Задать вопрос юристу
 <<
>>

Тотальные депортации «возмездия» народов Северного Кавказа и Крыма в 1943-1944 гг.


Последующие операции носили уже не профилактический характер, а были как бы акциями «возмездия» за совершенные или несовершенные в годы войны преступления против советского государства. Непосредственно они затронули еще шесть народов — карачаевцев, калмыков, чеченцев, ингушей, балкарцев и крымских татар[289].

Еще в 1943 году вторыми и третьими (вслед за немцами) карающий удар органов НКВД/МГБ приняли карачаевцы (в ноябре) и калмыки (в самый канун Нового года).

Так, карачаевцы пострадали за то, что они (в указе сказано «многие карачаевцы») — вели себя «...предательски, вступали в организованные немцами отряды для борьбы с советской властью, предавали немцам честных советских граждан, сопровождали и показывали дорогу немецким войскам, наступающим через перевалы в Закавказье, а после изгнания оккупантов противодействуют проводимым советской властью мероприятиям, скрывают от органов власти бандитов и заброшенных немцами агентов, оказывая им активную помощь».75
«Вина» же калмыков была в том, что они «...изменили Родине, вступали в организованные немцами воинские отряды для борьбы против Красной Армии, предавали немцам честных советских граждан, захватывали и передавали немцам эвакуированный из Ростовской области и Украины скот, а после изгнания Красной Армией оккупантов организовывали банды и активно противодействуют органам советской власти по восстановлению разрушенного немецкого хозяйства, совершают бандитские налеты на колхозы и терроризируют окружающее население...».
Согласно Всесоюзной переписи 1939 года, на территории Карачаевской АО (в составе Орджоникидзевского края) проживало 75 763 карачаевца. С начала августа 1942 и по конец января 1943 года она находилась под оккупацией. Партизанское антигерманское движение было пресечено, чему активно способствовал и сотрудничавший с оккупантами так называемый «Карачаевский национальный комитет» (уже после ухода немцев, в январе-феврале 1942 года, этот Комитет организовал восстание против Советской власти в Учкуланском районе).
После того как Микоян-Шахар (современный Черкесск) и остальные районы области были освобождены, операциями по борьбе с антисоветскими партизанами (в частности, с «Балыкской армией» в верховьях реки Малки и др.) руководил лично заместитель Берии И. Серов. 15 апреля 1943 года НКВД и Прокуратура СССР издали совместную директиву, на основании которой 9 августа 1943 года за пределы области было выслано 110 семей (472 чел.) карачаевских «бандглаварей» и «активных бандитов» вместе с се-
цией украинцев, причем не из западных областей УССР, а из Киевской, Полтавской, Винницкой, Ровенской и др. (см.: Алиева, 1993, т. 3, с. 140-141, со ссылкой на: ЦДАГОУ, ф. 1, оп. 70, спр. 997, арк. 91; к сожалению, уточнить даже название архива не удалось), а резонанс на этот, по праву претендовавший бы на подлинную сенсационность, документ отсутствует. В любом случае этот замысел в жизнь воплощен не был. Отдельным авторитетным исследователям проблемы депортированных народов такого рода «обоснований» показалось недостаточно, и они прибавили «от себя» сюрреалистический фактор предупреждения дезертирства карачаевцев из Красной Армии. Еще один «неотразимый» аргумент — немецкая агентурная сеть, насчитывавшая, по некоторым сведениям, до 1234 чел.
на весь Северный Кавказ: даже из 302 вражеских парашютистов, зафиксированных Управлением НКВД по Ставропольскому краю, около 200 были карачаевцами. (См.: Бугай, Гонов, 1998, с. 121). Страшно подумать, что было бы, узнай Сталин и Берия, что среди «дезертиров» и «агентов» есть и представители русского народа!

мьями[290]. Судя по этой «адресной» акции, направленной против конкретных врагов Советской власти и членов их семей, до осени вопрос о тотальной депортации народа в целом, возможно, еще и не стоял на повестке дня.
В сентябре же, по данным А. С. Хунагова, положение изменилось, и в Москве прорабатывался план тотальной депортации карачаевцев в Джамбульскую и Южноказахстанскую обл. Казахстана и Фрунзенскую обл. Киргизии[291]. И наконец, в октябре первый «опыт» с адресной высылкой получил творческое развитие и был распространен на весь карачаевский народ. 12 и 14 октября 1943 года вышли указ и постановление
о              поголовном выселении карачаевцев, ликвидации Карачаевской АО и об административном устройстве ее территории. Вся территория области (9 тыс. кв. км) была поделена между самим Ставропольским краем (районы Зеленчукский, части Микояновского и Преградненского, Усть-Джегутинский и Мало-Карачаевский, позднее переименованный в Кисловодский), Грузией (Учкуланский и часть Микояновского районов) и Краснодарским краем (часть Преградненского района). 6 ноября 1944 года было принято Постановление СНК о порядке заселения бывшей Карачаевской АО. Со временем последовали и переименования карачаевских топонимов[292].
Для силового обеспечения депортации карачаевцев были задействованы войсковые соединения общей численностью в 53 327 чел.[293] Поскольку план по депортации рассчитывался на 62 842 чел., из них только 37 429 — взрослого населения, то на каждого взрослого безоружного карачаевца, включая женщин, приходилось чуть ли не по два вооруженных чекиста.
Большая их часть предназначалась к отправке в Казахстан и Киргизию. Сама же депортация состоялась 2 ноября 1943 года, и с учетом довыявленных план был даже перевыполнен: выселено 69 267 чел. В Казахстан было завезено 12 342 семей, или 45 501 чел., в основном в Южноказахстанскую и Джамбульскую обл. (25 212 и 20 285 чел.), еще 22 900 чел. привезли в Киргизию, кроме того небольшие группы — в Таджикистан, Иркутскую обл. и на Дальний Восток[294]. Неприкрытой издевкой звучит следующая «статистика»: среди депортированных находилось 53 легализовавшихся бандита, 41 дезертир, уклонившихся от призыва и 184 бандпособников[295].
Впоследствии на месте было довыявлено и депортировано 329, а в других районах Кавказа еще 90 карачаевцев; кроме того, 2543 чел. было демобилизовано из Красной Армии: вместо дома они тоже попали в спецкомендатуры[296].
Какая угроза советской власти исходила от карачаевских детей и карачаевских красноармейцев — бог весть, но одним из наиболее заслуженных специалистов в области

Указ Президиума Верховного Совета СССР «О ликвидации Карачаевской автономной области и об административном устройстве ее территории» от 12 октября 1943 года

депортаций народов описанная выше многоходовая операция НКВД по депортации карачаевцев квалифицируется всего лишь как «олицетворение административно-командной системы» и как «жесткая форма управления национальными группами и целыми народами».[297] На наш взгляд, это чудовищное беззаконие и преступление против человечности, сродни тем, что рассматривались в далеком от Джамбульской обл. Нюрнберге международным трибуналом.
Следующими в этой жестокой очереди стояли калмыки. Согласно переписи 1939 года, общая численность калмыков в СССР составляла 134 402 чел., кроме Калмыцкой АССР немало калмыков проживало в Сталинградской обл. и в Ставропольском крае. Были они, в основном,кочевниками и животноводами.
В начале августа 1942 года большая часть улусов (районов) Калмыкии, включая ее столицу — г. Элисту, была оккупирована. Около 25% населения ушло вместе со скотом за Волгу и в неоккупированные улусы. Освободили Калмыкию только в начале 1943 года.
Решение о депортации калмыков как «средства урегулирования межнационального конфликта» было ускорено обвинениями в сдаче в плен 110-й Калмыцкой кавалерийской дивизии. 27-28 декабря 1943 года были издан Указ ПВС СССР «О ликвидации Калмыцкой АССР и образовании Астраханской области в составе РСФСР» и Постановление СНК о выселении калмыков в Алтайский и Красноярский края, в Омскую и Новосибирскую обл. На большей части территории бывшей Калмыцкой АССР была образована Астраханская обл.[298], по два района были переданы Сталинградской[299] и Ростовской обл.[300], один район — Ставропольскому краю[301], еще 211 га пастбищных угодий («Черные земли») перешли в пользование дагестанских колхозов. Сама Элиста была переименована в г. Степной. Позднее районы с калмыцким населением ликвидировались и в других местах, в частности, Калмыцкий район Ростовской обл. (9 марта 1944 года), Приютнинский район Ставропольского края, отошедший к нему при ликвидации Калмыцкой АССР (15 мая), района в Астраханской обл. (25 мая). Их территория делилась между соседними районами, а калмыцкие названия большинства сельсоветов заменялись русскими.
Сама операция по депортации проводилась 28 и 29 декабря 1943 года под кодовым названием «Улусы». В ней участвовали 2975 офицеров НКВД, а также 3-й мотострелковый полк НКВД, ранее выселявший карачаевцев. Руководил операцией начальник УНКВД по Ивановской обл. генерал-майор гб Маркеев.

Первым заходом было депортировано 91 919 чел., среди них много стариков и детей. За январь 1944 года к ним присоединилось еще 1014 чел. Между районами вселения они были распределены почти что поровну (данные на январь 1944 года): Омская обл. — 24 325, Красноярский край — 21 164, Алтайский край — 20 858 и Новосибирская — 18 333 чел. Больше половины калмыцкого контингента в Омской обл. было расселено в ее северных округах — Ямало-Ненецком, Ханты-Мансийском и Тобольском[302]. Поскольку выселение происходило в самый разгар зимы, смертность при перевозке была чрезвычайно высокой[303]. К тому же в местах вселения нередко вспыхивали эпидемии (сыпного тифа).
В 1944 году депортации калмыков продолжились за счет выселения тех, кто проживал вне КАССР. В марте их собирали в Ростовской обл. (2536 чел. отправили 25 марта 1945 года в Омскую обл.), в апреле — в Сталинградской обл. (1178 чел. отправили в Свердловскую обл. только 2-4 июня 1944 года). Порциями поступали и демобилизованные из армии — всего 4105 чел. (одним из них был поэт Давид Кугультинов)[304].
Труд калмыков использовался в сельском хозяйстве, на лесоповале, но чаще всего — в промышленном рыболовстве; их многовековой опыт в области животноводства, в особенности отгонного, оказался невостребованным.
В 1934 году Чеченская АО и Ингушская АО были объединены в единую Чечено-Ингушскую АО, в 1936 году преобразованную в Чечено-Ингушскую АССР. Ее территория практически не была под оккупацией[305], так что обвинить ее народы в прямом предательстве было непросто. Поэтому официальным обвинительным мотивом в этом случае стало — «. активное и почти поголовное участие в террористическом движении, направленном против Советов и Красной Армии». В частности, утверждалось существование массовой повстанческой организации «Объединенная партия кавказских братьев» под водительством Х. Исраилова (Терлоева) и др.[306]
В октябре 1943 года в республику для изучения ситуации ездил зам. наркома внутренних дел Б. Кобулов, а в ноябре того же года В. Чернышев (видимо, в разгар «занятий» калмыками) провел совещание с начальниками управлений НКВД тех регионов, куда выселяли калмыков. Он, в частности, обсуждал с ними вопросы, связанные с намечаемой операцией «Чечевица» — депортацией около 0,5 млн. вайнахов (чеченцев и ингушей). 200 тыс. чел. планировалось расселить в Новосибирской обл., а еще по 35-40 тыс. чел. — в Алтайском и Красноярском краях и в Омской обл.[307] Но эти регионы, видимо, сумели уклониться, и в плане, представленном Берии в середине декабря, дислокация была совершенно иной, напоминающей «карачаевскую»: горцев распределяли между областями Казахстана и Киргизии.
января 1944 года Берия утвердил «Инструкцию о порядке проведения выселения чеченцев и ингушей», а 31 января ГКО издал сразу два постановления, посвященных чеченцам и ингушам, но, правда, в завуалированном виде, не называя их по имени: первое — «О мероприятиях по размещению спецпереселенцев в пределах Казахской и Киргизской ССР», второе — «О порядке принятия на Северном Кавказе скота и сельскохозяйственных продуктов».
17 февраля 1944 года Берия доложил Сталину, что подготовка данной операции заканчивается и что на учет как подлежащие переселению взято 459 486 чел., включая проживающих во Владикавказе и Дагестане[308]. В ходе первой же массовой операции (так называемой фазы «первых эшелонов») должно было быть отправлено 310 620 чеченцев и 81 100 ингушей. февраля 1944 года, вместе с И. Серовым, Б. Кобуловым и С. Мамуловым, в Грозный приезжал Берия и лично руководил операцией, в которой были задействованы небывало крупные силы — до 19 тыс. оперативных работников НКВД, НКГБ и «СМЕРШ» и около 100 тыс. офицеров и бойцов войск НКВД, стянутых со всей страны для участия в «учениях в горной местности» (не в каждой фронтовой операции бывает столько бойцов!)[309]. 22 февраля Берия встречался с руководством республики и высшими духовными лидерами, предупредил их об операции, намеченной на завтра, на раннее утро, и предложил провести необходимую работу среди населения[310].
В отличие от предыдущих, про эту операцию уже не скажешь, что она прошла без эксцессов: цифры 2016 арестованных и 20 072 изъятых единиц огнестрельного оружия говорят за себя. К «эксцессам» можно отнести и погоду: выпавший в горах снег затормозил выселение из горных районов. В частности, в Галанчжойском районе из-за снегопада депортация растянулась до 2 марта.
Тем не менее за 1-й день (23 февраля) было выселено 333 739 чел., из них 176 950 погружено в вагоны. К 1 марта было отправлено 478 479 чел., из них 387 229 чеченцев и 91 250 ингушей (было среди них и около 500 представителей др. народов, в основном, аварцев, выселенных по ошибке), около 6 тыс. чеченцев из-за снега застряли в горах в Галанчжойском районе.
Но никто не вправе был оставаться, поэтому в ряде сел войска НКВД фактически ликвидировали мирное население, в том числе и таким варварским способом как сожжение[311]. Сравнительно недавно широкую огласку получила операция в ауле Хайбах Га- ланчжойского района: не будучи в состоянии обеспечить транспортировку его жителей, внутренние войска под командой генерал-полковника М. Гвишиани согнали около
200 чел. (по другим свидетельствам — 600-700 чел.) в колхозную конюшню, заперли их и подожгли; тех, кто пытался вырваться, расстреливали из автоматов. Расстреляли и жителей окрестных хуторов[312].
Последними — 29 февраля — родные места покидала национальная политическая элита ЧИ АССР: отдельными эшелоном ее отправили в Алма-Ату[313].
Базовое Постановление ГКО о выселении чеченцев и ингушей датировано 31 января, соответствующий приказ НКВД — 21 февраля 1944 года. А 7 марта 1944 года Указом ПВС была ликвидирована и сама Чечено-Ингушская АССР, и на месте районов, населенных чеченцами, был создан Грозненский округ в составе Ставропольского края. В него вошло, однако, менее 2/3 бывшей территории АССР; одновременно в его состав добавили северо-восточные районы Ставропольского края, населенные ногайцами, даргинцами, кумыками (до 1937 года эти земли входили в Дагестан) и русскими. Позднее Грозненский округ был преобразован в Грозненскую область (с включением в ее состав бывшего Кизлярского округа).
Не включенная в Грозненский округ часть Чечено-Ингушетии - это ее бывшие западные и, отчасти, южные районы (то есть собственно Ингушетия), переданные Грузии и Северной Осетии, а также восточные и юго-восточные (в частности, Веденский, Ножайюр- товский, Саясановский, Чеберлоевский в существовавших границах, а также, частично, Курчалоевский, Шароевский и Гудермесский районы), присоединенные к Дагестану.
Большинство районов, населенных ингушами, были включены в состав СО АССР, — за исключением Сунженского и Галашкинского (Ассинская долина) районов, включенных в Грозненский округ, а также южной части Пригородного района (Джераховская долина), отошедшей к Грузии (кстати, к Северной Осетии отошла и часть Курпского района Кабардино-Балкарии, где до депортации также проживали ингуши; еще раньше — Указом от марта 1944 года — к Северной Осетии из Ставропольского края был отнесен город Моздок с русским населением). «Освободившиеся» после депортации земли заселены в основном осетинами из Грузии (в Пригородном районе)[314] и русскими (в Сунженском).
Соответственно, репрессированы были и все ингушские названия, их заменили осетинскими или русскими. Так, Указом ПВС РСФСР от 29 апреля 1944 года районы, отошедшие от Чечено-Ингушетии к Северной Осетии, были переименованы: а) Пседахский — в Аланский; б) Назрановский — в Коста-Хетагуровский; в) Ачалукский — в Нартовский (с переносом центра из с. Ачалуки в с. Нартовское — быв. Кантышево). Другим Указом ПВС РСФСР (от 30 августа 1944 года) переименованы были все районы и их центры в Грозненской обл.

Подавляющее большинство вайнахских переселенцев было направлено в Казахстан (239 768 чеченцев и 78 470 ингушей) и Киргизию (70 097 чеченцев и 2278 ингушей). Районами сосредоточения чеченцев в Казахстане стали Акмолинская, Павлодарская, СевероКазахстанская, Карагандинская, Восточно-Казахстанская, Семипалатинская и Алма- Атинская обл., а в Киргизии — Фрунзенская и Ошская[315]. Сотни спецпоселенцев, работавших на родине в нефтяной промышленности, были направлены на месторождения в Гурьевской обл.
Со временем в места спецпереселения потянулись дополнительные контингенты вайнахов, в частности осужденные (из СО АССР их перебросили в Карагандинский лагерь), демобилизованные[316], проживавшие в городах Европейской части СССР, выявленные на Кавказе[317], уклоняющиеся, репатрианты[318] и др.
...Завершив операцию с чеченцами и ингушами, Берия и его свита не торопились покинуть Кавказ. Нет, не случайно кабардинец З. Д. Кумехов (1-й секретарь Кабардино-Балкарского обкома) 25 февраля 1944 года ездил в Грозный, где встречался с Берией, И. Серовым и Б. Кобуловым. Следующей на очереди была Кабардино-Балкария, вернее, ее горная южная половина — Приэльбрусье, где проживали балкарцы.
В вину этому народу Берия не нашел ничего лучшего как вменить неспособность защитить Эльбрус[319] и намерение объединить Балкарию с Карачаем. В августе 1942 года началась кратковременная немецкая оккупация части территории КБ АССР, а 11 января года она была уже полностью освобождена от немцев.
24 февраля 1944 года Берия предложил Сталину выселить балкарцев, а 26 февраля 1944 года он уже издал приказ по НКВД «О мероприятиях по выселению из КБ АССР балкарского населения»[320]. К участию в операции было привлечено 4 тыс. оперативников и 17 тыс. военнослужащих войск НКВД. Руководил операцией генерал-майор И. И. Пияшев, его заместителями были генерал-майор М. И. Сладкевич и два местных наркома (госбезопасности и внутренних дел) — С. И. Филатов и К. П. Бзиава. Район выселения был поделен на 5 оперативных секторов — Эльбрусский, Чегемский, Хула- мо-Безенгиевский, Черекский и Нальчикский.
марта Берия (в сопровождении Б. Кобулова и С. Мамулова) и сам пожаловал в Нальчик, съездил к Эльбрусу. Он сообщил З. Д. Кумехову о намерении выселить балкарцев, а их земли передать Грузии, чтобы та могла иметь оборонительный рубеж на северных склонах Большого Кавказа; Кабарде же это было бы «компенсировано» землями Карачая и Черкесии. марта вышло Постановление ГКО о выселении из КБ АССР. Днем начала операции установили 10 марта, но провели ее даже раньше: 8-9 марта. Провели, видимо, играючи: после Чечни и Ингушетии все показалось бы легкой прогулкой. За выселение 37 107 балкарцев Берия отчитался перед Сталиным уже 11 марта, а 14 марта — перед Политбюро ЦК ВКП(б), после чего, кстати, был снят З. Д. Кумехов.
8 апреля 1944 года вышел Указ ПВС о переселении балкарцев и переименовании Кабардино-Балкарской АССР в Кабардинскую АССР. Освободившиеся земли указано заселить «колхозниками из малоземельных районов Кабардинской АССР», то есть кабардинцами. Юго-западные районы республики (около 2 тыс. кв. км при общей площади в 12,5 тыс. кв. км) были переданы Грузинской ССР.
Вслед за административно-территориальными репрессиями последовали, по обыкновению, топонимические: 29 мая 1944 года вышел Указ ПВС РСФСР, согласно которому: а) Хуламо-Безенгиевский район переименован в Советский, его центр — с. Кашкатау — в с. Советское; б) перенесены центры: Нагорного района (из с. Каменномостское в с. Сар- маково); Урванского района — из с. Ст. Черек — в рабочий поселок Докшукино (ныне г. Нарткала); Чегемского района — из с. Н. Чегем в Чегем I; в) ликвидирован Черекс- кий район (его территория передана в Советский и Лескенский районы). Позднее (в декабре 1944 года) аналогичным Указом ПВС Грузинской ССР были переименованы 5 населенных пунктов в Земо-Сванетском районе, также образованном на землях, переданных из КБ АССР.
Общее число депортированных в местах вселения составило 37 044 чел. (не считая 562, умерших по дороге), направленных в Киргизию (около 60%) и в Казахстан. К октябрю их оставалось 33 100. Разницу следует списывать не только на смертность, но и на то, что среди балкарцев, как оказалось, было изрядно и кабардинцев, прихваченных с собой по оплошности (их, как правило, отправляли назад).
С 5 по 10 мая 1944 года было депортировано два десятка балкарских семей, проживавших на территории быв. Карачая (в то время Клухорского района Грузии).
А в мае-июне тучи сгустились и над кабардинцами. Так, в точном соответствии с «балкарским» сценарием, на 20 июня 1944 года была намечена высылка в Казахстан 2492 членов семей «активных немецких ставленников, предателей и изменников» из числа кабардинцев и, в малой доле, русских. После освобождения от переселения родственников служивших в Красной Армии и стариков старше 70 лет, оставшиеся 1672 кабардинца были депортированы в Джамбульскую и Южноказахстанскую обл.[321] Однако массовой депортации кабардинцев не последовало.

Зато разработка крымских татар, начатая еще в апреле 1944 года на Кавказе[322], была реализована сполна.
Немецкая оккупация Крыма продлилась с конца октября 1941 (Керчь и Севастополь продержались до мая и июля 1942 года) и до апреля-мая 1944 года. За это время немцами было уничтожено около 92 тыс. чел., или 10% населения полуострова. И коллаборационизм, и антинемецкое партизанское движение в Крыму были весьма сильными, причем как с той, так и с другой стороны было немало крымских татар[323].
13 апреля 1944 года, сразу же после освобождения Крыма, НКВД и НКГБ приступили к «очистке» его территории от антисоветских элементов. Практически это означало реальную угрозу поголовного выселения крымских татар. 10 мая — «учитывая предательские действия крымских татар против советского народа и исходя из нежелательности дальнейшего проживания крымских татар на пограничной окраине Советского Союза» — с письменным предложением о депортации к Сталину обратился Берия[324]. Вскоре Серов и Кобулов разработали план операции, намеченной на период с 18 по 22 мая. Никогда еще зазор между освобождением от оккупации и депортацией не был так короток: всего лишь месяц с небольшим.
Постановления ГКО о выселении крымско-татарского населения с территории Крымской АССР принимались 2 апреля, 11 и 21 мая 1944 года. Аналогичное постановление о выселении крымских татар (и греков!) с территории Краснодарского края и Ростовской обл. датировано 29 мая 1944 года. Во всех операциях в Крыму участвовало около 32 тыс. оперативников, офицеров и бойцов НКВД[325].
Основную операцию начали на рассвете 18 мая и провели за 3 дня. К 16 часам 20 мая было выселено 180 014 чел., из них 173 287 чел. были уже в пути[326]. По окончательным данным из Крыма было депортировано 191 014 крымских татар (более 47 тыс. семей). В результате к лету 1945 года в Крыму оставалось всего 379 тыс. чел. (против 875 тыс. перед войной).
Около 37 тыс. семей (151.083 чел.) крымских татар увезли в Узбекистан: самые многочисленные «колонии» осели в Ташкентской (около 56 тыс. чел.), Самаркандской (около 32 тыс.), Андижанской (19 тыс.) и Ферганской (16 тыс. чел.) обл. Остальных рас
пределили на Урале (Молотовская и Свердловская обл., Удмуртская АССР) и в Европейской части СССР (Костромская, Горьковская, Московская и др. области, Марийская АССР).
Интересно, что первоначально Узбекистан давал согласие на прием у себя только 70 тыс. крымских татар[327], но позднее ему пришлось «пересмотреть» свои планы и согласиться с цифрой 180 тыс. чел., для чего в республиканском НКВД был организован отдел спецпоселений, которому надлежало приготовить 359 спецпоселков и 97 комендатур. И хотя время переселения крымских татар, по сравнению с другими народами, было относительно комфортным, однако о том, каково пришлось им на новом месте, достаточно выразительно говорят данные о заболеваемости и высокой смертности: около 16 тыс. еще в 1944 и около 13 тыс. в 1945 году.[328]
До «топонимических репрессий» в Крыму дело дошло только в конце года. 20 октября года вышло Постановление Крымского обкома ВКП(б) о переименовании населенных пунктов, гор и рек татарского, греческого и немецкого происхождения, а 14 декабря[329] — Указ ПВС РСФСР о переименовании 11 районов и райцентров Крымской области, согласно которому русскими были заменены все татарские, немецкие и почему-то даже крымчак- ские названия. До административного обозначения самого Крыма руки дошли еще позже: июня 1945 года Указом пВс Крымская АССР преобразована в Крымскую область в составе РСФСР.[330] Указами ПВС от 21 августа 1945 и от 18 мая 1948 гг. (к годовщине депортации!) было переименовано, соответственно, 327 и 1062 крымско-татарских селения.[331] В результате даже Ялта на время стала Красноармейском, а Ай-Петри — горой Петровской!
Отголоски «репрессивной топонимики» раздавались и позже: так, 14 января 1952 года Указом ПВС на территории Крымской области были переименованы еще и железнодорожные станции: вместо татарских им присвоили русские названия.
<< | >>
Источник: Полян П. Не по своей воле…История и география принудительных миграций в СССР. 2001 {original}

Еще по теме Тотальные депортации «возмездия» народов Северного Кавказа и Крыма в 1943-1944 гг.:

  1. Превентивные принудительные депортации из Закавказья и другие депортации на заключительном этапе войны в 1944-1945 гг.
  2. Реабилитация и внутренняя репатриация калмыков и народов Северного Кавказа
  3. 2.1943 —8 мая 1945 гг. Повседневность тотальной войны
  4. Тотальные превентивные депортации советских немцев, финнов и греков в 1941-1942 гг.
  5. Северный Кавказ
  6. ОБОРОНА СЕВЕРНОГО КАВКАЗА
  7. Гильденштедт на Северном Кавказе и в Закавказье
  8. § 3. Этносы и народы Кавказа
  9. Первые исследователи Крыма и Тамани
  10. Боевое применение ракет как оружия возмездия
  11. ЭталОННЫЙ ночной бомбардировщик 1944 г.
  12. § 4. ПОБЕДНЫЙ ЭТАП ВОЙНЫ. 1944-1945
  13. «Диктатура Верховного военного командования» и программа «тотальной войны»
  14. Тотальная идеологизация и регламентация
  15. ВЕЛИКАЯ СЕВЕРНАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ. ОТКРЫТИЕ РУССКИМИ СЕВЕРО-ЗАПАДНОЙ АМЕРИКИ И СЕВЕРНОГО ПУТИ В ЯПОНИЮ