Глава 14. Как наши главные враги стали нашими «союзниками»

Преждевременная кончина Императора Александра III приблизила вспышку революции, по крайней мере, на четверть века.

Великий князь А. М. Романов

За полстолетия, с середины XIX века по начало XX колониальная империя англичан невероятно расширилась. После присоединения Кипра, британские войска оккупировали Верхнюю Бирму и 1 января 1881 года присоединили ее к себе. В те же годы англичане захватили Малайский полуостров, а также большую часть островов на Тихом океане. После чего длинные щупальца англосаксов проникли в Китай и Корею. На африканском материке высаженный десант и корабельная артиллерия подавила сопротивление, и к сентябрю 1882 года древний Египет стал британской колонией. Открытие на юге черного континента месторождений алмазов и золота привели к активизации их политики вокруг населенных потомками голландских поселенцевбуров Трансвааля и Оранжевой республики. Истребление индейцев и чернокожих аборигенов никогда не смущало англосаксонских колонизаторов. Теперь впервые на их пути стояли такие же белые люди, как они сами, европейцы. И британцы впервые продемонстрировали будущее подобие того, что сейчас называется политкорректностью. Беспощадная английская военная машина с одинаковым рвением уничтожала всех своих противников, вне зависимости от цвета их кожи.

Именно англобурская война 1899–1902 годов дала миру зловещее понятие концентрационных лагерей. Британские войска тщетно пытавшиеся бороться с партизанским движением буров, начали попросту сгонять за колючую проволоку все население. В основном – бурских женщин, детей и стариков – ведь мужчины воевали. В «лагерях для беженцев», как они официально именовались, огражденные колючей проволокой, на 1 мая 1901 года на территории Оранжевой республики находились 32 тыс., в Трансваале – 25 тыс. мирных жителей. Большое число их – это многие тысячи, умерло в этих изобретениях англичан. Британия победила и задала «тональность» грядущего двадцатого века, с его невероятными жестокостями. Именно отсюда берут свой отчет Майданек и Треблинка, Освенцим и Соловецкий лагерь особого назначения. А многие до сих пор убеждены, что концлагеря придумал, если не Гитлер, так уж точно Ленин…

Главный конкурент Британской империи – империя Российская точно также продолжала развиваться не менее бурными темпами. Однако основным двигателем развития нашей страны была в то время отнюдь не экспансия на новые земли. Период правления Николая II стал периодом бурного роста промышленности и населения страны. К моменту окончания Смутного времени и его последствий, т. е. к середине семнадцатого века население России (14 млн. чел.) составляло примерно половину совокупного населения Франции и Англии. В русских семьях было очень много детей, и вот к 1800 году соотношение практически выровнялось (36 млн. у нас против 39 млн. в Англии и Франции). К началу же XX века Россия вырвалась далеко вперед (129 млн. против 79 млн. англичан и французов). Подобные темпы развития наблюдались не только в производстве детей, но и в промышленности и в науке, и в искусстве. Конкурент для Британской империи рос прямо на глазах. Еще 50–100 лет такого буйного развития и русских станет уже не остановить.

Отличительная черта английской государственности – это работа на перспективу. Вот и под основание русского государства бомба была уже заложена. Внешне ничего не изменилось, однако у руля страны стоял государь, даже отдаленно не понимавший суть национально ориентированной политики своего отца. То, что Александр III считал всего лишь бумажками, средствами для укрепления своей державы, его сын придавал первостепенное значение.

Практически сразу со смерти императорамиротворца политика России на Дальнем Востоке резко меняет свой характер. Вместо разработки своих богатств, на которую был направлен построенный Сибирский путь, Россия двинулась еще дальше. Вместо того чтобы продолжать его вдоль Амура, как повелел в свое время Александр III, новое правительство повело его по китайской территории через Маньчжурию. Так возникла в 1898–1900 годах Китайская Восточная железная дорога (КВЖД). Общая идея нового руководства страны была в общем правильная – прорубалось новое окно в теплые моря. Дилемма была простая – либо мы сосредотачиваемся на внутреннем развитии страны, либо двигаемся дальше. Но во втором случае наше движение неизбежно приводило к жесточайшей схватке с Англией, все время старавшейся «закупорить» конкурента на континенте. Следовательно, направляя острие своей политики в Китай, Россия была обязана мобилизоваться внутреннее и быть полностью готовой к войне. Не было сделано ни то, ни другое. На полных парах, несясь к кровавому столкновению, российский «паровоз» ехал по мирным рельсам, во главе с императором, уверенным, что войны не будет….

Целое десятилетие ушло на подготовку англичанами нового противника для России. Своими силами, как обычно, воевать англосаксы не хотели. Поэтому тщательно использовали ситуацию активного вмешательства русских в дальневосточные дела, чтобы подготовить будущий военный конфликт. Первым шагом на пути к этому стало вмешательство России в японокитайскую войну. Петербург заставил японцев смягчить требования победившей Японии к поверженному противнику, а затем в 1898 году Россия сама вынудила Китай сдать в аренду Квантунский полуостров с городом ПортАртур, объект японских мечтаний. Тем самым мы получили выход в Китайское море и ярого врага в лице растущей японской империи.

Надо сказать, что в то время Китай буквально раздирался на куски более сильными странами. Русские, немцы, англичане, французы и японцы стремились получить в аренду куски китайской территории. Делалось это путем открытого военного давления на китайское правительство. Результатом такого неприкрытого грабежа стало массовое восстание «ихэтуаней» (боксерское восстание). Оно вспыхнуло в мае 1900 года и быстро охватило весь Северный Китай и Маньчжурию. Иностранцев просто убивали, всех без разбору. Когда к восставшим примкнули регулярные войска, они начали штурмовать иностранный квартал Пекина, где здания посольств и миссий превратились в осажденные крепости.

К русским отношение было особое. Китайские власти надеялись с помощью народа, недовольного политикой русского и других европейских правительств, ударить по нашим территориям и взять реванш за прошлые уступки и обиды. Помимо всего прочего удар по русской территории должен был по замыслу китайцев отвлечь внимание противника от их столицы. Для выпуска пара Россия подходила идеально – она была рядом! Ну не могли, «ихэтуани» добраться ни до Парижа, ни до Лондона. Все это очень далеко, а международный терроризм еще не был изобретен. А мы рядом – только руку протяни! Китайцы, в основном ограбленные нашими «союзниками» должны были ударить именно России ! Об этом помнить следует и сейчас, когда наши западные «друзья» активно тянут нас в очередной антикитайский союз!

Но в 1900 году европейцы воевали на нашей стороне. Получив известие о критическом положении посольств, командовавший международной эскадрой в Печилийском заливе британский адмирал Сеймур двинулся во главе отряда в 2 тыс. человек на выручку дипломатам. Однако он сильно переоценил свои силы, и отряд его был быстро окружен 30тысячной китайской армией. Из этого критического положения десант Сеймура был выручен 12м ВосточноСибирским стрелковым полком полковника Анисимова, высаженным по приказу русского правительства. Однако восстание ширилось и вскоре в Китай прибыли большие подкрепления из Европы, Америки и Японии. Международная армия возросла до 35 тыс. человек, однако ее основную часть составляли 7 тыс. русских солдат.

Это в самом Китае. Вдобавок к этому в начале июля отряды повстанцев перешли через Амур, перенося войну на территорию Российской империи. Возникла и реальная опасность появления китайских войск на границе в Сибири. Дошло до того, что 8 июля 1900 года было принято решение о переводе войск Сибирского военного округа на военное положение. К счастью для нас китайская армия была разбита в короткие сроки, и серьезных боевых действий на нашей территории не велось. Уже 1 августа был взят Пекин. В сентябре была оккупирована большая часть Маньчжурии, власти же других приграничных территорий не решились начать военные действия против России.

Победа над китайцами на самом деле не принесла особой пользы. Япония, внимательно следящая за нашими успехами, приходит к выводу, что Россия пришла в Китай всерьез и надолго. Следовательно, без устранения России дальнейшее развитие империи невозможно. Решить эту проблему можно только путем нанесения военного поражения русским. Однако в одиночку сразиться с огромной северной империей Япония не могла. Требовалась серьезная финансовая и дипломатическая поддержка. Вот в этот момент на горизонте японской политики и появились британские дипломаты с предложением союза. Две страны и ранее сотрудничали в весьма деликатных вопросах: англичане строили японский флот, обучали морских офицеров. Пришло время пускать его в ход.

Первый союзный договор между Японией и Англией был подписан в Лондоне в январе 1902 года. Он предусматривал нейтралитет одного из союзников в случае войны другого с какойлибо державой и военную помощь другому союзнику, если к его противнику присоединится одно или более государств. В переводе на человеческий язык это означало, что в случае войны России и Японии ни одна страна не сможет оказать нам помощь, ибо это означало вступление в войну Англии. Подготовка к натравливанию японцев на русских вступало в завершающую стадию. Оставалось лишь предложить сомневающимся японцам широкую кредитную линию, что и было сделано английскими и американскими банкирами.

Ну, а что мы? Неужели просто спокойно взирали на все это. Нет, Россия пыталась противодействовать. Исходя из ложного постулата, что мы имеем настоящих «союзников» в лице Франции, а не скрытых британских марионеток, демонстрирующих разногласия с Альбионом, чтобы войти к нам в доверие. Не прошло и месяца после англояпонского договора, как свет увидела русскофранцузская декларация от 3(16) марта 1902 года. В ней указывалось, что правительства обеих стран усматривают в англояпонском стремление обеспечить статускво, общий мир на Дальнем Востоке и независимость Китая и Кореи, открытых для торговли и промышленности всех наций, что соответствует интересам России и Франции. За этими общими словами, в отличие от английской готовности воевать, не стояла такая же готовность помогать нам вооруженной силой со стороны Франции. Декларация гласила: «Будучи вынужденными учитывать возможность враждебных действий других держав либо повторения беспорядков в Китае, оба союзных правительства оставляют за собой право озаботиться в такого рода случаях принятием мер, необходимых для охраны их интересов».

И все. Никакой конкретики. В этом и есть принципиальное различие между двумя русскими императорами: отец шел на войну с Англией из Афганистана, зная, что англичане сами воевать не будут. Его сын шел на конфликт с Японией, думая, что Франция предотвратит его. В отличие от Александра III, Николай II верил торжественным обещаниям «союзников», «никакие противные ветры не смогут погасить пламя традиционной франкорусской дружбы». А ведь ему следовало просто перечитать франкорусскую военную конвенцию (изза которой отравили его отца) и убедиться, что в случае войны ни с Англией, ни с Японией французы ничего не должны делать!

Начиналась плестись та дипломатическая паутина, в которой, как несмышленая муха, запуталась дипломатия Николая II. С середины 1903 года Британия начала переговоры о заключении англофранцузского договора, устранявшего все взаимные колониальные «разногласия». Не прошло и восьми месяцев после этого «начала» англофранцузской дружбы, как японские корабли атаковали нашу эскадру в ПортАртуре. Началась русскояпонская война. Нетрудно догадаться, что «союзники» нам не оказали никакой помощи. Французское правительство на следующий день после японской агрессии, заявило, что оно будет соблюдать нейтралитет. И видя все это, молодой русский император, договор с Францией не разрывал. Ведь его заключал его отец, а он знал, что делал…

8 апреля 1904 года Франция заключает с Англией договор, который в историографии считается основанием военного и политического союза Антанта. Начинались показательные выступления европейских дипломатов, призванные показать России все выгоды дружбы с Британской империей. Все это происходит после того, как в январе этого года начались боевые действия между Россией и Японией! Вдумайтесь, наш «союзник» заключил договор со страной связанной союзом нашим врагом! Сам факт такого договора должен был привести к разрыву нашей фальшивой дружбы с французами.

А, чтобы немцы не воспользовались моментом для привлечения России на свою сторону, по дипломатическим каналам было сделано серьезное предупреждение. «Как только настоящая война разразилась, я уведомил Германию и Францию самым вежливым и скромным образом, что в случае какойлибо комбинации против Японии, …я решительно приму сторону Японии и сделаю всё возможное для того, чтобы ей помочь» – писал позднее президент США Теодор Рузвельт.

Тем временем, англичане вносят свой немалый вклад и в неожиданность японского нападения, усыпляя бдительность русского правительства миролюбивыми заверениями. Прямо накануне нападения, в СанктПетербурге идут русскояпонские переговоры. Россия делает значительные уступки и 21го января 1904 года на весь мир звучит заявление британского министра иностранных дел: «Если Япония и теперь не будет удовлетворена, то ни одна держава не сочтет себя вправе ее поддерживать». Казалось бы, англичане лишают самураев своей поддержки, на самом деле дата нападения на Россию уже определена и переговоры ведутся лишь для отвода глаз. Британское правительство активно участвует в дезинформации русского руководства, и подыгрывают японцам изо всех сил. До удара остались считанные дни, и дымовая завеса слов и обещаний лучше всего прикроет японские корабли перед атакой.

Исследование хода неудачной для России войны не входит в рамки этой книги. Однако без общей оценки нам не обойтись. Для того, чтобы успешно разгромить Россию, Японии было необходимо решить две задачи: завоевать господство на море и уже пользуясь этим, высадив десанты, разгромить сухопутную армию. Без поддержки англичан не обошлось и здесь. Флот наш, практически в два раза превышающий японский, был перед войной разделен между Балтийским морем и Дальним Востоком. Когда началась война, главной задачей русского флота стало объединение своих сил. Основной задачей Японии становился разгром нашего флота по частям. От того, как быстро русские корабли из Балтийского моря доплывут до Тихого океана, зависел исход всей войны.

Поэтому не стоит удивляться, что отправленная из Петербурга эскадра адмирала Рождественского столкнулась в пути с неожиданными трудностями. Англичане сделали все, чтобы помешать русской эскадре, французы не сделали ничего, чтобы помочь ей . В Испании власти, под давлением Англии, больше суток запрещали отряду Рожественского грузить уголь. Сутки, двое тратятся на улаживание ситуации и переговоры. Во французском порту Дакар, вопреки условиям нейтралитета, то же самое – решительный запрет грузить топливо. Снова переговоры, теперь уже с «союзниками». Уговоры местного губернатора дать разрешение и телеграфировать в Париж о том, что он уже позволил русским грузить уголь. Через сутки(!) из «союзной» столицы приходит ответ с категорическим запрещением погрузки! Никаким «страхом» перед Англией такое поведение не объяснить.

Это сознательный «нейтралитет», направленный на обеспечение японцам возможности разбить наш флот по частям. Без этого войну не выиграть, а если Россия не проиграет, то весь дальнейший план втягивания ее в Антанту не сработает. Поэтому задержать, задержать Рождественского любой ценой главная задача английских и французских дипломатов. Враги и псевдосоюзники едины в своей помощи нашему противнику.

В очередном французском владении – Мадагаскаре, снова повторяется вся история. Ранее запланированная стоянка, ремонт и соединение эскадры в оборудованном порту ДиегоСуарец, была «вдруг» запрещена «союзным» правительством. Взамен предложили глухой островок НоссиБе на северозападе острова – там нет ни мастерских, ни соответствующих доков. Дает себя знать и американский нажим на германцев. «Немцы изменили в самый решительный момент. Не хотят дальше идти с углем… а нам всякая задержка здесь гибельна, дает японцам возможность делать широкие приготовления» писал командующий эскадрой адмирал Рождественский. Без угля эскадра надолго застряла на Мадагаскаре. Переговоры затянулись почти на два месяца! Наконец, немцы, не французы все же заправили эскадру углем, и 20 февраля эскадра двинулась до следующего «союзного» владения – вьетнамского порта Камрань. Там история повторилась. Русским кораблям, ради соблюдения «строжайшего нейтралитета», ни под каким видом не позволяли оставаться больше 24 часов на «дружественном» рейде и «покорно просили» уйти, «во избежание какихлибо международных конфликтов».

Свое дело «союзники» сделали блестяще: Портартурская эскадра была разбита 31 марта и 14 августа 1904 года в Китайском море. В Цусимском проливе 14–15 мая 1905 года погибла большая часть отряда адмирала Рождественского, семь месяцев(!) следовавшая к месту своей гибели из Балтики…

Ответить на подлость русские моряки могли лишь одним – своей доблестью. Именно русскояпонская война дала нам множественные примеры необычайного героизма. Яркий тому пример – героическая гибель крейсера «Варяг» и канонерской лодки «Кореец». Даже в этом известном эпизоде той далекой войны не обошлось без «помощи» наших «союзников».

Свой бессмертный подвиг русские моряки совершили в самый первый день войны. Оба корабля находились в корейском порту Чемульпо, где «Варяг» уже месяц находился в распоряжении русского посланника. 5–го января туда же пришла и лодка «Кореец». В преддверии возможного столкновения, Корея объявила себя нейтральной, что на языке мирового права того времени означало, что суда находящиеся в порту такой страны не могут быть атакованы противником. 26го января 1904 года в Чемульпо прибыла японская эскадра. На рейд порта вошли два японских крейсера и три транспорта с войсками. Четыре миноносца по два встали у «Варяга» и «Корейца», направив на них торпедные аппараты, но, не предпринимая никаких враждебных действий. Всю ночь японские войска высаживались на берег, а команды наших судов провели в страшном напряжении, не имея возможности открыть огонь первыми и ожидая неприятельской атаки. В 9 часов 30 минут капитану «Варяга» Рудневу было вручено письмо от японского адмирала Уриу: «В связи с началом боевых действий между Россией и Японией, до полудня покиньте порт Чемульпо со всеми вверенными вашему командованию силами. В противном случае я буду обязан открыть огонь против вас в порту».

Это было грубым нарушением международного права. В порту Чемульпо в тот момент находились английский, французский и итальянский крейсеры и американская мореходная лодка. Всем командирам судов японский адмирал также вручил ноту: «В связи с началом боевых действий между Россией и Японией, убедительно прошу вас ради вашей же безопасности удалиться из порта Чемульпо до шести часов пополудни. В противном случае я не в силах гарантировать вам жизнь».

Руднев обратился к командирам иностранных кораблей за поддержкой, чтобы они опротестовали ультиматум японского адмирала. Прекрасно понимая, что японцы никогда не решаться атаковать его, если рядом будут корабли европейцев, он попросил их сопроводить русские корабли до нейтральных вод. Это давало нашим морякам хоть какойто шанс на спасение. Однако командиры иностранных крейсеров не захотели объявить протест японцам и отказались сопровождать «Варяга» и «Корейца». Французский капитан – «союзник» России, как и остальные, ответил отказом!

А ведь стоило лишь французскому крейсеру поплыть рядом с нашими кораблями, как вся ситуация резко поменялась бы. Японцы огонь бы ни за что не открыли. Надо прекрасно понимать, одно попадание – и ты в состоянии войны с Францией! Одним словом спасение русских союзников не представляло для французов большой проблемы.

Вместо осуждения грубого нарушения японцами международного права благородные европейцы заявили, что если «Варяг» и «Кореец» не покинут рейд до 14.00, остальные суда будут вынуждены сделать это из соображений безопасности. Приняв решение уплыть из гавани, политкорректные европейцы прекрасно понимали, какая участь ожидает наших моряков. Потом западные исследователи напишут, что «более активному действию со стороны представителей международной боевой силы на нейтральном рейде в Чемульпо, помешала, без сомнения, политическая обстановка».

Русским оставалось или сдаться на милость японцев или вступить в неравный бой. Наши герои выбрали бессмертие! Под звуки оркестра наши корабли снялись с якоря и направились навстречу своей гибели. Прямо на выходе из бухты они были встречены огнем противника. Бой продолжался около часа. Против наших героев была эскадра, состоящая из 6 крейсеров и 8 миноносцев. «Варяг» получил пять подводных пробоин, больше половины его артиллерии было разбито. Каждый пятый моряк был убит. На «Корейце» потерь не было. У японцев один миноносец был потоплен и три крейсера повреждены. Не так уж плохо воевали наши моряки! Однако, несмотря на их геройство, шансов на прорыв больше не оставалось. Крейсер «Варяг» был затоплен командой, «Кореец» взорван прямо в порту. Даже после этого русскофранцузский договор не был расторгнут…

А тем временем в самой России невероятную активность развили последователи предыдущих разрушителей страны. Революция 1905 года началась именно в тот момент, когда русские войска начали склонять чашу борьбы в нашу сторону, а в Японии наметились серьезные признаки утомления. Сейчас много пишется о том, что оружие для боевиков в России, деньги на подрывную литературу, организацию стачек и забастовок выделяла японская разведка во главе с полковником Акаси. Это правда. Правда и то, что именно Англия являлась главным союзником Японии в этой войне. Именно многоопытная британская разведка обучала и помогала молодым спецслужбам страны восходящего солнца. В деле разложения и разжигания внутренней смуты англичанам не было равных. Именно на британские фунты стреляли японские броненосцы и ружья самураев. Происхождение револьверов большевистских боевиков и бомб эсерских террористов точно такое же. Однако малоизвестны факты, говорящие о предоставлении Японии французских кредитов. «Союзный» банкир Жак Гинзбург сумел провести заем, несмотря на всю «нейтральность» французской политики. Зато в то же самое время делегация парижских финансистов, прибывшая обсудить с царским правительством условия новых кредитов России, совершила невероятный поступок. «Союзники» просто не явились в означенное время для подписания договора. Дав предварительное согласие, делегация получила окрик из Парижа и простонапросто уехала, никак не объяснив свое поведение.

«Деньги – это кровь войны» – говорил Наполеон. Наши «союзники» старались изо всех сил заразить русскую экономику малокровием. А вот революционеры не знали отказа ни в чем. Деньги, оружие, литература, поддержка западных средств массовой информации. Подробно о разных «странностях» и «случайностях» нашей первой революции написано в моей книге «Кто убил Российскую империю?». Желающих узнать:

– почему рабочие на Красной Пресне стреляли из швейцарских винтовок никогда не состоявших на вооружении русской армии;

– почему практически все съезды РСДРП проходили в Лондоне;

– почему мятеж русских моряков произошел именно на Черноморской эскадре;

– как была организована грандиозная провокация, вошедшая в нашу историю под названием «Кровавого воскресенья»;

и многие другие «загадки» – я отсылаю к ней.

Мы же поговорим о целях той революции, о том для чего она была нужна ее английским организаторам. Это важно, это очень важно. Без этого сложно понять весь дальнейший замысел британской разведки.

Втянув Россию в франкорусский союз англичане противопоставили ее Германии. Надо было срочно доводить это противоречие до невероятного накала. Готовить будущую мировую войну, в которой два главных конкурента британцев взаимно уничтожат друг друга. Но, имея столь ненадежного и слабого союзника, как Франция, русское правительство не могло смело идти на конфронтацию с Берлином. Нужно было создать у него иллюзию наличия более сильного партнера, создать мираж крепкого тыла. Таким «союзником» для России могла стать только Великобритания. Однако в Петербурге с понятной осторожностью относились к англичанам. Япония – британский союзник. Великобритания – несомненный мировой лидер. В условиях военного поражения русских, только англичане могут помочь выйти им из затруднительного положения. Только они могут примирить их с японцами. Только союз с англичанами поможет России преодолеть и внутреннюю смуту. Революция и война с Японией должны были загнать Россию в объятия исконного врага – Англии. Договор Франции с Англией был в этом смысле примером и первым шагом на гибельном для России пути.

А чтобы у русского правительства не было выбора Англия и Япония заключают второй союз. Срок первого, как раз истекал в момент японорусских мирных переговоров. Окончание действия договора подстегивало японцев побыстрее договориться с русскими, ведь это было основное требование Британии перед заключением нового пакта. Второй британояпонский договор 1905 года предусматривал военную помощь одного союзника другому в случае войны даже с одной какойлибо державой; в сферу действия договора были включены и индийские владения Англии. Иными словами – отныне война с Японией для России – это война с Англией. Любые наши действия в сторону Индии – это война не только с Британией, но и с Японией. В результате Россия – оказалась стиснутой между Британцами и их восточными друзьями. В стране взрывы бомб, восстания, баррикады и стачки. Как выходить из такого полнейшего тупика непонятно. Вот тут английский дипломаты и начали широко улыбаться, предлагая решение всех проблем разом – договор с Британией…

Но для того, чтобы русское правительство захотело связать себя договором с британцами, надо было им показать, что лондонские лорды, славившиеся своим коварством и нежеланием выполнять взятые обязательства, будут для России хорошими и надежными партнерами. Иначе соглашение не имело для России никакого смысла. Специально для Николая II англичане устраивают очередные «показательные выступления». В конце 1904 года Франция решила прочно обосноваться в Марокко. Этому немало способствовало стратегическое положение этой страны, позволявшее контролировать Гибралтарский пролив с юга и иметь военноморские базы, как на Атлантике, так и в Средиземноморье. Обанкротившееся правительство Марокко согласилось принять крупные французские займы на условиях введения контроля со стороны Франции над таможней, полицией и марокканской армией. Правда незадолго до этого, правительство Германии в свою очередь заключило договор с Марокко об аренде и модернизации портов страны. 31 марта 1905 года кайзер Вильгельм II прибыл в марокканский порт Танжер и заявил, что не потерпит чужого господства в этой стране и окажет этому всяческое сопротивление. Возникла угроза германофранцузской войны. Гарантией от грозного тевтонского натиска для французов и становится «Договор о сердечном согласии» между Парижем и Лондоном, заключенный 8го апреля 1904 года. Чтобы показать русским, что Антанта это не пустой звук и англичане действительно помогают своим друзьям, в марокканском кризисе британцы выручают французов. Когда Германия отказалась вести переговоры с Парижем, Англия предоставила необходимые гарантии безопасности своим «сердечным соглашантам». С британцами Вильгельм II связываться не хотел, и дело закончилось миром.

Через шесть лет все повторилось. Весной 1911 года началось народное восстание около марокканского города Фец. Французские войска быстро сломили сопротивление туземцев. Вроде и конец истории, но тут германское правительство вдруг потребовало раздела Марокко или предоставления Германии компенсации в другом районе Африки или Азии. В подкрепление серьезности намерений Берлина в марокканский порт Агадир прибыла немецкая канонерская лодка «Пантера». Естественно, что франкогерманские переговоры, как и ранее, закончились безрезультатно, а следом за дипломатическим провалом французские и немецкие войска стали подтягиваться к франкогерманской границе. И опять французов от войны с Германией спасают англичане. Последовало решительное заявление английского премьерминистра Ллойд Джорджа, что в случае вооруженного конфликта Англия не останется в стороне и поддержит своих парижских друзей. Немецкую воинственность как ветром сдуло. В результате Германия признала французский протекторат над большей частью Марокко, а взамен получила малоценную часть французского Конго, покрытую малярийными болотами.

Как вы понимаете, дело было отнюдь не в миролюбии англичан. Просто мировая война еще была не готова, а случай показать русским, что дружба планируется всерьез, очень хороший. Окрик из Лондона сразу помог соперникам договориться. За кулисами этой дипломатической игры остался тот факт, что никакого официального договора о военном союзе у Франции с Англией нет. Случись, что британцы вовсе не обязаны французам помогать. Но ведь помогают! Зачем же придираться к мелочам?

Так британские дипломаты создавали миф, что Великобритания помогает своим союзникам. С ней дружить выгодно и полезно. Договор с Англией кажется Николаю II решением всех внутри и внешне политических проблем разом. Точно также выглядит сыр в мышеловке для незадачливой мыши…

До самого начала Первой мировой войны Антанта не была оформлена специальным договором! Вот к чему привело пренебрежение «мелочами». В действительности было три совершенно отдельных документа. Первый – англо – французский, с которого и ведет отсчет времени блок Антанта. Речь, правда, идет в нем о Ньюфаундленде, Западной Африке и Сиаме с Египтом. Второй – это конвенция 1907 года между Россией и Англией, заключенная по правилу «сыра в мышеловке». Документ этот называется «Конвенция между Россией и Англией по делам Персии, Афганистана и Тибета». Поэтому речь в нем идет о разделе сфер влияния в Персии, Афганистане и Тибете. Безусловно, важно было разграничить постоянные спорные моменты в российскобританских отношениях. Но, будем помнить, что про военные обязательства в этом «союзном» договоре нет ни слова!

Третий договор, на котором базируется Антанта – франкорусский, заключенный, словно плохой роман – в письмах. По нему французы и русские должны немедленно объявить войну Германии, напавшей на Россию или Францию. Но такие обязательства имеют по отношению друг к другу … только Париж и Петербург.

Вот с таким виртуальным «союзным» договором Россия подошла к порогу Первой мировой войны….

<< | >>
Источник: Николай Стариков. Преданная Россия. Наши «союзники» от Бориса Годунова до Николая II. 2007

Еще по теме Глава 14. Как наши главные враги стали нашими «союзниками»:

  1. Николай Стариков. Преданная Россия. Наши «союзники» от Бориса Годунова до Николая II, 2007
  2. 89. КАК НАШИ И ВЕНЕЦИАНСКИЕ ВОЙСКА ЗАНЯЛИ ПРЕДМЕСТЬЯ ВИЧЕНЦЫ
  3. КАК МЫ СОЗДАЛИ ИНФОРМАЦИОННЫЙ ИНТЕРНЕТ-ПОРТАЛ И СТАЛИ МОНОПОЛИСТАМИ
  4. 83. КАК ФЛОРЕНТИЙЦЫ УПРАЗДНИЛИ ИСПОРЧЕННУЮ МОНЕТУ И СТАЛИ ЧЕКАНИТЬ НОВЫЙ ГВЕЛЬФ
  5. Глава 1. Враги и друзья или почему Суворов пошел в Альпы?
  6. Глава шестая. Либерализм и демократия Братья-враги?
  7. Глава 4. Нашествие «союзников»
  8. КАК ФЛОРЕНТИЙЦЫ И ИХ СОЮЗНИКИ В ТРЕТИЙ РАЗ37 ВЫСТУПИЛИ ПРОТИВ АРЕЦЦО
  9. Глава 3. Наполеон – союзник России
  10. Глава 6. Когда «союзники» хуже врагов
  11. 83. КАК НАМЕСТНИК ГРАФ ГВИДО С ТОСКАНСКИМИ СОЮЗНИКАМИ И ПИЗАНЦАМИ ВЫСТУПИЛ В ПОХОД НА ЛУККУ, ВСЛЕДСТВИЕ ЧЕГО ЕЕ ЖИТЕЛИ ЗАКЛЮЧИЛИ С НИМ МИР И ИЗГНАЛИ ИЗ ГОРОДА ФЛОРЕНТИЙСКИХ ГВЕЛЬФОВ