<<
>>

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Теоретические основы изучения студенческой молодежи как социально-демографической группы продолжают свое развитие, обогащаясь все новыми прикладными исследованиями. Только в целостном единстве этих двух составляющих научного познания мы сможем полностью составить научно-обоснованное представление о студенчестве.

Существующие теоретико-методологические походы характеризующие место и роль студенчества в социальной структуре требуют постоянного обогащения практикой. В результате анализа научных работ автором дается следующее определение студенчества – это особая социально-демографическая группа, объединяющая в своих рядах молодых людей примерно одного возраста, образовательного уровня, из всех социальных классов, слоев и групп общества, предназначенная в будущем для пополнения рядов интеллигенции и занятия высококвалифицированным трудом. Особенность данной группы заключается в систематическом накоплении, усвоении, овладении научным знанием. Такие объективно присущие студенчеству характеристики как организованность, мобильность, инновационная восприимчивость, социальная активность и открытость делают его наиболее репрезентативной группой для изучения гендерных стереотипов молодежи. Студенческая молодежь представляет собой наиболее организованную, интеллектуально развитую, социально и творчески активную, обладающую выраженной инновационной восприимчивостью часть молодежи, нередко служащую примером для остальных ее групп. Основную цель студенческой группы составляет процесс обучения, усвоения и накопления знаний, приобретение профессиональных навыков. Происходя из различных социальных слоев, студенты образуют единую сплоченную общность специалистов, призванных пополнить ряды профессионалов. Нельзя не отметить активную роль самой личности студента в процессе приобретения знаний. В данный возрастной период происходит активное становление его личностных и психологических характеристик, внутренних мотивов, профессиональных интересов и научных потребностей. В период обучения в вузе молодые люди усваивают социально одобряемые нормы поведения и жизнедеятельности, предписываемые нормативы женственности и мужественности, а также гендерные стереотипы. В силу своей восприимчивости к нововведениям, студенческая молодежь потребляет образы, транслируемые из средств массовой информации, кино, эстрады. Поэтому немаловажное значение в студенческой субкультуре имеют неформальные студенческие группы, объединенные общими интересами. Также одним из сущностных свойств студенчества является высокая интенсивность общения, посредством которой происходит трансляция воспринятых извне новых ценностей и практик (функция социальной ретрансляции). Во многом данная функция взаимосвязана с нарастающими глобализационными процессами, проявляющимися в универсализации и унификации стилей жизни, символов культуры и транснациональных норм поведения, конвергенции культурных символов и форм жизни.

Гендерные представления современной молодежи закладывают также основу для формирования норм и правил поведения в брачно-семейной сфере в будущем. Однако, анализ отечественных научных работ, посвященных студенческой молодежи, показывает недостаточное внимание современных исследователей к региональному студенчеству.

Исходя из свойственной ей повышенной адаптивности и инновационной восприимчивости, студенческая молодежь может представлять наиболее репрезентативную социально-демографическую группу для изучения общенациональных и региональных особенностей гендерных стереотипов молодежи в целом.

В анализе гендера автор исходит из следующей методологической установки: пол не может рассматриваться только как предписанный статус, определяемый биологическими детерминантами вне социально-культурного контекста. Гендерные роли конструируются в процессе общественных отношений. Представления о том, как должны вести себя настоящие мужчины и женщины не являются биологически определенными, а формируются в практиках повседневной жизни. Основное место в формировании гендерного поля субъекта является его «гендерная самоидентификация», под которой понимается субъективный образ-представление о физиологических, психических, поведенческих свойствах, а также социальных ролях присущих маскулинному или феминному типу, сложившийся в процессе индивидуальной социализации. Использованная в исследовании методология изучения гендерных стереотипов базируется на положениях социально-конструктивистского подхода. Подобный методологический анализ позволяет сочетать необходимую степень абстрагирования с определением влияния современного социокультурного контекста на процессы происходящие в поле гендера. Данный подход соотносится с определением различных уровней конструирования гендерных стереотипов: институциональный (семья, образование, СМИ), групповой (студенческая молодежь); индивидуальный (уровни социальной практики индивидов).

Особый интерес для данного исследования представляет рассмотрение гендерных стереотипов. Исходя из определения стереотипа как стандартизированного образа, можно выделить такие присущие ему качества как целостность, ярко выраженная оценочная и ценностная окраска, зачастую сопровождаемая так называемым ошибочным компонентом, а также динамические характеристики: устойчивость, ригидность, консерватизм. Вместе с тем, значимой особенностью стереотипа, является то, что информация, на которой он основывается, соотносится не с соответствующим объектом, а с другими знаниями. Поэтому одной из задач настоящего исследования является установление специфики гендерных стереотипов в современном социальном контексте и с учетом современных научных представлений о гендере. Мы определяем гендерные стереотипы как социально конструируемые устойчивые образы-представления о персональных характеристиках мужчин и женщин, предписывающие определенные стандарты поведения и сфер ответственности, как в производстве, так и в семье. Гендерные стереотипы следует рассматривать как один из основных видов социальных стереотипов, складывающихся в процессе общественной коммуникации, интериоризующихся индивидом в процессе социализации и играющих важную роль в поддержании существующих гендерных практик. Идеи «мужественности» и «женственности» здесь выступают как архетипы поведения, взаимодействий с другими людьми, социальных ожиданий и оценок.

Исходя из значимости гендерных стереотипов для взаимодействия группы с внешней средой и обеспечения самого существования группы, представляется возможным использовать принятую классификацию гендерных стереотипов. Первая группа – гендерные стереотипы как образы-представления, сложившиеся в сознании субъектов о маскулинности и феминности, представляющие собой нормативные представления о соматических, психических и поведенческих свойствах, характерных для мужчин и женщин. Вторая группа – гендерные стереотипы, включающие представления о распределении семейных и профессиональных ролей между мужчинами и женщинами.

Общепринятым является представление о том, что изменение гендерных стереотипов идет гораздо медленнее изменения социальных реалий. При этом наиболее значимыми выступают групповые стереотипы, а не индивидуальные. Исследователи полагают, что динамика формирования изменения социальных стереотипов на различных уровнях межгруппового взаимодействия – различна и зависит от характеристик групп. Допустимо предположить, что характер этих изменений напрямую связан с выполнением ими определенных функций в конкретном социуме. В первую очередь это функция поддержания групповой идентичности, когнитивная функция, воспроизводство и поддержание стабильности социальных норм с помощью социальных институтов как один из методов социального контроля. В связи с этим, особенно важным представляется рассмотрение роли различных по своим характеристикам социальных факторов в процессе трансформации гендерных стереотипов.

В то же время, анализ имеющихся современных исследований гендерных аспектов студенческой среды убедительно доказывает упущение авторами изучения таких составляющих первичного поля гендера, как стереотипы и установки в противоположность гендерной идентичности и ролевым взаимодействиям. Таким образом, в современных исследованиях недостаточно изучается роль стереотипа в формировании гендерного субъекта. Вне поля зрения остается способность гендерного стереотипа совмещать традиционную систему ценностей и динамичную систему ценностей вновь усвоенных. В связи с этим, вне сферы внимания остаются и гендерные аспекты различных макрогрупп общества и, в частности, студенческой молодежи в силу объективных условий являющейся наиболее восприимчивой к усвоению инновационных влияний. Мы рассматриваем гендерный стереотип как многоуровневый феномен, который включает в себя в следующие аспекты:

• Гендерное разделение труда, выражающееся в профессиональном выборе, распределении производительной и домашней работы между мужчинами и женщинами;

• Гендерные статусы как социально признанные нормы, образы феминности и маскулинности, проявляющиеся в поведении, жестах, языке, эмоциях и физическом облике;

• Гендерную самопрезентацию себя как определенного типа гендерной личности через одежду, косметику, украшения, постоянные или временные телесные маркеры.

Анализ современных общероссийских и региональных исследований позволяет сделать вывод, что гендерные стереотипы студенчества формируются под влиянием основных социальных факторов, определяющих воспроизводимость гендерных практик в повседневной жизни: семья; образование; формальные и неформальные молодежные группы; государственная молодежная политика; средства массовой информации. Данные полученные в ходе эмпирического исследования подтверждают резкое влияние этих факторов как на воспроизводство существующих образцов полоролевого поведения, а также на их изменения. Влияние данных факторов противоречиво и различно по содержанию, направленности, силе, формам проявления, однако особенностью Республики Башкортостан является преобладание семейного фактора формирования гендерных стереотипов студенческой молодежи.

Несмотря на то, что студенческая молодежь является наиболее динамичной и склонной к инновациям частью общества, в основном ее гендерные стереотипы соответствуют стереотипам предшествующих поколений. Особенно ярко данное свойство проявляется при рассмотрении полоролевых взаимоотношений мужчин и женщин и представлений о феминности и маскулинности. Классификация высказываний респондентов, демонстрирующих их ожидания о выполнении или невыполнении мужчиной/женщиной, отцом/матерью их полоролевых функций позволяет соотнести их с эгалитарной или традиционной моделью поведения. В сознании молодого поколения по-прежнему сохраняется традиционный для российского менталитета приоритет семейных ценностей: по мнению респондентов, источником экономического благосостояния должен быть мужчина/отец. Материальное обеспечение семьи как обязанность мужчины воспринимают 56,2% юношей и 31,9% девушек. Тем не менее, по результатам нашего исследования, гендерные установки девушек являются более эгалитарными по сравнению с установками юношей. Например, 43,8% юношей и 68,1% девушек считают, что равное участие в материальном обеспечении семьи должны принимать оба супруга. Таким образом, хотя респонденты обоего пола воспринимают материальное обеспечение семьи, как обязанность мужчины, у девушек наблюдается большая ориентация на эгалитарную модель семьи, чем у юношей. Девушки чаще, чем юноши выражают свое недовольство существующим гендерным порядком, демонстрируя готовность к переменам и желание следовать эгалитарным гендерным принципам. Кроме того, как показал социологический опрос студенческой молодежи Республики Башкортостан, современные студентки более ориентированы на создание карьеры и профессиональные достижения, получение перспективной работы, проявлению своих творческих способностей, материальной независимости, что связывается нами с влиянием трансформационных процессов.

Анкетирование студенческой молодежи показало, что все респонденты имеют установку на создание собственной семьи. Ответы респондентов раскрывают их отношение к семье как, в первую очередь, сфере брачных отношений мужчины и женщины, а не родственных связей. В то же время, в сознании респондентов понятие «женщина» и «мужчина» в значительной степени определяется выполнением семейных обязанностей (муж – «глава семьи», «кормилец семьи» и «жена» – «хранительница домашнего очага», «хозяйка») и родительских функций («мать» и «отец»).

Ответы большинства респондентов указывают на их приверженность традиционной модели семейно-брачных отношений. Более 80% респондентов предпочитает зарегистрированный брак, и выбирают полную нуклеарную семью. В системе ценностей молодежи репродуктивная функция семьи значительно преобладает над сексуальной, в отличие от либеральных взглядов она не абсолютизируется.

Данные нашего исследования позволяют сделать вывод о том, что в сфере представлений о феминности/маскулинности наблюдаются определенные изменения. Исследование полоролевых стереотипов студентов показало, что наблюдается тенденция к универсализации мужских и женских качеств и социальных ролей. Однако, в большинстве стереотипных установок прослеживается традиционное подход к полоролевым качествам обоих полов: мужчина представляется более независимым, а женщина – скромной и домашней. Если к традиционно женским качествам девушки относят слабость, то к традиционно мужским – силу, смелость, настойчивость, жесткость. Можно отметить, что в представлениях студентов Республики Башкортостан образ женщины более размыт, чем образ мужчины.

Наибольшие изменения под влиянием западной культуры наблюдаются при рассмотрении гендерной самопрезентации как наиболее пластичного и легко изменяющегося компонента самоидентификации личности. Увеличивающаяся степень влияния глянца на сексуализацию гендерного дисплея контрастирует со сложившейся при жизни предыдущих поколений российского общества тенденцией уравнения мужчин и женщин в их внешнем облике. Большая популярность глянцевых изданий и передач в студенческой аудитории оказывает мощное влияние на формирование эстетических взглядов молодежи, что подтверждают ответы респондентов, указавших в качестве модного эталона витрины модных магазинов, внешний вид знаменитостей, Интернет, моду, зарубежные фильмы и внешность актеров. На наш взгляд, современные исследования свидетельствуют о формировании устойчивой тенденции среди студентов рассматривать мужчину как объект модной индустрии. Это находит подтверждение во взглядах большинства респондентов мужского (63,1%) и женского (77,5%) пола, которые считают допустимым для мужчин следование моде. Посещение мужчинами салонов красоты положительно оценивают 20,9% юношей и 29,5% девушек. В ответах респондентов наблюдается большое влияние глянцевых журналов, воспевающих внешность как критерий успеха в обществе и в жизни. Юноши и девушки считают, что такой мужчина аккуратный и ухоженный, больше привлекает. Внешность для таких респондентов – визитная карточка человека, средство поддержания делового имиджа.

Таким образом, в итоге проведенного исследования находит свое подтверждение гипотеза о том, что в иерархии поля гендера наиболее значительные изменения наблюдаются на уровне самоидентификации личности. Полученные нами результаты свидетельствуют, что наибольшее приближение в системе представлений о феминности и маскулинности студенческой молодежи к западным образцам происходит в сфере гендерной самопрезентации и гендерных убеждений. Наиболее подверженным влиянию трансформационных процессов является индивидуальный уровень конструирования гендера, что подтверждается либерализацией добрачных и внебрачных практик студентов, подражание образам внешнего облика, транслируемым из средств массовой информации и абсолютизацией моды как универсальной характеристики мужчины/женщины.

Трансформация традиционных представлений о феминности и маскулинности, распределении гендерных ролей – незначительна, что объясняется следованием патриархальной традиции и влиянием семейного фактора. В полоролевых стереотипах и представлениях студентов региона преобладают унифицированные представления о мужественности и женственности, что свидетельствует о смещении представлений о биологически-детерминированных характеристиках мужчин и женщин в сторону социального или профессионального субъекта общественных отношений.

Наиболее стабильными остаются типы брачно-семейного поведения студентов, где нами отмечается преобладание традиционных стереотипов семейных отношений с одновременной тенденцией к отложенной реализации брака. В качестве основной особенности республики нами выделено преобладание традиционного типа брачно-семейного поведения, характеризующегося согласием на доминирование мужчины в браке, на резкое разделение сфер брачного влияния (домашняя сфера – женщине, а публичная сфера – мужчине). В то же время наибольшее влияние трансформационных процессов отмечается в гендерных установках девушек, для которых эгалитарный тип является идеалом представлений о семейных отношениях.

<< | >>
Источник: Тарасова Ольга Александровна. ГЕНДЕРНЫЕ СТЕРЕОТИПЫ СОВРЕМЕННОЙ СТУДЕНЧЕСКОЙ МОЛОДЕЖИ (региональный аспект). 2014

Еще по теме ЗАКЛЮЧЕНИЕ:

  1. 19.3. Аудиторское заключение. Порядок составления аудиторского заключения
  2. 5.3. Заведомо ложное аудиторское заключение
  3. Статья 60. Заключение эксперта
  4. 5.28. Модификации заключения независимого аудитора
  5. Заключение
  6. Заключение
  7. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  8. Порядок заключения трудового договора
  9. § 3. Заключение договора
  10. 15.2. Заключение и расторжение брака
  11. Разработка, заключение, регистрация коллективного договора