<<
>>

4.12. Самопомощь, контрактные условия и реальное их выполнение

Часто наиболее эффективное средство борьбы с нарушениями контракта не предполагает судебного иска или даже угрозы такового. Предположим, потребитель покупает автомобиль в кредит, забирает его в свое владение, но не может завершить свои выплаты.

Сумма долга может быть слишком небольшой, чтобы покрыть издержки судебного разбирательства, хотя суды по небольшим искам — следует заметить, чаще используемые продавцами, чем покупателями, — сбор небольших контрактных претензий. Вместо этого дилер может вернуть автомобиль в

свое владение, продать его и вернуть выручку от сделки покупателю, за исключением издержек продажи и суммы, которую тот задолжал дилеру. Если бы дилеру было позволено оставить себе всю выручку, это бнло бы конфискацией, поэтому такое не допускается.

Имеет ли значение, продает дилер автомобиль на розничном или на оптовом рынке? Может показаться, что! поскольку розничные цены выше оптовых, дилер должен в интересах покупателя продавать на розничном рынке. Но право этого не требует, и это правильно. Если предположить, что розничный и оптовый рынки конкурентны, а не монопольны (а они таковыми и являются), то и розничная, и оптовая цена товара должна соответствовать издержкам продажи товара. Розничная цена будет выше только потому, что издержки розничной торговли выше издержек оптовой торговли. Чистая выручка собственника продаваемого товара должна быть одной и той же.

? Право возврата может быть сформулировано на языке условий, важной части контрактного права. Право покупателя принуждать продавца к выполнению обязательств путем предоставления ему автомобиля обусловлено выплатой покупателем полной стоимости автомобиля. Если покупатель нарушает свою часть контракта, продавец имеет право отказаться от выполнения своих обязательств и забрать автомобиль обратно. Предположим, покупатель не смог выполнить обязательства до того, как автомобиль был доставлен ему. Тогда продавец может использовать доктрину условий как основание для отказа в доставке. Но может ли он оставить себе деньги, которые покупатель уже выплатил ему по контракту продажи? Не может. Выплаты могут в значительной степени превосходить убытки продавца от нарушения контракта. Продавец должен вычесть убытки из этих выплат и возвратить оставшуюся сумму покупателю. В ином случае самопомощь была бы чрезмерно суровым средством борьбы с нарушениями контракта — средством, которое, как и точно определенный штраф, могло бы удержать от эффективных нарушений контракта. Однако самопомощь покупателя™ обычно не проблематична. В заказывает изделия у А, но при их получении В обнаруживает их дефектность и отсылает их обратно. Это более дешевое средство как с социальной, так и с частной точки зрения, чем сохранение изделий у В и подача иска в отношении А о возмещении ущерба или даже чем продажа их за счет А. По-видимому, А лучше представляет себе, что делать с дефектными изделиями, чем В (ремонтировать их, сдать на слом, продать кому-либо как вторсырье и т. д.). Согласуется ли данный подход с применением защитных средств продавцом при нарушениях со стороны покупателя (п. 4.8)?

> * 63 George Priest. Breach and Remedy for the Tender of Nonconforming Goods Under the Uniform Commercial Code: An Economic Approach, 91 Harv. L.

Rev. 960 (1978).

Если В не может провести проверку и в результате этого не обнаруживает дефекты в течение долгого времени, можно будет считать, что он принял товар и должен заплатить за него. Это может показаться бессмысленным требованием, так как право позволяет В подать в суд на А за нарушение гарантии вследствие поставки дефектных товаров, несмотря на их принятие. Но чем дольше В не возвращает товары, тем больше они обесцениваются, — иными словами, тем более дорогостоящей будет самопомощь покупателя для продавца.-

Возьмем другой пример. Вы заключаете контракт на строительство дома, и когда наступает день сдачи строителем готового дома, вы замечаете, что дом не соответствует всем условиям контракта. Имеете ли вы право отказаться от сделки, хотя вы еще ничего не платили за строительство? Снова основной проблемой является соотношение между издержками вашей самопомощи для строителя и суммой ущерба, на которую вы можете претендовать в случае подачи судебного иска. Предположим, что вследствие того, что проект дома был разработан индивидуально в соответствии с вашими специфическими вкусами, его цена перепродажи весьма низка; подрядчик понесет убытки в размере 50 ООО долл., если вы откажетесь от контракта, тогда как сумма ущерба, на которую вы сможете претендовать, составит лишь 1000 долл. Самопомощь не будет эффективным средством в данном случае, Следовательно, мы можем сделать вывод, что право не позволяет стороне, которой дали обещание, избежать платежа на том основании, что обещавший допустил небольшие нарушения.153 Право косвенным образом сравнивает издержки самопомощи стороны, которой дали обещание, для обещавшего и сумму убытков стороны, которой дали обещание, и отказывает в самопомощи, если первые существенно превышают последние. Поэтому следует ожидать, что самопомощь будет допускаться более часто в случаях массовых товаров, чем в случаях индивидуализированных товаров.

И все же в случае со строительством дома имелось нарушение контракта. Каким же должно быть средство борьбы с ним? Показателен недавний английский процесс, Ruxley Electronics & Construction Ltd. против Forsyth.154 Ответчик заключил контракт на строительство плавательного бассейна для истцов, который должен был иметь максимальную глубину 7 футов 6 дюймов. После завершения строительства бассейна истцы обнаружили, что максимальная глубина была лишь 6 футов 9 дюймов и лишь 6 футов в том месте, где люди должны были нырять в бассейн. Истцы получили некоторое возмещение убытков, но эта сумма была меньше суммы, необходимой для перестройки бассейна до указанной в контракте глубины, а истцы добивались именно этого. Эти затраты были несопоставимы с сокращением рыночной ценности их собственности в результате нарушения контракта. Фактически это сокращение было равно нулю — звучит несколько неправдоподобно, но возможно, что тот факт, что более мелкий бассейн дешевле содержать, для большинства покупателей должен компенсировать потери удовлетворения от его использования. Присужденная сумма ущерба была предназначена всего лишь для компенсации.истцам потерь личного удовлетворения, вызванных тем, чтб они получили недостаточно глубокий для ныряния бассейн. Потери удовлетворения не были основной проблемой в деле Jacob & Youngs.155 Нарушением контракта была установка водопроводной трубы неправильного типа. Труба была спрятана в стенах, и трубы данного «неправильного» типа были столь же хороши, сколь и трубы указанного в контракте типа; таким образом, убытки в реальности были нулевыми.

Хотя присуждение выплаты ущерба при потере вежливого обхождения (когда таковые потери- присутствуют) представляется счаст- *

ливой серединой между нулевыми затратами и затратами перестройки, оценка подобных «субъективных» убытков явно содержит значительную неопределенность. Если вкусы, отраженные в указаниях контракта, являются необычными, любая выплата убытков» реально понесенных лицом, которому дали обещание, с большой вероятностью будет произвольной. Один из судей в деле Huxley пользовался экономической концепцией «излишка потребителя», которую мы кратко обсуждали в главе 1 (см. п. 1.2 для прояснения данного вопроса). Вспомним, что излишек потребителя, возникающий при продаже продукта, является областью под кривой спроса, между этой кривой и линией цены продукта. Если продукт продается в условиях конкуренции, эта область, скорее всего, будет весьма большой, как показано на рис. 4.2 (где область CS соответствует излишку потребителя). Это мера выгоды, которую потребители продукта как группа получают от возможности покупки продукта по конкурентной цене. Если плавательные бассейны продаются на конкурентном рынке, потребители будут оценивать их выше рыночной цены, т. е. так будет делать большинство потребителей. В точке пересечения кривой спроса и линии цены мы найдем предельного покупателя, который оценивает бассейн на бесконечно малую величину больше, чем сумму, которую ему придется за этот бассейн платить; он не получает излишка потребителя.

Таким образом, плавательный бассейн, который заказывали истцы в деле Ruxley> вероятно (хотя по только что изложенной причине неопределенно), мог принести им неденежную выгоду сверх его

Рис. 4.2

цены. Они получили бассейн, так что реальный убыток соответствует разности между излишком потребителя, который принес бы желаемый бассейн, и излишком потребителя, который принес фактически построенный бассейн. К сожалению, излишек потребителя очень трудно измерить. Один из его существенных параметров — кривая спроса — построена на основе скорее гипотетических, чем реальных цен. Кроме того, излишек потребителя является величиной, агрегирующей субъективную ценность (отдельно от цены), которую все потребители получают от продукта. Возможно, агрегатную величину, проще определить, чем излишек, полученный одним из покупателей, в данном случае истцом. Отрицательный наклон кривой спроса подразумевает, что количество излишка может значительно варьироваться среди потребителей и приближаться или даже достигать нуля для некоторых. из них.

Существует аргумент в пользу того, чтобы предлагать истцу в таком деле, как Яих1еу, выбор между оценкой судом его субъективных убытков и экономии подрядчика от нарушения контракта. Представим себе случай, в котором «реальные», невыявляемые субъективные убытки составляют 500 долл., экономии подрядчика от нарушения контракта составляют 400 долл., а сумма ущерба, присужденная к выплате судом в компенсацию субъективных убытков истца, составляет лишь 300 долл. Подрядчик, который правильно предвидит исход судебного разбирательства, знает, что он может «заработать» 100 долл. при нарушении контракта. Это искушение подрядчика к нарушению обещания может быть устранено, если суд предложит истцу изложенную выше альтернативу (400 долл. в данном примере). Это представляется лучшим решением, чем драконовская мера, при которой покупателю возмещаются издержки перестройки объекта. При таком решении не учитывается неизбежность небольших нарушений строительных контрактов«156 Однако прибыль подрядчика является субоптимальным средством, поскольку оно подразумевает, что нет потерь излишка потребителя. Это реституционное средство, призванное скорее для предотвращения обмана» чем для компенсации убытка покупателя.

<< | >>
Источник: РИЧАРД А. ПОЗНЕР. Экономический анализ права В ДВУХ ТОМАХ ТОМ 1. Перевод с английского под редакцией В. Л. Тамбовцева. 2004

Еще по теме 4.12. Самопомощь, контрактные условия и реальное их выполнение:

  1. Реальные покупатели, реальные магазины, реальное преимущество
  2. Анализ выполнения условий договора между продавцом и покупателем
  3. Обеспечение нормальных условий работы для выполнения норм выработки
  4. § 18. Права возмещения, возникающие из нарушений условий обязательств по выполнению работ и оказанию услуг (п. 2448-2457)
  5. Дарвиновская "Самопомощь"
  6. 25.5. Надзор и контроль за соблюдением трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права, выполнением условий коллективных договоров, соглашений
  7. Организации и контрактные отношения.
  8. 4.1. Процесс обмена и экономические функции контрактного права
  9. 4.8. Фундаментальные принципы возмещения ущерба в контрактных отношениях
  10. 16.3. Контрактная теория распределительной справедливости и ее применение к социальному обеспечению
  11. ГЛАВА 4 КОНТРАКТНЫЕ ПРАВА И СРЕДСТВА ИХ ЗАЩИТЫ
  12. РЕПУТАЦИЯ КАК СРЕДСТВО ИСПОЛНЕНИЯ КОНТРАКТНЫХ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ
  13. 6.2. Сделки с реальным товаром
  14. 9.4. Реальные контракты
  15. Значение реальных сбережений
  16. Глава II АНТИКОММУНИЗМ ПРОТИВ РЕАЛЬНОГО СОЦИАЛИЗМА
  17. Реальное развитие событий
  18. Проблемы реальной контрактации
  19. § 228. Реальные контракты