Задать вопрос юристу

СПОСОБЫ УПОТРЕБЛЕНИЯ ТЕРМИНА «ИДЕНТИЧНОСТЬ»

Что же исследователи имеют в виду, когда говорят об «идентичности»?49 Какую концептуальную и объяснительную работу призван выполнить этот термин? Это зависит от контекста, в котором он употребляется, и от теоретической традиции, в которой почерпывает- ся данное употребление.
Термин «идентичность» крайне (а для аналитического понятия — безнадежно) неясен. Но можно установить несколько ключевых употреблений этого термина. 1. «Идентичность», понимаемую как основание или базис социального или политического действия, часто противопоставляют «интересу», с тем чтобы вывести на первый план и осмыслить неинструментальные модальности социального и политического действия50. С несколько иным аналитическим ударением «идентичность» используется, чтобы подчеркнуть, что индивидуальное или коллективное действие может руководствоваться партикуляристскими самопониманиями, а не якобы всеобщим своекорыстием [Somers, 1994]. Таково, пожалуй, самое обычное употребление этого термина, которое часто комбинируется с другими употреблениями. Оно предполагает три взаимосвязанных, но самостоятельных противоположных способа осмы- сления и объяснения действия. Первая противоположность— между самопониманием и (узко понятым) собственным интересом51. Вторая — между партикулярностью и (мнимой) универсальностью. Третья — между двумя способами понимания социальной локализации. Во многих (но не во всех) направлениях теории идентичности принято считать, что мощным фактором в формировании социального и политического действия является положение в социальном пространстве52. В этом отношении они согласуются со многими (но не со всеми) направлениями универсалистского, инструменталистского теоретизирования. Но «социальная локализация» в этих двух случаях означает нечто совершенно различное. В дискурсе идентичности она означает положение в многомерном пространстве, определяемом партикуляристскими категориальными атрибутами (такими как раса, этничность, гендер, сексуальная ориентация). В инструменталистских теориях она означает положение в универсалистски понимаемой социальной структуре (например, на рынке, в структуре занятости или в способе производства)53. 2. Понимаемая как специфически коллективный феномен, «идентичность» означает основополагающее и важное «тождество» членов группы или категории. Его можно понимать объективно (как тождество «в себе») или субъективно (как пережитое, прочувствованное или воспринятое тождество). Такое тождество предсказуемо проявляется в солидарности, в одинаковых расположенностях и сознании, в коллективном действии. В этом смысле термин «идентичность» употребляется преимущественно в литературе о социальных движениях [Melucci, 1995], о гендере54, а также о расе, этничности и национализме (например: [Isaacs, 1975; Connor, 1994]). В данном употреблении термина граница между аналитической и практической категориями «идентичности» часто становится неотчетливой. 3. Понимаемая как ключевой аспект (индивидуальной или коллективной) «самости» или как основное условие социального бытия, «идентичность» призвана указывать на нечто глубокое, базовое, прочное или основополагающее, т. е. на то, что отличается от более поверхностных, второстепен ных, преходящих и случайных аспектов и свойств самости, на то, что следует ценить, культивировать, поддерживать, признавать и сохранять55. Такое употребление характерно для определенных направлений психологической (и парапси- хологической) литературы, в частности — следующей в русле идей Эриксона56, хотя встречается и в работах о расе, этничности и национализме. Здесь тоже практические и аналитические употребления термина «идентичность» часто сливаются до неразличимости. 4. Рассматриваемая как продукт социального или политического действия, «идентичность» призвана пролить свет на процессивное, интерактивное развитие того типа коллективного самопонимания, солидарности или «групповости», который делает возможным коллективное действие. В этом употреблении, встречающемся в некоторых публикациях о «новом социальном движении», «идентичность» понимается и как случайный продукт социального и политического действия, и как основа или базис дальнейшего действия (например: [Calhoun, 1968; Melucci, 1995; Gould, 1995]). 5. В качестве хрупкого продукта разнообразных конкурирующих дискурсов «идентичность» используется для того, чтобы подчеркнуть нестабильную, множественную, колеблющуюся и фрагментарную природу современного «я». В таком употреблении термин встречается преимущественно в работах, обнаруживающих влияние Фуко, постструктурализма и постмодернизма (см., например: [Hall, 1996]). В несколько другой фор- ме, без постструктуралистской атрибутики, он встречается и в некоторых направлениях исследования этничности — особенно в «ситуативных» или «контекстуальных» анализах этничности (см., например: [Werbner, 1996]). Ясно, что на термин «идентичность» взваливается огромная работа. Он должен, в частности: подчеркивать неинструментальный аспект действия; привлекать внимание к самопониманию, в отличие от своекорыстия; обозначать тождество личностей, в том числе сохраняющееся во времени; схватывать предположительно ключевые, основополагающие аспекты самости; отрицать существование таких ключевых, основополагающих аспектов; подчеркивать процессирующее, интерактивное развитие солидарности и коллективного самопонимания; освещать фрагментарность современного опыта «я», я, наскоро слепленного из осколков дискурса, которые случайным образом оживают в различных контекстах. Эти употребления не только разнородны, но и совершенно разнонаправленны. Конечно, некоторые из них не лишены сходства — особенно второе и третье, а также четвертое и пятое.
А первое употребление в силу своего общего характера совместимо со всеми другими. Но есть и серьезные противоречия. Второе и третье употребления оба выявляют основополагающее тождество — тождество разных личностей и тождество во времени, — тогда как четвертое и пятое употребления оба отвергают представления об основополагающем или стабильном тождестве57. «Идентичность», следовательно, несет многозначную, даже противоречивую теоретическую нагрузку. Действительно ли нам нужен этот перегруженный, глубоко двусмысленный термин? С большим перевесом побеждают ученые, полагающие, что он нам нужен35. Даже самые утонченные теоретики, которые с готовностью признают эфемерную и проблематичную природу «идентичности», утверждают, что этот термин остается необходимым. В ходе критического обсуждения «идентичности» исследователи старались не избавиться от этого термина, а спасти его путем переформули- 35 Заслуживают внимания два важных, хотя и частичных исключения. Литературовед Уолтер Бенн Майклз [Michaels, 1992] выдвинул блестящие и провоцирующие возражения против понятия «культурная идентичность» в статье «Race into Culture» («Раса в культуре»). Но в этой статье он рассматривает не столько аналитические употребления понятия «идентичность», сколько трудность, связанную с разъяснением оснований, на которых мы считаем «нашу» культуру или «наше» прошлое «нашими» (когда имеются в виду не чьи-то действительные культурные практики и не чье-то действительное личное прошлое, но некая якобы групповая культура или групповое прошлое), не обращаясь имплицитно к понятию «раса». Он заключает, что «наше чувство культуры, как обычно полагают, вытесняет расу, но... культура оказывается формой продолжения, а не отрицания расового мышления. Как раз только апелляция к расе... придает пафос понятиям вроде утраты нашей культуры, сохранения ее [или]... возвращения народу его культуры» (61-62). Антрополог Ричард Хэндлер [Handler, 1994; 1988] доказывает, что «мы должны относиться к „идентичности" с таким же подозрением, с каким научились относиться к „культуре", „традиции", „нации" и „этнической группе"» (27), но далее заметно умеряет свой критический пыл. Его главный аргумент — что видное место «идентичности» в современном западном, особенно американском, обществе «не означает, что это понятие может бездумно применяться к другим странам и к другому времени» (27) — бесспорно истинен, но предполагает, что это понятие может плодотворно применяться в современных западных условиях; тогда как это последнее как раз и ставится под вопрос в других местах той же статьи и в его же работе о национализме в Квебеке. Антропологический скептицизм относительно понятия идентичности, с точки зрения отчасти близкой к нашей, выражается в краткой заметке ван Беека [Веек, 1999], которая попала в поле нашего зрения уже после опубликования данной статьи. ровки, сделать его неуязвимым для некоторых возражений, особенно для обвинения в «эссенциализме». Так, Стюарт Холл [Hall, 1996, р. 2] характеризует идентичность как «идею, которую невозможно мыслить по-старому, но без которой известные ключевые вопросы вообще невозможно помыслить». Виртуозное, но неясное рассуждение Холла не разъясняет, каковы эти ключевые вопросы и почему их невозможно обсуждать без «идентичности»58. Замечанию Холла вторит более раннему утверждению Клода Леви-Стросса, характеризующего идентичность как «своего рода виртуальный центр (foyer virtue!): к нему мы должны обращаться для объяснения некоторых вещей, но он никогда не имеет реального существования» [Levi- Strauss, 1977, p. 332]. Лоренс Гроссберг [Grossberg, 1996, p. 87-88] призывает исследователей культуры поменьше интересоваться «теорией и политикой идентичности», однако неоднократно уверяет читателя, что «не намерен отвергать понятие идентичности или его политическую важность в некоторых битвах» и что его «цель заключается не в том, чтобы уйти от дискурса идентичности, а в том, чтобы перебазировать, переформулировать его». Альберто Мелуччи [Melucci, 1995, р. 46], главный представитель анализа социальных движений, ориентированного на идентичность, признает, что «слово идентичность... семантически неотделимо от идеи постоянства и по этой причине, пожалуй, плохо согласуется с процессивным анализом, за который я ратую». Как бы то ни было, но «идентичность» продолжает занимать центральное место в работах Мелуччи. Мы не думаем, что без «идентичности» невозможно обойтись. Ниже мы наметим некоторые альтернативные аналитические идиомы, которые могут выполнять необходимую работу без сопутствующей неразберихи. Здесь же достаточно отметить, что если мы хотим сказать, что партикуляристские самопонимания формируют социальное и политическое действие в неинструментальном ключе, то можем просто это сказать. Если мы хотим проследить процессы, в ходе которых лица с неким общим категориальным свойством приходят к общим определениям своих проблем, к общим пониманиям своих интересов и к готовности предпринять коллективное действие, то лучше всего сделать это таким образом, чтобы показать случайные и изменчивые отношения между простыми категориями и ограниченными, солидарными группами. Если мы хотим исследовать смыслы и значение, какие люди придают конструктам вроде «расы», «этничности» и «национальности», то мы должны продираться сквозь концептуальные чащи, и непонятно, что мы выигрываем, собирая их под упрощающей рубрикой «идентичность». А если мы хотим выразить современное чувство «я», которое конструируется и постоянно реконструируется из многообразных конкурирующих дискурсов, оставаясь хрупким, колеблющимся и фрагментарным, то не ясно, как здесь может помочь «идентичность».
<< | >>
Источник: Брубейкер Р.. Этничность без групп. 2012

Еще по теме СПОСОБЫ УПОТРЕБЛЕНИЯ ТЕРМИНА «ИДЕНТИЧНОСТЬ»:

  1. Культура употребления спиртных напитков
  2. ЛЕКЦИЯ 19. СОЦИАЛЬНО-ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ С ПОДРОСТКАМИ, СКЛОННЫМИ К УПОТРЕБЛЕНИЮ АЛКОГОЛЯ
  3. Слово «культура», его происхождение и употребление
  4. Происхождение и хронология употребления стекла
  5. Происхождение и хронология употребления стекла
  6. «СИЛЬНОЕ» И «СЛАБОЕ» ПОНИМАНИЯ «ИДЕНТИЧНОСТИ»
  7. II. За пределами «идентичности»
  8. Идентичность, «Я», идентификация
  9. КРИЗИС «ИДЕНТИЧНОСТИ» В ОБЩЕСТВЕННЫХ НАУКАХ
  10. ЗАКЛЮЧЕНИЕ: ПАРТИКУЛЯРНОСТЬ И ПОЛИТИКА «ИДЕНТИЧНОСТИ»
  11. 1.0 ТЕРМИНАХ
  12. ТРИ ПРИМЕРА: «ИДЕНТИЧНОСТЬ» И ЕЕ АЛЬТЕРНАТИВЫ В КОНТЕКСТЕ
  13. ЭТНИЧЕСКАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ И СОЦИАЛЬНАЯ КОМПЕТЕНЦИЯ
  14. § 9. Различные значения термина «ius»
  15. 3.Стабилизация нормативной идентичности
  16. дВИЖЕНИЕ ЗА НАЦИОНАЛЬНУЮ ИДЕНТИЧНОСТЬ В АЛБАНИИ
  17. Парадокс социальной идентичности
  18. Гендер, идентичность,религия