<<
>>

СЛАВЯНСКАЯ ЭКСПАНСИЯ


Славянское движение к северу было внешним проявлением нестабильности в Южной Руси и отразило перемены в этнической структуре. Вторжение гуннов в 375 году сокрушило власть готского государства. Освободившись от влияния готов, славянское племя антов заняло Северное Причерноморье от низовьев Дуная до Азовского моря.


Постоянные вторжения печенегов, булгар и особенно аваров, которые в первой половине VI века доходили до границы густых лесов, расположенных вдоль реки Десны и верховьев Оки, завершились проникновением славян в земли западных балтов и финноугров, где они практически не встретили должного отпора.
К 400 году н. э. интенсивная торговля между балта- ми и финноуграми, достигшая расцвета в IV веке, прервалась. Некоторые холмовые поселения и укрепления, находившиеся в Прибалтийском регионе, были покинуты, в других видны разрушения, вызванные пожарами. Сохранившиеся остатки поселений свидетельствуют об упадке материальной культуры, являясь косвенными свидетельствами тех невзгод, что обрушились на балтийские племена.
Первые признаки славянской экспансии на север пока еще не подтверждены в достаточной степени археологическими находками. Слишком незначительным оказалось количество погребений и поселений. Однако здесь и там появлялись единичные курганы и поселения, аналогичные тем, что встречались в районе Киева и на Волыни и даже в славянских землях Центральной Европы, которые нельзя считать балтийскими. Похоже, что территория между Киевом и Новгородом между и VIII веками последовательно занимали различные1 племенные группы.
Поселения, состоявшие из полуподземных жилиц] (землянок) с глиняными полами и стенами, погребаль* ные принадлежности в круглых, конических или продолговатых курганах, деревянные конструкции, расположенные внутри курганов, грубая и полированная керамика, похожая на изделия из района Киева и Волыни а также из Богемии и Моравии, стали отличительным* элементами славянской культуры, распространивший мися в землях, расположенных к северу от Киева и Во' ронежа.
Ряд сходных погребений и поселений обнаружены н; Волыни, в среднем Поднепровье и в районе верхнег Дона близ Воронежа, они датируются от VI до IX век
и бесспорно признаются славянскими. Они обозначаются как «поселения пражского типа» в Волыни, «холмистые укрепления роменского типа» (расположенные вдоль низовьев Десны), вдоль рек Сейм, Сула и Ворск- ла и «холмовые укрепления борщевского типа» на верхнем Дону и верхней Оке.
Отдельные различия в типах погребений указывают, что они могли относиться к нескольким западным племенам, древлянам, полянам и вятичам. Сведения о них сохранились со времен первых исторических записей. Датировка ранних погребений и деревень основывается исключительно на сопоставлении их керамики с той, что известна по находкам в Богемии и Моравии, и позволяет отнести эти захоронения и поселения к VI—VII векам. Если некоторые из курганов и холмовых укреплений могут быть датированы даже V веком, то очевидно, что необходимы и дальнейшие разыскания. Ведь в погребениях не обнаружены металлические предметы соответствующего времени.
Ранние признаки пребывания славян на севере обнаружены на территории Пскова, на востоке Эстонии и Латвии и к югу от Чудского озера, в бассейне реки Великой. Здесь найдены длинные, узкие погребальные курганы с кремационными могилами и весьма редкой погребальной утварью, определяемые как принадлежащие племени кривичей.

Датировка V веком основывается на находках круглых и выпуклых орнаментированных бронзовых пластин, щипчиков и браслетов, утончающихся к концам. Аналогичные образцы встречаются в финноугорских каменных курганах в Эстонии. Скорее всего, первые кривичи заняли холмовое поселение в Пскове, и их культура наложилась на финноугорский слой так называемого дьяковского типа, а неукрепленные поселения, расположенные вдоль верховьев реки Великой, сменили балтийские холмовые поселения с гладкой и шершавой керамикой. В этих поселениях встречаются керамика и металлические предметы такого типа, какие находят в длинных курганах.

Странно, что первые курганы и поселения, приписываемые этому племени, расположены так далеко на севере, а не в верхнем течении реки Двины и на территориях Смоленска и Полоцка, где кривичи отмечаются с и вплоть до XIII столетия. Очевидно, что во время своих экспансий они не использовали днепровский маршрут, скорее всего приходя через верховья реки Неман и через земли носителей балтийской гребенчатой керамики.
И все же немногочисленные археологические находки не позволяют говорить о заселении кривичами современной Восточной Белоруссии. Однако имеются определенные лингвистические свидетельства, позволяющие предположить, что именно отсюда распространялись кривичи. Скажем, это ранние славянские заимствования из балтийских языков (например, название реки Мерец из литовского Меркис, притока верхнего Немана, которое лингвисты относят к IX веку) и отношения между ранними псковским и польским диалектами.
В современных районах Смоленска и Полоцка длинные курганы кривичского типа датируются начиная с века, и только некоторые относят их к более раннему периоду. Многие курганы в этих районах содержат исключительно балтийские находки латгальского типа. Они датируются V—XII веками. Даже южнее Смоленска, Москвы и Калуги вдоль притоков реки Жиздры и верхнего течения Десны ряд рас копанных курганных погребений и холмовых укреплений балтийского типа содержит находки сходные с теми, что встречаются в Восточной Латвии, или идентичные им. Датируются эти объекты даже XII веком.
С помощью археологических находок можно совершенно определенно подтвердить существование потомков балтов к востоку от Москвы, на территории, расположенной между Смоленском, Калугой и Брянском вплоть до XII века. Более того, их можно соотнести с племенем галиндян, известным по Лаврентьевской и Ипатьевской летописям. В них описываются войны




Балты после славянской экспансии (X— XII вв.)
Рис, 50. Балты после славянской экспансии (X— XII вв.): балты, 2— славяне, 3— финноугры


между русскими местными правителями и галиндяна- ми на реке Протве, происходившие в XI—XII веках.
Вторжения славян не смогли стереть балтов с лица земли. Они продолжали существовать в виде огромных и небольших объединений еще многие столетия. Весьма вероятно, что до того, как славянские племена кривичей, дреговичей и радимичей стали преобладающими в верхнем бассейне Днепра, на этом месте существовало балтийское население, чья культура оказалась близкой латгалам, проживавшим на востоке Латвии.
Нам очевидно, что начиная с момента славянского вторжения вплоть до образования трех славянских

княжеств: Новгородского, Рязанского и Киевского — в веке, и даже спустя несколько столетий, на территории современной Белоруссии и на западе Великороссии продолжало проживать значительное число балтов.
Процесс славянизации начался в доисторические времена и продолжился вплоть до XIX столетия. Белорусы заимствовали множество слов, большей частью из обиходного языка, в основном из крестьянского словаря литовцев. Этнография районов Калуги, Москвы, Смоленска, Витебска, Полоцка и Минска вплоть до середины XJX века явно говорит о ее балтийском характере. Действительно, славянизация западных балтов захватила большую часть населения современной территории Белоруссии и часть Великороссии.
<< | >>
Источник: Гимбутас Мария. Балты. Люди янтарного моря / Пер. с англ. С. Федорова. — М.: ЗАО Центрполиграф. — 223 с. — (Загадки древних цивилизаций).. 2004

Еще по теме СЛАВЯНСКАЯ ЭКСПАНСИЯ:

  1. ЗАРУБИНЦЫ: ПЕРВАЯ СЛАВЯНСКАЯ ЭКСПАНСИЯ НА СЕВЕР
  2. Славянское дерево
  3. §250. Язычество славянских народов
  4. Параграф третий. Самоуправление в славянском праве
  5. 11.8. ИНФОРМАЦИОННО-ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ЭКСПАНСИЯ
  6. Три пласта славянского язычества
  7. Параграф первый. Введение в историю славянского права
  8. Параграф шестой. Об основных чертах славянского права
  9. § 3. Славянские племена в политической системе древнего мира
  10. Тиверцы - славянский контроль над Причерноморьем
  11. ПЕРВЫЕ СЛАВЯНСКИЕ ПОСЕЛЕНИЯ И КУРГАНЫ В БАССЕЙНЕ РЕК ОКИ И МОСКВЫ