Поликсена Несторовна Шишкина-Явейн (1875-1947)

  Поликсена Несторовна Шишкина родилась в Николаеве в семье дирижера военного оркестра и была единственной девочкой среди шести братьев. Она получила хорошее домашнее «женское» образование: владела тремя языками, хорошо играла на рояле, рисовала.

В 1897 году П. Шишкина поступила в Женский медицинский институт в Петербурге и окончила его в первом выпуске.
Сферой ее профессиональной деятельности стала гинеколо
гия. Семейное предание гласит, что Поликсену Несторовну при поступлении в институт упрекнули в том, что она отбирает место и кусок хлеба у женщин более скромной наружности, так как при ее броской и яркой красоте она обязательно выйдет замуж и вряд ли будет работать врачом. Именно поэтому Поликсена Несторовна выбрала гинекологию, в которой женщины еще не специализировались. В1901 году Поликсена Несторовна вышла замуж за врача, позднее профессора Императорского клинического института великой княгини Елены Павловны — Георгия Юльевича Явейн. У них было двое детей.
Когда и как она пришла в движение неизвестно. Очевидно, что как представительница более молодого поколения, она социализировалась в изменившихся условиях российской действительности, в том числе и усилиями первых активисток женского движения. Это уже было время, когда высшее женское образование, женская профессиональная и общественная деятельность стали нормой. Она воспринимала как данность ситуацию, позволявшую женщине претендовать на высшее образование, профессиональную занятость, общественную деятельность. Стартовые возможности поколения, к которому принадлежала Шишкина-Явейн,условно говоря, «поколения феминисток», его жизненные стратегии, а также индивидуальные социально-психологические установки на участие в движении были иными. Среди этого поколения россиянок, рожденных в конце I860 — начале 1870-х годов, мы найдем первых жен- щин-политиков России, таких как Ариадна Тыркова (1869 год рождения), София Панина (1871 год рождения), Анна Милюкова (1866 год рождения), Елена Стасова (1873 год рождения), Александра Коллонтай (1872 год рождения), Надежда Крупская (1869 год рождения), Инесса Арманд (1874 год рождения), Эмма Голдман (1869 год рождения).
Доминирующим мотивом их участия в общественных движениях представляется стремление к самореализации, причем в сфере большой политики. Проблема равноправия полов представлялась многим из них проблемой решенной, не представляющей препятствия для их честолюбивых устремлений.
Именно по этой причине часть женщин этого сословия отошла отженского движения и феминизма. Они считали «женский вопрос» курьезной стариной (П. Шишкина-Явейн). Крупская, Коллонтай, Елена Стасова — представительницы той же социальной группы — образованные женщины дворянского происхождения. Но чувства долга перед своим женским сообществом и желания работать на него они не испытывали, феминистского движения сторонились. По свидетельству А. Тырковой, они считали женское движение уделом слабых женщин, и ориентировались на карьеру в более передовом, молодом и модном социал-демократическом движении.
Для других представительниц этого поколения ценности женского, феминистского движения и приверженность его целям были вынужденной необходимостью. Молодые женщины либерального образа мыслей, вышли на политическую арену и с удивлением обнаружили, что давно устаревший «женский вопрос» по-прежнему актуален. Отсутствие полноты гражданских прав женщин, гендерное политическое неравенство, зафиксированное избирательным законом 1905 года, стало препятствием на их пути к политической и профессиональной карьере. Именно это препятствие выступало фактором мобилизации (участия) в движение. Деятельницы женского движения поколения феминисток, включившиеся в движение после 1905 года, считали задачу отмены всех юридических ограничений для женщин главной целью движения.
Лидерские качества, феминистское мировоззрение, позволили Шишки- ной-Явейн занять пост председательницы Российской Лиги равноправия женщин в 1910 году. Это было сложное время, характеризующееся репрессивной политикой правительства и разочарованием участниц движения.
Под ее руководством Российская Лига равноправия женщин из небольшой и слабой организации превратилась в лидера российского феминизма, возглавила борьбу за женское избирательное право и достигла своей цели к лету 1917 года.
П. Н. Шишкина-Явейн, ставя перед своей организацией конкретную цель достижения избирательных прав, была, в определенном смысле, типичной представительницей своего поколения.
Ее поколение выдвинуло другую тактику достижения избирательных прав женщин — требование их в рамках существующей выборной системы. Другими словами, они соглашались на такое же неравное цензовое избирательное право в отношении женщин, какое существовало в отношении мужчин. Активистки движения этого поколенческого призыва не ставили своей целью достижение всеобщих избирательных прав, но они считали, что получение женщинами даже цензового избирательного права приведет к значительным изменениям в обществе и были уверены, что, получив права, «цензовые женщины» (0. Шапир) сумеют сделать многое в интересах всего общества.
Казалось, что в своей деятельности и по своим взглядам Поликсена Несторовна отошла от традиций русского феминизма. Но она сама так не считала. Напротив, она ощущала себя преемницей и продолжательницей дела первых деятельниц российского движения: «Наше русское женское движение совершенно своеобразно, бесшумно, спокойно, плавно, но неукоснительно оно идет вперед и до сих пор не знало отступлений. И этот факт непрестанного и неотступного движения — это хороший показатель и верный залог несокрушимости победы»333. Представляется, что это поколение в меньшей степени питало социальные иллюзии и, меняя тактику движения, четко оценивало изменившуюся политическую ситуацию.
Поликсена Несторовна была лидером-агитатором и администратором. Она безусловно была вовлечена в феминистский дебат, но сама писала мало. Ее стихией, женщины светской и респектабельной, были публичные выступления и митинги. Поликсена Несторовна обладала несомненным ораторским даром. «Рижский вестник» писал о ее лекции «Женское движение и его настроение в России и за границей», прочитанной 3 марта 1914 года в рижском женском клубе: «Бесспорно, это одна из лучших лекций, читанных в Риге в последние годы. Интересная, животрепещущая тема, глубокая содержательность, богатство правильных наблюдений, ясность и простота изложения lt;...gt; вот те данные, которые не могли не произвести на слушателей сильного впечатления lt;...gt; Внутренний огонь, убедительность речи, дышащей глубокой убежденностью, покоряющей слушателей своей строгой логичностью и аргументацией, обличают в лектрисе — я бы сказал — чисто мужской ум, рискуя навлечь на себя упрек в не сочувствии той миссии, которую приняла на себя П.
Н.»334.
Главной идеей ее деятельности была идея справедливости, не важно, в отношении ли избирательных прав женщин или в отношении проституток (другая интересующая ее тема).
В одном из своих выступлений335 она рассматривала законопроект Государственной Думы о расширении круга избирателей в городское самоуправление с позиций социальной справедливости. Возможность женщин, обладающих необходимым имущественным цензом, голосовать только через родственников мужского пола, при том что они платили городские налоги и подати, оценивалось ею как несправедливость. Невозможность женщин стать гласными городской думы, при том что все думские дела касаются женщин и женщины по факту вовлечены в них (медицина, народное образование, социальное призрение и благотворительность) оценивала как образец мужской логики в мужских законах. По подсчетам Лиги только в Петрограде проживало более 7 тыс. «цензовых женщин» (имеющих право голоса на основании имущественного ценза). Такие аргументы противников избирательных прав женщин в городское самоуправление, как опасения за целостность семьи и святость домашнего очага, она оценивала как фальшивые, как повод для лишения женщин человеческих прав. Страстно выступая против мужских законов, по которым женщина признана недееспособной наряду с «детьми, преступниками и идиотами», она утверждала, что женщины в целом характеризуются ответственностью и творческим подходом в решении социальных проблем и потому необходимо привлечь их к строительству демократического общества.
Но работа в движении принесла ей понимание, что «женский вопрос» не так однозначен. П. Н. Шишкина-Явейн расширила свое понимание целей движения и писала, что они заключаются в борьбе с традициями, привычкой ума, боязнью новшеств и в приучении общества видеть женщину на всех поприщах общественной жизни, ценить ее присутствие во всех сферах жизни. Это нужно не только в интересах справедливости, утверждала она, а в интересах самого же населения, т. к. «вопросы женского равноправия гораздо более глубокие вопросы»336.
Через призму своих феминистских воззрений она рассматривала Первую мировую войну как крах мужской культуры. Считала, что только благодаря включению женщин в общественную работу появилась возможность выхода из этого мирового катаклизма: «Мы являемся свидетелями небывалой в истории женской активности, привлечения женщин ко всем профессиям. Значительная часть тыловой работы вынесена на плечах женщин как отдельной рабочей единицы, так и объединенных в женские организации lt;...gt; В годы войны женщина доказала свою политическую зрелость, но несмотря на это нетуверенности, что с прекращением войны ей не будетуказа- но на дверь»337.
Как организатор она отличалась инновационность мышления и поведения и в силу этого высокой результативностью. К ее несомненным достижениям относится тесное сотрудничество с международным феминистским движением. Она развивала контакты своей организации с Великобританией и Скандинавскими странами. Активно участвовала в деятельности международных женских конгрессов, презентуя свою организацию и российское женское и феминистское движение338, принимала ответные визиты «зарубежных сестер», публиковалась в английском суфражистском журнале «Jus Suffragii».
Другим ее достижением является выстраивание партнерских отношений с правительственными структурами и получением финансирования на различные проекты своей организации. Лига едва ли не первая женская организация, которая обнаружила этот источник финансирования. От Департамента земледелия и землеустройства Лига равноправия получила финансирование на организацию курсов инструкторов по кооперации, от Министерства просвещения на организацию выставки при Съезде по образованию женщин.
Как личность Поликсену Несторовну отличал прямой, независимый и неудобный характер. Писатель Лев Успенский, мать которого была участницей женского движения, в «Записках старого петербуржца» так написал о ней «Этакая русская полусуфражистка, Поликсена, да еще Несторовна Шишкина- Явейн». Упреки в превышении своих полномочий не раз звучали в ее адрес со стороны членов организации. Судя по всему, она действительно решала некоторые вопросы быстро и ни с кем не советуясь. Но многие известные общественные деятели высоко оценивали результативность ее работы. Городской голова граф И. И. Толстой — председатель оргкомитета съезда по образованию женщин выступил в ее поддержку в газете «День»: «Прочтя в газете письмо учредительниц Российской Лиги равноправия женщин к ее председательнице П. Н. Шишкиной-Явейн, обвиняющие ее в нарушении устава lt;...gt; эти обвинения мы считаем необоснованными. lt;...gt; мы должны удостоверить, что устройство выставки при съезде было решено организационным комитетом съезда так же как и ходатайство о субсидиях. К сказанному считаем долгом добавить, что только благодаря исключительной энергии и самоотверженной работе председательницы П. Н. Шишкиной-Явейн Удалось организовать и с замечательным успехом довести до конца I-й всероссийский съезд по образованию женщин и выставку при нем. За это уважаемая председательница Лиги, казалось бы, достойна самой искренней признательности всех, кому дорога будущность русской женщины»339.

Но главное ее личное достижение, как и достижение организации, руководимой ею, — получение избирательного права для женщин России. В момент кризиса легитимности власти, Шишкина-Явейн верно оценила ситуацию и сумела мобилизовать свою организацию на проведение широкомасштабной агитационной кампании, реализовать психологическую готовность к действиям, направив существующую напряженность на «восстановление справедливости в отношении русской женщины».
После Октябрьской революции Поликсена Несторовна оказалась с семьей в Эстонии, где ее супруг Г. Ю. Явейн скончался и она осталась без средств к существованию с двумя детьми на руках. Международное женское движение собирало по подписке для нее деньги. Но так как власти Эстонии не дали ей разрешения на работу, она была вынуждена вернуться в Советскую Россию. В Ленинграде Поликсена Несторовна работала санитарным врачом, пережила блокаду. Умерла в 1947 году. 
<< | >>
Источник: Юкина И. И.. Русский феминизм как вызов современности. 2007

Еще по теме Поликсена Несторовна Шишкина-Явейн (1875-1947):

  1. Конституционные законы 1875 г.
  2. § 2. Соотношение обязательств с другими видами субъективных гражданских прав (п. 1868-1875)
  3. Конституция Японии 1947 г.
  4. Положение в сельском хозяйстве. Засуха и голод (1946-1947)
  5. Монро, Поль (Monroe, Paul), 1869–1947, США.
  6. ПЕРИОД ДЕЙСТВИЯ КОНСТИТУЦИОННО-ПАРЛАМЕНТСКИХ ИНСТИТУТОВ (1947-1958)
  7. Уайтхед, Альфред Норт (Whitehead, Alfred North), 1861–1947, Англия, США (с 1924 г.).
  8. Японское государство после второй мировой войны. Конституция Японии 1947 г. Япония в условиях оккупационного режима
  9. Литература
  10. Продолжение и завершение репатриации
  11. Оборонительные меры СССР
  12. Литература
  13. ПОЛИТИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ ПЕРВЫХ ЛЕТ НЕЗАВИСИМОСТИ
  14. В. М. ПАНЕЯХ Б. А. РОМАНОВ ОБ ИЗДАНИИ СУДЕБНИКОВ XV—XVI вв.