Социально-психологические и ситуативные факторы. Толерантность в межэтнических отношениях

Обобщая теоретические подходы к объяснению межгрупповых отношений на личностном уровне, B.C. Агеев называет мотивационные, ситуационные, когнитивные и деятельностный подходы". Мотивационные подходы к объяснению характера межэтнических отношений - нейтральных или напряженных и враждебных исходят преимущественно из эмоциональной сферы психической деятельности.
Первая стройная систематизация взглядов в русле такого подхода связывается с именами 3. Фрейда и его последователей. Враждебность к другим они объясняли бессознательными процессами, которые определяются характером эмоциональных отношений в семье, заложенных в раннем детстве. В русле мотивационного подхода интерпретируют межгрупповые отношения и сторонники концепции . Фрустрация, считают они, проявляется в напряжении, чувствах тревоги, отчаяния, перерастающих в гнев, раздражение, готовность к агрессивным действиям. С точки зрения этой теории Л. Берковитц анализировал расовые волнения в США. Он связывал развитие фрустраций с относительной депривацией - пониманием своих трудностей при сравнении собственного положения с положением других. Положение об относительности депривации было, несомненно, важным для уяснения ее значимости: человек склонен сравнивать свое нынешнее положение не столько с прошлым, сколько с положением других групп, находящихся во взаимодействии с ним. Достаточно вспомнить, как накануне 90-х годов советские люди сравнивали свое материальное положение не с периодом, скажем, войны или послевоенного развития, а с положением народов других стран Европы, США, о котором они стали узнавать из передач телевидения и кинофильмов. Отрицая неизбежность агрессии, связанной с фрустрацией в отношении иных этнических групп, исследователи считают, что сама идея связи фрустраций и агрессии достойна включения в объяснение межгрупповых отношений*". Так, рассматривая типы напряженности, Г.У. Солдатова выделяет фрустрационную напряженность, главный признак которой - рост эмоционального возбуждения, повышение аффективной в среде этнической группы*'. Массовая фрустрация как психическое состояние повышает уровень действия подражания, заражения. Исследователями доказано, что фрустрации далеко не всегда ведут к агрессии. Возможны другие способы поведения либо нахождение какого-то вида решения проблем, порождающих фрустрационные состояния, либо перерастание (по каким-то причинам) этого состояния в депрессию. Видимо, применительно к этнической группе в целом, состояние депривации вряд ли может быть массовым, но элементы его безусловно могут прослеживаться, особенно на личностном уровне, где они проявляются в росте неврозов, астенических состояний, фиксируемых у людей в зонах межэтнических конфликтов.
Фрустрации необязательно могут быть изначально связаны с другой этнической группой. Они появляются на основе экономических трудностей, то что наблюдал Л.Берковитц в США в отношении негритянского населения, когда жизнь становилась труднее, что наблюдается часто в отношении к мигрантам в Европе, а теперь и у нас - после распада СССР. Именно в период фрустрационной напряженности распространяются негативные стереотипные характеристики типа , , , учащаются конфликтные эпизоды на личностном уровне. В кросс-культурном исследовании этнической идентичности, осуществленном нами в 1994-1995 гг. в Татарстане, Саха (Якутии), Туве, Северной Осетии*, Г.У. Солдатовой установлено, что фрустрационные состояния были наиболее характерны для зон конфликтов в Северной Осетии, а также проявлялись в Туве, где экономические трудности и безработица были особенно ощутимы. Известно, что Т. Адорно связывал агрессивное поведение по отношению к другим этническим группам с внутренними побуждениями авторитарной личности. В частности, широкой представленностью в населении людей с авторитарными чертами он объяснял победу фашизма в Германии. Идеи Адорно критиковались за концентрацию внимания лишь на внутриличностных импульсах, тогда как исследователи установили, что враждебность свойственна не только людям авторитарного склада. Но как бы то ни было, важно, что именно с Адорно при изучении межэтнических конфликтов стали обращать внимание на личностные характеристики участников. К сожалению, в отечественных исследованиях межэтнических отношений, в массовых опросах тип личности (авторитарный, невротический, экстраверт и т.д.) специально не изучался. В программах обычно гендерные, возрастные и социальные характеристики. Учитывались состояния удовлетворенности или неудовлетворенности различными жизненными обстоятельствами, оценка жизни в целом. На основе этих индикаторов при анализе идентичности и межэтнических установок, например, в упоминавшемся проекте , выделялись типы пессимистов и оптимистов, выяснялся уровень агрессивности в группах. Но полученные характеристики рассматривались как результат ситуаций, конкретных обстоятельств. Ибо в инструментарий для массовых опросов очень трудно ввести процедуры, измеряющие, скажем, авторитарность или невротичность личности. Проблема заключается в том, что социологические методики, используемые для репрезентативных опросов больших групп, крайне трудно совместить с психологическими. Не случайно психологи работают преимущественно с малыми или экспериментальными группами. Но работая с ними, невозможно учесть всю сложность социальных явлений. Неудивительно, что критика с этой точки зрения идет из среды самих психологов, в частности от создателя одной из наиболее популярных в психологии теории социальной идентичности Г. Тэджфела, которая развивается в русле когнитивных подходов. Согласно этой теории, группа есть ". То есть, скажем, русских объединяет то, что они воспринимают себя как русских, отличают себя от нерусских и как-то оценивают. Иначе говоря, это осознаваемое (дат. cognitio - знание, познание) единство, соответствующее восприятие себя и отличие от других и есть группа. Таким образом, когнитивисты признают группу психологической реальностью. И такой подход очень близок конструктивистскому подходу в социально-культурной антропологии. Мокгрупповое сравнение является одним из положений теории социальной идентичности, в центре внимания которой были межгрупповые процессы - кооперация, конкуренция и конфликт. Основным направлением изучения межгрупповых отношений Тэджфел считал исследование когнитивных процессов, а именно социальной категоризации, идентификации, социального сравнения, межгрупповой дискриминации. Несмотря на важность всех этих процессов и доказательство тезиса (очень существенного для нас) о влиянии этнической идентичности на межгрупповые отношения, поведение людей, групп объяснялось в теории социальной идентичности, исходя из . Признавая значимость когнитивных процессов, мы, тем не менее, обращаем внимание на выводы исследователей отечественной школы в социальной психологии, в частности, на концепцию, сформировавшуюся на основе идей Л.С. Выготского, А.Н. Леонтьева о социальной, культурно-исторической обусловленности психики человека, надеятельностный подход. Формулируя его, B.C. Агеев пишет, что когнитивные процессы еще должны быть объяснены через специфику деятельности групп, объективных условий, в которых существуют и взаимодействуют группы. Объективные условия влияют и на сами межгрупповые взаимодействия, и на когнитивные процессы**. Таким образом, выделяя для самостоятельного рассмотрения сначала исторические, политические и социальные факторы, влияющие на межэтнические отношения, мы следуем не только методологии, сложившейся в этнической социологии, но и представлениям, существующим в социальной психологии. Критически оценивая неприемлемые моменты в ряде психологических теорий, нужно сказать, что проблемы, на которые они обращают внимание, уже вошли в практику отечественных исследований в области межэтнических отношений и в объяснительные модели. Это касается прежде всего разработки этнической идентичности и связанных с ней социальных представлений, установок, которые рассматриваются в системе. Методология исследований, которая сложилась в Институте этнологии и антропологии РАН в результате длительного изучения этнического самосознания и межэтнических отношений, построена на принципе взаимодействия когнитивно-мотивационной сферы личности и важнейших характеристик общества - социальной, политической и этнокультурной среды. С помощью психологических методик исследуются регулятивные и защитные социально-перцептивные, компенсаторные и регрессивные психологические механизмы, определяющие изменения идентичности, установок. Этот метод исследования наиболее последовательно изложен Г.У. Солдатовой" и состоит в следующем. Социально-перцептивные механизмы анализируются на основе выделения в межэтнических отношениях группы специфических эмоционально-атрибутивных феноменов, которые в условиях роста межэтнической напряженности. Такими феноменами могут быть следующие: усиление межгрупповых различий и уменьшение различий внутри группы; увеличение в оценке собственной группы (т.е. то, что мы связываем с углублением этнокультурных границ); поиск виновного по этническому критерию; проецирование негативных чувств, качеств, неприемлемых для собственного народа, на других. Вина, ответственность за неудачи (в экономике, политической сфере и т.д.) собственного народа переносится на другие группы или их лидеров, т.е. идет поиск причин вовне, а не внутри. Таким образом, усиливается атрибутивный механизм (лаге. permuture - менять), т.е. смещения и оценок ( становятся , ). Еще один механизм - повышение избирательности восприятия в ситуации предполагающихся контактов, т.е. отсев позитивной информации, искажение поступающей информации, воспроизводство негативных этносоциальных представлений; деперсонализация членов своей и групп. Действие всех этих механизмов, являющихся показателями межэтнической напряженности, усиливается в условиях конфликтов. Действие компенсаторных механизмов в межэтнических отношениях рассматривается как результат сформированного комплекса . Он включает гипертрофированное чувство ущемленности (мы показывали действие его на примере идеологем в условиях подъема национальных движений), осознание маргинальности, разрушение этнической общности как целого. Компенсаторный комплекс, по мнению Г.У. Солдатовой, способствует замкнутости, стремлению к превосходству, соперничеству и даже за перенесенные реальные и воображаемые обиды. Можно добавить, что сама этничность в условиях разных социальных и политических перемен, кризисов гражданской идентичности выступает в своей компенсаторной функции. С этим обычно бывает связан рост гиперидентичности в массовых масштабах. Антиассимиляционные настроения (восстановление коммуникативных функций , восстановление утраченных элементов традиционной культуры и т.п.) перерастают в движения за восстановление достоинства, которые начинают восприниматься не только в психологическом плане, но и в политическом - как потребности в самоутверждении вплоть до суверенитета в разных формах. Регрессивные механизмы выражаются в росте неуверенности в будущем. Это ведет к возвращению архаичных форм взаимодействия, восстановлению кланово-родовых систем в культуре, что мы наблюдали и в среднеазиатском регионе, и на Кавказе. Регрессивные механизмы приобретают особую роль в случае длительных, трудноразрешимых конфликтов. В одном случае они могут стать направлением (точнее, одним из направлений) в согласительных процедурах при регулировании конфликтов; в другом - тормозом в цивилизационном развитии, возвращая к тем стадиям, когда споры решались насилием и войной". Все указанные социально-психологические механизмы включаются тогда, когда формируются интолерантные отношения между этническими группами. По вопросу о том, что такое межэтническая толерантность, среди этнологов, этнопсихологов идут дискуссии. Одним из довольно распространенных является понимание толерантности как индифферентности к этническим различиям. Оно нередко встречается сре ди людей с высокой деловой или общекультурной ориентацией в жизненных установках - среди , математиков, экономистов. Но, бывает, его разделяют и те, кто, как говорится, 1976 и др. 9. Кон И. С. Указ. соч. С. 7. 10. Изложение подхода А.Н. Леонтьева к рассмотрению структуры личности дается по книге: Андреева Г.М. Социальная психология. С. 234. 1 1. См.: АсмоловА-Г. Указ. соч. 12. Contra Н . The Psychology of Social Movements. Wiley, 1941. 13. Андреева Г.М. Указ. соч. С. 253. 14.ДэеисДж. Социология установки//Американская социология. Перспектива, проблемы, методы. 15. См.: Шихирев П-Н. Социальная установка как предмет социальнопсихологического исследования//Современная социальная психология США. М., 1979. 16. См.: Кон И-С. Социология личности. С. 27-28; Личность и ее ценностные ориентации//Информационный бюллетень. N@ 4(19). Советская Социологическая Ассоциация. М., 1969 и др. 17. Андреева Г-М. Указ. соч. С. 256. 18. См.: Дробижева Л.М. Историка-социологический очерк межнациональных отношений... С. 34. 19. См*-Дилигенский Г.Г. Социально-политическая психология. М., 1994. С. 138-139. 20. См.: *eeff В-С. Межгрупповое взаимодействие... Указ. соч. С. 115116; Солдатова Г-У. Психология межэтнической напряженности. М., 1997. Гл. 1. g 5. 22. См.: *eeff Д.С. Межгрупповое взаимодействие... (гл. 1). 21. Солдатова Г.У. Указ. соч. 23. См.: Пош Б. Кризис территориального государства: сепаратизм и федерализм в Европе 1990 гг. (на примере Бельгии и Италии)//Эт 210 ничность. Национальные движения. Социальная практика. СПб., 1995. С. 1 1 8- 140. 24. Айран С. W. The Nature of Prejudice. Cambridge, Mass. Addison. Wesley, 1954(Ch. 16). 25. Сн.*ДробижеваЛ.М. Повторит ли Россия путь Союза//Социальные конфликты: экспертиза, прогнозирование, технологии разрешения. Вып. 2. Ч. 1. М., 1992. С. 98. 26. См.: СимпсонДж., ИнгерДж.М. Социология расовых и этнических отношений. С. 433. 27. Русское этносоциологическое исследование. М., 1992. С. 421. 28. Сн.*ДробижеваЛ.М. Историка-социологический очерк межнациональных отношений (гл. 3. § 3). 29. См.: Агеев В.С. Межгрупповое взаимодействие... (гл. 1). 30. См.: Там же. С. 10. 31. См.: Солдатова Г.У. Указ. соч. (гл. 1. § 7). 32. См.: Дробижева Л.М., Амаев А.Р., Коротеева 8.8., Солдатова Г.У. Указ. соч. (гл. 7. g 4). 33. TajfelH., Turner J .С. An Integrative Theory of Intergroup Conflict. - In: Austin W-G., Worchel S. (eds) The Social Psychology of Intergroup Relations. Montrey, Calif, 1979, P. 40. 34. Агеев В. С. Межгрупповое взаимодействие... С. 34, 36, 37. 35. Солдатова /*У Психологическое исследование этнической идентичности в условиях межэтнической напряженности//Национальное самосознание и национализм в Российской Федерации начала 90-х годов/ Отв. ред. Л.М. Дробижева. М., 1994. 36. См.: Там же. С. 82. 37. См.: Дробижева Л.М. Толерантность и рост этнического самосознания: пределы совместимости//От толерантности к согласию. М., 1997. С. 52-53. 38. См.: АгеевЪ-С. Межгрупповое взаимодействие... С. 17. ЛИТЕРАТУРА Агеев В. С. Межгрупповое взаимодействие. Социально-психологические проблемы. М., 1990. Андреева Г.М. Социальная психология. М., 1994. Американская социология. Перспективы, проблемы, методы. М., 1972. АсмоловА.Г. Личность как предмет психологического анализа. М., 1988. БодалевА-А. Личность и общение. М., 1983. Догам М., ПелассиД. Сравнительная политическая социология. М., 1994. Дробижева Л.М. Духовная общность советских народов. Историка-социологический очерк межэтнических отношений. М., 1981. Дробижева Л-М. Влияние этноконтактной среды на межнациональные отношения//Социальная психология и общественная практика. М., 1985. ДейкерХ., Фрейда Н. Национальный характер и национальные стереотипы//Современная зарубежная этнопсихология. М., 1979. Кон И. С. Социология личности. М., 1967. Московиси С. От коллективных представлений к социальным//Вопросы социологии. Т. 1. No 2. 1992. ЛеЪедева М.Н. Национальное самосознание и национализм в Российской Федерации начала 1990-х гг. М., 1994. Леонтьев А.А. Личность как историка-этническая категория//Советская этнография. 1981. No 3. Петренко В-Ф. Введение в экспериментальную психосемантику. М., 1983. Поршнев Б.Ф. Социальная психология и история. М., 1966. Саморегуляция и прогнозирование социального поведения личности/Отв. ред. В.А. Ядов. Л., 1979. Солдатова Г.У. Психология межэтнической напряженности. М., 1997. Социология сегодня. Проблемы, перспективы. Американская буржуазная социология середины XIX в. М., 1965. Социально-культурный облик советских наций. М., 1986. Русские. Этносоциологическое исследование. М., 1992. Шихирев П.Н. Социальная установка как предмет социально-психологического исследования//Современная социальная психология. М., 1979. Фромм Э. Бегство от свободы. М., 1994. Этнические стереотипы поведения. Л., 1985. Ядов В.А. О диспозиционной регуляции социального поведения личности//Методологические проблемы социальной психологии. М., 1976.
<< | >>
Источник: Аратюнян Ю.В. и др. -. Этносоциология. 2010

Еще по теме Социально-психологические и ситуативные факторы. Толерантность в межэтнических отношениях:

  1. 4.2. Историко-культурные и социально-психологические факторы преступности в Японии
  2. 1.4. Социально-психологические факторы в туризме
  3. Межэтнические отношения
  4. РЕГУЛИРОВАНИЕ МЕЖЭТНИЧЕСКИХ ОТНОШЕНИЙ
  5. Межэтнические отношения: сущность и модели
  6. § 9. Межэтнические отношения и национальная политика
  7. Этносы и межэтнические отношения в современных обществах
  8. Реализация статуса государственных языков как фактор межэтнического согласия и конфликтности
  9. Р А З Д Е Л II СИСТЕМА СОЦИАЛЬНЫХ И ПОЛИТИЧЕСКИХ ОТНОШЕНИЙ СОВРЕМЕННОГО ИНФОРМАЦИОННОГО ОБЩЕСТВА КАК СРЕДА ОРГАНИЗАЦИИ И ПРОВЕДЕНИЯ ТАЙНЫХ ОПЕРАЦИЙ ИНФОРМАЦИОННО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ВОЙНЫ
  10. Глава 10. МЕЖЭТНИЧЕСКИЕ ОТНОШЕНИЯ
  11. Отличие этносоциологии от западной социологии межэтнических отношений
  12. Межэтнические браки и их социальные характеристики
  13. § 2. Межэтнические отношения в контемпорадьном обществе
  14. Предметная область и особенности дисциплинарных подходов к изучению межэтнических отношений
  15. 27.2. Психологические факторы
  16. Раздел VI. МЕЖЭТНИЧЕСКИЕ КОНФЛИКТЫ. ПОИСКИ ПУТЕЙ К МЕЖЭТНИЧЕСКОМУ СОГЛАСИЮ
  17. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ФАКТОРЫ ФОРМИРОВАНИЯ ИНТЕРЕСА К РЕКЛАМЕ
  18. ТОЛЕРАНТНОСТЬ