Задать вопрос юристу

ЗАРУБЕЖНОЕ ИЗМЕРЕНИЕ: ВЗГЛЯД ИЗ ВЕНГРИИ

До сих пор мы не принимали во внимание важный, характерный и непростой для венгров элемент празднования 150-й годовщины революции — его зарубежное измерение. Здесь есть две стороны, и обе они связаны с различием границ исторической и современной Венгрии.
Во-первых, существуют большие венгерские миноритарные общины в Словакии и Румынии214, которые рассматривают себя как часть трансграничной венгерской этнокультурной нации и которые событиями в ознаменование памяти 1848 года были поставлены перед непростыми проблемами национальной идентичности и политической лояльности; эти проблемы мы рассмотрим в следующем разделе. Во-вторых, некоторые важнейшие памятные места (то, что Пьер Нора [Nora, 1996] называет lieux de memoires — местами памяти) находятся сегодня в Словакии и Румынии. Таким образом, не только те, кто праздновал юбилей революции, но и сами революционные события и люди оказались рассредоточены по трем современным государствам. Это создало проблему не только для венгров, живущих в Словакии и Румынии, но и для праздновавших в самой Венгрии. Как они могли принять в расчет заграничное измерение, не подвергая опасности универсалистский, «вестернизирующий» нарративный фрейм, описанный в предыдущем разделе? Очевидная некон- груэнтность этнокультурных и политических границ служила напоминанием как раз о том, о чем «вестернизирующая» коммеморативная стратегия старалась «забыть»: о взрывоопасной связи между национальными претензиями и территориальными битвами с нулевым итогом в этом регионе, которые впечатляюще начались в 1848 году, особенно в Трансильвании, и все еще продолжались в Косово 150 лет спустя. Спустя почти сорок лет невидимого существования зарубежные венгерские меньшинства стали занимать значительное место в публичной дискуссии в Венгрии в 1990-х годах. Статус венгерских меньшинств в соседних государствах был табуированной темой при коммунистическом правлении, но вновь стал обсуждаться в 1980-х годах, поскольку возросла обеспокоенность из-за нараставшей репрессивности румынского режима и поскольку многие венгры из оппозиционных кругов нарождавшегося гражданского общества посещали Трансильванию, демонстрируя тем самым солидарность с трансильванскими венграми. Начиная с 1989 года политический класс независимо от партийной принадлежности пришел к признанию и даже декларированию ответственности венгерского государства за понимание положения, защиту прав и обеспечение благополучия венгерских меньшинств в соседних государствах215, хотя и существовали от четливо различные и идеологически полярные мнения о том, как это следует делать. Связи с зарубежными венграми получили институциональную форму благодаря учреждению государственного Управления по делам зарубежных венгров, введению предоставляемых независимо от места проживания субсидий в различных областях и созданию «Дуна ТВ», хорошо финансируемого государственного телевизионного канала, который вещает на венгерском языке в расчете на венгерскую аудиторию в соседних государствах. В результате заграничное измерение празднования 150-летия событий 1848 года оказалось столь ощутимым, что его невозможно было не заметить. Так, канал «Дуна ТВ» обеспечил широкое освещение коммемора- тивных празднований зарубежных венгров. Венгерские газеты тоже уделяли большое внимание зарубежному измерению, помещая рядом сообщения о ком- меморативных событиях в Венгрии и в зарубежных венгерских общинах216. Здесь тоже ключом к усмирению потенциально опасных коммеморативных вод служила избирательность, т. е. намеренное подчеркивание одного, игнорирование или сглаживание другого. В преобладавшем западническом коммеморативном фрейме зарубежное измерение интерпретировалось в плане географической общности, а не этнической особенности. Луч шей иллюстрацией этого была цитированная выше речь президента Гёнца, где 1848 год характеризовался как «многоэтническая борьба за свободу», общая для венгров и всех народов Карпатского бассейна. Если какие-то элементы венгерской этничности и подчеркивались в ходе коммеморативных мероприятий, то — скорее всего — чисто культурные или фольклорные вроде народных костюмов или народной музыки. Хотя зарубежные венгры связывали борьбу за освобождение в 1848 году с нынешней борьбой венгров за автономию и права меньшинств в Словакии и Румынии, это не было главной темой официального коммеморатив- ного дискурса в Венгрии. Зарубежное измерение было представлено в Венгрии скорее в деполитизированном и эстетизированном плане как часть общей коммеморативной хореографии. Например, когда 15 марта президент Гёнц выступал с речью, справа и слева от него стояли четыре молодых девушки в традиционных костюмах из венгерской деревни Szek в Румынии, где сохраняется традиционное венгерское народное платье; соответствующие фотографии появились на следующий день на первых полосах газет. В 1998 году, как и каждый год после 1990, венгерские государственные и правительственные официальные лица участвовали в зарубежных коммеморативных празднествах. В этом отношении они тоже имплицитно выбирали, в каких зарубежных коммеморативных мероприятиях следует принять участие и как это сделать.
Венгерские чиновники выбирали те места за границей, которые важны в политическом или культурном отношении, но в то же время приемлемы с точки зрения современных внешнеполитических интересов. Одним из важнейших памятных мест была Братислава (по-немецки — Прессбург, по-венгерски —Пожонь), нынешняя столица Словакии, а в 1848 году —место работы Венгерской Диеты в начальной стадии революции. Именно здесь в конце марта — начале апреля 1848 года были выработаны конституционные и пра вовые рамки нового строя. Братислава была не только важным, но и «безопасным» местом памяти в 1998 году. Предметом коммеморации здесь могло быть именно то, что предполагалось западническим нарративным фреймом: конституционное утверждение личной свободы, правового равенства и представительного правления, тогда еще не омраченное темными тучами этнического конфликта и войны. Вероятно, по этой причине высокопоставленные венгерские правительственные чиновники участвовали в коммеморативных мероприятиях именно в Братиславе. Во всех других местах за рубежом венгерские чиновники старательно умеряли риторику, говорили на языке фактов и сдерживали свои чувства. Умеренность и приглушенность официального дискурса не были, однако, всеобщими явлениями. С точки зрения консервативной прессы в Венгрии зарубежное празднование 150-летия революции оказалось в высшей степени эмоциональным, подчеркнуло трагический ход национальной истории и выдвинуло на первый план ее исторические и современные потери и тяготы. Упоминая о мемориальной табличке, помещенной на стене крепости в Аюде (Nagye- nyed), близ места важной битвы революционного периода, влиятельная консервативная газета «Magyar Nemzet» напомнила своим читателям, что «под [табличкой] похоронены 800 венгров, которых 8 января 1849 года убил Аксенте Жестокий, один из вождей вражеских румынских ополченцев». Газета сокрушалась также о разрушенных или обезображенных венгерских мемориалах в соседних государствах, осуждая исчезновение мемориальной доски в память Пала Вашвари и 200 венгров, которые «приняли вместе с ним героическую смерть»217. В том же духе некоторые известные исполнители из Венгрии, появившиеся на зарубежных коммеморативных церемониях (пев цы Йожеф Диньеш в Клуже и Лайош Иллеш в Ораде), с большим чувством выражали страдания зарубежных венгров и их «героизм» перед лицом национального подавления218. Такой же пафосной и партикуляристской установки придерживалось впоследствии в ходе празднований 150-летнего юбилея революции консервативное и националистическое правительство Союза молодых демократов — Венгерской гражданской партии (Fidesz-MPP) под руководством Виктора Орбана, которое в июле 1998 года сменило правительство социа- листов-либералов. Как отмечалось выше, в своей речи в честь 150-летия событий 15 марта Орбан, находясь в оппозиции, уже говорил о ряде национальных трагедий, пережитых Венгрией. Полтора года спустя в качестве премьер-министра он председательствовал на 150-летнем юбилее еще одного ключевого события 1848-1849 годов — казни австрийскими властями в городе Араде 6 октября 1849 года, после окончательного разгрома венгерских сил, тринадцати видных венгерских генералов, которых венгры помнят как «арадских мучеников», или просто как «13 из Арада». Коммеморативные мероприятия совпали с конфликтом вокруг памятника генералам, который был установлен в конце XIX века и убран в 1925 году румынским правительством, тридцать лет хранился на складе и в 1950-х годах был передан в крепость Арада. Теперь, по случаю 150-летнего юбилея, памятник должен был быть перемещен вместе с другими монументами в новый Мемориальный парк, посвященный румыно-венгерскому примирению. Но этот план вызвал ожесточенный спор о национальных интересах: румынские националисты возразили, что генералы были «убийцами множества румын». В результате памятник установили во дворе францисканского монастыря, а Орбан говорил на церемонии 5 октября об «освобождении» этой статуи219. При этом событии и на следующий день, когда отмечалась годовщина казни, присутствовали высокопоставленные венгерские чиновники, причем более многочисленные, чем на любом зарубежном мероприятии памяти событий 15 марта. Это ясно показало, что правительство Орбана уделяло больше внимания зарубежному измерению и придерживалось более пар- тикуляристской установки, нежели правительство со- циалистов-либералов. Предыдущее правительство, планируя коммеморативные мероприятия, старалось избежать конфликта, а правительство Орбана выбрало более конфронтационную позицию. С точки зрения этого национально ориентированного правительства, как и националистически настроенных румынских критиков этого события, 150-летняя годовщина казни 6 октября могла рассматриваться как воспоминание о двойной трагедии: не только о казнях 1849 года, но и об утрате значительной венгерской территории в 1920 году. Эта двойственность усиливала пафос, партикуляристский фрейм и конфликтный характер коммеморативного торжества220.
<< | >>
Источник: Брубейкер Р.. Этничность без групп. 2012

Еще по теме ЗАРУБЕЖНОЕ ИЗМЕРЕНИЕ: ВЗГЛЯД ИЗ ВЕНГРИИ:

  1. ЗАРУБЕЖНОЕ ИЗМЕРЕНИЕ: ВЗГЛЯД ИЗ СЛОВАКИИ И РУМЫНИИ
  2. Венгры «древнего» Китая
  3. РАННЕЕ КОРОЛЕВСКОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО ВЕНГРИИ
  4. Венгрия
  5. 71.0 ЖЕСТОКОЙ БИТВЕ МЕЖДУ КОРОЛЯМИ ВЕНГРИИ И БОГЕМИИ
  6. ВЕНГРИЯ
  7. Венгрия
  8. Планы хортистской Венгрии в отношении Подкарпатья
  9. КОММЕМОРАЦИИ В ВЕНГРИИ И В СРЕДЕ ЗАГРАНИЧНЫХ ВЕНГЕРСКИХ МЕНЬШИНСТВ
  10. ВЕНГРИЯ «ЗОЛОТАЯ БУЛЛА» КОРОЛЯ ЭНДРЕ (АНДРАША) II (1222 г.)
  11. 1848 в 1998: Коммеморативная политика в Венгрии, Румынии и Словакии
  12. Искусство итальянского раннего Ренессанса на островах Родос и Кипр, в Турции и Венгрии
  13. 3. Качественные параметры измерения
  14. Измерение социальных явлений и процессов
  15. Схема измерений и ориентаций в культуре
  16. 10.2. Методы измерения показателей качества
  17. Измерение капитала и распределение дохода
  18. III. ПЕРВИЧНОЕ ИЗМЕРЕНИЕ СОЦИАЛЬНЫХ ХАРАКТЕРИСТИК
  19. Этническое измерение Постмодерна
  20. 16.1. Измерение неравномерности