали, имели твердое намерение при первой же возможности оттуда уехать).
В регионах прибытия спецпоселенцы нередко составляли весьма значительную часть населения. Во многих областях той же Средней Азии или Казахстана немцы, а в отдельных случаях и представители других «наказанных народов» занимали по своей численности третье, а то и второе места в региональных этнических структурах. Происходило интенсивное этническое перемешивание прибывших спецпоселенцев с коренным населением, в том числе и в результате смешанных браков. Со временем среди спецпоселенцев неуклонно росла доля проживающих в городах, начался процесс формирования национальной интеллигенции и элиты.
243

Если в масштабе СССР крупнейшими (по состоянию на 1989 год) репрессированными народами являлись немцы, чеченцы, корейцы, крымские татары и ингуши, то в масштабе Российской Федерации — список и последовательность иные: чеченцы, немцы, ингуши, калмыки и карачаевцы (при этом, напомним, численность немецкого населения стремительно сокращается).
И, в заключение, еще об одном аспекте принудительных миграций.
Чем они являлись для самих депортированных — понятно. В самом лучшем случае — катастрофой, выпадением из жизненного круга, для которого их отцы и они сами себя готовили, крахом надежд, тоской и разлукой с горячо любимыми родными местами.
Но может быть, вся эта игра государства с человеческими жизнями — хотя бы экономически — «стоила свеч»? Разве не руками заключенных и спецпереселенцев построены Магнитка, Кузбасс, Комсомольск-на-Амуре, метро в Москве, тысячи километров железных дорог, разве не ими добыты миллионы кубометров леса, тонны золота и т. д.? Разве не на их «плановом» труде основывалась индустриальная мощь первого в мире государства диктатуры пролетариата? Каков был экономический и социальный эффект всех этих мероприятий по выкорчевыванию, перевозке и высаживанию на новом месте миллионов семей? Какова была экономическая цена тех производственных задач, что были решены с помощью принудительного труда миллионов принудительно переселенных и политически ущемленных граждан?
Ни один из известных нам литературных или архивных источников не подтверждает изредка встречавшиеся бодрые самооценки чекистских хозяйственников о превосходстве подневольного, но хорошо организованного труда — над трудом свободным. Это, выражаясь понятным им языком, туфта. Если на труде депортированных и базировалась чья-то экономическая выгода, то никак не государства, а самого НКВД, действительно стремительно выдвинувшегося за 1930-е гг. в число крупнейших в стране субъектов хозяйствования.
Для государства же в макроэкономическом плане депортации были убыточными, поскольку выбивали из жизни или из трудового цикла миллионы обустроенных, трудовых семей, приводили к запустению земель и селений, к утрате трудовых навыков и традиций, к спаду сельскохозяйственного и промышленного производства, а также к затратам на переезд, обустройство, вторичное обустройство на месте и т. д., и т. п. Потеря миллионов граждан во время голода и связанные с депортациями иные нарушения демографического развития создали для государства серьезнейшие дополнительные трудности в годы Великой Отечественной войны, в том числе и в мобилизационном аспекте.
Пространственная же обширность Советского Союза, со своей стороны, лишь только усугубляла всю эту нерациональность и усиливала неэффективность принудительного труда депортированных людей.

ПРИЛОЖЕНИЕ 1
Репрессивные принудительные миграции в СССР
(данные округлены)

Год

Месяц

Число Контингент

Кол-во,
тыс.чел.

Откуда

Куда

1920

04

17 Терские казаки

45

8 станиц Терской линии

Украина, Север Европ. части

1922

09

Философы и др. ученые-гуманитарии

0,1

Петроград, Москва и Казань

Штеттин (Германия)

1930


Социально-опасный элемент из приграничной полосы УССР и БССР

18

22-километровая зона вдоль западных границ СССР

Зап. Сибирь и Дальний Восток

1930

4
0
1
00
0

Кулаки 1-й и 2-й категории

472

Районы сплошной коллективизации

Северный край, Урал, Зап. Сибирь


03-04,

Кулаки 3-й категории

250

Нижегородский, Нижне-

Внутри районов прежнего


08-10



и Средне-Волжский, Северо-Кавказский, Дальневосточный края, ЦЧО, Западная обл. и др.

проживания


05-12

Кулаки 1-й и 2-й категории

30

Районы сплошной коллективизации

Сибирь, Казахстан

1931

01-02

Кулаки 1-й и 2-й категории

45

Приморские и лесогорные районы Кубани

Ставропольский и Саль- ский районы СевероКавказского края

1931

03-04,

Кулаки 1-й и 2-й

1230

Украина, Сев. Кавказ и др.

Урал, Сев. край, Сибирь,


05-09

категории


р-ны масс. коллективизации

Р
С

з.
а
К

1932

2
1
1
1
1

Все крестьяне (за «саботаж»)

45

Станицы Полтавская (Красноармейская), Медведовская и Урупская

Сев. край

1933


Казахи-кочевники

ок. 200

Казахстан

Откочевка в Китай, Монголию, Иран, Афганистан, Турцию



Кулаки

268

Различные районы

Зап. Сибирь, Каз.ССР, Урал и др.

3
9
1

5
0
-
2
0

Финны-

30 (?)

Ленинградская обл.,

Вологодская обл., Тадж.ССР,



ингерманландцы

погранзона

Каз.ССР, Зап. Сибирь


02-03

Из Киевской и Винницкой обл. (гл. обр. поляки и немцы)

412

Киевская и Винницкая обл. УССР, погранзона

Восточные районы УССР


245


Кулаки
Немцы и поляки
Кулаки Курды и др.
Корейцы
09-10
09-10 н.д.
01
1940              02 9 и 13 Поляки 29 Беженцы из Польши 5-10              Инонациональности Контрреволюционеры и националисты
06              12/              13              Контрреволюционеры
и националисты Контрреволюционеры и националисты Контрреволюционеры и националисты Контрреволюционеры и националисты
19/20 контрреволюционеры и националисты 03-20              Немцы />Финны и немцы
15-20 Немцы Сев. Кавказ Погран. р-ны УССР ДАССР, Ч.-И. АССР Пригран. р-ны Грузии, Армении, Азербайджана, Туркмении, Узбекистана и Таджикистана
172 Спасск, Посьет, Гродеково, Биробиджан, Владивосток, Бурят-Монгольская АССР, Читинская обл. Юг Д. Востока Марыйская обл.
(ТуркмССР)
н.д.              Погран. р-ны АзССР
ок. 140              Зап.              УССР              и              Зап.              БССР Зап.              УССР              и              Зап.              БССР
75              Зап.              УССР              и              Зап.              БССР
Мурманская обл. Зап. Украина
30 Молд.ССР, Черновицкая и Измаильская обл.
18 Литва Латвия Эстония Зап. Белоруссия
439 АССР НП, Саратовская и Сталинградская обл.
91 Ленинградская обл. Москва, Московская и Ростовская обл.
Различные районы Карагандинская и др. обл. Каз.ССР
Кирг.ССР, Каз.ССР Кирг.ССР, Каз.ССР
Каз.ССР (города и поселки северных обл.), Узб.ССР
Каз.ССР, Узб.ССР
Северные (пустынные) р-ны ТуркмССР
Каз.ССР
Север Европ. части СССР, Урал и Сибирь
Каз.ССР, отчасти Узб.ССР
Север Европ. части, Урал и Сибирь
К.-Ф. АССР, Алтайский край
Южно-Казахстанская обл., Красноярский край, Омская и Новосибирская обл.
Каз.ССР, Коми АССР, Красноярский край, Омская и Новосибирская обл.
Алтайский край + Новосибирская обл., Каз.ССР, Коми АССР
Красноярский край, Новосибирская обл., Каз.ССР (Карагандинская обл.)
Кировская, Новосибирская обл.
Каз.ССР, Красноярский и Алтайский края, Новосибирская и Омская обл.
Красноярский край, Новосибирская и Омская обл., Каз.ССР, Алтайский край,
Каз.ССР



21Б

1941

О
1
1
9
О

25.09- Немцы 10.10

ок. 138

Краснодарский, Орджони- кидзевский край,Тульская обл., К.-Б. АССР и С.-О. АССР (фактически - и из Крыма, ранее эвакуированные в Краснодарский край)

Красноярский край, Иркутская обл., Каз.ССР



25.09- Немцы

110

Запорожская, Сталинская

Каз.ССР, Астраханская



10.10


и Ворошиловградская обл. обл.


10

15-22 Немцы

5

Воронежская обл.

Новосибирская, Омская обл.



15-30 Немцы

46

Груз.ССР, Аз.ССР, Арм.ССР

Каз.ССР, Новосибирская обл.



25-30 Немцы

6

ДАССР, Ч.-И. АССР

Каз.ССР


11

Немцы

н.д.

КАССР


1942

03

Немцы

н.д.

Харьковская, Крымская, Днепропетровская, Одесская, Калининская обл.

н.д.



Финны-ингерман-

ок. 9

Ленинградская обл.

Иркутская обл., Красно



ландцы



ярский край, ЯкАССР


04

Греки, румыны и др.


Крым, Северный Кавказ



06

Немцы, румыны, крымские татары, иностран- ноподанные (греки)

н.д.

Краснодарский край

н.д.

1943

08

09 Карачаевцы («банд- главари» и «активные бандиты»)

0,5

Карачаево-Черкессия

За пределы области


11

02 Карачаевцы

ок. 70

Карачаево-Черкессия

Каз.ССР (Южно-Казахстанская и Джамбульская обл.), Кирг. ССР


12

28-31 Калмыки

ок. 93

КАССР

Алтайский и Красноярский края, Омская и Новосибирская обл.

1944

02

23-29 Чеченцы
(первые эшелоны)

393

Ч.-И. АССР, ДАССР

Каз.ССР, Кирг.ССР



23-29 Ингуши
/>91
Ч.-И. АССР, Владикавказ

Каз.ССР, Кирг.ССР



(первые эшелоны)






08 Балкарцы

38

К.-Б. АССР

Каз.ССР, Кирг.ССР



(первые эшелоны)






25 Калмыки

3

Ростовская обл.

Новосибирская и Омская обл.


03

25 Курды,
азербайджанцы

3

Тбилиси

Цалкинский, Борчалин- ский и Караязский р-ны Груз.ССР


05

5-10 Балкарцы

0,1

Клухорский район Груз.ССР Каз.ССР, Кирг.ССР



18 Крымские татары

182

Крымская АССР

Узб.ССР


05-06

Народы Крыма (греки,

42

Крымская АССР

Узб.ССР (?)



болгары, армяне,





турки и др.)





11

15-18 Турки-месхетинцы, курды и хемшины

2
9
о

Р
С

з.
у
Гр

УзбССР, КазССР, КиргССР


141

1944

05-07


Калмыки

26

Северные и восточные






р-ны


06

04

Калмыки

1

Сталинградская обл.


06

20

Кабардинцы — члены

2

Кабардинская АССР




семей коллаборантов,






добровольно ушедших






с немцами





27

Болгары, греки,

ок. 4

Крым




армяне




07


Истинно-православ-

1

Рязанская, Воронежская




ные христиане


и Орловская обл.


08-09


Поляки

ок. 30

Урал, Сибирь, Каз.ССР


11

8
1
5
1

ы
ц
н
и
ет
схе
е

и
к
р
Тур

2
9
к.
о

Р
С

з.
у
Гр




курды и хемшины

/>



6
2
-
5
2

Лазы и др. жители

1

Аджария




приграничных р-нов




12


Члены семей «фолькс-

1

Города Кавминвод




дойче», добровольно






ушедших с немцами



1945

01

25

Предатели и пособни

2

Кавминводы




ки из р-на Кавминвод



1948

05

22

Бандиты и бандпособ-

49

Лит.ССР




ники из кулаков




06


Греки, армяне-

58

Черноморское побережье




«дашнаки»




06


«Тунеядцы-указники»

16

н.д.


10


Кулаки

1

Измаильская обл.

1949

01

29

Бандиты и бандпособ-

42

Латв.ССР




ники из кулаков





29

Бандиты и бандпособ-

20

Эст.ССР




ники из кулаков





29

Бандиты и бандпособ-

32

Лит.ССР




ники из кулаков




05-06


Дашнаки, турки и гре-

н.д.

Черноморское побережье,




ки с турецким, грече-


Грузия, Армения и Азер




ским и советским


байджан




гражданством или без






гражданства




07

6-7

Бандиты и бандпособ-

36

Молд.ССР




ники из кулаков




Кулаки и обвиненные в бандитизме (с семьями)

1,4

Псковская обл.

Хабаровский край

Басмачи

3

Тадж.ССР

Каз.ССР (Кокчетавская обл.)
/>Иеговисты
3

Молд.ССР

Томская обл.

Кулаки

35

Прибалтика, Молдавия, Зап. Украина, Зап. Белоруссия

Красноярский край, Якутская АССР, Тюменьская обл., Каз.ССР

Кулаки

6

Зап. Белоруссия

Иркутская обл., Каз.ССР



<< | >>
Источник: Полян П. Не по своей воле…История и география принудительных миграций в СССР. 2001

Еще по теме ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ ГЕОДЕМОГРАФИЧЕСКИЙ МАСШТАБ И ПОСЛЕДСТВИЯ ПРИНУДИТЕЛЬНЫХ МИГРАЦИЙ В СССР:

  1. ПРИЛОЖЕНИЕ 1 Хронология официальных актов государственных и партийных органов СССР и наследующих ему государств, затрагивающих принудительные миграции или их последствия
  2. Полян П. Не по своей воле…История и география принудительных миграций в СССР, 2001
  3. Классификация принудительных миграций
  4. Принудительные миграции и Вторая мировая война
  5. Принудительные миграции до Гитлера и Сталина: исторический экскурс 
  6. Компенсационные принудительные миграции в 1941-1946 гг.
  7. ПРИНУДИТЕЛЬНЫЕ МИГРАЦИИ: ПРЕДЫСТОРИЯ И КЛАССИФИКАЦИЯ
  8. РАЗДЕЛ I ВНУТРИСОЮЗНЫЕ ПРИНУДИТЕЛЬНЫЕ МИГРАЦИ
  9. РАЗДЕЛ II МЕЖДУНАРОДНЫЕ ПРИНУДИТЕЛЬНЫЕ МИГРАЦИ
  10. Пограничные зачистки и другие принудительные миграции в 1934-1939 гг.
  11. ПРИНУДИТЕЛЬНЫЕ МИГРАЦИИ ДО НАЧАЛА ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ (1919-1939)
  12. ПРИНУДИТЕЛЬНЫЕ МИГРАЦИИ В ГОДЫ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ И ПОСЛЕ ЕЕ ОКОНЧАНИЯ (1939-1953)
  13. Вместо заключения...
  14. Вместо заключения
  15. Вместо заключения