<<
>>

3.1. Какова специфика цивилизаций Востока?

Интерес на Западе к Востоку возник благодаря свидетельствам христианских миссионеров XVI —XVII вв., которые первыми обратили внимание на существенные различия между ними в политическим устройстве и ценностных ориентациях людей.

Эти свидетельства положили начала двум направлениям в оценке Востока — панегирическому и критическому. В рамках первого Восток, прежде всего Китай — страна всеобщего благоденствия, учености и просвещенности, — ставился в пример европейским монархам как образец мудрости в управлении. В рамках второго направления внимание акцентировалось на духе застоя и рабства, царившем в восточных деспотиях.

Однако до глобальной встречи западной и восточной цивилизаций, которая состоялась в результате колониальной экспансии Запада, европейские ученые в большинстве своем не отказывали восточным народам в праве занимать свое место в мировой истории. С другой стороны, и на Востоке в отношении европейцев практически до конца XIX в. господствовала такая идеологическая и культурная установка, основу которой составляло представление о подавляющем морально-этическом превосходстве восточной цивилизации, о том, что у «западных варваров» заимствовать нечего, кроме машинной технологии.

При непосредственном столкновении двух типов цивилизационного развития, восточного и западного, в условиях, когда сила государства определялась технико-экономическими и военно-политическими преимуществами, обнаружилось явное превосходство европейской цивилизации. Это породило иллюзию «неполноценности» восточного мира, застойного характера его общества, обусловленных спецификой его социального генотипа.

Вместе с тем одни исследователи обратили внимание на то, что примерно до XIV — XVII вв. вообще не приходится говорить об отставании Востока, "что так называемый его застой «есть одно из созданий европейской химеры, старающейся романтически окрасить экзотические страны и их быт». Другие ученые считают, что вообще не стоит говорить об отставании Востока или замедленных ритмах его развития. Они считают, что Восток не шел медленно по той лее дороге, что и Европа, он шел другой дорогой и шел в нормальном для своего пути ритме.

Востоковеды указывают также, что европейцы привыкли измерять степень развития общества уровнем развития техники, точной науки, но могут быть и другие критерии, например" этические. Может быть, Европа будет выглядеть отсталой; если приложить к ней те высокие критерии, которые на протяжении нескольких тысячелетий вырабатывал восточный культурный ареал.

Кроме того, все более утверждается мысль о том, что Восток вообще не является альтернативой Западу, а выступает исходным пунктом всемирно-исторического процесса.

Первые цивилизации возникли на Востоке, где возникли деспотические государства с «азиатской» структурой.

Определяющими чертам восточных обществ является отсутствие полноценной частной собственности; неразделенность собственности и административной власти при несомненном доминировании последней; властные отношения как всеобщий эквивалент, как мера любых социальных отношений; экономическое и политическое господство — часто деспотическое — бюрократии; подчинение общества государству; отсутствие гарантий частной собственности и прав граждан, действенных стимулов для производственной, экономической деятельности; перманентные переделы собственности, поскольку собственность в определенном смысле — лишь атрибут власти.

По мере эволюции этого общества появились товарные отношения и частная собственность. Многие восточные государства древности и средневековья имели процветающее хозяйство, большие города, развитую торговлю. Однако новые явления с момента своего возникновения сразу же ставились под контроль власти и потому оказывались полностью от нее зависимыми и как бы лишенными органической потенции для саморазвития. Но все эти зримые атрибуты частнособственнической рыночной экономики были лишены того главного, что могло бы обеспечить их саморазвитие: правовых гарантий собственности и правового обеспечения рынка. Все агенты рынка были заложниками власти и не имели не только прав и привилегий, но даже уверенности в завтрашнем дне.

В «азиатских» обществах господствовал принцип власти—собственности: существовал такой порядок, при котором власть рождала собственность. Социальную значимость в государствах Востока имели лишь причастные к власти, тогда как богатство и собственность без власти мало что значили. Утратившие власть становились бесправными. На Востоке сложился и особый тип человека, со специфическим стилем мышления и поведения, характерной чертой которого является «универсальность» («безвкусность»;. В восточной культуре «безвкусность» — пример мироощущения, ориентированного на сохранение гармонии мира, обладающего внутренним динамизмом развития, поэтому не требующего произвола человеческого вмешательства. В морально-религиозном плане «безвкусность» — это признак совершенного вкуса, его универсальности, это высшая добродетель, ибо «вкус» есть предпочтение, а любая актуализация — ограничение. В культурной традиции Востока «безвкусность» является положительным качеством. Это — ценность, которая в жизни реализуется в практике неосознанного социального оппортунизма, что означает принятие или устранение от дел с максимальной гибкостью и ориентацией исключительно на требование момента. Поэтому добродетелями восточного человека являются точная середина и посредственность, бесшумность и увядание.

Восточному человеку более свойственен предметно-образный стиль мышления. Для него истиной является не то что подвластно уму и воле человека, а само бытие. Поэтому истина не зависит ни от ума, ни от воли человека. Поэтому восточный человек нуждается в истинах, которым можно служить всю жизнь. Поэтому процесс познания у восточного человека — это не столько анализ свойств объекта, сколько его духовное постижение на уровне, недоступном рациональному исследованию. На Востоке доминировали иные, не дискурсивные стили мышления и познания, где идеи выражались не столько в понятийной, сколько в художественно-образной форме, опорой которой служат интуитивные решения, непосредственные эмоции и переживания. Это придавало большую значимость интерпретации, а не трансляции накопленного мыслительного материала и социального опыта.

Восточный человек, предполагая в основе мироздания некую трансцендентную волю, стремится распознать ее, «войти» в нее и творить ее как свою собственную, преодолевая тем самым конечность своего бытия.

Большую роль на Востоке всегда играло государство, но око не выступало доминантной формой цивилизационной интеграции. Государство на Востоке было не объединяющим, а усмиряющим началом. Интеграционные функции выполняла религия. Поэтому государственность и нормативно-ценностный порядок (религии) на Востоке были автономными. Государственность являлась, часто искусственной, формой национальной интеграции, а религия задавала нормативно-ценностный порядок для всего цивилизационного ареала.

В связи с этим в цивилизационном отношении Восток никогда не был единым. Там в древности возникло несколько религиозно-культурных цивилизационных регионов, не только весьма своеобразных, но и в различной степени открытых вовне. Это — исламская, индо-буддийская и конфуцианская цивилизации.

Исламская цивилизация — наименее открытая для внешних воздействий, что обусловлено прежде всего особенностями религии, охватывающей все стороны жизни, включая экономику и политику. Мусульманский образ жизни не только градационен, но и самоценен. Для исламской ментальности за пределами мусульманского мира нет ничего достойного внимания и подражания. Вместе с тем это — традиционалистски активная цивилизация.

Индо-буддийская цивилизация — нейтральная по отношению к внешним воздействиям, что вызвано явным религиозным уклоном в сторону потусторонних проблем (поиски Абсолюта, забота об улучшении Кармы и т. п.). Процветание в посюсторонней жизни не является сколь-нибудь значительной ценностью в рамках этой цивилизации, которая в связи с эти является традиционалистски пассивной цивилизацией.

Конфуцианская (дальневосточная) цивилизация — более открытая по отношению к внешним воздействиям и внутренним трансформациям, что обусловлено конфуцианским культом этики и самоусовершенствования, установкой на посюсторонние поиски гармонии в обществе (культ знаний, повышенное чувство долга и ответственности, крепкие патерналистские связи в семье и обществе, постоянная забота о повышении культуры и дисциплины труда). Это — активно-инновационная цивилизация.

Восточный тип цивилизаций, особенно мусульманский и конфуцианский, при соприкосновении с другими цивилизациями обнаруживал имперские политические тенденции при толерантности к социокультурным различиям. (Синдром авторитарно-властного господства и подчинения.)

<< | >>
Источник: С.А. Кислицын. История России в вопросах и ответах. Курс лекций. Учебн. Пособ. – Ростов-на-Дону.. 1997 {original}

Еще по теме 3.1. Какова специфика цивилизаций Востока?:

  1. 1.8. Какова периодизация истории цивилизаций в России?
  2. 3.2. В чем состоит специфика древнерусской цивилизации?
  3. Цивилизации Ближнего, Среднего и Дальнего Востока
  4. Макрохристианский мир и традиционные цивилизации Востока
  5. Глава 1 НАРОДЫ — СОЗДАТЕЛИ ДРЕВНЕЙШИХ ЦИВИЛИЗАЦИЙ БЛИЖНЕГО ВОСТОКА
  6. 8.2.4. Уникальность культур и цивилизаций. Сравнительное изучение цивилизаций
  7. гл. редкол.: Р.Б. Рыбаков. История Востока : В 6 т .Т. 6 : Восток в новейший период (1945-2000 гг.), 1995
  8. Раздел 3. Типы цивилизаций в древности. Проблема взаимодействия человека и природной среды в древних обществах. Цивилизация древней Руси.
  9. В.М.Массон. ПЕРВЫЕ ЦИВИЛИЗАЦИИ, 1989
  10. 2.2.Специфика опросов общественного мнения
  11. 9.3. ОСОБЕННОСТИ И СПЕЦИФИКА ГОСТЕПРИИМСТВА
  12. 17.2. Специфика мышления в деятельности руководителя
  13. С чем связан эффект специфики периода?
  14. 9.1. Какова роль США и Западной Европы в истории XX в.?