Задать вопрос юристу

Исследование Амазонии и северо-востока Бразилии во второй половине XIX и в XX веке

  П середине XIX в. наименее разведанной оставалась речная сеть юго-западной части Амазонской низменности. Пакие громадные реки системы Амазонки, известные только в низовьях, собирают воды бесчисленных потоков, начинающихся на восточных склонах Центральных Анд и пересекающих перуанскую Ла- Монтанью и боливийский Юнгас? Пурус? Или Бени, составляющая вместе с Маморе Мадейру (3230 км)? Для молодых республик Перу и Боливии разрешение этого вопроса имело огромное практическое значение: тогда определялись условия судоходства и длина речных путей, связывающих через доступную для больших морских судов Амазонку с «внешним миром» не только обширные малолюдные восточные области, но и важные центры — Ла-Пас и Пуско. Особый интерес вызывала неразведанная р. Мадре-де-Дьос, верховья которой находятся недалеко от района Пуско и озера Титикака.
Около 1850 г. к р. Инамбари, начинающейся в 90 км к северу от озера, двинулись «восемь достойных молодых людей». До нас дошло имя только одного из них — Фаустино Мальдонадо. На Инамбари они построили бальсовый плот и пустились вниз по течению, пока не вышли на полноводную реку, которую правильно приняли за Мадре-де-Дьос (длина ее от истока около 1450 км), а затем на громадную реку, которая оказалась Мадейрой. У одного из ее порогов четверо, в том числе Мальдонадо, погибли. Остальные спустились до Амазонки и по ней поднялись до города Барра (Манаус), у 60° з. д.
Бразилец-мулат Мануэл Урбану в 1860 г. прошел вверх по Пурусу на громадное расстояние, и его плавание стало известно английскому гидрографу У. Чандлессу, о котором мы уже упоминали. В 1864—1865 гг. он провел планомерную съемку всего Пуруса до верховья и установил, что он спокойно течет на северо-восток через сельву.и доступен для пароходов примерно на 3000 км от устья,
т.              е. почти на всем протяжении (3200 км). По мнению Чандлесса, пройдут века, пока на его безлюдных берегах появятся колонисты: жизнь там почти невозможна из-за мириадов кровососущих насекомых. Этот англичанин оказался плохим пророком и по своей вине, сообщив об огромном количестве каучуконосов в бассейне Пуруса. Сразу же в этот «зеленый ад» ринулись хищники-предприниматели, пошла завербованная ими беднота.
В 1866 г. Чандлесс исследовал верхние правые притоки Пуруса, в том числе Акри (Акири), который также оказался судоходным почти весь (около 600 км). Не зная или не доверяя слухам о плавании Мальдонадо, Чандлесс пытался в том же году отыскать водный путь от Акри на юг или юго-восток, к р. Мадре-де-Дьос. Потерпев неудачу[LXIX], он перешел в 1867 г. к съемке Журуа и от Амазонки беспрепятственно поднялся по ней на 1814 км от устья, считая все извилины русла, и глубина ее еще достигала 10 м, а, ширина — 120 м. Она оказалась во всех отношениях сходной с Пурусом и также стекала с Ла-Мон- таньи. Но выше по течению, по расспросам, жило «опасное» индейское племя, и, боясь нападения, англичанин повернул обратно, не завершив исследования Журуа.
В 1868 г. Чандлесс заснял порожистую р. Кануман (около 1000 км), берущую начало на плоскогорье, у 9° ю. ш., к западу от нижней Журуэны, и текущую под разными названиями на север. За 4° ю. ш. Кануман поворачивает на северо-восток и делится на рукава, которые впадают в Мадейру близ ее устья и в Амазонку, образуя заболоченный «остров», точнее, архипелаг Тупинамбаранас (около 15 тыс. км[LXX]). Чандлесс описал также притоки Канумана (Абакашис, Мауэс-Асу). В 1869 г. он по Мадейре поднялся до Бени, но закартировать ему удалось только часть Бени, а Мадре-де-Дьос опять осталась в стороне.
На этом закончились гидрографические работы Чандлесса. С 1860 по 1869 г. он прошел со съемкой по рекам, большей частью не исследованным, около 11 тыс. км — на каноэ, плотах, на небольших парусниках. Его карты рек для того времени очень точны.
Изучение Бени и Мадре-де-Дьос продолжили два других англичанина. В 1875—1876 гг. Джордж Черч произвел съемку Мадре-де- Дьос от устья до впадения в нее Инамбари, которая принималась за исток Мадре. В 1880—1881 гг. Э. Р. Хит описал почти всю Бени от устья до верховьев у города Ла-Пас (длина Бени около 1500 км), затем р. Мадиди, левый приток Бени, а оттуда перешел на верхнюю Мадре-де-Дьос.
В 80—90-х гг. изучением амазонских рек, пересекающих Боливию, занялись сами боливийцы. Один из них, А. Р. Перейра-Лабре, предприниматель-хищник, основавший в 1871 г. поселок Лабриа на нижнем Пурусе, в поисках новых местностей для сбора каучука оказался «самым деятельным исследователем верхнего бассейна Пуруса» (Э. Реклю). Но изучал он эту систему уже с помощью пароходов, обслуживавших скупщиков каучука. От системы Пуруса Лабре перешел к поискам каучука на Мадре-де-Дьос (1891 г.).
На пароходе каучуковой компании в 1889 г. почти по всему Пурусу проехал немецкий этнограф Пауль Эренрейх. Его поразило «томительное однообразие пути, где ничего не видно, кроме воды и леса». Он дал короткую, ставшую классической характеристику Пуруса, вполне подходящую и Журуа: «Образуя бесчисленное множество извилин, по равнине течет река желтого глинистого цвета, она несет густые массы плавучей травы и громадные деревья, которые представляют ночью опасность даже для больших судов».
В 90-х гг. верхний бассейн Мадейры изучил Хосе Мануэль Пандо (в 1899—1904 гг. президент Боливии): когда его страна потеряла выход к Тихому океану, он стал искать пути на Амазонку через системы Пуруса или Мадейры. К тому же восточные и северные границы Боливии с Бразилией тогда еще не определились, и огромная территория в верховьях Журуа и Пуруса, бблыпая часть бассейнов Мадре-де-Дьос и Бени были предметом ожесточенных споров. С 1892 г. Пандо руководил съемками горных рек системы Мадре-де- Дьос, особенно Инамбари и Тамбопаты (географы того времени смешивали эти близкие и параллельные реки). В 1893 г. он перешел на север для исследования равнинных пограничных рек через Акри на Пурус. В 1894 г. Пандо продвинулся еще дальше на север, на Журуа, и далее на Жавари (длина 1056 км), где он выступал как исследователь-пионер; но Жавари, по которой в XX в. проведен был длинный участок перуанской границы, слишком далека от Боливии и не могла служить для нее удобным выходом на Амазонку. Поэтому Пандо вернулся в 1897 г. к верховьям Мадре-де-Дьос. Конец участию в гидрографических работах положило его избрание в президенты.
Из больших притоков Амазонки в стороне от важных торговых путей и потому почти неразведанной (кроме низовьев) оставалась Шингу. Ее нижнее течение — на 500 км от устья — исследовал в 1842 г. принц Альберт Прусский. Туда и отправился в 1884 г. немецкий этнограф Карл Штейнен. Ему этот регион казался и стал в действительности «этнографическим раем». Он встретил там индейцев, принадлежащих по крайней мере к четырем языковым группам, часть племен находилась на очень низкой ступени развития. Правда, он добился и географических успехов, открыв среднюю и верхнюю Шингу. От города Куябы он поднялся по р. Куябе до ее истока через восточный край плато Мату-Гросу. Перевалив невысокую гряду, Штейнен обнаружил за нею, у 14° ю. ш., ряд рек, текущих на север. Он выбрал центральную — Жатобу, скорее все же, это была другая река — Тамитатуала. За 12° ю. ш. в начале июня она вывела его к большому потоку, принимавшему, как ему представлялось, воды

еще двух: Ронуру и Кулуэни. От пункта слияния их он сплыл к Амазонке до конца октября. Конечно, это было лишь беглое знакомство с крупной рекой — длина Шингу 1980 км. В 1887 г. он вернулся к верховьям Шингу и проследил (не полностью) ее восточный, как он считал, а в действительности истинный исток — р. Кулуэни. Он провел между рр. Жатоба и Кулуэни несколько месяцев, до 1888 г., главным образом для сбора этнографического материала.
Левый приток Шингу, Ронуру, был исследован немцем Германом Мейером, посетившим этот район дважды, между 1895 и 1899 гг. Мейер открыл и приток Ронуру, назвав в честь Штейнена (на современных нам картах — Стейнен). Из-за обилия воды Мейер считал главным истоком Шингу именно Ронуру, а не Жатобу, как Штейнен, и не Кулуэни, как признано в наше время. Затем исследование прекратилось. Даже в первой четверти XX в. почти неизвестные крупные притоки Шингу обозначались на картах пунктиром.
В 1907 г. в верхнем бассейне Риу-Негру работал Гамильтон Райс. Он заснял порожистую Ваупес до ее устья, а в 1912—1913 гг.— Исану. В 1917 г. он довел съемку Риу-Негру до Касикьяре, т. е. до района бифуркации Ориноко, завершив ее исследование.
В 1907 г. военный инженер Кандидо Мариано да Силва Рондон получил задание связать верхние бассейны Журуа и Пуруса телеграфной линией с Рио-де-Жанейро через город Куяба. Первый участок проектируемой линии от Куябы на северо-запад к пристани Порту-Велью на Мадейре должен был пересечь наименее равнинную часть «великого водораздела Ла-Платы и Амазонки» — Серра-дус- Паресис: на картах начала нашего века реки, стекающие с нее к северу, намечались условными линиями, о самой гряде имелось смутное представление, о племенах — ровно ничего, кроме имен, часто искажаемых. В октябре того же года Рондон произвел разведку на север от Куябы более чем на 650 км. У «таинственной» Журуэны, верхний участок которой (выше Аринуса) был в то время почти неизвестен, он встретил одно из самых отсталых племен — нам- бикуара, прослывших людоедами. Когда они выпустили по лагерю несколько стрел, изыскатель отступил.
В 1908 г. Рондон вернулся и наладил с намбикуара дружественные отношения. Пролагая телеграф, он исследовал территорию между верхней Журуэной и Арипуананом и определил чуть заметный водораздел между системами Тапажоса и Мадейры, названный им Серра-ду-Норти. В 1909 г. Рондон в третий раз отправился за «великий водораздел». На этот раз, пройдя за полгода (июль — декабрь) около 1300 км от Куябы, он пересек широкую полосу между Арипуананом и Мадейрой, открыл при этом крупнейший левый приток Арипуаиана, позднее названный р. Рузвельт, Жипарану и ряд других правых притоков верхней Мадейры, на которой и закончил работу по проведению телеграфной линии. В результате было снято крупнейшее «белое пятно» в самом центре Южной Америки. Но полоса Бразильского плоскогорья к востоку, между реками Телис-Пирис (система Тапажоса) и Шингу, еще в 20-х гг. нашего века отмечалась на картах надписью «неисследованная».




<< | >>
Источник: Магидович И. П., Магидович В. И.. Очерки по истории географических открытий. В 5-ти т . Т. 4. Географические открытия и исследования нового времени (XIX начало XX в. 1985

Еще по теме Исследование Амазонии и северо-востока Бразилии во второй половине XIX и в XX веке:

  1. ДАЛЬНИЙ ВОСТОК ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIX— НАЧАЛЕ XX ВЕКА
  2. РУССКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XVII И В XVIII ВЕКЕ
  3. Научные экспедиции в Бразилии в первой половине XIX века
  4. Глава 3 ОБЩЕСТВЕННАЯ МЫСЛЬ НА ВОСТОКЕ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XX в.
  5. 2.2.3. Военная педагогика во второй половине XIX -начале XX в.
  6. ИССЛЕДОВАТЕЛИ ТИБЕТА, ИНДИИ И ПЕРЕДНЕЙ АЗИИ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XVII И В XVIII ВЕКЕ
  7. ХУДОЖЕСТВЕННАЯ КУЛЬТУРА УКРАИНЫ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XIX века
  8. США во второй половине XIX века
  9. СИБИРЬ И ДАЛЬНИЙ ВОСТОК В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XIX ВЕКА
  10. Незавершенные реформы второй половины XIX века
  11. СИБИРЬ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIX - НАЧАЛЕ XX ВЕКА
  12. Изучение Новой Гвинеи во второй половине XIX — начале XX века
  13. ТЕНДЕНЦИИ В РАЗВИТИИ ЛИТЕРАТУРЫ СЕРЕДИНЫ И ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XIX ВЕКА
  14. Исследователи Южного и Северного Урала второй половины XIX века
  15. 8.5. Почему во второй половине XIX в. в России вслед за реформами последовали контрреформы?
  16. Глава 1. СИМВОЛИЗМ В ЗАПАДНОЕВРОПЕЙСКОЙ КУЛЬТУРЕ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XIX - НАЧАЛА XX ВЕКА