Задать вопрос юристу

Продолжение и завершение репатриации


Постановлением СМ СССР № 1731-426с от 26 мая 1947 года проведение репатриации военнопленных и интернированных было перепоручено Уполномоченному по делам репатриации при СМ СССР. В сентябре 1947 года, с целью усиления контроля репатриируемых на границах СССР, в Бресте, Коломые и Унгенах были созданы отделения по репатриации военнопленных и интернированных в составе МВД БССР, УССР и Молд.
ССР[637].

В 1947 году планировалось репатриировать 26 900 чел. интернированных, но затем эта цифра была пересмотрена в сторону увеличения[638]. Всего же за 1947 год было репатриировано 550 524 военнопленных и интернированных[639].
При этом, как подчеркивал новый начальник ГУПВИ генерал-лейтенант Филиппов в своей директиве от 8 декабря 1947 года (излагающей указания Министра внутренних дел СССР Круглова), «работа с контингентом» вступила в завершающий и решающий этап. С определением сроков репатриации она приобрела заостренно политический характер, что предъявляло повышенные требования как к условиям содержания «контингента», к его физическому состоянию, так и к политработе с ним: положение обязывало к проявлениям «бдительности» и «повышению настороженности» с целью недопущения выпуска преступников и «явных врагов». Много стрел выпустил министр по адресу местных органов власти и хозорганов, взаимодействие с которыми, видимо, стало со временем чрезмерно тесным: несколько раз указывалось на неподведомственного им — и мало того: на закрытость! — лагерей и лаготделений ГУПВИ для местных властей[640].
23 декабря 1947 года вышло распоряжение СМ СССР № 19064сс о репатриации больных и малоработоспособных интернированных немцев[641]. Репатриация должна была начаться с марта 1948 года, ей подлежали 17 514 чел., в том числе 14 116 чел. румынских граждан немецкой национальности. Однако, по настоянию МИД (6 марта), их репатриация была задержана вплоть до особого указания, которого в течение последующих трех месяцев так и не последовало. После согласования вопроса с румынским правительством МИД снял свои возражения, а Молотов обратился к Сталину (4.06.1948) с просьбой утвердить решение о репатриации в Румынию интернированных немцев — румынских граждан.
Возможно, что указанная задержка с репатриацией была связана с телеграммой Соколовского и А. Кобулова, требовавшей передать 50 тыс. военнопленных немцев из числа румынских и чехословацких граждан в распоряжение акционерного общества «Висмут» в Германии (для работы на Яхимовских урановых рудниках в Чехии). Н. Круглов (в то время глава МВД СССР) и Б. Л. Ванников (начальник 1-го Главного управления при СМ СССР, отвечавшего за разработку атомного оружия) 20 марта 1948 года сообщили Берии о количестве находившихся в лагерях МВД трудоспособных немцев негерманского подданства (военнопленных — 14 759 и интернированных — 24 481 чел., из
них 14 948 женщин[642]) и о своем согласии на их передачу обществу «Висмут», при условии их вербовки на работу в яхимовских рудниках сроком не менее 3 лет.
Вскоре после этого — 7 мая 1948 года — вышло еще одно Постановление СМ СССР об улучшении условий содержания и трудового использования интернированных немцев[643]. Многочисленным министерствам, перечисленным в преамбуле, в сущности рекомендовалось не более чем придерживаться давно установленных (и, видимо, редко соблюдаемых) правил и инструкций.
Новым было разве что указание выплатить интернированным компенсацию за неиспользованный отпуск за первый год работы, а также разрешение переводить на положение вольнонаемных рабочих тех интернированных из числа высококвалифицированных специалистов, кто пожелает остаться работать в СССР.
В марте 1947 года в ГУПВИ находилось 107 468 интернированных, в том числе 60 498 мужчин и 46 970 женщин. Число арестованных (то есть интернированных группы «Б») составляло в это время 14 327 чел.[644]
По данным на 15 мая 1948 года насчитывалось 55 287 интернированных, сведенных в 98 рабочих батальонов, распределенных между министерствами. По своему физическому состоянию интернированные уступали военнопленным (см. табл. 16).
Таблица 16. Физическое состояние военнопленных и интернированных (по градациям трудоспособности в %; на 15 мая 1948 года)

Градации

Военнопленные

Интернированные

Интернированные

трудоспособности

группы «Г»

группы «Б»


1 группа

35,9

39,7

14,4

2 группа

37,5

30,9

26,7

3 группа

12,6

14,8

14,2

Инвалиды

0,7

1,8

4,3

Ослабленные

5,2

н.д.

7,0

Лазаретно-больные

6,9

3,4

9,3

Группа не установлена

1,1

9,4

24,1

Всего

100,0

100,0

100,0

Источник: РГВА/ГУПВИ, ф. 1п, оп. 23а, д. 4, л. 7-8.





Однако если различия между военнопленными и интернированными группы «Г» и не слишком велики, то физическое состояние интернированных группы «Б» было особенно неблагоприятным.
Физическое состояние немецких военнопленных в 1948 году заметно ухудшилось, что отчасти было связано с объявлением в советской печати в марте 1947 года о завершении их репатриации уже в 1948 году. Это привело к тому, что хозорганы, где они трудились, начали заблаговременно вербовать на их места кадровую рабочую силу. Самих же военнопленных в течение 1948 года переводили на трудоемкие, вспомогательноподсобные и низкооплачиваемые работы, на которых они очень быстро физически истощались. Этому же способствовали и исчерпание запасов нового трофейного обмундирования, и — в особенности — переброска осенью 1947 года 150 тыс. военнопленных на новые, социально неподготовленные объекты Минуглепрома, Минтяжпрома и Главнефтегазстроя[645] (тем самым военнопленные были поставлены в те же самые невыигрышные условия, в которых с самого начала находились интернированные немцы). Всего же в течение 1948 года было репатриировано 646 281 военнопленных и 29 177 гражданских интернированных[646].
По постановлению СМ СССР № 1492-572сс от 6 августа 1949 года «О репатриации в 1949 году интернированных немцев и лиц других национальностей»[647], за октябрь-декабрь планировалось репатриировать около 38 тыс. интернированных, из них более половины — через Сигет[648].
В целом же завершение репатриации всех военнопленных и интернированных планировалось на декабрь 1949 года, в связи с чем во все региональные управления МВД было разослано распоряжение заместителя министра генерал-полковника И. Серова № 744 от 28 ноября 1949 года о проверке их неучтенного наличия: осужденные и подследственные не подлежали проверке, беглые при этом продолжали числиться в розыске и разыскиваться, а находившиеся на поселении по спецразрешениям задержанию не подлежали[649].
Наиболее полные и как бы итоговые сведения об интернированных содержатся в справке о них по состоянию на 20 декабря 1949 года, подписанной начальником ГУПВИ генерал-лейтенантом И. Петровым[650]. Они сведены нами в нижеследующую табл. 17.

Трудоиспользование и репатриация гражданских немцев из стран Европы в СССР Таблица 17. Характеристика интернированных, на 20.12.1949 (по категориям)

1. Учтено всего


тыс. чел.

205 520
/>66 152
5 554

7 448

284 674

%

72,2

23,2

2,0

2,6

100,0

тыс. чел.

164 521

36 943

3 968

6 942

212 374

%

77,5

17,4

1,8

3,3

100,0

тыс. чел.

40 737

25 719

119

506

67 081

%

60,7

38,3

0,2

0,8

100,0

тыс. чел.

271

3 481

1 467

-

5 219

%

5,2

66,7

28,1

-

100,0


Примечание. * — Под «прочими убытиями» здесь понимаются: убитые при побегах, утонувшие или покончившие жизнь самоубийством (9 чел., все из группы «Г»).
Источник: РГВА/ГУПВИ, ф. 1п, оп. 01е, д. 81, л. 20-21.
Итак, среди 285 тыс. лиц, находившихся в СССР со статусом «интернированные», нем- цы-«вестарбайтеры» были не единственным, хотя количественно и доминирующим контингентом. Его общая численность составила около 272 тыс. чел.57 Смертность была более чем значительной — от 19,2% среди «мобилизованных» и до 38,9% среди «арестованных» интернированных (ср. с 6,8% у поляков из «Армии Крайовы» и с 2,1% у японцев). В общей сложности в СССР умерло около 66,5 тыс. немецких интернированных58.
24.05.1950. В частности, он привел несколько большую, по сравнению с данными на 20.12.1949, цифру репатриированных интернированных: 214 924 чел (ГАРФ, ф. 9401, оп. 2, д. 269, л. 319). Между тем, согласно «Справке о сравнительных данных о количестве освобожденных военнопленных и интернированных по статучету и данным имеющихся документов, подтверждающих передачу (акты, списки, расписки) по состоянию на 1.07.1950» отмечается существенное — на 34 833 чел. — расхождение между первыми (209 508 чел. ) и вторыми (174 675 чел.) для так называемых «западных национальностей» (РГВА/ГУПВИ, ф. 1п, оп. 01е, д. 81, л. 153). Что, впрочем, составляет немногим более 3,4% от общего числа немцев (7,95 млн), выселенных или переселенных в военное и послевоенное время (Die deutschen VertreibungsverLuste. Bevolkerungsbilanzen fur die deutschen Vertreibungsgebiete 1939/50. Wiesbaden, 1958, s. 44). По немецким данным (на сентябрь 1950 г.), число интернированных «фольксдойче», пропавших без вести в СССР, составляло самое меньшее 39 тыс. чел. (Die deutschen VertreibungsverLuste.

К 1950 году трудовой потенциал интернированных был практически исчерпан, о чем лучше всего говорит и практическое завершение их репатриации. Среди тех, относительно которых вопрос о репатриации еще не был решен, явно преобладали «арестованные» интернированные; естественно, среди них гораздо выше была и доля осужденных, в том числе военных преступников59.
17 января 1951 года датирована еще одна подписанная Петровым справка, посвященная интернированным. Она показывает погодичный ход репатриации 213 418 интернированных за 1945-1949 гг. в разрезе их гражданства (см. табл. 18).
Таблица 18. Репатриация интернированных в 1945-1949 гг.
(чел.; по странам)



Освобождено и репатриировано (чел.)


Страны






1945

1946 1947 1948

1949

Всего


Германия

32 867

10 526

11 051

11 802

11 446

77 692

Румыния

9 064

10 639

9 126

11 439

20 804

61 072

Венгрия

3 991

4 860

12 082

3 999

4 169

29 101

Польша

15 490

6 032

4 974

767

740

28 003

Югославия

1 001

1 857

2 506

1 062

2 608

9 034

Япония

-

740

2 210

347

1 715

5 012

Чехословакия

876

666

372

248

216

2 378
/>Австрия
13

42

69

27

48

219

Болгария и др. страны

161

472

182

112

-

927

Итого

63 463

35 834

45 572

29 803

41 745

213 418

Источник: РГВА/ГУПВИ, ф. 1п, оп. 01е, д. 81, л. 24.


Обращает на себя массовая репатриация «рейхсдойче» в 1945 году (практически это были возвратные партии), а также венгерских немцев — в 1947 и румынских — в 1949 годах.
Bevolkerungsbilanzen fur die deutschen Vertreibungsgebiete 1939/50. Wiesbaden, 1958, s. 44), что весьма правдоподобно. Из 3692 остававшихся в СССР, по состоянию на 25.01.1950, интернированных большинство из них (2953) содержалось в лагерях и спецгоспиталях МВД, 580 было осуждено Военными трибуналами на территории Восточной Германии, а 141 — на территории СССР; еще 18 чел. подследственных содержались в тюрьмах МВД (РГВА/ГУПВИ, ф. 1п, оп. 01е, д. 81, л. 80).

Несколько иную статистику содержат документы Отдела репатриации и розыска советских граждан Управления делами СКК в Германии. Основным местом прибытия немецких репатриантов и передачи их немецким властям был лагерь № 69 в Грюнефельде близ Франкфурта-на-Одере, расформированный одним из последних, начиная с 1 июня 1950 года. За период с 1 июня 1946 по 3 мая 1950 гг. через него прошло 1 222 819 чел., из них 1 195 987 военнопленных и 32 832 интернированных, всего 20 чел. умерло непосредственно в лагере или в пути следования. Более половины интернированных осело в советской зоне, остальные распределились между американской и английской зонами.[651]
По состоянию на 25 января 1950 года, в СССР содержалось 3692 интернированных, в том числе 2985 чел. в лагерях и госпиталях, а остальные, по-видимому, в тюрьмах[652]. Данные на 15 июля 1950 года оперируют только интернированными немцами: их общее число составляло 271 672 чел. Из них интернированными-мобилизованными группы «Г», завезенными в СССР по Постановлению ГКО от 29 декабря 1944 года, значились 111 831 чел., а интернированными-арестованными группы «Б» — 159 841 чел., в том числе 155 262 завезенных по Постановлению ГКО от 3 февраля 1944 года и 4579 по Постановлению СМ СССР от 23 декабря 1946 года. Из них было репатриировано 202 720, умерло 66 468 и удерживалось в СССР — 1385 чел.[653]
Тут следует сделать очередную статистическую «оговорку». Быть освобожденным из ГУПВИ и быть практически репатриированным — даже статистически не одно и то же. Соответствующее сличение, произведенное ГУПВИ, показывало, что расхождение между данными статучета и документами сдачи-приемки репатриированных составляло: по военнопленным бывших западных армий — всего 2759 чел. (или 0,1% при 2 643 263 учтенных освобожденных), по военнопленным бывшей японской армии — 8260 чел. (или 1,4% при 574 718 учтенных освобожденных), тогда как по интернированным западным национальностям — 34 867 чел. (или 16,7% при 208 406 учтенных освобожденных)[654]. Аналогичное сличение, проведенное по данным на 1 июля 1950 года, принесло практически те же самые результаты[655].
По состоянию на 1 января 1951 года, в СССР все еще содержалось 2656 осужденных интернированных (как немцев, так и японцев), сконцентрированных в лагерях в Сверд
ловской и Минской областях, а также в Хабаровском крае.[656] Сюда, возможно, было включено и число осужденных военных преступников из числа интернированных — 1605 чел. (в том числе 44 женщины), но не включено число неосужденных интернированных — 707. Подавляющее большинство среди осужденных военных преступников составляли граждане Германии (922 чел.), Японии (377), Польши (102) и Китая (89 чел.), а среди неосужденных интернированных — граждане Германии (529) и Польши (110 чел.)[657].
За 1951 год количество осужденных интернированных практически не изменилось и составило 2237 чел. Большую часть таких интернированных составляли немцы: 1459 чел. Особенно много их оставалось в лагере № 476 в Свердловской обл. (765 чел.), в лагере № 16 в Хабаровском крае (524 чел.), в лагерном отделении № 2 в Киевской обл. (362 чел.) и в Брестском лаготделении (201 чел.). Кроме того, насчитывалось 1872 военнопленных и интернированных, по тем или иным причинам «задержанным от репатриации»: из них 684 — за осведомленность о дислокации и характере «особых объектов»[658].
2 апреля 1952 года СМ СССР принял постановление № 1616-576сс «О репатриации из СССР бывших военнопленных и интернированных граждан Германии», затронувшее более 1200 чел., в том числе 109 осужденных военнопленных и интернированных[659]. К 1 октября 1952 года число интернированных сократилось до 1745 чел., большею частью осужденных (1627 чел.). Не-осужденные 118 чел., по-видимому, и являлись вышеупомянутыми «задержанными от репатриации»[660].
21 августа 1953 года датирована справка, представленная полковником М. Кузнецовым, начальником тюремного управления МВД СССР. В ней сообщалось, что общее число осужденных немцев, содержащихся в советских местах заключения, составляет 19 848 чел.; среди них не только военнопленные (14 128 чел.), но и интернированные (754 чел.) и гражданские лица (4966 чел.). Кроме того, имелось еще 625 чел. неосужденных немцев (как военнопленных, так и интернированных), репатриация которых откладывалась на неопределенный срок в связи с их осведомленностью об объектах государственной важности[661].
Наконец, 30 ноября 1953 года Президиум ЦК КПСС утвердил представленный тт. Горшениным, Кругловым, Руденко и Пушкиным проект постановления ЦК КПСС о досрочном освобождении осужденных советскими судами немецких военнопленных, интернированных и гражданских лиц. Освобождению и репатриации в Германию в месячный срок подлежали 4823 чел. немцев, содержавшихся в лагерях на территории СССР (кроме того — 6150 чел., отбывавших свой срок в ГДР)[662].

Последним официальным документом, по-видимому, стало Постановление СМ № 2284-рс от 19 апреля 1956 года «О репатриации из СССР германских граждан».[663] Его текст нами пока не обнаружен, но, возможно, оно проливает свет на судьбу последних 625 немцев, а в их числе около сотни интернированных — даже неосужденных, но имевших несчастие прикоснуться к пресловутым «особым объектам».
P. S. Интересно, что вследствие юридического казуса мобилизованные немцы в настоящее время не подлежат реабилитации, поскольку она не предусмотрена для лиц, административно-репрессированных за пределами СССР («юридическим» же адресом административной репрессии по отношению к ним всякий раз является место, откуда их депортировали)[664].

<< | >>
Источник: Полян П. Не по своей воле…История и география принудительных миграций в СССР. 2001

Еще по теме Продолжение и завершение репатриации:

  1. Начало репатриации интернированных и рецидивы «репараций трудом»
  2. Реабилитация и внутренняя репатриация калмыков и народов Северного Кавказа
  3. ТРУДОИСПОЛЬЗОВАНИЕ И РЕПАТРИАЦИЯ ГРАЖДАНСКИХ НЕМЦЕВ ИЗ СТРАН ЕВРОПЫ В СССР
  4. 1.3 Классические фигуры продолжения тенденции
  5. 19. ДЕЛОВЫЕ ПРИЕМЫ КАК ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛУЖЕБНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
  6. Навык № 10 Не стремитесь к завершению сделки
  7. ПРОДОЛЖЕНИЕ РЕПРЕССИЙ НАКАНУНЕ ВОЙНЫ
  8. Стэнли: продолжение исследования Конго
  9. Продолжение открытия Центральной Европы
  10. ГЛАВА 7 От Конфуция до империи. Продолжение
  11. Отказ работника от продолжения работы в связи с рядом обстоятельств (п. 6 ст.77 ТК РФ).
  12. Годы 1689 – 1699 Продолжение «потех».
  13. Продолжение открытия и исследование реки Юкон
  14. Индоарии и продолжение открытий на Индийском субконтиненте
  15. ГЛАВА 10 Ранняя Хань. Продолжение: У-ди (141-87 гг. до н. э.)
  16. ГЛАВА 17 Тан (618-907 гг.). Продолжение